Метки текста:

Лингвистика Фольклор

Коновалова Е.Н. (Линчепинг, Швеция), Трофимова О.В. (г.Тюмень)
Этнографо-лингвистические исследования краеведов Тобольской губернии XIX века VkontakteFacebook

Аннотация: Первые диалектные записи проводили священники и учителя (И. Лисицын, П. Лепехин, И. Тверитин и др.) по программе Отделения этнографии Русского географического общества (РГО) 1847 г. В архиве РГО хранится 84 соответствующие рукописи. Их особая ценность заключается в сохранении разных аспектов материальной и духовной традиционной русской культуры.

Ключевые слова: 

Summary: The first recording of dialect was performed by priests and teachers (A. I. Lisitsyn, A. P. Lepekhin, I. Tveritinov etc.) on the program of the Department of Ethnography of the Russian Geographical Society (RGS) 1847. The archive is stored RGO 84 relevant manuscripts. Their special value lies in the preservation of different material and spiritual aspects of traditional Russian culture.

Keywords: 

стр. 551Русское географическое общество [1] (РГО), созданное в 1845 г. в Санкт–Петербурге, внесло существенный вклад в развитие научных исследований российской провинции, в том числе – Западной Сибири. Собрав вокруг себя научные общественные силы, оно развернуло энергичную деятельность. Большое место в деятельности РГО занимала этнографическая работа, которую возглавляло Отделение этнографии. В первые годы своего существования РГО поставило задачу широкого собирания сведений о русском народе. Для выполнения этой задачи Отделение этнографии во главе с Н. И. Надеждиным разработало программу (1847 г.) для сбора материала на местах с последующей обработкой и публикацией в специальном издании – «Этнографическом сборнике».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Программа содержала шесть разделов: 1. «Относительно наружности», 2. «О языке», 3. «Домашний быт», 4. «Особенности общественного быта», 5. «Умственные и нравственные способности и образование», 6. «Народные предания и памятники». В 1848 г. программа была издана и распространена вместе с печатным обращением по всем регионам: разослана в центры епархий, директорам училищ, управляющим удельных контор и палат государственных имуществ. В 1853 г. тем же адресатам было отправлено переиздание программы, объем которой увеличился вдвое. В отличие от первого издания она обрела заглавие – «Программа для составления местных этнографических сведений». Программу высылали во все губернии вместе со специальным печатным обращением. Рассылка дала исключительные результаты.

На первую редакцию были получены материалы из 36 губерний страны, в том числе – из То – больской губернии. [2] В 61–м разряде архива РГО хранятся 53 рукописи описания Тобольской губернии (1847–1915 гг.), в 55–м разряде – 31 дело с описанием Сибири, в том числе Тобольской губернии. Из них более 30 рукописей являются ответами на программу Общества 1847–1853 гг. Особая ценность материалов заключается в том, что они собраны большею частью тогда, когда еще не начался процесс разрушения традиционной русской культуры.

Корреспондентами–информаторами из Тобольской губернии, приславшими ответы на программы РГО, в основном были сельские священники, действовавшие по запросам консисторий, и учителя. Это объясняется тем, что РГО распространяло программы «по двум каналам – церковного управления (через архиереев) и народного образования (непосредственно через директоров училищ и гимназий)». [3] Таким образом было обеспечено собирание запрашиваемых сведений людьми, близко знакомыми с жизнью народа.

Подтверждением этому может служить «Дело по отношению Императорского Русского географического общества с препровождением программы для исследования русской народности», которое хранится в Государственном архиве г. Тобольска. [4] В этом документе большой интерес представляет стр. 552 печатное обращение Общества (от 26 августа 1853 г.) к Тобольскому архиепископу Евлампию, [5] которое было выслано ему вместе со второй программой для исследования русской народности. Архиепископ Евлампий незамедлительно отправил программы во все духовные правления Тюменского, То – больского, Ишимского, Курганского, Петропавловского, Тюкалинского, Ялуторовского, Березовского, Омского, Тарского, Туринского уездов Тобольской губернии, «чтобы их дать людям, которые хотели бы заниматься этим исследованием». [6] Чтобы обеспечить всех желающих программами, Тобольская епархия дополнительно напечатала «Программу для составления местных этнографических описаний» (Тобольск : Тип. губ. правл., [1853]. – 8 с.) Священнослужители почти всех духовных правлений Тобольской епархии, за исключением Туринского духовного правления, [7] согласились принять участие «в трудах Русского географического общества». Поступление ответов растянулось на несколько лет. На первый вариант программы ответы приходили иногда после издания второго варианта.

В 1850 г. Русским географическим обществом была разработана анкета и «наставление к собиранию нужных сведений» о климате. Анкета включала вопросы о времени посева, всхода, цветения и жатвы хлебов, о границах распространения разных пород животных, птиц, насекомых, различных сортов растений, а также о народных обычаях, «основанных на разности климата». Такие данные позволили бы, по мнению составителей, судить о климатических условиях той или иной местности. Анкета была отпечатана в 12 тыс. экземпляров и разослана по губерниям. В Тобольской губернии на анкету также откликнулись учителя и священнослужители, среди них – инспектор и учитель Тобольского духовного училища Иван Федорович Лисицын (Лисицин).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

И. Ф. Лисицын родился в 1827 г. в семье священника. По окончании Тобольской духовной семинарии в 1846 г. поступил учителем в духовное училище, где вскоре был назначен инспектором. Все свободное от работы время Лисицын занимался самообразованием: химия, анатомия, физиология, астрономия были его любимыми предметами. Особенно основательные познания приобрел он в ботанике, в совершенстве изучив местную флору. В «Вестнике имп. РусуРского географического общества» (1855. Кн. 4. С. 46–50) была помещена заметка И. Ф. Лисицына «Время цветения и созревания растений в г. Тобольске и его окрестностях», в которой показаны результаты трехлетних наблюдений (1852–1854 гг.) над временем цветения, появления первых плодов и полного созревания 112 видов растений, распространенных в окрестностях Тобольска. [8] В 1858 и 1861 гг. И. Ф. Лисицын проводил фенологические наблюдения уже над 168 растениями, причем следил за развитием их от появления первых листьев до созревания плодов. Результаты этих исследований были опубликованы в «Тобольских губернских ведомостях». [9] Наблюдениями И. Ф. Лисицына воспользовался Е. Анучин [10] в статье «Климат г. Тобольска». [11] За три года до смерти И. Ф. Лисицын подготовил к изданию первый выпуск описания тобольской флоры, но за недостатком денежных средств оно не было опубликовано. За обстоятельные исследования Русское географическое общество присвоило И. Ф. Лисицыну звание члена–корреспондента.

Будучи человеком, получившим хорошее филологическое образование, И. Ф. Лисицын смог достаточно квалифицированно выполнить еще одно задание Русского географического общества – собрать материал о «местных» словах, бытовавших в речи русских крестьян на территории Западной Сибири в середине XIX в. В Архиве РГО хранится его рукописный материал «О языке Тобольской губернии», [12] представляющий списки «местных слов», а также замечания о диалектных вариантах грамматических форм имен существительных, например: творительного падежа множественного числа в словах, значащих орудие, средство, вместо окончания -ми, часто употребляется -м: ударил вилам, сено собрано граблям; винительный падеж единственного числа имен женского рода, оканчивающихся на и -я, часто оканчивается на -а; говорят: дай Бог тебе душа спасти! Надоть баня топить.

Лексический материал распределен по двум рубрикам. В рубрику «Слова местные» входят 40 слов с их толкованием (например: Охича 'ться, охичка – уборка пред праздником, как–то: мытье полов, беление стен, скобление посуды и т. п.; Сурово 'й, резвый, склонный к шалости; Трё 'кнуться – отречься, отпереться). Вторая рубрика представлена 17 словарными единицами, которые автор отнес к «общеупотребительным, стр. 553 но имеющим другой смысл» (например: Беда вместо очень, сильно и т. п.: Беда я немог, т. е. я был очень нездоров; Ново 'й – иной, другой. Новой ничего не знат, а сидит в писарях).

Примечательно, что многие из зафиксированных собирателем слов до сих пор бытуют в русских говорах Западной Сибири. Записи И. Ф. Лисицына проясняют значение слов, встречающихся в записях современных диалектологов. Например, глагола слатить в записях В. Л. Козловой 1964–1969 гг. (Вагайский район) (слати 'ть – врать, говорить небылицу).

И. Ф. Лисицын [13] не указывает места фиксации диалектного материала, но сравнение с изданными словарями (например, «Словарем русских говоров Среднего Урала». Екатеринбург, 1996) и картотеками готовящихся к изданию словарей говоров Западной Сибири позволяет утверждать, что собиратель записывал говоры Тобольского и других прилегающих к сибирской столице уездов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Сбором фольклорного материала занимался также Петр Лепехин, священник Истошинского прихода Ишимского уезда Тобольской губернии. Русское географическое общество получило от него две работы: «Приговоры, употребляемые при ловле птиц», [14] «О свадьбах, болезнях и лечении оных и о посиденках у крестьян Тобольской губернии Ишимского округа село Истошинского прихода, волостей Бердюжской, Шаболовской, Локчинской, Усть–Ламенской и соседних разных селений». [15] Описание свадьбы, очевидно, является одной из наиболее полных и наиболее ранних фиксаций этой важнейшей составляющей семейной русской сибирской традиционной обрядности. Последовательно и полно описаны ход и содержание свадебного обряда: сватовство, рукобитье, свидание жениха и невесты, приготовление к свадьбе, девишник, поезд за невестой, благословение жениха его родителями, приезд к невесте, смотренье, отправление к венцу и венчание, баня для молодых, столовый, или пирожный, день и хлебины. В описании представлены тексты разных жанров свадебного фольклора: песни, исполняемые подружками невесты, плачи невесты, наговоры дружки. В тексте «Посиденок» подробно описываются крестьянские посиденки (в Сибири их называют также посиделками, или вечорками). Интерес представляют подробности, касающиеся времени, состава участников, а также очередности проведения «посиденок». Очень подробно и обстоятельно перечисляются виды угощений, которые готовила каждая хозяйка.

В лингвистическом отношении интерес представляет значительное количество диалектных (севернорусского характера) слов и грамматических форм. Слова, ненормативность которых собиратель осознает, он сопровождает пояснениями (паужна, соковый, опенки). Остальные (картовка, гостейка, глубянка, костянка) употреблены без пояснений.

П. Лепехин сотрудничал и с Вольным экономическим обществом. В 1861 г. он обратился туда с письмом, в котором сообщил о своем желании проводить опыты по сельскому хозяйству. Не имея сведений по этой части, Лепехин просил ученое общество о помощи консультациями, книгами и семенами. [16]

Опыты по выращиванию зерновых культур и картофеля в Березовском крае проводил священник Иван Яковлевич Тверитин. Многие годы он вел наблюдения над погодой региона. Участник всероссийских сельскохозяйственных (1860, 1864) и политехнических (1872) выставок, член и сотрудник четырех научных обществ России (Вольного экономического общества (с 1856 г.), Казанского экономического (с 1861 г.), Московского общества сельского хозяйства (с 1869 г.), Русского географического общества (с 1869 г.)), И. Я. Тверитин был награжден шестью медалями этих научных обществ. В Русском географическом обществе хранятся две его рукописи: «Сведения об урожае хлеба и картофеля в Березовском крае за 1859, 1861, 1865, 1867, 1871 гг.», [17] «Этнографические сведения о жителях г. Березова». [18] И. Я. Тверитин изучал и экономическое положение остяков, содействовал исследователю И. Я. Словцову при изучении им зоологии позвоночных Тобольской губернии. [19]

Таким образом, деятельность Русского географического общества, уже с первых лет его существования носившая ярко выраженный общественный характер, способствовала оживлению работы краеведов во многих районах России, в том числе Тобольской губернии. Своими программами оно внесло целенаправленность в сбор материалов на местах, расширило круг корреспондентов, принимавших участие в изучении региона и его достопримечательностей. Краеведы–корреспонденты Тобольской губернии, участвуя в составлении ответов на вопросы анкеты Русского географического общества, освещали различные аспекты материальной и духовной жизни сибирских крестьян.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф