Метки текста:

Карелы Природа Русские Саамы

Потахин С.Б. (г.Петрозаводск)
Использование древесных пород коренным населением Восточной Фенноскандии: ретроспективный анализ VkontakteFacebook

Аннотация: В докладе рассмотрены вопросы традиционного лесопользования коренного населения восточной части Фенноскандии (саамов, карелов, вепсов, русских). Указаны виды использования конкретных древесных пород в быту этнолокальных групп финно–угорского и русского населения.

Ключевые слова: Восточная Феннноскандия; хозяйственная деятельность населения; лесопользование; древесные и кустарниковые породы;

Summary: Issues of traditional nature (land) use of indigenous people eastern Fennoscandia (Баашр Karels, Veps, Russian). The types of use of specific tree species in the home ethnolocal groups Finno–Ugric and Russian population.

Keywords: Eastern Fennoscandia; economic activity of the population; forest use; tree and shrub species;

стр. 230К породам, образующим древостои в тайге восточной части Фенноскандии, относятся сосна обыкновенная (Pinus sylvestris L.), ель обыкновенная и сибирская (Picea abies (L.) Karst + P obovata. Ledeb.), а также промежуточная форма – ель финская (Picea fennica (Regel) Kom). Из мелколиственных – береза повислая, или бородавчатая, и пушистая (Betula pendula Roth. + B. pubescens Ehrh.), осина (Populus tremula L.) и ольха серая (Alnus incana (L.) Moench). Лиственница сибирская (Larix sibirica Ledeb.) в естественном состоянии представлена лишь в юго–восточной части региона. Рябина обыкновенная (Sorbus aucuparia L.), черёмуха (Padus avium Mill.), различные виды семейства ивовые (Salix L.), а также редко встречающиеся реликты теплого атлантического периода голоцена – липа мелколистная, или сердцевидная (Tillia cordata Mill.), вяз гладкий и шершавый (Ulmus latvis Pall. + U. glabra Huds.), клен остролистный, или обыкновенный (Aser platanoides L.), не образуют значительных по площади насаждений. Повсеместно распространен можжевельник обыкновенный (Juniperus communis L.). Все эти древесные породы использовались в традиционном быту коренного населения Европейского Севера – карелов, вепсов, саамов, русских. [1] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Сосна, pedai (кар.). Основное использование – строительство крестьянских домов, бань и дворовых сооружений. Сосна являлась также источником получения смолы. Древесина деревьев, растущих на болотах и имеющих более плотную древесину из–за незначительного пророста годовых колец, шла на изготовление лучины, из которой плелись корзины. Сосновая дранка применялась при покрытии крыш. Кухонная утварь, например, мешалки для получения теста и сметаны – harkin (кар.), изготовлялись из сосновой поросли.

Саамы при охоте на оленя широко применяли облавный способ, устанавливая между деревьями петли (силья–ангасы), изготовленные из корней сосны.

Ель, kuuzi (кар.). Стволы ели как строительный материал шли на сооружение хлева. Карелы шили лодки еловыми корнями двусторонним швом, протаскивая их в отверстия по тому же принципу, что использовался при подшивании валенок. Еловым корнем сшивали также рыболовные берестяные грузила. Делали из еловых ветвей и шпангоуты для лодок. Борона–суковатка – пример использования сучковатой еловой древесины в земледелии. Еловые ветки (лапник) заготавливались на подстилку для скота в зимний период его содержания. Некоторые крестьяне Водлозерья крыли крышу еловой хвоей и корой. Долговременные заборы также сооружались из стволов молодых елей. Еловые брёвна служили строительным материалом для мельничьих плотин.

Ель наряду с березой использовались саамами для изготовления кереж – однополозных саней, напоминающих по форме лодку со срезанной кормой. Древесина сосны и ели в Карелии использовалась также для получения древесного угля, необходимого для нужд местной металлургии.

Лиственница, не имеющая собственного названия на диалектах карельского языка, в Пудожском крае использовалась только зажиточными крестьянами для постройки домов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Береза, koivu (кар.). Повсеместно распространенная на Европейском Севере баня «по-черному» топилось исключительно березовыми поленьями. Для бани использовались только березовые веники. стр. 231 Деготь получали из бересты, заготовку которой начинали с наступлением весеннего времени. Процесс производства дегтя был аналогичен процессу получения смолы.

Использование бересты как поделочного материала известно с давних времён. В крестьянских хозяйствах повсеместно в ходу была берестяная посуда. Из пласта бересты карелы делали короба, туеса для хранения круп, муки и других сыпучих продуктов, корзины и многое другое. Техникой косого плетения из узких берестяных лент делали заплечные кошели, короба для хранения и засолки рыбы, корзины для ягод и грибов, солонки разнообразной формы. Заонежане воду из колодца доставали берестяными ведрами или берестяными ковшами конической формы, прикрепленными к шесту. [2] Шла береста и на изготовление поплавков, заплетания грузил при изготовлении рыболовных сетей. [3] М. М. Пришвин [4] описал совершенно незнакомое для крестьян средней и южной России понятие – «листобросница». Это время, когда в Выгозерье проводился сбор березового листа на зимний корм скоту.

Осина, huabu (кар.). Из осины изготовляли дранку для покрытия крыш, а в Заонежье из стволов этого дерева изготовляли лодки–долбёнки (осиновки), используемые для рыбной ловли на небольших по площади водоемах. Листву осины заготовляли и на корм домашнему скоту.

Ольха, leppy (кар.). Основное использование этого вида древесины – изготовление мебели, шкатулок и другой домашней утвари. Из древесных кольев делались временные заборы на подсеках. Ольховые веники шли на корм скоту в зимний период, кора применялись для окрашивания нитей рыболовных сетей, опилки и щепа – для копчения рыбы. Ольха, наряду с можжевельником (вересом), у жителей Водлозерья считалась священным деревом. [5]

Рябина, pihl’ai (кар.). Стволы поросли шли на изготовление удилищ, ветки – для корзинных ручек, а листья – на зимний корм скоту. Часто само дерево высаживалось как оберег от молнии возле крестьянских домов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Черемуха, tuomi (кар.). Ягоды этого растения редко использовались как лекарственное растение, а молодые побеги шли на изготовление удилищ.

Ива, paju (кар.). Ивовая кора, используемая при дублении кож, заготавливалась во многих крестьянских общинах. На Севере Европейской части России ивовое корьё называлось «дуб». Выражение «сдирать дуб» было довольно широко распространено, например, в Заонежье до 60-х – 70-х гг. XX столетия, когда заготовительные конторы покупали сырье у населения. Отразилось это занятие и в топонимии края. Так, к востоку от о. Волкостров (район Кижских шхер) расположен небольшой по размерам остров, носящий название Дубостров. О заготовке корья свидетельствуют также топонимы Лычный Остров (оз. Сандал), Лычные острова к северо–западу от о. Керкостров (Кижские шхеры) и др.

Ивовые прутья применялись для соединения полозьев саней, изготовления рыболовных снастей – мёрд, реже – корзин. Листья ивы заготавливали на зимний корм скоту и даже использовали для набивки постелей. У северных карелов из ивовых веток практиковалось изготовление петель для крепления дверей в лесных (охотничьих и рыбацких) избушках. [6]

Можжевельник, kadaja (кар.). Древесина использовалась для изготовления лодочных шпангоутов и шитья лодок. Можжевеловыми ветками парили также бочки перед квашением или засолкой. Веники из можжевеловых веток стали использоваться в банях относительно недавно, а до сих пор, наряду с сосновыми, их применяют для чистки печей от золы перед закладкой пирогов, рыбников и другой выпечки.

Липа, вяз, клен практически не использовались. Смородина и калина применялись для приготовления напитков. Листья чёрной смородины – один из ингредиентов при засолке грибов. Ягоды и ветки малины в основном сушили для применения при простудных заболеваниях и для заваривания «чая».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Поговорка «Карел кору ел» ярко свидетельствует еще об одном использовании древесины – в голодные годы кору ели и сосны, а также березовые опилки добавляли в муку при выпечке хлеба.

Лес и продукция из него стали предметом продажи лишь в XVIII в. В Российской Карелии лесопиление стало развиваться во второй половине XVIII в. с основанием в районе Олонца и Видлицы водяных лесопилен. В 1780–х гг. в Карелии действовало 18 лесопилен, продукция которых шла в основном в Санкт–Петербург. В дальнейшем лесопильные мельницы стали появляться в нижних течениях рек, впадающих в Белое море.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф