Метки текста:

Заговоры Лингвистика Прибалтийско-финская филология Фольклор

Глухова Н.Н. (г.Йошкар-Ола)
Общие и отличительные черты русских и марийских заговоров VkontakteFacebook

Аннотация: В статье рассматриваются структурные компоненты и анализируются выразительные средства фонологического и синтаксического уровней русских и марийских заговоров. Применяются методы и приемы лингвистики, стилистики текста и лингвофольклористики к 422 русским заговорам и 430 марийским заговорам; определяются общие и отличительные характеристики заговорной традиции двух сравниваемых культур.

Ключевые слова: заговор; структура текста; выразительные средства; фонологический уровень; синтаксический уровень; маркер стиля;

Summary: The author investigates compositional elements and phonological and syntactic expressive means of Russian and Mari verbal charms. Methods and techniques of text linguistics and text stylistics as well as of linguofolkloristics were applied to 422 Russian and 430 Mari texts with the aim to discern common and specific features in the verbal charm tradition of two compared cultures.

Keywords: charm; text structure; expressive means; phonological level; syntactic level; style marker;

Публикация подготовлена в рамках проекта РГНФ № 1404–00043.

стр. 274Цель статьи – сравнить композиционные и стилистические характеристики русских и марийских заговоров. Задачами работы определяются выявление общего и особенного в структуре текстов, а также в системах фонологических и синтаксических средств заговоров двух народов. Поставленные задачи решаются с помощью комплекса методов и приемов лингвофольклористики, лингвистики и стилистики текста.

Вопрос взаимодействия культур является одним из важнейших в изучении фольклора разных народов, особенно живущих в непосредственной близости друг от друга в течение нескольких веков. Сопоставительный анализ конкретных жанров с целью определения сходного и специфического является актуальным для фольклористики в свете новых научных парадигм. Многоаспектное изучение текстов жанра может выявить не только его лингвостилистические характеристики, но и создать базу для изучения этнокультурной специфики языковой концептуализации окружающей действительности, получившей отражение в заговорных текстах.

Фольклор любого народа представлен самыми разнообразными жанрами, одним из которых является заговор. Изучение русских заговоров имеет длительную историю; различные аспекты вербальных формул и их невербальное сопровождение описаны и обобщены в большом количестве исследований конца XIX – начала ХХ веков. [1]

Особый интерес к изучению заговора представителями различных научных дисциплин и направлений возрождается с 1990–х гг. Так, в исследованиях Ю. М. Киселевой представлен аналитический обзор работ, посвященных изучению различных аспектов жанра в русской культурной традиции. В них определены и описаны существенные признаки заговорных текстов, мотивы и образы, выяснены закономерности построения заговоров, соотношение текста и ритуала, функциональные классификации, заклинательные формулы и т. п. [2]

Марийские заговорно–заклинательные тексты также служили объектом исследования. В работах представлены варианты функциональной классификации марийских заговоров, показаны черты, выделяющие этот жанр из других жанров фольклора, указаны ведущие стилистические характеристики различных уровней текста. [3] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Анализ 422 текстов русских заговоров [4] и 430 марийских заговоров [5] показал, что, исходя из прагматических целей, заговоры обоих этносов могут быть условно классифицированы на шесть общих групп:

  1. стр. 275Заговоры, предназначенные для лечения а) людей, б) животных.
  2. Заговоры, охраняющие от колдовства а) людей, б) животных, в) растений, г) различные предметы.
  3. Заговоры, меняющие межличностные отношения («отсушки», «присушки»).
  4. Заговоры, «очищающие» от причиненного зла, нанесенной «порчи» а) людям, б) растениям, в) животным, г) предметам.
  5. Заговоры, приносящие добро, прибыль а) людям, б) животным, в) растениям, г) предметам.Заговоры, наносящие вред а) людям, б) животным, г) растениям, д) предметам.

Структура проанализированных текстов также характеризуется некоторым сходством. Например, к композиционным элементам полных текстов русских заговоров может относиться молитвенная вводная часть («Во имя Отца и Сына, и Св. Духа…»), зачин («Встану я, раб Божий, благословясь, пойду перекрестясь…»), эпическая часть (содержит перечисление различных действий), императивная часть, перекликающаяся и переходящая в формулу ссылания болезни, зла («Пойдите, грыжи, из сеньцей воротами, из бани дверьми, в чистое поле. В чистом поле есть сер камень, грызите, грыжи, сер камень»), закрепка («Будьте мои слова крепки, лепки, долговеки и памятны, крепче крепкого камня, вострее вострой сабли и жарче жаркого огня», а также – «Во веки веков, аминь»). [6]

Полный текст марийского заговора состоит из вводной части, в которой может содержаться обращения к языческим богам или низшим духам («Кугу Юмо, Кава Юмо, Мер Юмо, Волгенче Юмо.» ‘Великий Бог, Бог Неба, Бог Вселенной, Бог Молнии.’). [7] Основная часть содержит перечисление различных действий, за которой следует часть «отделения» зла, болезни; Императивная часть «растворения» болезни (условие) («Шушмуй кузе шула, тугак шулыжо! Вуд шои кузе шула, тугак шулыжо! Шонанпыл кузе шула, тугак шулыжо!» Как тает сливочное масло, так же пусть и зло растает! Как тает водяная пена, так же пусть и зло растает! Как исчезает радуга, так же пусть и зло исчезнет!>) [8] предваряет закрепку (слово ‘Тьфу!’, произнесенное трижды). Большинство же текстов не содержит вводной части.

Звуковая сторона текстов исключительно важна в устном народном творчестве. В каждом языке есть ряд способов организации звуковой материи, использование которых может привести к созданию выразительного эффекта на фонологическом уровне. Различные способы организации звукового потока стилисты подразделяют на две группы: версификацию и инструментовку. В рассмотренных заговорах обоих языков основную роль в организации звуковой материи текстов играют разные способы инструментовки, к которым относятся особые типы рифмы, различные виды аллитерации, своеобразный ритм, создающийся при помощи повтора отдельных определённых звукосочетаний, ударных звуков, слов, словосочетаний, предложений.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Одним из ведущих маркеров стиля на фонологическом уровне является рифма. Она может быть и звуковым, и композиционным, и смысловым элементом текста. Из всех известных видов рифмы (точные, неточные, приблизительные, богатые, составные, корневые и т. п.) в русских и марийских заговорах получили распространение конечная рифма (грамматическая, или морфологическая) и корневая рифма. Примером первой в русском языке может служить следующий отрывок: «. И как морю не высыхать, камня не видать, ключей не доставать, так меня пулям не убивать». [9] Примером второй – «… недуг недужился.».

Иллюстрацией конечной рифмы из марийского языка предлагается пример: «Эрдене кид дене тошкалтышым ыштен, шинчапун дене шудырым кучен, кунам волтен кертеш, тунам иже локтен кертше! Когда сможет (колдун) сделать из руки лестницу, ресницей поймать звезду, спустив её на землю, только тогда пусть сможет заколдовать». [10] Корневая рифма представлена фразой, которая встречается во многих текстах: «… шып шыпланен шинчеш .» [11] ‘. тихо, успокоившись, сидит.’.

Маркером стиля на фонологическом уровне следует считать смежную двукратную и многократную аллитерацию как одного отдельного звука, так и звукосочетания. В структурных частях текстов аллитерация сочетается с ассонансом, частным случаем аллитерации. В проанализированных заговорах обоих языков многократная смежная аллитерация сочетается с многократным ассонансом.

Ритмическая упорядоченность и сложность структуры основана на сложном характере компонентов синтаксического уровня. Выразительные средства на синтаксическом уровне, способствующие созданию целостности и упорядоченности композиции, в рассмотренных текстах стр. 276 основаны на расширении исходной модели предложения и на наличии однородных членов предложения. Сложные и сверхсложные предложения, а также простые предложения с цепочкой однородных членов ведут к созданию разнообразных синтаксических стилистических приемов, среди которых наибольшее распространение имеют различные виды повторов, параллельная конструкция, асиндетон и полисиндетон. Доминирующим типом повтора является повтор–подхват (анадиплозис, палилогия). В русских заговорах: «… пойду я из избы в двери, из дверей в ворота, из ворот в чисто поле. В чистом поле – сине море, в синем море – синий камень». [12] Пример из марийских текстов: «Шем Виче покшелне шем кышкар, шем кышкар коргышто шем вуян кишке. Шем вуян кишкын шумышкыжо–мокшышкыжо….» ‘Посреди реки Уфимки – черный скелет, внутри черного скелета – черноголовая гадюка. Черноголовой гадюки сердце–печень .’ [13]

Все маркеры стиля фонологического и синтаксического уровней не встречаются изолированно. Аккумуляция выразительных средств в одном месте, получившая название «конвергенция», – яркая черта русских и марийских магических текстов. Именно конвергенция способствует своеобразной экономии языковых средств, так как добивается от них максимальной функциональности.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Проведенный анализ текстов русских и марийских заговоров позволяет сделать следующие выводы на основе исследованного материала.

Наблюдается совпадение в типах заговорных текстов: несмотря на различные названия, все тексты разбиваются на шесть крупных совпадающих групп, каждая из которых подразделяется на ряд подгрупп, исходя из прагматических целей текстов.

Единой композиционной схемы нет ни среди русских, ни среди марийских заговоров. Полные тексты русских заговоров могут состоять из шести элементов. При этом в вводную часть включаются слова из христианской молитвы. Что касается текстов марийских заговоров, то их полная схема состоит из пяти компонентов. При этом большая часть проанализированных текстов содержит обращения к языческим богам и духам, что не вызывает удивления: христианизация марийского края происходила очень медленно при большом сопротивлении обращающихся в православие марийцев.

Выразительные приемы фонологического и синтаксического уровней совпадают в текстах обоих народов. В проанализированных заговорах самыми распространёнными выразительными средствами являются конечная и корневая типы рифм, аллитерация, асиндетон, перечисление, параллельные конструкции, лексико–синтаксический повтор.

Фонологические средства способствуют лучшему запоминанию текстов на слух, что было особенно важно в дописьменный период развития языков, когда и создавались тексты. Выразительные средства синтаксического уровня служат созданию композиционной целостности и завершенности текста. Конвергенция всех этих приемов – типичная черта стиля рассмотренных заговоров в фольклорных традициях двух народов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Дальнейшее исследование с применением методов математической статистики позволит выявить соотношение выразительных и образных средств количественно, показав сходства и отличия в доминирующих стилистических приемах в русских и марийских заговорах. А сопоставительное изучение заговоров на лексическом уровне продемонстрирует общее и особенное как в выборе образных средств, так и в предпочтении фольклорных концептов жанра.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф