Метки текста:

Лингвистика Русский Север Фольклор

Бобунова М.А. (г.Курск)
Наименования звуков птиц в песенном фольклоре Русского Севера VkontakteFacebook

Аннотация: В статье описываются слова, обозначающие звуки, издаваемые птицами. Выявленные наименования анализируются с точки зрения их употребительности, сочетаемости и словообразовательного потенциала. Материалом исследования стали необрядовые лирические песни и былины Русского Севера.

Ключевые слова: наименования птиц; глаголы звучания; язык фольклора;

Summary: The article describes the words denoting sounds that are produced by birds. The selected denominations are analyzed according to their frequency of use, collocation and word–building potential. The non–ritual lyrical songs and bylinas of the Russian North were chosen as the material of research.

Keywords: denomination of birds; sound denoting verbs; folklore language;

стр. 533Группа наименований птиц в языке русского фольклора многочисленна и разнообразна. Это обусловлено важной ролью этого пласта лексики в создании образной картины мира. Так, в лирической песне орнитонимы нередко выступают в качестве символов, используются в конструкциях образного параллелизма и в качестве объектов сравнения. Наименования птиц часто служат для метафорического обозначения персонажей фольклорных текстов (лебедушка, пава, орел, сокол) или в качестве ласкового обращения к ним (голубушка, лебедь) и др.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Известно, что мир птиц – это мир звуков. Способность птиц издавать свистящие, щелкающие, звенящие звуки обусловила многообразие глаголов звучания. В литературном языке есть много специфических наименований, обозначающих звуки, издаваемые конкретными птицами: воробей – чирикать, ворона – каркать, голубь – ворковать, кукушка – куковать, петух – кукарекать, утка – крякать и др. [1]

Материалом нашего исследования стали необрядовые лирические песни из свода А. И. Соболевского, [2] записанные в северных регионах – в Архангельской и Олонецкой губерниях – в XIX в. Путем сплошной выборки мы извлекли все соответствующие наименования. В лингвистике для их обозначения предлагается термин орнитофон (орнитофоны – это слова, которые репрезентируют звуковые сигналы, издаваемые птицами). [3]

Звукосфера может передаваться разными языковыми средствами, но центральное место в их ряду занимают глаголы звучания. Самым частотным в народной лирике оказался общеупотребительный глагол петь, который отличается широкими синтагматическими связями. Умение петь проявляет птица вообще (птица, пташка, пташечка), а также соловей, голубь, сокол и петух: Во втором саду–садочку Поет пташка песни (Соб. Т 5. № 279); Соловей–птица песни поет (Соб. Т.2. № 114).

Глагол петь является вершиной словообразовательного гнезда, в которое, наряду с литературными стилистически нейтральными словами запеть, пропеть, вошли диалектные и собственно фольклорные лексемы воспевать ‘Фольк. Распевать, петь; начинать петь, запевать’ [4] и спевать ‘петь’ (СРНГ. Вып. 40. С.127):

На кусточке соловейко,Соловеюшко сидит, громко свищет,Громко свищет он, воспевает (Соб. Т.6. № 107);

Не спевай–ка ты, сокол, жалобнешенько (Соб. Т.5. № 362).

Другое частотное наименование свистать ‘то же, что свистеть, т. е. издавать характерные высокие, мелодичные звуки’ также является доминантой словообразовательного гнезда, более разнообразного в архангельских песнях. Среди производных глаголов встречаются как общеупотребительные (засвистать, насвистывать), так и областные лексемы (принасвистывать ‘насвистывать’ - СРНГ. Вып.31. С.309): Соловей–птица песни поет, Молодой принасвистывает (Соб. Т.2. № 116).

стр. 534Кроме глаголов, в архангельских песнях зафиксировано и специфически фольклорное существительное насвистушка ‘Фольк. Насвистывание’ (СРНГ. Вып.20. С.153): На малинушке соловеюшко сидит, громко свищет; По насвистушке соловеюшко громко выговаривает (Соб. Т.6. № 471). Свистящим в северной песенной традиции обычно оказывается соловей:

Засвистал соловьюшко во зелененьком саду (Соб. Т.3. № 36);

На малинушке соловеюшко сидит, громко свищет (Соб. Т.6. № 471).

Заметим, что только в олонецкой лирике для характеристики звучания соловья используется и диалектный глагол возжуплять ‘петь (о соловьях)’ (СРНГ. Вып.5. С.23): Соловеюшко жалко возжупляет (Соб.5. № 205).

Отличительной особенностью словника архангельских песен является наличие композитов петь- воспевать, петь–свистеть, лететь–свистеть:

Во втором саду–садочкуПоет пташка песни,Она поет–воспеваетРазным голосочком (Соб. Т.5. № 279);

Будто в моем во саду соловеюшко поет,Поет–свищет соловеюшко (Соб. Т.5.; 481);

Под кусточком птичечки шибко–громко говорят.Молодой соловьюшко летит–свищет мимо сад (Соб. Т.5. № 89).

Для наименования звуков кукушки в архангельской песенной традиции используются глаголы куковать и вскуковать ‘начать куковать’ (СРНГ. Вып.5. С.206): Во сыром бору, во темном лесу не кукушечка вскуковала, Во неволюшке добрый молодец сидит, письмо пишет (Соб. Т.6. С.471), а в олонецкой – коковать ‘куковать’ (СРНГ. Вып.14. С.90), причем для наименования субъекта действия выбирается специфическое существительное кокошица ‘Фольк. Кукушка’ (СРНГ. Вып.14. С.101): Кокоет кокошица во сыроем во бору (Соб. Т.3. № 36).

Хотя в олонецких песнях встречается много наименований голубя даже с указанием половой дифференциации (голубь, голубок, голубчик, голубушка, голубица, голубка), нами не зафиксировано ни одного примера звукообозначения, в то время как в архангельской лирике используется общеупотребительный глагол ворковать: Сизый голубь ворковал, Голубушку целовал; Голубушка ворковала, Голубчика целовала (Соб. Т.3. № 310).

Таким образом, мы видим, что анализируемые наименования в песнях северных губерний имеют общие черты и в то же время определенную специфику. Для выявления жанрового своеобразия мы привлекли тексты онежских былин, записанных А. Ф. Гильфердингом. [5] Как оказалось, в эпосе используется значительно больше наименований, обозначающих звуки, издаваемые птицами, а специфику былинного текста определяют прежде всего диалектные и специфически фольклорные лексемы, многие из которых отличаются ограниченной сочетаемостью, например: ворон – прокыркивать ‘каркать (о вороне)’ (СРНГ Вып.32. С.168); голубь -погуркивать ‘ворковать (о голубях)’ (СРНГ. Вып.27. С.319); лебедь – прокычать ‘прокурлыкать, прокричать (о лебедях)’ (СРНГ. Вып.32. С.168); сорока – выщекатывать ‘производить щелкающие звуки’ (СРНГ. Вып.6. С.63).

Особенностью былинного текста является использование разными сказителями однокоренных лексем, например: Захаров (Выгозеро) – воркать ‘ворковать’ (СРНГ. Вып.5. С.100), Меншиков (Кено- зеро) – ворковаться ‘ворковать друг с другом; спариваться (о голубях)’ (СРНГ. Вып.5. С.100); Прохоров (Пудога) – погуркивать ‘ворковать (о голубях)’ (СРНГ. Вып.27. С.319); Калинин (Повенец) и Ряби- нин (Кижи) – прогуркивать ‘ворковать (о голубях)’ (СРНГ. Вып.32. С.118); Висарионов (Выгозеро) – спрогуркнуть ‘Фольк. Проворковать’ (СРНГ. Вып.40. С.268).

И начал он тут голуб погуркивать (Гильф. Т.1. № 49);

На сыром дубе стал голуб с голубушкой прогуркивать (Гильф. Т.2. № 80);

Прилетели три сизых, три малых три голуба,А й друг промеж другом спрогуркнули (Гильф. Т.2. № 188).

Ряды однокоренных слов могут включать не только глаголы, но и лексемы другой частеречной принадлежности: выщекатывать (Калинин. Повенец) и щекотливый (Гусев. Кенозеро); прокычать (Поромский. Кенозеро) и кыкучий ‘Фольк. Постоянный эпитет лебедя’ (Лядков. Кенозеро) (СРНГ. Вып.16. С.201).

Как и в лирических песнях, в качестве доминант развернутых словообразовательных гнезд выступают глаголы петь и свистеть. Правда, во втором случае значительная часть звукообозначений используется во фрагментах описания Соловья–разбойника, и лишь три глагола (насвистывать, стр. 535 посвистывать и воспросвистывать ‘Фольк. Издавать свист, свистеть’) (СРНГ. Вып.5. С.145) имеют отношение к птицам (орёл, сокол):

На правом стремени сидит–то млад сизой орёл,Поёт орёл да всё насвистывает (Гильф. Т.3. № 226);

А ясен сокол как воспросвистывает (Гильф. Т.1. № 65).

Особенностью онежского эпоса является частое упоминание ворона, для которого характерна своя звуковая гамма. Нами зафиксирован целый ряд диалектных и фольклорных наименований с корнем граj-: граять ‘Народно–поэт. и обл. Издавать громкий беспорядочный крик, каркать (о воронах, грачах, галках)’ [6] ; заграять ‘закаркать (о воронах, галках, грачах и т. п.)’(СРНГ. Вып.10. С.27), ограять ‘Фольк. Встретить кого–либо карканьем’(СРНГ. Вып.22. С.352), поразграяться ‘раскаркаться (о вороне)’ (СРНГ. Вып.30. С.38), граянье ‘вороний крик, карканье’ (СРНГ. Вып.7. С.118), пограянье ‘карканье’ (СРНГ. Вып.27. С.311):

А заграял он же черным вороном (Гильф. Т.1. № 12);

И черные вороны меня да не ограяли(Гильф. Т.3. № 275).

Значительная часть указанных лексем тоже идиолектно маркирована: граять – Сорокин (Пудога), ограять – Меншиков (Кенозеро), пограянье – Поромский (Кенозеро).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таким образом, мир птиц в эпосе имеет свой неповторимый звуковой облик, который создается, прежде всего за счет использования диалектных и собственно фольклорных наименований, способствующих созданию выразительности текста. Многие орнитофоны имеют идиолектную маркированность, что подтверждает важную роль сказителей эпоса, творчески относящихся к исполняемому произведению. В необрядовой лирике подобных лексем меньше, но они становятся ярким показателем территориальной специфики песни, о чем говорят пометы сводного словаря народных говоров, указывающие на место бытования диалектных и фольклорных слов (Север., Олон., Арх.).

Особенностью фольклорных животных является их умение не только производить разные звуки, но и говорить человеческим голосом или вещать. Способностью речи обладают птицы и в эпосе, и в лирике, правда, в эпическом тексте таких примеров значительно больше:

Под кусточком птичечки шибко–громко говорят(Соб. Т.5. № 89);

Стала тут сорока выщекатывать,Стала тут сорока выговаривать (Гильф. Т.1. № 5).

Во фрагментах описания птиц глаголы звучания и глаголы речи нередко коррелируют:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

А начал он тут голуб погуркивать,Начал он затым выговаривать,А звещевал языком человеческим (Гильф. Т.1. № 49).

Соловей–птица песни поет,Молодой тут насвистывает,Холостой выговаривает (Соб. Т.2. № 114).

Итак, наименования звуков птиц играют важную роль в формировании фольклорной картины мира. Как показало наше исследование, несмотря на наличие общих черт, данный пласт лексики имеет жанровую специфику и в отборе слов, и в их использовании. Полагаем, что специфика может быть не только жанровой, но и территориальной, подтверждением чему послужит дальнейший сопоставительный анализ лексики песен, записанных в разных регионах России в одно и то же время. Перспективным представляется и выявление национального своеобразия орнитофонов с помощью контрастивного анализа.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф