Метки текста:

Былины СССР Фольклор

Козлова И.В. (г.Санкт-Петербург)
Батальные сцены в русском эпосе: от былины к новообразованию советского времени VkontakteFacebook

Аннотация: Статья посвящена батальным сценам в творчестве советских сказителей, сопоставлению их c с батальными сценами в традиционном русском эпосе. Основное внимание сосредоточено на батальных сценах в новинах о гражданской войне. На основании проведенного анализа автор заключает, что использование сказителями традиционных эпических формул для создания новых произведений последовательного шло по пути уменьшения и что советский эпос «породил» только одного богатыря – В. И. Чапаева.

Ключевые слова: советский фольклор; творчество сказителей; былины; новины;

Summary: The paper deals with the analysis of battle scenes in the works of epic performers, in comparing them with the c battle scenes in the traditional Russian epic. The emphasis is on the battle scenes in noviny about the Civil War. Based on the analysis the author concludes that the use of traditional formulas by epic performers to create new works consistently followed the path of reducing and that the Soviet epic «gave rise» only one hero – VI. Chapaev.

Keywords: Soviet folklore; work of epic performers; epics; noviny;

стр. 309Творчество советских сказителей, несмотря на кратковременность существования, заняло свое место в истории отечественной культуры. Это явление имеет временные рамки (1930–1950–е гг.), охватывает определенный круг тем (жизнь советских вождей, героев и достижения социализма), его характеризует особый тип создания (тексты обычно писались в соавторстве носителем традиции и литературным помощником). Корпус текстов, созданных сказителями, довольно велик (более 450 произведений) и жанрово неоднороден. Большинство из них используют поэтику сразу нескольких жанров, поэтому их жанровая классификация вызывала много споров, и универсального ее варианта так и не сложилось. Обращение к поэтике того или иного жанра во многом зависело от выбранной сказителем темы, причем в одном произведении могли сочетаться несколько тем, и в соответствии с ними менялись и художественные приемы. В данной работе я попыталась проследить преемственность эпических новообразований сказителей от былин. Для этого я ограничилась рассмотрением батальных сцен в новинах, которые мне кажутся наиболее ориентированными на традиционный эпос. Былинные формулы, не связанные напрямую с эпизодами сражений, в том числе и касающиеся отъезда на фронт, присутствующие в рассматриваемых мною новинах, затрагиваться не будут.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Событиям, связанным с военными действиями разных лет и разного масштаба, посвящено по моим подсчетам 178 произведений сказителей, то есть около 40% от всего корпуса новин. Первым событием, описывающим военные действия, да и вообще одним из первых, отразившихся в творчестве сказителей, была гражданская война: ей посвящено 17 текстов, сложенных 11 сказителями. Популярность гражданской войны закономерна: победа в ней определила жизнь страны, сказители были ее очевидцами, и она широко освещалась в массовой культуре.

Большинство новин о гражданской войне посвящено конкретным героям; самым популярным из них является В. И. Чапаев, о котором сложено 5 текстов. Если верить ссылке сборника 1938 г. «Красноармейский фольклор», то первая новина о Чапаеве появилась в 1925 г., [1] т. е. задолго до государственного заказа на советский эпос, но развернутых описаний сражений она не содержит, поэтому в ней нет и характерных для батальных сцен формул. Появившаяся в печати в марте 1937 г. «Былина о Чапаеве» П. И. Рябинина–Андреева почти целиком посвящена пребыванию героя на гражданской войне. Сказитель изображает главного героя в момент сражения с белогвардейцами:

Из ружья стрелял, рубил он саблей острою Со своей ли армией великой,А он силу бьет да неприятеля,Да он силу бьет да как траву косит,А ведь сила в нем не уменьшилась. [2]

Можно заметить, что этот отрывок в основном состоит из былинных формул. Сравним его стр. 310 с описанием боя традиционного былинного богатыря: например, в былине «Илья Муромец и Калин царь», записанной от Т. Г. Рябинина, прадеда Петра Ивановича, встречается описание боя Ильи Муромца с татарами:

Стал конем топтать да и копьем колотьИ он бьет–то силу как траву косит;У Ильи–то сила не уменьшится. [3]

Продолжает описание действий В. И. Чапаева П. И. Рябинин–Андреев, используя еще одну традиционную эпическую формулу:

Он врагов рубил саблей острою,А куда ударит падет улица,Повернет саблю – переулочки.

Эта формула многократно использовалась разными сказителями при описании сражений многих русских богатырей. Например, Ильи Муромца:

И он начал, старенький, тут шеломом помахивать.Как в сторону махнет – так тут и улица,А в другу отмахнетдак переулочек. [4]

Эта формула также встречается в былинах о самых разных героях: Дунае, Добрыне Никитиче, Сухмане, калике–богатыре, Василии Буслаеве.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В тех же формулах, только с перестановкой их в обратной последовательности, описывается сражение Чапаева с белогвардейцами у сказителя Т Е. Туруева:

Рукой могучей, богатырскою:Куда махнет – падет улица,Отмахнется – переулочек.И удалый храбрый молодецБанду бил, как траву косил. [5]

В новине М. С. Крюковой «Чапай» при описании боевых действий, с формулами карельских сказителей совпадет одна, и она выступает в сочетании с другой, не встречавшейся у них:

Много бьет–секет силы саблей вострою,Вдвое–то топчет да его добрый конь Сергеюшко.Вправо Чапай махнет – валилась улица,Влево отмахнет – валились переулочки.Помогала ему дружинушка. [6]

Эти две формулы часто встречаются рядом в традиционных былинах. Они имеются в приведенной выше былине, записанной от Т. Г. Рябинина; характерно было их сочетание и для семьи Крюковых, например, в былине про Илью Муромца, записанной от Г. Л. Крюкова, двоюродного деда Марфы Семеновны:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

А да вперёд махнёт, дак зделат улицей,А назад махнёт – дак переулками;Коё бьёт, больше конём всё мнёт. [7]

Формула «вдвое конем топчет» встречается также в былинах, записанных от матери Марфы – Аграфены Матвеевны [8] и в былинах многих других сказителей.

М. С. Крюкова, при описании сражений дивизии Чапаева с белогвардейцами использует еще две формулы. С одном случае, для изображая побежденных чапаевцами врагов:

Не придавай нас да смерти скорой.Уж не будем мы летать на советску Русь,Уж не будем уносить мы живком людей. [9]

стр. 311Формула соответствует речи змея, побежденного Добрыней:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Не придай ты мине смерти скорое;Уш я дам тобе заповеть крепкую:Не летать бы мне, змеишшу, на светую Русь,Не носить бы со светой Руси живком людей. [10]

Обещание белогвардейцев «не летать» позволяет предположить, что формула была использована сказительницей механически, без переработки под описываемую ситуацию, и пропущена по недосмотру в таком виде литературным консультантом. Отступление дивизии Чапаева Крюкова объясняет, прибегая также к формуле:

Не могли осилить силу белую:Одну голову отрубят – две покажется,Втору голову отрубят – тут много их окажется. [11]

Вероятно, она восходит к формуле, встречающейся в былинах «Илья Муромец и Калин царь» и «Камское побоище». Дословного совпадения с ней нет, но описание множащейся силы сходно:

Которого рубили надвое – два стоит,А которого рубили натрое – три стоит. [12]

Как видим, при описания боя Чапаева с белогвардейцами, все четверо сказителей активно используют былинные формулы, служащие для описания боя богатыря с эпическими противниками. Образ Чапаева соответствует образу былинного богатыря, защищающему свою родину от напавших на нее врагов. Белогвардейцев, как и чужаков в эпосе, всегда великое множество. Обращает на себя внимание упоминание армии: в первом примере Рябинина–Андреева говорится, что Чапаев сражается «со своей ли армией великой»; у Крюковой отмечается, что Чапаеву помогает воевать его дружина. Былинный богатырь сражается обычно один или с одним–двумя товарищами, но не с армией. Принципиальное отличие Чапаева от былинного богатыря состоит в том, что он не только храбрый и сильный добрый молодец, защищающий родину, но еще и красноармеец, то есть часть некой государственной структуры, встроенная в её иерархию. Надо сказать, что в новинах о Чапаеве это его качество отмечено, но развито слабо. У Рябинина–Андреева несколько раз указывается, что Чапаев сражается «со своей ли да доброй Красной армией» или «со своей конницей», то есть подчеркивается его роль командира дивизии. У Туруева, Фофанова и Крюковой тоже отмечается роль Чапаеве как командира некого военного коллектива, но используется более традиционное слово «дружина». Однако, при том что Чапаев сражается с армией или дружиной, глаголы во всех формулах стоят в единственном числе, из чего можно заключить, что армия прибавляется к герою как бы механически. Б. Н. Путилов отмечал как «типовое» то, что «подвиг юнака или богатыря предстает как единоличный, даже когда герой идет во главе вой- ска», [13] что изображается и в новинах о Чапаеве. Представление о том, что должность Чапаева обязывает не только руководить отрядом, но и подчиняться высшему командованию, отражено в новинах еще слабее. У Рябинина–Андреева М. В. Фрунзе назначает Чапаева «атаманом», но сама встреча Фрунзе с Чапаевым описывается как встреча друзей, а не начальника с подчиненным. У Крюковой изображается встреча Чапаева с Лениным, но Ленин не отдает Чапаеву приказов, а принимает его как гостя и дает рекомендацию на учебу. У Туруева и Фофанова в финале новин говорится о мести Красной Армии за гибель Чапаева и окончательной ее победе над белыми.

На основании анализа формул сражений новин о В. И. Чапаеве, можно сделать вывод, что Чапаев в творчестве сказителей – прежде всего сильный и храбрый богатырь, во вторую очередь – руководитель отряда Красной Армии и в третью – представитель Красной Армии как государственного института. Такое изображение сказителями Чапаева неслучайно – образ Чапаева прежде всего как яркого героя сложился в текстах массовой культуры: в фильме Васильевых, в книге Д. А. Фурманова и т. п.

Другой герой, привлекший внимание нескольких сказителей – К. Е. Ворошилов. Он выступает главным героем трех новин о гражданской войне. Количество формул в описании сражений Ворошилова меньше. М. С. Крюкова и П. Г. Горшков используют ту же формулу, что встречалась в четырех новинах про Чапаева; Крюкова дополняет еще одну:

стр. 312На праву–то руку махнут – валилась сила улицей,На леву–то отмахнут – валилась переулками,Разметали енералов в разные сторонушки,Не оставляли белой погани на семена [14]

Важнее здесь не добавление второй формулы, а употребление формул во множественном числе, чего не встречалось в текстах про Чапаева. Говорится, что Ворошилов сражается вместе со своим помощником С. М. Буденным и Красной гвардией; действия их описываются как совместные.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

То же мы видим в «Былине о Ворошилове» П. И. Рябинина–Андреева:

Со своей ли Красной Армией великоейПриочистили они да землю русскую. [15]

Получается, что если действия Чапаева описывались в единственном числе даже при указании, что он сражался с армией, то о Ворошилове, который сражается во главе Красной Армии, глаголы в былинных формулах ставятся во множественное число, что подчеркивает неотделимость героя от соратников. Ворошилов, хотя и неоднократно называется богатырем, – в первую очередь предводитель Красной Армии, он ни в одном тексте не сражается с противником в одиночку. Такое изображение Ворошилова сказителями объясняется тем, что он был не только героем гражданской войны, но и, на момент сложения новин, наркомом обороны СССР. Во всех трех текстах сказителей подчеркивается значение главного героя как должностного лица.

Кроме Чапаева и Ворошилова, главными героями новин оказались Тойво Антикайнен и С. М. Буденный, которым посвящено по одному тексту. Эпических формул в них оказалось меньше, чем в новинах о Чапаеве. Действия Антикайнена маркируются только глаголами в единственном числе, поскольку он выступает как центральный герой одного текста, посвященного одному эпизоду войны. При описании действий Буденного формульные глаголы употребляются и в единственном и во множественном числе, что можно объяснить его служебным положением в комплексе с его славой героя гражданской войны. С одной стороны, он возглавлял знаменитую Первую конную армию, что говорит в пользу его представления как богатыря, с другой – в 1930–е гг. занимал высокие посты в Рабоче–крестьянской Красной Армии – факт, объясняющий необходимость представления его как части Красной Армии. [16]

В других новинах о гражданской войне, посвященных не героям, а событиям, формулы используются редко и только применительно к коллективу: красноармейцам, жителям определенной местности (например, в новине А. И. Гладкобородовой «Бой в нашей деревне») или даже ко всему простому народу.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В новинах о локальных военных конфликтах 1930–х гг. эпические формулы используются довольно активно, но в целом по сравнению с новинами о гражданской войне их количество уменьшается, так же, как уменьшается и количество текстов, посвященных конкретным героям (их всего 3 из 15). В произведениях же о Великой Отечественной войне обращение к былинным формулам становится исключительным явлением; одновременно с этим резко снижается и количество текстов о конкретных героях (18 из 128).

В результате на основании формульного анализа батальных сцен в новинах можно сделать два предварительных вывода: 1) использование сказителями традиционных эпических формул для создания новых произведений последовательного шло по пути уменьшения; 2) советский эпос «породил» только одного богатыря – Василия Ивановича Чапаева.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф