Метки текста:

Былины Музыковедение Русский Север Фольклор

Марченко Ю.И. (г.Санкт-Петербург)
Всеволод Владимирович Коргузалов – собиратель и исследователь севернорусского эпоса VkontakteFacebook

Аннотация: В статье приводятся факты экспедиционнно–собирательской и научно–исследовательской работы В. В. Коргузалова. Подчеркивается значение его трудов для издания севернорусских томов серии «Былины» Свода русского фольклора. Демонстрируются записанные В. В. Коргузаловым образцы русских былин Севера России.

Ключевые слова: В. В.Коргузалов; былины; этномузыковедение; Русский Север;

Summary: The article describes facts of expeditional and scientific work of Korguzalov. His work is important to analyze the edition of bylinas of the Russian North of the «Corpus of the Russian Folklore». Examples of bylinas of the Russian North, which are collected by Korguzalov, are presented in the article.

Keywords: Korguzalov; epics; ethnomusicology; Russian North;

стр. 356При обсуждении проекта серии «Былины» Свода русского фольклора, выработке текстологических принципов издания, определении очередности выпуска томов специалистами Сектора народнопоэтического творчества Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН (ИРЛИ) определенную роль играла научная позиция заведующего Фонограммархивом музыковеда- фольклориста В. В. Коргузалова.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С 1955 г. В. В. Коргузалов активно включился в работу Сектора устного народного творчества ИРЛИ вначале как собиратель, а затем и как исследователь. [1] Его первые две экспедиции в качестве сотрудника Пушкинского Дома (1955–1956) были связаны с изучением печорской фольклорной традиции. Особое внимание уделялось записям местных эпических произведений. Из тридцати двух образцов эпической напевной декламации, зафиксированных на магнитофон экспедицией 1955 г., лишь четыре приходятся на группу, в которой работал В. В. Коргузалов. [2] Примерно такая же картина складывается и по результатам экспедиции 1956 г.: четыре напева из тридцати одного. [3] Однако результаты мезенской экспедиции 1958 г. свидетельствуют о заметно возросшем мастерстве В. В. Коргузалова–собирателя. Из сорока девяти образцов эпической напевной декламации его группой записано тридцать шесть. [4] После экспедиции 1961 г. коллекция мезенского поющегося эпоса пополнилась еще шестью записями. [5]

В. В. Коргузалов осваивал севернорусский материал также через участие в подготовке к печати нескольких крупных изданий. Вначале – на правах расшифровщика, [6] а затем – одного из составителей. [7]

Не касаясь работ, выполненных на материалах различных жанров песенного фольклора, [8] из трудов раннего периода отметим научную статью «Структуры сказительской речи в русском эпосе», в которой предпринимается попытка систематизации напевов с учетом их музыкально–типологического сходства и отличия. [9] Исследование сохраняет связь с трудами предшественников. Но в нем присутствует полемическая заостренность в связи с устоявшимися представлениями о наличии в напевах былин некоторых местных традиций так называемого «скоморошьего размера». [10]

стр. 357Определенным этапом для формирования позиции В. В. Коргузалова по вопросам расположения эпических материалов в Своде стала подготовка музыкальных разделов для двух книг серии «Литературные памятники». [11] Структура томов опирается на сюжетный принцип. Поэтому каждое издание включает произведения, различные по своей музыкально–поэтической стилистике. Выполнив работу составителя, В. В. Коргузалов пришел к выводу, что при сюжетном принципе расположения текстов утрачивается связь произведений как с условиями их бытования, так и с особенностями распространения.

Особое значение В. В. Коргузалов придавал характеристике местных сказительских школ, отражению на страницах сводных изданий семейных сказительских традиций с учетом максимально полного репертуара конкретных сказителей. Это стало еще одной причиной для того, чтобы он отдал предпочтение так называемому «региональному» принципу: каждое из собраний должно представлять какую–либо местную традицию; внутри собрания произведения группируются по сюжетам.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В книге «Новгородские былины» В. В. Коргузалов заострил проблему реконструкции материалов ранних источников. [12] Несколько позже это направление получило новую интерпретацию. [13]

В 1981 г. в результате многолетней работы по систематизации произведений русского поющегося эпоса вышла в свет антология «Былины», составленная В. В. Коргузаловым совместно с Б. М. Добровольским. [14] Отклики музыковедов–фольклористов на обобщающий труд, содержащий разнообразный и сложный материал, были неоднозначными. [15] Однако значение антологии для окончательного утверждения принципов издания материалов в Своде русского фольклора оказалось существенным. Последовательность сформированных В. В. Коргузаловым севернорусских разделов антологии (Онежские старины – Пинежские старины – Беломорские старины – Мезенские и кулойские старины – Печорские старины) [16] с некоторыми коррективами в обратном порядке реализуется в былинной серии Свода русского фольклора (Печора – Мезень – Кулой – Пинега – Зимний берег Белого моря – Западное Поморье – Северное Обонежье – Западное Обонежье – Восточное Обонежье – Кенозеро – Каргополье). [17] Свои соображения по вопросам расположения эпических материалов с некоторыми рекомендациями музыкально–текстологического характера В. В. Коргузалов изложил в специальной статье. [18]

Работа над серией «Былины» для В. В. Коргузалова начиналась с подготовки к печати образцов печорского эпоса. Когда первые два тома в основном были завершены, он переключился на систематизацию контрастного материала Восточного Обонежья (Былины Пудоги). [19]

Напевно–декламационный стиль северо–западных эпических традиций В. В. Коргузалов определял как «принципиально–рапсодический». [20] Полагая, что сказительские формы являются для эпоса самыми типичными и наиболее древними, он подчеркивал особое значение творчества обонежских сказителей, владеющих такими формами. [21] В. В. Коргузалову не суждено было завершить начатую работу по составлению томов Восточного Обонежья. Но одним из результатов стала публикация, обобщающая наиболее важные его наблюдения, характеризующая местный поющийся эпос с различных позиций (как музыкальных, так и этнографических). [22]

стр. 358Стилистическое разнообразие эпических напевов побуждало В. В. Коргузалова к поиску параллелей как с музыкальными явлениями в эпосе других народов, так и с напевами других жанров поющегося фольклора. [23] Располагая знаниями обширного корпуса контрастных мелодий, он пытался выявить круг музыкальных источников, которые могли влиять на процессы формирования напевно–декламационных форм. Это со всей определенностью проявилось в музыковедческой части вступительного раздела печорского собрания. [24] Собрание стало первой и, к сожалению, последней завершенной работой В. В. Коргузалова в серии «Былины». Однако в нем представлен определенный научный план, который с некоторыми коррективами реализуется в других сводных изданиях севернорусского эпоса.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф