Метки текста:

Архангельск Воспоминания

Жадовская С.А. (г.Санкт-Петербург)
Личная история и формирование местной исторической памяти (на материале воспоминаний жителей г.Шенкурска Архангельской обл.) VkontakteFacebook

Аннотация:  Предметом внимания в статье стали воспоминания о Гражданской войне, созданные жителями г. Шенкурска Архангельской области. Их авторы показывают противоречивые события того времени с разных точек зрения – сына большевиков и сына эмигранта. В статье проанализирован механизм взаимодействия личной истории и местной исторической памяти, показано, как из личных рассказов «вырастает» историческая память современных горожан.

Ключевые слова: Шенкурск; воспоминания; местная историческая память; медиасфера малого города; локальное культурное пространство;

Summary:  The article focuses on memories of the Сivil war created by inhabitants of the town of Shenkursk, Arkhangelsk region. Their authors show the controversial events of that time from different points of view – the son of the Bolsheviks and the son of the emigrant. The article analyzes the mechanism of interaction between personal history and local historical memory, and shows how the historical memory of modern citizens «grows» out of personal stories.

Keywords: Shenkursk; memories; local historical memory; the media sphere of a small city; local cultural space;

В культурном пространстве малого города взаимосвязь отдельной личной истории и коллективной исторической памяти является важным фактором локальной идентичности. «Опорными точками» в формировании и презентации «памяти места» [1] служат значимые исторические события, призванные соединять региональное сознание с национальным и «вписывать» малый город в культурную историю страны. В ХХ в. одним из таких событий стал переломный период 1917 – 1920-х гг., имеющий особенное значение на Русском Севере. Воспоминания и историко-краеведческие очерки об этом периоде, написанные местными жителями (часто – участниками событий), фиксируют определенный слой или срез исторической памяти, который может становиться актуальным в разное время. [2] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Мемуары, записки, очерки местных жителей о революции и Гражданской войне, о первых комсомольских ячейках и т. п., созданные во второй половине ХХ в., обнаруживаются практически повсеместно. Такие тексты, как правило, не выходят за границы районного центра и сохраняются в местных государственных и личных архивах, региональных краеведческих музеях и (реже) библиотеках, куда попадают от авторов или их родственников. Наряду с другими краеведческими трудами и записями фольклора, созданными исследователями-любителями в разное время, они составляют целое направление в изучении местной истории. Порой воспоминания публикуются на страницах местных или областных газет, литературно-краеведческих журналов и альманахов. Так, в фонде Яренского краеведческого музея хранятся материалы Н. А. Голенева (воспоминания, история родной деревни, очерки по отдельным темам, связанным с революцией 1917 г.), [3] написанные им в 1960-е гг. в г. Харькове; в Верховажском районном историческом музее имеется машинописная книга в 2 томах – воспоминания А. Н. Степанова «Мой путь» (написаны в Курске в 1961–1962 гг.), в которых значительное место отведено подробному описанию крестьянских волнений в Вельском уезде в 1921 г., в сдерживании которых автор участвовал лично. [4]

Шенкурские материалы интересны тем, что представляют исторические события с противоположных точек зрения. Одну из них демонстрирует исторический очерк «Уездная хроника 1917–1919 гг.» Владимира Никандровича Пластинина. [5] Авторизованная машинопись хранится в Шенкурском краеведческом музее, ее автор – сын профессиональных революционеров-большевиков Н. Ф. и Р. А. Пластининых, борцов за становление советской власти на севере России. Текст написан в 1960-е гг., создание его связано, по всей видимости, с желанием автора восстановить в истории имя отца, «первого шенкурского большевика» купеческого происхождения (в 1937 г. он был репрессирован, в 1938 г. умер в лагере, реабилитирован в 1967 г.). Привлекая архивные материалы, В. Н. Пластинин скрупулезно восстанавливает послереволюционные события в Шенкурске, не выходя за рамки принятой в советское время трактовки событий.

История установления советской власти в Шенкурске была тесно связана с историей севернорусской кооперации. В начале ХХ в. в городе был основан Союз смолокуренных артелей, главным организатором которых был Александр Егорович Малахов. Объединив артели и потребительские общества и организовав поставку смолы напрямую на мировой рынок, Союз имел представительства в Архангельске и Лондоне (включая склады); в 1910 г. его деятели были удостоены серебряной медали на Всероссийской кустарной выставке в Петербурге. Среди других направлений работы – учреждение и финансирование коммерческого училища для одаренных крестьянских детей (там учился и старший сын основателя Союза), организация первой в уезде типографии и издание культурно-просветительского журнала «Важская область». Разойдясь в экономических вопросах с новой властью и поддержав крестьян Шенкурского уезда, протестовавших против всеобщей мобилизации в Красную армию в 1918 г., председатель Союза был арестован и позднее вместе с семьей покинул город и страну. В советской историографии эти события известны как Шенкурское восстание и были сразу описаны их участником И. В. Боговым в одноименной книге (1924); [6] А. Е. Малахов изложил историю Важского союза смолокуренных артелей в книге «Русская кооперация и коммунисты», изданной в Лондоне в 1921 г. [7]

В 1992–1994 гг. шенкурские предприниматели возобновили издание журнала «Важская область» и опубликовали некоторые труды Александра Егоровича Малахова, а также воспоминания его сыновей и племянника. [8] Период конца 1910 – начала 1920-х гг. подробно описан в мемуарах его старшего сына Георгия Малахова с примечательным названием «Записки эмигранта» (написаны скорее всего около 1970 г.). [9]

Георгий Александрович Малахов (2.11.1905–9.03.2005), инженер и химик-технолог, с 1922 г. жил за границей (Германия, Чехия, Югославия), в 1958 г. был выслан в СССР, определен на безвыездное жительство в г. Канск Красноярского края. Его фонд в архиве Дома русского зарубежья им. А. И. Солженицына (Москва) содержит статьи и исследования общественно-политического и исторического характера: в частности, «Кооперативное движение в Важской области», «Из истории российского кооперативного движения» и др.), материалы по истории семьи Малаховых, дневниковые записи, автобиографическая проза, литературные произведения (роман «Смоляковы», стихотворения). [10] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Воспоминания о детстве, которое автор провел в Верхнесуландском погосте Шенкурского уезда, представляют собой беллетризованное собрание поверий, легенд, преданий и сведений этнографического характера, переданных через восприятие и личный опыт 10–12-летнего мальчика. Сбор грибов и ягод, охота и рыбалка – эти традиционные занятия подробно описаны с этнографической точки зрения и служат «поводом» для мифологических рассказов:

«Поднявшись к каретнику, мы заметили на его нижнем венце ящерицу. При нашем приближении она замерла.

– Жаль, что топорика с собой не захватили, – сказал Вася. – Отрубили бы ящерице хвост, сразу бы мне сорок грехов простилось.

– Откуда ты знаешь? – спросил я.

– Маряхич говорил, – ответил Вася.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Маряхич – наш дальний родственник из деревни Запаково. Так все звали этого крестьянина и, вероятно, мало кто знал его настоящее имя.

– Маряхич говорил, –- продолжал Вася, – зачем ходить в церковь замаливать грехи? Взял топор, отхватил ящерице хвост и сразу без всяких молитв прощается сорок грехов.

Вася уже большой. Ему девять лет. Он все знает». [11]

В этой же части воспоминаний находим пересказ местного предания (с трудом, правда, отличимого от краеведческого рассказа) о Синем Камне:

«Когда мы подросли и научились по-лягушачьи плавать, то стали ловить рыбу с Синего Камня. Это был самый большой камень, который стоял в реке Суланде недалеко от нашего погоста. С правого берега реки к нему можно было попасть вброд, а между Синькой и левым берегом находилось одно из редких широких и глубоких мест, где летом крестьяне купали своих лошадей, а зимой священник производил водосвятие.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В грамотах Великого Новгорода и Пскова говорится, что в 1315 году староста Азика с братьями продал Василию Матвееву за ”двадцать тысяч белки” земли Шенкурского погоста, которые с северо-западной стороны доходили до Суландской межи по великой камень». Так вот этот “великой камень”, по-видимому, и был Синька.[…] Возможно, что этот межевой камень был покрыт синей минеральной краской. По этому цвету население и называло его Синим Камнем. В течение столетий пески во время весенних паводков стирали краску и во время моего детства этот камень уже приобрел свой первозданный синий цвет, но в памяти народной название сохранилось, и все называли его Синим Камнем. В 30-е годы этого столетия этот исторический камень был взорван, так как якобы мешал сплаву леса». [12]

Следующие далее фрагменты раскрывают любопытные подробности детских ритуалов, связанных с рыбной ловлей; описаны в мемуарах и бытовавшие среди местных жителей представления о местах обитания, привычках и функциях домового, банника, овинника, лешего, кикиморы, водяного. В небольшом фрагменте-рассказе о рождественских гуляниях упомянуто о шилыханах:

«Ах, если бы не шилыханы, как горячо, как сладко целовали бы они своих Ванюшек и Петенек, своих зазнобушек. При одной мысли об этом сладко падают и замирают девичьи сердца. Но боятся девки шилыханов.

Шилыханы – это что-то вроде девичьих урядников. Бегают и наблюдают, чтобы греха не было.

В Шенкурском уезде эту свою должность шилыханы исправляли добросовестно, что видно из сравнения количеств внебрачных детей в Шенкурском уезде и во всей Архангельской губернии в 1906 г.». [13] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Жанры мифологической прозы, переплетенные с фольклорно-этнографическим очерком, остаются ведущими в той части мемуаров, где идет речь о детстве автора, но им находится место и далее. Отражены в тексте легенды и предания о битве новгородцев с чудью, о чудотворной иконе Пантелеймона Целителя, о кургане Чугле, где был скрыт клад, отысканный однажды дедом автора. Подробно описан храмовый праздник, Пантелеймонов день, приготовления к нему и крестный ход к Синему камню. [14] В детской памяти сохранились даже тексты некоторых частушек и описание молодежных гуляний. Далее Г. А. Малахов рассказывает о революции и следующих далее событиях 1918–1919 гг., приходе новой власти, крестьянских волнениях, аресте и отъезде отца и позже – оставшейся части семьи.

Фольклорно-этнографический материал, ставший по сути сюжетообразующим элементом мемуаров, не столько отражает детское восприятие мира, сколько призван зафиксировать основную мысль текста: семья Малаховых, крестьянская по происхождению, была неразрывно связана со своими корнями и в лучшем смысле слова традиционна. Так же, по мнению автора, традиционны и связаны с исконными чаяниями русского народа взгляды главы их семьи, предприимчивого и деятельного крестьянина.

Отметим в заключение, что мемуары, очерки и другие тексты, написанные в малых городах, в реалиях традиционного книгоиздания вряд ли имеют шанс на большое количество читателей. Однако их создание и существование в культурном пространстве малого города конструирует и закрепляет существующую «здесь и сейчас» историческую память, которая может быть актуализирована в дальнейшем. Эти тексты не просто «извлекают из небытия» память местных жителей о конкретных исторических событиях, но в большой степени обусловливают и закрепляют рецепцию этих событий в памяти потомков. Тем самым, мемуары местных жителей, взятые вместе, репрезентируют локальную память Шенкурска о значимых для национального самосознания событиях.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф