Метки текста:

Карелы Коми Рябининские чтения Старообрядцы

Ивановская Н.И. (г.Санкт-Петербург), Чувьюров А.А. (г.Санкт-Петербург)
Старообрядческие кладбища Карелии в рисунках А.Л.Колобаева VkontakteFacebook

Аннотация:  В статье раскрывается информация о рисунках А.Л. Колобаева, запечатлевших некрокультовые памятники Карелии. Исследования проводились в 1923 г. в составе Олонецкой экспедиции на старообрядческих кладбищах Кандалакши, Кеми, Кестеньги.

Ключевые слова: старообрядцы; карелы; коми; голбцы; некрокультовые памятники;

Summary:  The article presents the first publication of information on A.L. Kolobaev’s drawings of necrocultic monuments of Karelia. Studies were conducted in 1923 as part of the Olonets expedition to the Old Beleiver’s cemeteries of Kandalaksha, Kem and Kestenga.

Keywords: Old believers; Karelians; Komi; golbzy; necrocultic monuments;

В 1920 г. Этнографический отдел Государственного Русского музея (ныне Российский этнографический музей) приступил к началу широкомасштабных этнологических исследований финно-угорского и русского населения Северо-Запада России – русских, карел, вепсов, саамов, ингерманландских финнов, води и ижоры. Идея организации этих исследований принадлежала известному антропологу и этнологу Д.А. Золотареву (1885–1935). С 1921 по 1930 гг. он возглавлял отделение русско-финской этнографии в музее.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Для работы в экспедициях Д.А. Золотарев привлекал не только профессиональных этнографов, но и многих талантливых специалистов других смежных гуманитарных дисциплин (антропологов, лингвистов, фотографов, художников), способных внести свой вклад в этнографические исследования. Одним из таких приглашенных специалистов был архитектор, художник А.Л. Колобаев (1893–1960). [1] Осенью 1923 г. Колобаев принимал участие в работе Олонецкой экспедиции Этнографического отдела Русского музея под руководством Д.А. Золотарева. Основной целью экспедиции являлось «изучение антропологических особенностей и материальной культуры карел Кемского уезда». [2] Экспедиционный маршрут включал обследование в сел Кандалакша, Подужемье и г. Кемь.

В г. Кеми Золотарев и Колобаев посетили старообрядческое кладбище. «Удивительное кладбище с редчайшими крестами, которые обладают, по открытию кемской молодежи, свойством особенно хорошо гореть на кострах, – с иронией пишет в своей отчете Д.А. Золотарев, – привлекло наше внимание, дало возможность увековечить еще сохранившиеся старые кресты-теремки, на смену которым идут совершенно простые и грубые, помогло усвоить особенности карельских кладбищ, бывших так же предметом наших наблюдений, и еще раз почувствовать тесную культурную связь карел и русских». [3]

За время работы в экспедиции Колобаевым было выполнено 84 графических рисунка различных этнографических объектов. Тематически коллекцию его рисунков можно разделить на четыре группы: рисунки культовых, жилых и хозяйственных построек (49 №№); зарисовки различных видов бытовавшей в то время одежды (9 №№); изображения предметов хозяйства и быта (9 №№); зарисовки намогильных памятников (голбцы,кресты,домовины), установленных на старообрядческих кладбищах Карелии (г. Кемь, сёла Кестеньга и Кандалакша – всего 16 рисунков). Значительная часть рисунков старообрядческих некрокультовых сооружений была сделана Колобаевым во время посещения кладбища в г. Кемь (9 рисунков). На всех рисунках изображены столбцы (голбцы): восемь – плоского сечения, один (Кол. 13405 –1) – круглого. Можно выделить несколько видов столбцов: грибовидной формы (рис. № 6); прямоугольный в основании,сужающийся в середине и расширяющийся кверху (форма песочных часов – Кол. 13405 – 8); четыре столбца в нижней части памятника имеют прямоугольную форму, украшены резными городками, в средней своей части форма столбцов – овальная, с двумя завитками под киотом (Кол. 13405 – 3, 4, 5, 7); столбец круглого сечения, имеет перехваты в середине, образующие цилиндрические, шаровидные и биконические уступы, края которых покрыты резным геометрическим орнаментом. Все представленные на рисунках столбцы украшены резным орнаментом, увенчаны двускатной кровлей, стилизованной под крышу дома, по верхнему шву закрытой коньком, с резными причелинами. На фронтоне столбцов помещены четырехконечные резные кресты с изображением восьмиконечного Голгофского креста: на семи столбцах (Кол. 13405 – 2, 3, 4, 5, 6, 7, 9) кресты помещены в специальный киот, который расположен под кровлей. Столбцы украшены растительным орнаментом (Кол. 13405 – 7, 9) и солярными знаками (Кол. 13405 – 9).

Обычай устанавливать на столбцах резные доски и четырехконечные кресты с изображением Голгофского креста связан с культовой традицией Выговского старообрядческого общежительства. [4] Под влиянием Выга данная традиция достаточно широко распространилась на Русском Севере среди различных групп старообрядцев, как среди русского, так и финно-угорского населения (коми-зыряне, карелы [5] ).

На рисунках Колобаева представлены также намогильные сооружения на кладбищах Кестеньги и Кандалакши: столбцы с двухскатной кровлей, украшенные резным орнаментом и причелинами (Кол. 13405 – 11, 12 (Кестеньга); Кол. 13405 – 15, 16 (Кандалакша)); восьмиконечный крест с двускатной кровлей с причелинами (Кол. 13405 – 15 (Кандалакша)). На двух столбцах Кестеньгского кладбища помещены медные иконки (Кол. 13405 – 10, 11), еще на одном киотный медный крест «Распятие». На двух рисунках представлены домовины Кестеньгского кладбища: на одном (Кол. 13405 – 14) изображена полуразвалившаяся домовина; на втором (Кол. 13405 – 13) – домовина из толстых плах в два венца (рубка в косую лапу в «ласточкин хвост»), с двускатной крышей с коньком и с окошком для души умершего на западной (?) стенке домовины. В домовину вставлен столбец с вырезанным на фронтоне шестиконечным крестом. Столбец расположен асимметрично продольной оси домовины. По мнению В.П. Орфинского, такое расположение столбцов и крестов на карельских кладбищах связано с конструктивными особенностями домовин – с двухскатной слеговой крышей. [6] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Некрокультовые памятники представлены еще на двух рисунках Колобаева, которые были сделаны им в 1926 г. во время работы в составе Карельской экспедиции Государственной академии истории материальной культуры и Этнографического отделения Русского музея в Ухтинском районе Карелии (с. Ухта – Кол. 13305-44; с. Чикша – Кол. 13305-45). На них изображены домовины с двухскатной крышей с коньком, с резными причелинами. В домовину с Ухтинского кладбища вставлен столбец круглого сечения, с перехватами в середине в виде шаровидных и биконических уступов. Столбец увенчан двускатной кровлей, с резными причелинами. В домовину с кладбища дер. Чикша вставлен восьмиконечный крест с иконкой в средокрестии. Крест обвязан «ветряным платком». Как отмечает Ю.Ю. Сурхаско, столбцы с двускатной кровлей (влияние русских старообрядцев) были распространены на кладбищах в Северной Карелии. [7]

Исследователи, изучавшие некрокультовые сооружения Русского Севера (голбцы и домовины), отмечают сходство конструктивных деталей намогильных сооружений и крестьянского жилища (кровли с коньком, резные причелины и т.д.). [8]

По мнению В.П. Орфинского, генезис и эволюция этих некрокультовых сооружений связаны с наземным домиком мертвых: «от наземного домика мертвых к подземному инварианту в виде помещенного в курганную насыпь или в могильную яму сруба, включающего внутреннее пространство, используемое для “проживания” покойника, и от него к дифференцированному сооружению, состоящему из подземной домовины и намогильного холмика». [9] Впоследствии от домовин произошли намогильные столбики – голбцы, а голбцы под давлением православного духовенства превратились в кресты под крышей. [10] По мнению П.П. Медведева, эволюционно-генетическая цепочка развития старообрядческих некрокультовых сооружений могла включать в себя также и заимствование отдельных элементов погребального обряда у карельского или саамского населения. [11]

Намогильные сооружения подобного типа (столбцы с двухскатной кровлей) были широко распространены на Русском Севере (Беломорское Поморье, Карелия и Архангельская и Вологодская области). [12] Широко они были распространены и среди коми-зырян, в местах компактного проживания старообрядцев: на Удоре (в бассейне реки Верхней Вашки), на Средней и Верхней Печоре. Разнообразные по форме столбцы были выявлены исследователями на Верхней Вычегде, в Усть-Куломском р-не Республики Коми (с. Керчомья, Верхняя Вочь, д. Бадьельск, Лебяжск, Дзёль, Климовск). [13] Такие намогильные столбики местные коми называют “пас” (знак). Они вытёсываются топором из сосновых плах или брёвен и устанавливаются на могилах вместо обычных православных крестов. Типология вырхневычегодских намогильных столбиков приводится в статье В.А. Галиопы: 1) биконический – высокая лопасть из сосновой плахи, подтёсанная «на конус» сверху и снизу; 2) моноконический – отличается от биконических только тем, что не имеет внизу стёсанного на конус перехвата; 3) «столбовый» – круглый столб с затёсом спереди или с прибитой к нему дощечкой с именем умершего и датой. [14] Необходимость установки таких памятников (столбов вместо крестов) информанты объясняют тем, что «если ставить крест, то нужно то место оградить оградой, чтобы собаки и прочие твари креста не поганили[…], поэтому поставить столб». [15]

В.Н. Белицер отмечает, что у коми «намогильные кресты ставили только зажиточные крестьяне, победнее ограничивались простыми столбиками». [16] Подобные объяснения социальной стратификации в выборе намогильных памятников (зажиточным – крест, малоимущим – столбик) в настоящее время среди информантов не встречается. На кладбищах верхнепечорских коми старообрядцев наряду с восьми и шестиконечными крестами с двухскатной кровлей встречаются четырехгранные столбики с заостренным верхом. По словам информантов, восьмиконечные кресты ставили только «истым» (ревностным) староверам, прочим (не строго следующим нормам и предписаниям религиозной жизни) ставили просто столбик, а православным – шестиконечные кресты. Аналогичные объяснения бытовали и среди русских старообрядцев на Нижней Печоре: «…креста удостаивались только те, кто его заслужил, неукоснительно соблюдая каноны старой веры. Основной же массе простых старообрядцев полагалось на могилах ставить столб с врезанными в него иконками». [17] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Многочисленные памятники данного типа (намогильные столбики различных форм) широко распространены среди коми-ижемцев, в основной своей массе являющихся сторонниками официального православия. По словам информантов, столбики на могилах устанавливают в тех случаях, когда к моменту погребения не успели сделать крест. После изготовления креста происходит замена памятников, но такая замена намогильных сооружений происходит не во всех случаях: столбики оставляют на могилах самоубийц, а также на могилах детей и тех, кто демонстративно подчеркивал свою непричастность к христианской традиции («неверующие»). Столбики в качестве намогильных памятников встречаются также на кладбищах «устьцилемов» – русского населения Нижней Печоры. По словам информантов, такие столбики устанавливают умершим неестественной смертью (трагически погибшим), а также детям.

Как отмечает Ю.Ю. Сурхаско, крест (с гробницей) у карел нередко устанавливался только через шесть недель после смерти. [18] У верхнепечорских коми старообрядцев бегунского согласия (д. Скаляп, Троицко-Печорский р-н Республики Коми) крест и домовины иногда также устанавливали через некоторое время после погребения: сразу после погребения насыпается могильный холм и ставятся два стол­бика (один в изголовье, другой в ногах покойного). Позднее кто-нибудь из «благодетелей», имеющий навык сооружения подобных конструкций, делает сруб и ставит крест.

Домовины, как и столбцы (голбцы), были широко распространены среди старообрядцев на Европейском Севере (русских, карел, коми). Встречаются они также на кладбищах саамов и обских угров (манси, ханты). Необходимость сооружения домовин верхнепечорские коми старообрядцы объясняют тем, что «раньше кладбища были не огорожены и чтобы скот не топтал могилы». Еще одна причина сооружения домовин, по мнению информантов, заключается в конструктивных особенностях могильной ямы: у печорских коми при погребении над гробом сооружается настил из досок, которые устанавливаются на стойки, расположенные по углам гроба (йирт [19] – потолок). После того как доски прогнивают, происходит оседание грунта и на месте могильного холма образуется яма. Домовина (срубича) позволяет скрыть образовавшуюся яму.

Столь широкое распространение конструктивно близких памятников (домовин и столбцов) среди различных этносов (русские, карелы, коми, саамы, ханты, манси) и конфессиональных групп (старообрядцы, православные, язычники) не позволяет однозначно решить вопрос эволюционно-генетической линии развития старообрядческих некрокультовых сооружений. Помимо прямой линии их развития от «домиков мертвых» нельзя исключить непосредственного заимствования и «творческой переработки» старообрядцами традиции погребального обряда соседних финно-угорских народов (карел, саамов, обских угров – манси и хантов).

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф