Метки текста:

Духовные стихи Русский Север Старообрядцы Фольклор

Мурашова Н.С. (г.Новосибирск)
Обзор репертуара духовных стихов старообрядцев Русского Севера VkontakteFacebook

Аннотация: В статье представлен сводный репертуар духовных стихов архангелогородских, вологодских и печорских старообрядцев. Выделены стихи, связанные с сюжетами Ветхого и Нового Заветов, житийной литературой; переложения псалмов; тексты, имеющие богослужебное происхождение; образцы эсхатологического, назидательного содержания; стихи о монастырской жизни. Особое внимание уделено стихам, имеющим старообрядческое происхождение.

Ключевые слова: духовный стих; репертуар; старообрядцы Русского Севера;

Summary: In the paper a spiritual verse repertoire of Arkhangelsk, Vologda and Pechora Old Believers is represented. It consists of the verses with the plots connected with hagiography and Books of the Old and the New Covenant; author’s transposition of the psalms; texts of liturgical origin passed into outliturgical daily use; verses with Eschatological, edificatory and repentant character. The emphasis on verses with old believers origin is laid.

Keywords: spiritual verse; repertoire; old believers of Russian North;

стр. 375Репертуар духовных стихов формировался под влиянием исторических, географических, социокультурных факторов, изменений поэтического и музыкального стилей. В результате он состоит из образцов разновременного и разностилевого происхождения. Общерусский репертуарный свод складывается из совокупности региональных фондов. Специфика локальных репертуаров обусловлена особенностями освоения территорий, взаимодействием материнских и привносимых традиций, деятельностью выдающихся мастеров. Различия репертуарных сводов одного жанра могут проявляться в количестве и перечне образцов, в преобладании общераспространенных и наличии редких памятников, в степени популярности и принципах бытования конкретных произведений.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В отношении духовного стиха необходимо иметь в виду, что он относится к устно–письменной жанровой системе, подразумевающей репертуарное единство фольклорных и книжных памятников, а также применение письменной фиксации фольклорных по происхождению образцов в специальных сборниках.

Основными носителями духовного песнетворчества, начиная с XVII в., становятся старообрядцы, поэтому их репертуарный фонд представляет особый интерес с точки зрения сохранения и развития традиций внебогослужебного духовного пения. При выяснении специфики репертуара стихов старообрядцев следует учитывать своеобразие их культуры. Во-первых, она имеет миграционный характер, что способствовало распространению духовных стихов из одного региона в другой. Во-вторых, апокалиптические настроения обусловили популярность стихов эсхатологической тематики. В-третьих, важная для старообрядцев идея спасения стимулировала развитие сюжетов назидательного характера и сюжетов о монастырской жизни. В-четвертых, высокий уровень грамотности обеспечивал распространение книжной традиции духовного песнетворчества. В-пятых, осознание своего избранничества побудило древлеправославных христиан к активной полемической деятельности в защиту старой веры, одним из средств которой стали духовные стихи.

На основе перечисленных факторов попытаемся определить репертуарную специфику духовных стихов старообрядцев Русского Севера. Исследователи выделяют следующие старообрядческие традиции в регионе: печорская, вологодская, северо–двинская, пинежская, мезенская, красноборская. Русский Север начал осваиваться древлеправославными христианами с конца XVII в. Преобладаюшим толком в регионе является беспоповский, наиболее многочисленным согласием – поморское. Духовные стихи для старообрядцев Русского Севера были одним из способов сохранения дораскольной православной культуры и ее развития в изменившихся условиях Нового времени.

Основным источником исследования явилась работа Т Философовой «Geistliche Lieder der Altglaubigen in Russland», в которой репертуар духовных стихов старообрядцев Русского Севера представлен в виде инципитария текстов из 205 рукописных сборников второй половины XVII – третьей четверти XX вв. Северодвинского, Красноборского, Пинежского, Мезенского, Вологодского, Усть–Цилемского собраний Древлехранилища Пушкинского Дома. [1] Нами были привлечены материалы также других авторов. [2]

стр. 376Выявленные источники в основном репрезентируют книжную традицию духовного песнетворчества. В них упоминается 316 самостоятельных в текстовом отношении образцов. Такое количество свидетельствует о распространенности духовного стиха, что позволяет оценить севернорусскую старообрядческую традицию как одну из наиболее значимых в сохранении и развитии внебогослужебного духовного пения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В репертуаре староверов Русского Севера много редких стихов, не известных в других местностях: 106 текстов зафиксировано только на Архангелогородчине; 18 на Вологодчине; 6 на Печоре. Общий фонд архангельской, вологодской и печорской традиций включает всего 14 образцов, что свидетельствует о достаточной самостоятельности локальных севернорусских традиций. Своеобразием отличается репертуар Печоры, где 40 % памятников представляют собственно печорский фонд. В вологодском репертуаре больше половины образцов пересекаются с архангелогородским. При сравнении старообрядческого свода духовных стихов разных регионов обнаружилось наибольшее совпадение Русского Севера с Прибалтикой и Вяткой.

Духовные стихи староверов Русского Севера отличаются содержательным разнообразием. К историям Ветхого Завета восходят 6 сюжетов об Адаме, 4 о Ноевом потопе, 2 об Иосифе Прекрасном, о о Каине и Авеле; 1 о Содоме. Переложения псалмов в сравнении с другими регионами не получили большого распространения. Здесь можно отметить бытование лишь 3–х произведений: «Господи, кто обитает в светлом доме выше звезд» (пс.14), «Хвалу Всевышнему Владыке» (пс.145) М. Ломоносова и «Бессмертный тварей обладатель» (пс. 37) А. Сумарокова.

Достаточное распространение в регионе получили евангельские стихи: «Мессия пришед в мир»; «Человек бе некто богатый»; «Бродил я далеко в чужой стороне»; «Завтра, завтра в дом Закхея»; «Полный скорби и томленья»; «Юда Христа продавала»; «Собиралися вкупе иудеи»; «Во святом было во граде во Иерусалиме»; «Со страхом, братие». Отдельно выделим образцы, приуроченные к праздникам, связанным с новозавтными событиями. 4 памятника посвящены Рождеству Христову («Великое чудо в ту ночь совершилось»; «Виде Бог, виде Творец»; «Составьте согласные песни»; «Христос днесь родися»). По 3 стиха приурочены к Пасхе («Днесь Христос во славе от гроба воскрес»; «Се ныне радость»; «Спит Сион») и к Крещению («В далекой стране Палестине»; «К водам иорданским»; «На Иордан всех Спаситель»). По одному стиху приурочено к праздникам Вход Господень в Иерусалим («Радуйся зело, души Сиона»); Воздвиженье Креста Господня («Крестному древу, явльшуся»); Введение Богородицы во храм («Патриархи, триумфуйте»).

Многие тексты, размещенные в сборниках стихов, и, соответственно, предназначенные для бытования за пределами богослужения, являются образцами богослужебного происхождения: «Аз есмь древо неплодное» – тропарь 2 гласа; «Духовная моя братия и спостницы, не забудите мене, егда молитеся» – из чина погребения; «Законно течение совершив и веру соблюл еси, священномучениче Василия» – кондак священномученика Василия Анкирского глас 8; «Разсеянный ум мой собери, Господи» – из 2 икоса акафиста кающегося грешника Отцу своему; «Не рыдай мене, мати» – ирмос 9 песни Канона Великой субботы и др.

Самую большую и разнообразную по стилистике группу составляют эсхатологические стихи. Здесь выделяются образцы книжной и фольклорной традиций; раннего и позднего происхождения. По содержанию они делятся на стихи о смерти (малая эсхатология), о кончине мира и Страшном суде (большая эсхатология). К наиболее распространенным относятся: «Взирай с прилежанием»; «Восплачется, возрыдается»; «Всяк человек на земле живет»; «Вчера с другом я сидел»; «Господь грядет в полунощи»; «Гробик, мой гробик»; «Душе моя, помысли смертный час»; «О неумолимая смерть». Эсхатологическими стихами, не имеющими распространения в других регионах, являются: «Вас пошлю во огнь со смолою»; «Исполнилось ныне пророческое речение»; «О, коль страшено твое судище»; «О нынешнем времени обстоятельстве разсуждали»; «Оле, смерть страшная, прадедом познанная»; «Последние ноньчи придут к нам веки»; «Прошу вас его читать, меня в том не зазирать»; «Сколь ты смерть моя гневлива»; «Человече, бойся, кто над тобою»; «Я стою на краю, вижу гибель свою».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С эсхатологическими стихами тесно связаны стихи назидательные, напоминающие о скоротечности земного пути и о необходимости соблюдения праведной жизни: «Аще бы ведал небесное житие»; «Бог сотворил пост, а бес обьядение»; «Жизнь суетная в мире»; «Не ропчи на тяжелую долю»; «Не тоскуй ты, душе дорогая»; «Ныне сам не знаю, как на свете жити»; «О человече убогий»; «Попекися, душе моя, о своем ти спасении»; «Случай скорби принимайте»; «Суетное наше житие»; «Терпи, мой друг»; «Умоляла мать родная»; «Храни свешу от ветра, молитву от лености».

Достаточно репрезентативную группу составляют стихи о монастырской жизни. Они делятся на образцы, восхваляющие уход из полного соблазнов мира («Время радости настало»; «Зачем мы стр. 377 кроемся в пустыни»), и на памятники, повествующие о душевных сомнениях поддавшегося искушениям монаха («Идет старец из пустыни»; «Братия, вонмите»).

Житийные стихи не столь многочисленны. Они включают 2 образца об Алексее человеке Божьем; 2 о святителе Николе; 1 о Борисе и Глебе; 1 о Блаженной Марии и Затворнике Авраамии; 1 о Варлааме и Иоасафе; 1 об апостоле Иоанне Богослове.

Особый интерес представляют стихи старообрядческого происхождения. Их в севернорусском репертуаре насчитывается 19. О соловецком стоянии повествуют: «Что во славном было царстве»; «По грехом нашим на нашу страну»; «Сядем, братцы, в круговую». Стих «Криволучный монастырь» посвящен одному из иргизских скитов, почитаемых старообрядцами Волги. «Бог Творец всесильный» связан с актуальной для беспоповцев темой брака. Гонение на ревнителей древлего православия получило отражение в таких стихах, как: «Поздно–поздно вечерами» (его создание связывают с изгнанием федосеевца Ф. А. Гучкова, из Москвы); «В покровительстве всевышнии» (заглавие: «Рифма плачевная, сочинена на изгнание девического хора из богадельного Преображенского дома»). Образцами полемического содержания, направленными против никонианства, являются следующие стихи: «Святыя восточная церкве» (создан на основе предисловия к «Книге о вере», составленной одним из последних православных игуменов Киево–Михайловского монастыря Нафанаилом в 1648 г. и очень популярной у старообрядцев); «Что за чудная перемена» (о разделении церкви при Никоне патриархе). Среди сатирических произведений популярностью пользовались «Адская газета» и «Критика на табак» («Велзевул бесовский князь»).

Из старообрядческих сочинителей духовных вирш особое значение принадлежит поэтам выго-лексинской школы. На Русском Севере известны произведения, посвященные киновиархам Выга: Андрею Денисову («Европа ты славнейшая»; «Приидите, помянем вси Андрея премудрого»), Андрею Борисовичу («Возвесилися, пустыня»; «День показася светлый и веселый»), Кириллу Михайловичу («Возрадуйся ныне, Выгская пустыне»); авторские произведения Андрея Денисова («Увеселение есть юноши премудрость»); постницы Марины («Лишихся аз сокровища предрага»; «Печальный терн меня убодает»), псальма лексинских девиц «Днесь Лекса преславна». Стихи, происходящие из Выгореции, распространены среди староверов всех локальных свернорусских групп.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Проанализированные сборники и тексты позволяют сделать вывод о богатстве и разнообразии репертуара внебогослужебного духовного пения староверов Русского Севера. В его состав входят стихи дораскольного происхождения, но преобладают тексты, созданные в более позднее время. Очень много стихов книжных: покаянные XVII в., выго–лексинские вирши, авторские духовные произведения, в том числе сочинения М. Ломоносова, А. Пушкина, М. Лермонтова, И. Никитина.

Стихи из репертуара севернорусских старообрядцев интересны своим жанровым многообразием. В сборниках встречаются: кант светского содержания («Буря море раздымает»); скоморошина («В монастыре было в Боголюбове»); сатира («Велзевул бесовский князь»); колыбельные («Здравы буди, о прекрасный сыне Исусе»; «Солнышко заходит и темнеет день»); погласица («Идет чернец из монастыря»); притча («Рассказ–фелетон Пахом и Степанида»); заговор («Сон Богородицы») и др.

С одной стороны, севернорусскому своду духовных стихов присущи качества, общие для репертуаров разных региональных традиций, в частности преобладание стихов книжных, стихов позднего происхождения, большое распространение эсхатологических образцов и произведений назидательного характера. С другой стороны, нельзя не отметить местных особенностей. В сборниках, особенно северодвинского собрания, встречается много произведений светского лирического содержания. Обращает внимание большое распространение стихов о монастырской жизни, воспевающих уход в пустыню, что объясняется немалым количеством обителей в регионе и близостью Выго–Лексинского общежительства – признанного духовного центра староверия.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф