Метки текста:

Крестьяне Русский Север Рябининские чтения

Бауэр Т.В. (г.Петрозаводск)
Магические предметы, обеспечивающие вору особые способности (по материалам севернорусской традиции середины XIX – начала ХХ в.) VkontakteFacebook

Аннотация:  Целью статьи является рассмотрение комплекса магических предметов, обеспечивающих вору сверхъестественные способности. В статье представлена классификация магических атрибутов, рассмотрены способы приобретения предметов, обеспечивающих вору особые способности, пространственно-временные параметры ритуальных действий, связанных с их получением, и использование этих предметов при совершении кражи.

Ключевые слова: воровство; магия; крестьяне; Русский Север;

Summary:  A purpose of the article is to review a complex of magic attributes, providing a thief with supernatural abilities. The article focuses on groups of magic things, providing a thief with special abilities, their characteristics and means of acquisition (time, places and manipulations), as well as handling and applying of the things.

Keywords: theft; magic; peasants; Russian North;

При изучении феномена кражи особый интерес представляет рассмотрение крестьянских представлений о бытовом воровстве как об одном из видов магии. Мысль о том, что бытовую кражу можно рассматривать как одну из разновидностей магии с сопутствующим комплексом ритуально-магических практик и суеверий, содержится в статье С. М. Толстой. [1] Тема сопоставления концептов воровства и колдовства затрагивается также в работах О. Б. Христофоровой [2] и Н. Е. Мазаловой. [3] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Целью статьи является рассмотрение комплекса магических предметов, обеспечивающих вору необходимые в его ремесле сверхъестественные способности. По функции их можно приравнять к чудесным предметам в волшебной сказке, однако если в сказке герой мог получить эти предметы от дарителя за свои добродетели, вор должен был добыть их самостоятельно.

Для того чтобы приобрести невидимость, рекомендовалось украсть (отнять) шапку-невидимку у банника или лешего. Приобретение магического атрибута предмета связано с Пасхой [4] и сороковым днем после Ивана Купалы; [5] упоминается также, что раз в году в полночь шапку-невидимку у банника можно украсть, но неизвестно, в какое время года. [6]

Получить шапку-невидимку, принадлежащую лешему, можно было следующим способом: найти перед днем Ивана Купалы цветок Иванова головка, положить его на 40 дней на церковный престол, после этого, держа цветок в руке, можно было увидеть лешего, сорвать с него шапку и надеть на себя. [7] Для того, чтобы из-под полка появился банник с шапкой-невидимкой, необходимо было совершить кощунственные действия: «…положить нательный крест и нож в левый сапог, сесть лицом к стене и все проклясть». [8] Человек овладевает шапкой в тот момент, когда надевает ее, [9] или достигнув церкви – сакрального места, где нечистая сила не властна. [10] Получается, что приобретение шапки-невидимки можно расценивать как своеобразное испытание: с одной стороны, требуется преодолеть собственный страх, с другой – проверяется ловкость, актуальная для воровского промысла; при этом последствия проявленной нерасторопности были плачевными.

Так, при ограблении спящего банника нельзя было допустить, чтобы принесенная с собой горящая пасхальная свеча погасла, поскольку в этом случае искателю волшебного талисмана грозила мучительная смерть, а затем адские муки; [11] если человек не успевал добежать до церкви, прежде чем банник проснется, нечистый дух мог догнать и убить похитителя. Как отмечает Н. А. Иваницкий, «в этой шапке можно делать, что угодно, никто не увидит и не узнает», однако перед смертью владелец шапки-невидимки должен был избавиться от волшебного предмета, возвратив его представителям иного мира: «…бросить шапку в реку, чтобы черти взяли ее обратно». [12]

Получить невидимость можно было, добыв особую косточку. Приобретение косточки-невидимки достаточно устойчиво ассоциируется с дальнейшим ее использованием в воровском промысле: «…имея ее, делай, что тебе угодно; в лавке бери, что хочешь; в чужом кармане распоряжайся как в своем». [13] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Магический атрибут необходимо было извлечь из тела черного кота (кошки) – животных, связанных с нечистой силой и мотивом обогащения. Чтобы добыть косточку-невидимку, кота необходимо было умертвить, а затем сварить в бане или овине – месте, «где нет икон». Варварский процесс приготовления заканчивался тогда, когда «мясо совершенно [...] отстанет от костей». Далее рекомендовалось собрать все кости и, взяв зеркало, начать поиск косточки-невидимки. Желающий получить магический атрибут брал поочередно кости либо в руки, [14] либо в зубы [15] ; когда он добирался до косточки-невидимки, его отражение исчезало в зеркале. В единственном примере упоминаются временные рамки проведения ритуала – святки. [16]

Обеспечивали невидимость также цветок папоротника и трава невидимка, [17] действие которых основано на магии уподобления. Можно привести тексты, где эксплицируется связь папоротника с возможностью обогащения посредством воровства: «…завладевший цветком невидимкой может ходить по всем магазинам и лавкам среди белого дня и брать из товаров что и сколько ему вздумается», [18] причем подчеркивается, что любые действия можно совершать безнаказанно. Важнейший мотив текстов о поиске папоротника – мотив испытаний, которым подвергает человека нечистая сила: она нападает на него и пугает на обратном пути, пытается заставить зажмурить глаза, оглянуться, нарушив тем самым запреты, следствием чего может стать смерть искателя этого магического атрибута. [19] Считалось, что как только цветок папоротника – «невидимого цвета» – распустится, надо в ту же минуту его сорвать. [20] Чтобы стать невидимым, цветок нужно было положить в шапку.

В наших материалах встретился один сюжет о дальнейшем использовании цветка папоротника в воровском промысле, содержащий мотив обнаружения вора по его тени. [21] Тень, согласно славянским представлениям, рассматривается как неотъемлемая сущность человека и фактически как его двойник. Но в отличие от человека, который в норме может быть воспринят всеми органами чувств, тень воспринимается только визуально. Возможность визуального восприятия тени сохраняется и при применении магических средств.

В воровском промысле важны также средства, которые позволяют преодолеть либо сокрушить реальную преграду, каковой являются замки и запоры. Для этого вору необходимо добыть соответствующие растения. Функцией отмыкать, а также разрушать замки и запоры обладала разрыв-трава.

Разрыв-трава – фитоним собирательный. Согласно материалам устной традиции, соответствующей функцией обладали такие растения, как лом [22] и ломоцвет. [23] Их названия указывают на действие, которое с их помощью можно совершить – разломать замок, то есть воздействие предмета было основано на этимологической магии. По материалам травников XVII – XVIII вв. свойство отпирания, а также разрушения замков было характерно для корня бельзевца. [24] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Знанием, где растет разрыв-трава, обладали такие животные, как змея и черепаха. Чтобы завладеть волшебной травой, необходимо было убить плывущую змею, ударив ее по голове. Убивая змею, следовало проявить определенную ловкость, в противном случае змея, вырастая до чудовищных размеров, начинала преследовать обидчика. [25] Черепаху, судя по одной из записей в рукописном травнике начала XVIII в., обнаруженном в Заонежье, нужно было спровоцировать на поиски волшебной травы, огородив гнездо с отложенными ею яйцами и дождавшись, когда животное принесет разрыв-траву, чтобы разрушить ограждение. Как отмечает Л. С. Харебова, поскольку здесь упоминается животное, нехарактерное для северных широт, такое поверье было распространено, скорее всего, в южнорусских областях. [26] Судя по обнаруженным нами материалам, подобное поверье бытовало в Борисовском уезде Минской губернии. [27]  

Разрыв-трава обладала свойством разрушать любые железные предметы, поэтому ее можно было случайно обнаружить во время косьбы, однако чтобы распознать ее среди схожих по внешнему виду травинок, следовало разложить на этом месте скатерть, которую волшебная трава должна проколоть. В текстах упоминаются различные способы использования разрыв-травы. Так, чтобы получить возможность открывать любые двери и замки, вор должен был разрезать ладонь, вложить в рану траву, и уже когда ладонь заживет, идти на промысел. [28] Если волшебную траву не вживляли, то рекомендовалось просто приложить ее к замку, держа в руке. [29]

Еще один магический атрибут – так называемая «разрывная кость». Способ ее приобретения идентичен добыванию воровской косточки, дарующей обладателю невидимость. [30]

Третьим важным моментом для воровского ремесла было обеспечение бездействия хозяев. Нейтрализовать их можно было, обойдя с пальцем мертвеца дом жертвы, в котором в это время должен находиться покойник. [31]

Таким образом, предметы, обладающие магическими свойствами, можно разделить на следующие группы: 1) растения, названия которых во многих случаях соотносятся с приписываемой им функцией преодоления преграды либо обеспечения невидимости; 2) наиболее устойчиво соотносящиеся именно с образом вора магические атрибуты – части тела мертвого человека или умерщвленного животного, обеспечивающие либо нейтрализацию хозяев, либо невидимость, либо способность открывать замки и запоры; 3) культурный артефакт – шапка, обеспечивающая ее обладателю невидимость.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Приобретение магических атрибутов зачастую связано с временным пограничьем, а местом получения магической силы является чужое пространство, где хозяйничают демонические существа. Преодолевая собственный страх при контакте с нечистой силой, вор как бы доказывает свое право на владение добытым им предметом. Приобретение волшебных атрибутов могло быть связано с кощунственными, греховными действиями, обеспечивавшими помощь Сатаны. Кроме того, при добывании магического предмета проявлялись способности, актуальные для воровского промысла.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф