Метки текста:

Икона Меднолитая пластика Старообрядцы Церковь

Хухарев В.В. (г.Тверь)
Святой влкм. Никита, погонитель бесов – в медном литье старообрядцев VkontakteFacebook

Рис. 1

Аннотация: В сюжете о побивании беса муч. Никитой выделяются три типа – от наиболее близкого к тексту апокрифа до полной потери связи с ним. Кресты и иконки с бесогоном наиболее частая находка при археологических исследованиях средневековых городов. Образ св. мученика как защитника от «бесовских козней» часто встречаются и на предметах меднолитой пластики старообрядцев, отражая их активную вовлечённость в состояние некой «духовной брани» с происками дьявола и противниками «старой веры».

Ключевые слова: великомученик Никита–бесогон; старообрядческие иконки; духовная брань;

Summary: The accumulated material allows us to highlight in story about st. Nikita three types of images of the Holy Martyr – the most similar to the text of the Apocrypha to a complete loss of communication with him. Crosses and icons with this plot are the most common findings in the archaeological excavations in the medieval towns. The image of St. Martyr as defender against the «demonic wiles» finds expression in the active use of his images by Old Believers on the icons made of cooper, that reflect their active involvement in the state of a kind of «spiritual warfare» with the machinations of the devil and opponents of the «ОЫ Believe».

the great Martyr Nikita persecutor devils; old believer icons; spiritual warfare;

стр. 247Интерес к рассмотрению сюжета с «побиванием беса» берёт начало с сообщений калужского краеведа И. Д. Четыркина и муромского собирателя Н. Г. Добрынкина, выступавших с этими темами на X Археологическом съезде в Риге в 1896 г.. [1] В числе прочих предметов медного литья, описанных Н. Г. Добрынкиным, в материалах к своему докладу на съезде приводится и иконка–плакетка (КОФ Муромского историко–художественного и мемориального музея, № 4535; 64х42 мм), купленная им у «старинщика». Это одно из первых упоминаний старообрядческой иконки с интересующим нас сюжетом в научной литературе. Собиратель, описывая приобретённую им вещь, добавляет: «… подобные образки распространены, как нам известно, в Муромском, Маленковском, Вязниковском и других уездах Владимирской губернии. Они чаще встречаются у жителей уездных поселений, нередко их можно видеть на ярмарках и базарах у иконоторговцев–мелочников, у которых есть спрос на эти образы до сих пор, но только позднейшее изготовление их делается из жёлтой меди, иногда с позолотою и патиною – синего, зелёного и жёлтого, тогда как древние отмечаются красной медью.» [2] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Отметим несколько работ, отражающих основные этапы в осмыслении этой темы. Среди них публикация И. Н. Окуневой (Кондаковский семинар 1935 г., Прага), посвящённая одной из икон новгородской школы конца XV – нач. XVI вв. с изображением св. Никиты–бесогона, где была сделана попытка осмысления места этого сюжета в древнерусском искусстве. Ещё более обстоятельный разбор этой темы был проделан Н. Б. Тетерятниковой (1979 г.). Эти работы, вместе с рассмотрением сюжета с Никитой–бесогоном на фоне московских, тверских и калужских находок, сделанных мною (1994, 1999 и 2015 гг.), на сегодня позволяют выделять три типа с изображениями св. мученика (от наиболее близкого к тексту «Никитино мучение» до полной потери связи с ним) и соотносить большее число известных находок с тверскими древностями. [3]

Нельзя не отметить, что в средневековом мировоззрении борьбе с дьяволом отводилось значительное место. Отражение этой «духовной войны» можно встретить в целом ряде текстов, иконописи и сюжетах меднолитой пластики. Они восходят к апокрифическим текстам, наиболее известно из которых «Никитино мучение, что сын царёв Максимианов и беса мучил». Сюжет с изображением святого, удерживающего одной рукой беса за волосы или ногу, а в другой, занесённой для удара, держащего оковы, был хорошо известен не только в Средневековье, но и в Новое время. [4] Подобного рода находки, стр. 248 известны из более десятка средневековых городских центров и их окрестностей. [5]

Заметим, что, несмотря на популярность текста апокрифа с описанием поисков истиной веры Никитой и его мучениям за неё, они в целом не нашли отражения в сюжетах меднолитой пластики. Здесь нашел место лишь эпизод в темнице, где Никите явился дьявол в ангельских одеждах и, выдавая себя за посланника Божьего, уговаривал послужить богам «кумирским»; весь в сомнениях мученик обратился с молитвой к Богу, дабы тот помог ему разобраться. И явился ему архангел Михаил, дав совет подвергнуть явившегося ему испытанию, что Никита и сделал: «…простре руку свою, и наступи на шею его… – и снем оковы, яже бяху на ноге его, и бьюше дьявола оковами…». Так святой избавился от дьявольского соблазна и укрепил свою веру. [6]

К настоящему времени можно говорить о выявлении группы из более 400 различных носителей изображений св. муч. Никиты, число которых постоянно растёт. При этом св. муч. Никита, побивающий беса, зафиксирован на около 180 экз. крестов и более 200 экз. иконок. Они встречаются на огромной территории – от становищ русских мореходов на севере и в Мангазее до таких городов, как Старая Рязань, Москва, Серпухов, Тверь, Калуга, Карачев, Киев. Кресты–тельники с сюжетом «побивания беса» продолжают бытовать и на предметах благочестия Нового времени. Изображение св. мученика, побивающего беса, (иногда очень условного из–за малого места размещения) на них сопровождает охранная молитва (на оборотной стороне) к святому или животворящему кресту («Кресту твоему поклоняемся…»). Их находки обычно связаны с некрополями XVII–XVIII вв. или случайными утерями. [7]

Немногочисленная группа сохранившихся каменных иконок ХIV-ХV вв. с этим сюжетом, большая часть которых традиционно связывается с работой мастеров новгородской школы, хорошо дополняет группа нательных бронзовых иконок арочной или округлой формы, где святой изображён, как правило, в короткополой одежде и в развивающемся плаще, в занесённой для удара руке – кандалы. Бес антропоморфного вида, придавленный одной из ног святого, обращён спиной к святому, который держит его за вздыбленные волосы. По иконографии и данным археологии, эти иконки датируются ХШ в. Вопрос о месте их производства остаётся достаточно дискуссионным. Их массовое производство было налажено в одном из городских центров Московского царства. Окончательное разрешение этого вопроса надо отложить до находок остатков литейного производства, бракованных изделий и литейных форм. Тем более, что активное накопление материалов по этой теме продолжается. Свидетельство тому новые находки археологов. Среди последних отметим зафиксированную при исследованиях в московском Зачатьевском (Алексеевском) монастыре на Остоженке (рук. Л. А. Беляев) единственную на сегодня известную иконку с сюжетом Никиты, побивающим беса, из кости в серебряной сканной оправе. [8] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 249На фоне свидетельств этих находок сведения о старообрядческих иконках–плакетках с сюжетом св. муч. Никиты–бесогона не так многочисленны. [9] Но они, как и другие образцы старообрядческого литья, не так активно публикуются, хотя заслуживают внимания. Рассмотрим три наиболее часто встречаемых типа старообрядческих иконок с сюжетом св. муч. Никиты–бесогона. Первый тип представлен иконками подпрямоугольной формы (44,5×40 мм (с ушком 63,5 мм) Калуга, частная коллекция; 46×39×2 мм, Центральный музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева (ЦМиАР), Москва), с характерным выступающим оглавием с изображением «Спас Нерукотворный» Рис.1: 6). Св. муч. Никита изображен в центре в подтреугольном плаще, беса удерживает за волосы, избивая его кандалами. По периметру иконки размещена рельефная надпись, где уверенно читается «МИККИТА…». [10] Большерукость в изображении святого и общая графика изображения явно близки позднесредневековым иконкам с бесогоном арочной формы. Датировать эти старообрядческие иконки следует не ранее рубежа XVII – XVIII вв.

Второй тип представлен иконками подпрямоугольной формы (49×44мм (с ушком 66 мм), Музей ремесла, архитектуры и быта (МРАиБ), Калуга; 48×43 мм (с ушком 65 мм) Калуга, частная коллекция) с киотообразным ушком с изображением «Спас Нерукотворный» и петлей для подвешивания сзади (Рис.1: 7). Св. муч. Никита изображён в центре в арочной композиции, украшенной орнаментом. На святом колоковидный плащ, застёгнутый на шее. Беса он удерживает за волосы, избивая его кандалами(?). У псевдо–ангела за спиной изображены бессильно повисшие крылья, руки вытянуты вперед, в одной из рук зажат жезл. В углу, над сценой побивания, помещено благославляющее двуперстие. По верхнему краю иконки размещена заглубленная надпись, где читается «СТЫ МУЧЕНIК АНИККИТА…». [11] Датировать подобные старообрядческие иконки можно в пределах XVIII в.

Третий тип представлен иконками подпрямоугольной формы (50,5×48мм, МРАиБ, Калуга) с небольшим выступающим ушком (Рис. 1: 5). Св. муч. Никита изображён в центре, в арочной композиции, украшенной точечным орнаментом. На святом колоковидный плащ, застёгнутый на шее. Беса он удерживает за волосы, придавив его одной ногой и избивая кандалами (?). У псевдо–ангела за спиной изображены повисшие крылья, в одной из вытянутых вперед рук зажат жезл. В углу, над сценой побивания, помещено благословляющее двуперстие. По верхнему краю иконки размещена заглубленная, плохо читаемая надпись. Оборотная сторона иконки покрыта растительным орнаментом. [12] Встречаются подобные экземпляры и с эмалью. Датировать такие старообрядческие иконки можно в пределах XIX в.

Суммировав наблюдения над изображением св. муч. Никиты на иконках старообрядческого литья, мы можем отметить следующее: а) св. Никита на них изображается средних или преклонных лет (согнутая спина, борода). Одежда св. мученика то короткополая (типа перепоясанного кафтана), то длиннополая (типа монашеской рясы), в плаще подтреугольной или колоколовидной формы; б) бес (дьявол) изображается в виде повергнутого человекоподобного существа с крыльями в профиль, вырывающегося из рук святого; волосы у него часто вздыблены вверх в виде «колпака» (обычная прическа нечистой силы), за которые святой его и держит; у псевдо–ангела за спиной изображены бессильно повисшие крылья, руки вытянуты вперед, в одной из рук иногда зажат жезл; в) сцена избиения беса св. мучеником может помещаться в арочной композиции (вероятно, образ темницы); в углу, над сценой побивания, часто помещается благословляющее двуперстие (основной признак, позволяющий отличать старообрядческое литьё); сам сюжет можно относить ко второму типу, где связь с текстом апокрифа начинает теряться. Он появляется на иконках в XVI – XVII вв., получая дальнейшее развитие на старообрядческих иконках XVIII – XIX вв.

Отметим, что почитание св. муч. Никиты–прогонителя бесов как защитника от «бесовских козней» находит выражение в активном использовании его изображений и на старообрядческих иконках–плакетках, отражая вовлечённость приверженцев «старой веры» в состояние некой «духовной брани» с происками дьявола и своими идейными противниками. [13] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф