Метки текста:

Архитектура Деревянное зодчество Локальные традиции Русский Север Традиции

Соловьёва С.А. (г.Бийск)
Севернорусские традиции строительства жилища на Алтае VkontakteFacebook

Рис. 1 Дом-связь. Село Верх-Уймон Усть-Коксинского района Республики Горный Алтай. Экспедиция 1960-е годы. Фотография Кадикова Б.Х., н/с  Бийского краеведческого музея им. В.В. Бианки.Рис. 2. Дом-связь. Село Верх-Уймон Усть-Коксинского района Республики Горный Алтай. Экспедиция 2001 г. Фотография автора.Рис. 3. Наличники с росписью и трехгранно-выемчатой резьбой. Село Бураново Тогульского района. Экспедиция 2007 г. Фотография и прорисовка росписи ставни автора.

Аннотация: Статья посвящена архитектурным традициям крестьянского жилища на Алтае. Многие из них были принесены с Русского Севера. Среди них: выбор места и материала, особенности конструкции и планировки, украшение росписью и геометрическим орнаментом по дереву.

Ключевые слова: архитектурная традиция; жилище; крестьяне; Алтай;

Summary: The article is devoted to architectural traditions of peasant dwellings of the Altai. Many of them brought peasants old–timers from Russian North. Among them the choose of the place and materials, features of the constructions and planning, painting and geometrical woodcarving.

Keywords: architectural tradition; dwelling; peasants; Altai;

стр. 236Формирование историко–культурной среды населенных пунктов районов Алтая проходило постепенно и неравномерно. Существенно увеличилась численность населения на рубеже XIX–XX вв., когда стали прибывать переселенцы из различных губерний европейской России. Значительная часть поселилась в организованных Переселенческим управлением поселках и старожильческих селах Том – ской губернии. В начале ХХ в. здесь образовался сложный комплекс хозяйственных и культурных традиций, сформированный представителями различных групп населения. Устойчивые этнокультурные признаки сложились у этнографических, сословных и конфессиональных групп: старожилов, казаков и старообрядцев, чьи предки переселились в Западную Сибирь. Изучение особенностей создания крестьянского дома сохраняет важность и связано со многими сторонами жизнедеятельности русского населения и в наше время. Материалы собраны автором в 2001–2012 гг. в г. Бийске и разных районах Алтайского края и Республики Алтай.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Исследователи, побывавшие в XIX в. в местах их проживания, отмечали влияние севернорусских традиций на жилище. Г. Д. Гребенщиков обратил внимание в с. Ново–Шульбинском на «высокие, прочные, деревянные дома, крытые тесом и украшенные резьбой н цветистыми узорами на окнах н ставнях, глухие дворы с тесовыми крытыми воротами»: «Село Убинское… Крыши домов почти все двускатные, с вдавленными лбами и с рубчатой резьбой или петушками на охлупнях. Дома высокие с глухими крыльцами, с низкими, но прочными подвалами, с маленькими окошками и расписными ставнями». [1]

До настоящего времени в строительной культуре русских Алтая доминируют срубные постройки. Дерево издавна было самым доступным и распространенным материалом в русской культуре. Из него изготовлены различные постройки, бытовые предметы, хозяйственные орудия и художественные изделия. Для их изготовления использовались разные породы деревьев. Крестьяне из Европейской России принесли с собой традиции обработки дерева со знанием особенностей различных пород. Эти навыки были применены к сибирским условиям.

Процесс строительства был строго регламентирован, выработаны традиционные приемы. Чаще всего использовали окружающий природный материал. Во второй половине XIX в. выбирали преимущественно хвойные деревья: сосну, пихту, лиственницу, что было характерно для всех лесных районов. В южных районах Алтая, в местах проживания старожилов, как правило, жилища строили из сосны и лиственницы. Главным достоинством лиственницы для жилища была ее прочность, устойчивость к сырости. Часто крестьяне использовали деревья разных пород в срубе: лиственницу на нижние и черепной (верхний) ряды жилого дома – для крепости, сосну или пихту – для стен.

Учитывали также расположение деревьев. Старожилы указывали, что предпочитали брать лес, растущий на возвышенности, с солнечной стороны склона. Такой лес суше, ровнее. В Среднем Причумышье Алтая у старожилов прослеживались те же традиции. Старались готовить лес зимой на старый месяц, пихту предпочитали брать на южных склонах, потому что они суше. [2] В северной части Верхнего Приобья лес старались готовить на старый месяц, т. е. «вовремя», по представлениям старожилов. [3]

Кроме визуального осмотра дерева, определяли на слух доброкачественность леса. Один из основных способов – удар обухом топора по стволу: звонкий громкий звук показывал хорошее качество ствола, стр. 237 отсутствие пустот – «кондовый»; глухой звук свидетельствовал о плохом состоянии – «мендач».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Заготовки для сруба проводили в холодное время года, свободное от сельскохозяйственных работ. «Лес режут осенью, когда лист опадет, в октябре–декабре». Лучшими сроками заготовки материала для строительства считали зимний период (с ноября по март), когда замедлялось сокодвижение в деревьях.

Обычно старались поставить дом за год. Продолжительность работ зависела от состоятельности владельцев. Более удачным сроком для просушки подготовленных бревен считался период до 3 лет. «На третий год только богатые ставили, им торопиться некуда». Иногда срубленные и ошкуренные бревна подсушивали во временном срубе до 7 лет.

Дома и хозяйственные постройки рубили из бревен. Использовали известные соединения бревен в венцы: типы врубок в обло, в угол, в лапу.

Все жилые постройки представляют собой срубный дом. Исходной формой, лежащей в основе всех типов жилища, являлась «клеть», т. е. четырехугольный сруб.

Можно выделить несколько типов жилищ: изба (однокамерная четырехстенная клеть), дом–пятистенок (двухкамерный), дом–связь (трехкамерный) (рис.1), крестовик (многокамерный). [4] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В русском крестьянском строительстве конца XIX – XX вв. по форме выделяются односкатные, двускатные, четырехскатные крыши. Дома, имеющие двускатную кровлю на стропильной конструкции в конце XIX – начале XX вв., характерны для северных, северо–восточных и западных областей, для большей части Поволжья и центральных губерний. В старожильческих поселениях сохранились до настоящего времени срубные дома с архаичной формой самцовых двускатных кровель на связных постройках (рис. 2).

Как отмечали исследователи, изучавшие особенности строительства русских крестьян, большая часть жилищ, возведенных на Алтае, относилась к северно–среднерусскому типу. [5] Избам, как многим северно–среднерусским постройкам, свойственно разделение на четыре зоны: передний угол, куть, подпорожье или дверной угол и угол печной. Характерна планировка жилого пространства, когда печь располагалась справа или слева от входа, обращенная устьем к противоположной стороне.

По диагонали от нее устанавливались в переднем углу божница и обеденный стол. Респонденты отмечали обязательность расположения икон на востоке. Если жилище состояло из нескольких помещений, часто из двух (изба и горница), то в каждом из них находилась печь. В избе располагалась русская печь, которая использовалась для приготовления пищи, обогрева помещения, на ней спали. В горнице имелась печь, использовавшаяся только для обогрева (голландка, камелек). Она располагалась так же, как и русская. Ориентация жилища соответствовала сторонам света, и таким образом внутренняя структура жилья также совпадала. По воспоминаниям респондентов, печи старались поставить с северной стороны рядом с входом.

стр. 238Иногда старожилы, описывая внутреннюю планировку жилища, которое принадлежало их родителям (оно имело устойчивое расположения элементов интерьера), упрекают современное поколение в нарушении старого порядка: «Заходил завсегда с северной стороны. Сейчас как кому вздумается. Стол в переднем углу на востоке. Печь с правой стороны стояла. Куть с правой. Стол и лавки в переднем углу. Цело против окна, на юг смотрит окно. По одному плану. Печь справа на запад, целом смотрит на юг».

Печь являлась устойчивым центром жизни крестьянской семьи; с ней были связаны верования и представления, относящиеся к бытовой и хозяйственной сферам деятельности семьи. Старожилы вспоминают о том, что вновь приобретенную корову приучали к новому жилищу с помощью бытовых предметов, домашней утвари. Часто, переселяясь на новое местожительство, хозяйка вместе с собой переносила бытовую утварь, связанную с печью: квашонку с тестом, клюку, кочергу, которые помещали в пространство за печкой. Местообитанием домашнего духа (домового) представляли нередко не только подполье, но и околопечное пространство. В верхней части избы над входом устраивали полати.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Внутренняя обстановка жилых помещений была типизирована, подчинена разным уровням значимости. Четким маркером границы была матка – один из главных конструктивных элементов постройки. Матку – брус, на котором держался потолок и крыша, – укладывали, как правило, вдоль широкой стороны дома. Часть жилища от входа до матки считалась более грязной, и иногда нежеланных гостей не пускали за нее; вторая половина, где располагался передний угол, считалась более чистой. Сюда допускали только членов семьи и уважаемых гостей.

В настоящее время во внешнем оформлении срубного жилища заметное место занимают пропильные украшения. Чаще всего декор располагается на ставнях, наличниках, фризовых досках, карнизах.

В конце 1920–х гг. в Бухтарминской долине побывала Е. Э. Бломквист. Она отметила использование здесь в украшении крыльца пиленой резьбы. Наличники в основе своей те же, что и на севере Великороссии. Значительная часть изб имеет наличники гладкие, без всяких украшений. Резьбу она увидела на наличниках старых построек, и особенно на верхних досках. Это были резные розетки или полурозетки, выдолбленные долотом и стамеской, «те что в европейской части носит название “репей”». Позднее, писала Е. Э. Бломквист, в ясачных деревнях появляется роспись, а в начале XX в. – пиленая резьба, которой украшались верхняя и нижняя доски наличника. [6]

В настоящее время, сохраняя традиции, обычно поле лобани украшается растительным пропильным накладным орнаментом, вытянутым по горизонтали, реже геометрическим долбленым трехгранновыемчатым или ногтевидным. В основе геометрического орнамента лежат простые солярные знаки, выполненные на гладком фоне или накладные. Такие узоры были распространены в декоре жилых построек на Европейском Севере. Иногда традиционные резные узоры с геометрическими мотивами, совмещаются с урало–сибирской росписью. Наиболее распространенный мотив росписи – изображение растительного мотива «куста в вазоне». На одностворчатой ставне подобный декор – сочетание трехгранновыемчатой солярной розетки с росписью растительного типа (от красок сохранилась рельефная тень) (рис. 3).

Принесенные на Алтай севернорусские традиции обработки дерева, возведения жилища и его орнаментации были адаптированы к новым условиям, трансформировались под влиянием различных факторов и приобрели новые черты.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф