Метки текста:

Былины Жанр и сюжет Фольклор Эпос

Петров Н.В. (г.Москва)
«Выпадала пороху снега белого…»: «Зима» и «снег» в былинной традиции VkontakteFacebook

Аннотация: Противопоставление времен года, на первый взгляд, в былинах отсутствует, и фоном повествования является как бы «вечное лето». Но из этого есть некоторые исключения, относящиеся как к отдельным сюжетам, так и к эпической традиции в целом («Алеша Петрович и братья Сбродови- чи», «Иван Годинович» и др.). В докладе рассматриваются функции «снежной» и «зимней» символики в севернорусской эпической традиции, во многом определяющие ведущую тему сюжета.

Ключевые слова: эпос; былины; время; снег; зима; сюжеты; мотивы;

Summary: The juxtaposition of seasons in the russian epics is absent at first glance, while an «eternal summer» is the background for the narration. There are, however, a few exclusions related to particular balladic storyline as well as the general epic tradition. The functions of «snow» and «winter»” symbolism in the Northern Russian epic tradition, discussed in the article, largely determine the central theme of the some epic plots.

Keywords: epics; bylina; time; snow; winter; plots; motifs; erotic symbolism;

Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда, проект № 14-18-00590 «Тексты и практики фольклора как модель культурной традиции: сравнительно–типологическое исследование».

стр. 393Противопоставления времен года в былинах, на первый взгляд, просто нет, благодаря чему фоном повествования является как бы «вечное лето» и «вечный день», что, впрочем, соответствует обычной гармоничности и идеальности эпической эпохи. [1] Отсутствие же противопоставленности сезонных периодов в русском эпосе соблазнительно связывать с отсутствием идеи измерения тем- поральности в категориях аграрных циклов. [2] А это, в свою очередь, может оказаться еще одним аргументом в пользу теории аристократического происхождения русского эпоса.

Безусловно, в русском эпосе есть отдельные исключения из «летней» эпохи. Некоторые из них могут быть следствием обобщенных наблюдений сказителей, живущих на Севере и хорошо знающих, что такое снег и зима. В частности, к таким реалистичным деталям можно отнести картину таяния снегов в печорском (довольно поздно влившемся в местную традицию) эпическом новообразовании «Данило Борисович»:

Выпадали–де снеги да, право, на горы,Кабы эти–де снеги да испотаели,Протекли–пробежали да ручьи грубыи,А ле выпали–де ручейки на тихой Дон. [3]

Некоторые былинные выражения действительно позволяют говорить о наличии в эпических текстах деталей северного быта. Несколько любопытных примеров приводит в своей книге Ю. А. Новиков. Один из них вполне соотносится с референтной реальностью Кижей: «Рассказ о том, как Катерина, встречая Чурилу – любовника, скатны саночки взяла – (да – в цитате выпущено слово – Н. П.) на сараец сволокла» (Сок. – Чич. № 151 [4] и др.) скорее всего, связан именно с севернорусским типом двужирного жилого дома с просторным сараем на втором этаже хозяйственного “конца”, где хранится всевозможная утварь, включая телеги и сани». [5]

Большинство же кажущихся «реальными» деталей надо внимательно проверять, необходимо смотреть ареальное распространение былин, в которых эти детали встречаются: они могут быть элементами символического языка былин или же являться диалектным обозначением какого–либо слова, которое читатель или исследователь понимают по–другому в силу исследовательского подхода или незнания источников.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Использование в определенных сюжетах одних и тех же деталей показывает функциональную значимость последних. В былине «Алеша Петрович и братья Сбродовичи» [6] герой или братья стр. 394 кидают ком снега белого в окошко сестры («Зажимал я снегу да комы белого, / Бросал Олёнушки в окошоцько…» [7] ; «Закатали они ком снешку белого / Да шибали о стеноцьку о задьнию.» [8] ) и слышат, как девушка зовет героя в дом, [9] выходит на крыльцо в одной рубашке без пояса, чулочках без чоботов, поднимает Алешу в свою комнату на полотенце, выпущенном в окно/зовет его к себе.

Предположим, что зимнее время и снег, появляющиеся в одном сюжете, будут присутствовать и в других сюжетах тематической группы о нарушении супружеской верности или связанных с прелюбодеянием одного из персонажей.

В зачине балладного сюжета о неверной жене «Чурило и неверная жена» герой уподоблен «беленькому заюшку» или «чернохвосту горносталю», прокладывающему следы по свежей «порохе снегу белого». В севернорусских текстах «Чурилы и Катерины» константно упоминается, что снег выпал не вовремя: либо слишком рано («В осённом празнички Воздвиженьи / Выпадала пороха снегу белого», – т. е. 14 сентября по старому стилю, Пинега [10] ), либо слишком поздно (на Троицу) («Ай о вёшном было праздницьки во Троици, / Нападала пороха снегу белого.» – по Беломорье [11] ; на Благовещенье, 25 марта по старому стилю, – в кенозерско–каргопольской редакции). В печорских вариантах снегопад происходит в середине лета: «Ай выпадала пороха снегу белого, / И не во пору порошиця, не вовремя, /Ай да середи летао Петрова дни..» [12] – 29 июня по старому стилю. Обильный снегопад ранней осенью, поздней весной, а тем более летом – явление в былинном мире исключительное, но характерное для этого адюльтерного сюжета. Пейзажная зарисовка словно предваряет драматическое развитие событий и трагическую развязку былины. Интересно, что такого вступления нет в тех редакциях сюжета, в которых Чурила и Катерина изображаются как сниженные персонажи. [13]

Описание выпадения снега встречается в сюжете былины о неверной жене («Иван Годинович»), когда Иван возвращается с добытой невестой в Киев:

Скоро молодцы те собираются,А скоря тово пое(зд)ку чинят,Поехали к городу Чернигову,А и только переехали быстрова Непра,Выпала пороха снегу белова,По той по порохе, по белу снегуИ лежат три следа звериныя. [14]

Безусловно, говорить о том, что «снег» встречается во всех вариантах указанных былин, мы не можем. Налицо лишь тенденция. Статистически это корреляция выглядит следующим образом [15] :

Алеша и сестра ПетровичейЧурило и неверная жена
«Снег»Из 20 рассмотренных вариантов – в 16-ти.Из 16 рассмотренных вариантов – в 15-ти.

Таким образом, зима, зимнее время, снег и формульные выражения ком снегу белого, пороха снегу белого скорее относятся к символьному языку былин и напрямую связаны с сюжетами о нарушении супружеской верности или прелюбодеянии девушки. [16]

стр. 395Но всегда ли указание на зимнее время определяет характер сюжета? Словоформа «снег» встречается в описаниях красоты эпической невесты: белый снег сравнивается с цветом лица девушки («Ее белое лицо как бы белой снег, И ягодицы как бы маков цвет, А и черныя брови как соболи…»). Иногда «снег» сочетается с эпитетом «осенний» – таким образом описывается, вероятно, не только белизна, но и свежесть лица девушки: «Она ростом не мала, да умом слаба: / У неё лицо бело как осённий снег, / У неё брови черны, как у соболя, / У неё очи ясны, как у сокола.». [17]

«Зима» и «снег» встречаются в былинах на сюжет «Глеб Володьевич»: причинение ущерба богатырю и его окружению со стороны вредоносной колдуньи и возвращение имущества благодаря отгаданным загадкам. Загадки, которые загадывают друг другу Маринка Кайдаловна и Глеб Володьевич, построены на взаимном противопоставлении летних и зимних явлений и на языковой игре со словами «летом – белый, зимой – зеленый, без лыж катается, без корня растёт»:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«А как перва–та загадка хитромудрая:Еще что же в лето бело, да в зиму зелено?»Говорит–то Глеб да таковы речи:«Не хитра твоя мудра загадка хитромудрая,А твоей глупе загадки на свети нет:А как в лети–то бело – Господь хлеб даёт,А в зимы–то зелено да тут ведь ель цьветёт». – «А загону тебе втору загадку хитромудрую:А да шьто без кореньиця ростёт да без лыж кататьце?»«Без кореньиця ростут белы снеги,А без лыж–то катятьце быстры ручьи». [18]

Эта композиция восходят к вопросно–ответным формам, представленным, например, в духовном стихе о «Голубиной книге».

Напрямую сюжет «Глеб Володьевич» не связан с любовными или матримониальными коллизиями, ни тем более с эротической символикой зимы и снега, однако главными персонажами тут являются герой и пытающаяся задержать его враждебная правительница–колдунья, как и в любовном сюжете про Добрыню и Маринку.

Следовательно, в русском эпосе «снег», встречающийся в сюжетах, связанных с нарушением супружеской верности, во–первых, является своеобразным тематическим маркером сюжетов этой группы, во–вторых, имеет эротические коннотации. [19] Кроме этого, «как белый снег» используется в качестве эталонного сравнения красоты женских персонажей в былинах. Все эти значения «снега» не указывают на присутствие зимнего аграрного времени в русском эпосе, а используются в качестве символьного языка. Только зачин позднего эпического новообразования «Данило Борисович» («Выпадали–де снеги да, право, на горы, Кабы эти–де снеги да испотаели…»), вероятно, напрямую связан с реальной картиной таяния снегов, что позволяет добавить эту деталь в набор аргументов об отражении реальности фольклорными текстами.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф