Метки текста:

Карелы Рябининские чтения

Бландов А.А. (г.Санкт-Петербург)
Переселение карел на Новгородские земли в XVII веке: новые документы VkontakteFacebook

Аннотация:  Переселение карел в Россию из-за шведского рубежа неоднократно становилось предметом специальных исследований. Но история формирования карельского населения Новгородской области по-прежнему изучена недостаточно. Обнаруженные в архиве Валдайского Иверского монастыря документы позволяют ответить на вопросы о времени появления первых карельских поселений на Валдае, о местах исхода карельских мигрантов, об их основных занятиях и отношениях с другими этнографическими группами карел.

Ключевые слова: валдайские карелы; новгородские карелы; Валдай; Иверский монастырь;

Summary:  The migration of the Karelians from Sweden to Russia is a well known episode in Russian history. However the process of the formation of the Karelian population in Novgorod district has never been studied in depth. The documents to be found in the archives of Valday Iversky monastery make it possible to determine the time of the foundation of the first Karelian settlements near Valday, the places of the migrants’ origin, their main occupations and their contacts with other Karelian ethnic groups.

Keywords: Valday Karelians; Novgorod Karelians; Valday; Iversky monastery;

Переселение карел в Россию из-за шведского рубежа принадлежит к числу хорошо известных, но при этом недостаточно изученных событий отечественной истории XVII в. И хотя за последние годы появилось несколько работ, освещающих процесс формирования отдельных групп карельского населения Тверской, Новгородской и Вологодской областей, [1] многие источники по этой теме все еще не введены в научный оборот.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Большой массив такого рода источников был обнаружен нами в архиве Валдайского Иверского монастыря, который сегодня составляет фонд 181 Научно-исторического архива Санкт-Петербургского института истории РАН. Отложившиеся в архиве документы содержат сведения о карелах, которые в XVII столетии поселились на монастырских землях в окрестностях Валдая (ныне ― Валдайский район Новгородской области) и дали начало этнографической группе валдайских карел.

Насколько позволяют судить имеющиеся в нашем распоряжении материалы, первые карелы прибыли на Валдай не ранее конца 1620-х гг. [2] Основными местами исхода мигрантов были находившиеся тогда под властью Швеции Северное Приладожье и более северные погосты Корельского уезда. Стоит отметить, что многие переселенцы оказались на Валдае не сразу. Некоторые из них поселились сначала в Заонежье, в Присвирье, недалеко от Тихвина или на берегах реки Мсты, [3] и лишь в 1640-х гг. в поисках лучшей жизни перебрались на юг, прежде всего, на Валдай и Бежецкий Верх. [4] Например, крестьянин Григорий Гаврилов вышел из-за шведского рубежа в 1633 г., но в Валдайской округе появился не ранее 1641 г. Его земляк Роман Лукин перешел российскую границу в 1624 г., но лишь спустя 28 лет оказался недалеко от Валдая в д. Бор. [5] В первую очередь мигранты заселяли деревни, находившиеся в непосредственной близости от Валдая. В официальных документах эти поселения стали именоваться «карельскими деревнями Валдайской округи».

В связи с началом русско-шведской войны 1656–1658 гг. поток переселенцев на Валдай заметно возрос. Возросла и численность жителей в уже существовавших карельских деревнях. Так, в 1657 г. крестьяне д. Середея жаловались, что им негде стало строить дворы, а стоявшая когда-то на окраине старая рига была уже со всех сторон окружена жилыми постройками. [6] В 1680-х гг. похожую жалобу подали жители д. Еремина Гора и д. Пестово. Они писали, что им «пашни пахать негде и скотины выгнать некуды, со всех сторон стали деревни». [7] Эти обстоятельства вынуждали крестьян переселяться в другие деревни и осваивать отдаленные от Валдая пустоши. Судя по сохранившимся в архиве документам, микромиграции внутри вотчины Иверского монастыря не прекращались на протяжении всего XVII столетия.

Нужно сказать, что этнический состав населения карельских деревень Валдайской округи никогда не был однородным. Так, среди бобылей там нередко встречались скрывавшиеся от розыска беглые русские крестьяне, а также выходцы из-за польского рубежа, в основном белорусы. Приведем в качестве примера биографию бобыля Юрия Петрова. Он родился на территории Речи Посполитой в городе Мядель, во время русско-польской войны 1654–1667 гг. бежал в Великолукский уезд, через несколько лет перешел на жительство в Новгородские пределы и поселился недалеко от озера Ильмень в Сытенском погосте (ныне ― Новгородский район Новгородской области). Там он жил у крестьян в батраках и пас коров, а потом перешел в Валдайскую округу, где успел пожить в нескольких деревнях, прежде чем оказался в карельской д. Фалево. [8]

Помимо выходцев из Польши, в карельских деревнях селились также уроженцы Заонежских погостов Олонецкого уезда, среди которых, кстати, могли быть и карелы. Так же как белорусы, многие из них долго странствовали по миру, прежде чем оказались на Валдае. Например, заонежанин Федор Миронов вышел в Дрегольский погост Новгородского уезда (ныне ― Любытинский р-н Новгородской обл.) еще в малолетстве, годы спустя переселился на Валдай, пристал сначала в д. Борисово, сошел оттуда в д. Сельско, после чего отправился работать на соляные варницы в Старую Руссу. Еще через несколько лет он вторично объявился в иверской вотчине и вновь стал жить среди карел в д. Борисово. [9] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Обосновавшись вблизи Валдая, карелы не порывали связи со своей исторической родиной, периодически ездили в Швецию к родственникам и, возможно, рассчитывали со временем туда вернуться. Впрочем, реальные случаи возвращения карельских крестьян за рубеж нам неизвестны. Если карелы и бежали из вотчины Иверского монастыря, то, как правило, уходили жить на дворцовые земли, освоением которых активно занималось Российское государство. Некоторые беглецы находили пристанище в ближайших от Валдая Локотском, Вельевском и Полновском погостах (ныне ― Крестецкий и Демянский р-ны Новгородской обл.). Но большинство уходило далее на юг ― в окрестности Вышнего Волочка (Осеченская волость и Заборовский погост), на Бежецкий Верх (Толмачева слобода, Тучева слобода, Спасский погост на Клинце, Михайловский Трестинский погост), а также в более отдаленный Микулинский стан Тверского уезда (ныне ― различные районы Тверской обл.). Таким образом, во второй половине XVII в. сформировалось несколько групп тверских карел. Кроме того, принадлежавшие Иверскому монастырю крестьяне переходили на жительство в Молодиленский, Сопинский и Шереховский погосты (ныне ― Боровичский, Хвойнинский и Любытинский р-ны Новгородской обл.), где складывалась этнографическая группа боровичских карел, а также в Смердомский и Озеревский погосты (ныне ― Бокситогорский р-н Ленинградской обл. и Чагодощенский р-н Вологодской обл.), где формировалась группа тихвинских карел.

Попытки бегства на дворцовые земли предпринимались валдайскими карелами на протяжении всей второй половины XVII столетия. Некоторые бежали в спешке, бросая все свое имущество и засеянные поля. Другие же готовились к побегу тщательнее и выжидали в течение нескольких месяцев наиболее подходящий момент. Так, в 1659 г. крестьянин из д. Середея съездил в Великий Новгород, взял там полагавшееся новоприбывшим карелам «государево хлебное и денежное жалованье», вернулся к себе в деревню, пожил там еще полгода и только потом сошел в д. Толмачево Козловской волости (ныне ― Лихославльский р-н Тверской обл.). В течение многих лет власти Иверского монастыря тщетно пытались его разыскать. Но в 1673 г. он вдруг сам объявился в монастырских владениях. Отправившись по делам в Великий Новгород, он по пути заехал в д. Середея «к братьи повидаться». Там-то его и схватили монастырские стрельцы. [10] И все же эта история представляется скорее исключением ― большинство беглецов уходило из иверской вотчины безвозвратно.

Впрочем, карельские деревни Валдайской округи не запустели. Во-первых, в течение всего XVII в. продолжалось переселение «карельских выходцев» из-за рубежа. Во-вторых, на земли Иверского монастыря переезжали карелы, осевшие прежде в Белозерье, в Старорусском уезде и по реке Мсте.

Несмотря на продолжавшиеся миграции, к началу XVIII в. в целом завершилось формирование этнографической группы валдайских карел. На тот момент они еще не совсем размежевались с другими группами карельского населения и поддерживали с ними постоянные связи. При этом особенно тесные отношения поддерживались с карелами из Сеглинского погоста, Осеченской волости и даже из весьма отдаленной Чернецкой волости (ныне ― Бологовский, Удомельский, Вышневолоцкий и Весьегонский р-ны Тверской обл.).

Длительному сохранению таких связей способствовал специфический промысел, которым карелы Валдайской округи занимались по крайней мере с 1650-х гг. Он заключался в доставке из-за шведского рубежа контрабандного табака. [11] Судя по имеющимся источникам, валдайские карелы ездили за рубеж и зимой, и летом, использовали для этого и гужевой, и водный транспорт. Иногда контрабандистам удавалось заполучить в Новгороде «проезжие грамоты», но чаще границу переходили нелегально. Основным местом покупки табака был шведский город Канцы (Ниеншанц), реже ездили в Ругодив (Нарву). И хотя властям карелы заявляли, что табак им был необходим для собственного потребления, основная его часть предназначалась для перепродажи. Сбыт товара осуществлялся как в соседних деревнях, так и в уже упоминавшихся Осеченской и Чернецкой волостях и в Заборовском погосте (ныне ― Вышневолоцкий и Весьегонский р-ны Тверской обл.). Покупатели из более отдаленных мест (например, из Тверского и Клинского уездов) приезжали за табаком самостоятельно.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Торговля «заповедным товаром» была чрезвычайно рискованным делом, но приносила карелам огромную прибыль. В 1661 г. один из жителей Валдайской округи без всякого угрызения совести заявлял: «Я не запираюсь, что табаком торгую, потому что нет того человека в корельских деревнях, кто не торгует табаком». [12]

В течение всей своей истории валдайские карелы жили в окружении русского населения, и уже в XVIII в. стали проявляться первые признаки их обрусения, а к концу следующего XIX столетия процесс ассимиляции приобрел необратимый характер. Еще через несколько десятилетий карельский язык и вовсе вышел из активного употребления. Последняя его запись на территории Новгородской области была сделана в 1990 г. [13]

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф