Метки текста:

Рябининские чтения Экспозиция

Каюмова М.Р. (г.Петрозаводск)
Деятельность Государственного историко-краеведческого музея КАССР в 1950-е годы VkontakteFacebook

Аннотация:  Доклад посвящен анализу таких направлений деятельности Государственного историко-краеведческого музея КАССР, как формирование постоянной экспозиции, экскурсионная и научно-исследовательская работа. Деятельность музея в 1950-е гг. характеризуется проведением масштабных реэкспозиций, активной научно-исследовательской работой сотрудников музея, совершенствованием экскурсионного обслуживания населения.

Ключевые слова: Государственный историко-краеведческий музе КАССР; экспозиция; экскурсионное обслуживание; научно-исследовательская работа;

Summary:  The main activity lines of State historical museum of Karelia were the designing of exhibitions, excursion service and research activity. In the 1950s Museum implemented two scale changes of expositions. Museum employees provided the audience with significantly improved excursions. There were organised a lot of history researches concerned Soviet history.

Keywords: State historical museum of Karelia; exhibition; excursion service; research activity;

Первая послевоенная постоянная экспозиция Государственного историко-краеведческого музея Карело-Финской ССР была открыта в 1945 г., ее открытие было приурочено к 25-летию Карело-Финской ССР. С 1945 г. музей вел активную работу по дополнению существующих коллекций музейных предметов, усовершенствованию экспозиций, организации культурно-просветительских мероприятий и популяризации музея. [1] Здание бывшей заводской церкви, в котором размещался музей, нуждалось в ремонте, в результате чего некоторые отделы экспозиции были недоступны для посетителей.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К 1950 г. руководство музея в качестве основных задач выделяло создание новой расширенной экспозиции основных отделов и усиление культурно-просветительской деятельности музея, а именно экскурсионной работы. Главным требованием к новому музейному показу была «идейно-политическая целеустремленность и научная обоснованность». [2] К декабрю 1950 г. планировалось закончить составление новых тематических экспозиционных планов. Экскурсионная работа музея должна была способствовать «делу коммунистического воспитания трудящихся и пропаганде политических задач». [3] По отделам новой экспозиции предполагалось разработать ряд методических рекомендаций для экскурсоводов по проведению экскурсий для разных групп населения, сделав акцент на работу с учащимися школ и средних специальных учебных заведений.

Экспозиционная и экскурсионная работы выделялись вышестоящими органами в качестве приоритетных, а их реализация в музее признавалась проблемной или недостаточной. Например, Комитет по делам культурно-просветительских учреждений при Совете Министров КФССР в апреле 1950 г. издал специальный приказ, в котором обязывал усилить контроль за качеством экскурсий, повышать квалификацию сотрудников-экскурсоводов, обеспечить плановое составление и обязательное утверждение методических разработок экскурсий и лекций. [4] В июне 1950 г. республиканский актив работников культурно-просветительских учреждений КФССР в своем постановлении также призывал музей «покончить с недооценкой экскурсионной работы» и активнее проводить экскурсии для местных предприятий и совхозов. [5]

Критике подвергалось и качество постоянной экспозиции, на основе которой строился рассказ экскурсовода. В газете «Ленинское знамя» за август 1950 г. была опубликована заметка под названием «Экспонаты безграмотности». Автор заметки приводил примеры из текста этикеток, составленных с нарушением норм русского языка и смысловыми ошибками. [6] Обсуждению заметки было посвящено производственное совещание музея, на котором критические замечания, высказанные автором, были признаны правильными, а для устранения недостатков предполагалось провести проверку всего музейного этикетажа. На совещании также была высказана мысль о том, что не следует подменять текстом экспонаты. [7]

Проблема преобладания текста над экспонатами была характерна для всех исторических экспозиций советского периода. Однако в 1950-х гг. она стояла особенно остро, так как обширная и постоянно пополняемая коллекция музейных предметов еще только изучалась и осваивалась. Пояснительные тексты и текстовые экспонаты зачастую преобладали над подлинными историческими памятниками.

В мае 1952 г. директором музея была утверждена инструкция о составлении и порядке утверждения текстовых материалов для экспозиций. Одним из требований к оформлению текстов было включение этикеток на финском языке, которые бы дублировали основной этикетаж. Цитаты классиков марксизма-ленинизма, которыми изобиловали тематико-экспозиционные планы, приравнивались к экспонатам. В инструкции устанавливался порядок утверждения текстовых материалов: текст экспозиции проверялся заместителем директора по научной части, затем утверждался директором музея, передавался для исполнения художнику или направлялся в типографию для создания печатного варианта. После приемки уже готовой экспозиции специальной комиссией любое дополнение или смена текстового материала могла осуществляться только с разрешения Главлита КФССР. [8] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Отдел истории КФССР советского периода был недоступен для посетителей с ноября 1951 г. по конец 1952 г. в связи с ремонтом здания и реэкспозицией этого отдела, тематико-экспозиционные планы которого разрабатывались еще с 1950 г. Наконец, в ноябре 1952 г. Комитет по делам культурно-просветительских учреждений при Совете министров КФССР представил на утверждение заведующему отделом пропаганды и агитации ЦК КП(б) КФССР список комиссии по просмотру новой экспозиции музея. В состав комиссии вошли: председатель – Машезерский В. И. (филиал АН СССР), Червов Н. Г. (председатель Комитета по делам культурно-просветительских учреждений), Балагуров Я. А. (филиал АН СССР), Шумилов М. И. (филиал Института Маркса-Энгельса-Ленина), Линевский А. М. (филиал АН СССР), Гардин Е. С. (филиал АН СССР), а также сотрудники отдела агитации и пропаганды ЦК КП(б). [9] После устранения замечаний, выявленных комиссией, отдел советской истории был открыт, однако работа над некоторыми его разделами так и не была завершена. Приказом председателя Комитета по делам культурно-просветительских учреждений от 22 декабря 1952 г. директор музея обязался завершить реэкспозицию отдела советского периода и обеспечить систематическое пополнение этого отдела новыми экспонатами и материалами. Приказом также предписывалось устранить недостатки в научной работе музея, одной из причин которых была нехватка квалифицированных кадров, кроме того, в музее не была организована производственная учеба, а исследовательские командировки и командировки по обмену опытом в другие музеи не проводились. [10]

Окончательно реэкспозиция отдела советского периода была завершена в 1953 г., посетителям были представлены новые разделы, посвященные культуре и быту жителей Карелии, а также транспорту и организации связи. Проблема со штатом отдела так и не была решена, поэтому к разработке данных разделов привлекались сотрудники других отделов. [11]

В 1954 г. продолжилось совершенствование постоянной экспозиции музея. На основе экспонатов, поступивших из бывшего музея «Свирская победа» в г. Ленинграде, был дополнен раздел, посвященный Великой Отечественной войне. Сотрудниками музея была запланирована работа по сбору и научному описанию экспонатов по истории Карелии в средние века. [12]

Приказом по Министерству культуры КФССР № 37 от 24 марта 1954 г. на должность директора музея был назначен Ф. И. Егоров, который заменил на этом посту И. М. Мулло, возглавлявшего музей до войны и затем вновь назначенного руководителем в 1948 г. [13]

Приказом по Министерству культуры КФССР № 86 от 17 июня 1955 г. мемориальный музей Петра I в Марциальных водах вошел в состав краеведческого музея. [14] Мемориальный музей был основан в 1946 г., экспозиция включала в себя церковь апостола Петра, а также размещенные в доме горного ведомства стенды с фотографиями, картами, схемами и сопроводительным текстовым материалом большого объема; материальных памятников в экспозиции практически не было. Перед сотрудниками краеведческого музея стояла задача совершенствования экспозиции – как материального наполнения, так и текстового сопровождения. Работы были запланированы на 1956 г. В протоколе Музейного совета за июнь 1956 г. обсуждался вопрос о концепции и тематике экспозиции, целью которого было разрешить противоречия в репрезентации политики и личности Петра I. С одной стороны, в 1930-х гг. сложился своеобразный канон в интерпретации личности Петра I как сильного правителя и проводимой им политики. С другой стороны, после XX съезда КПСС, осудившего культ личности, необходимо было аккуратнее расставлять акценты в экспозиции. Экспозицию было поручено разрабатывать В. А. Трошину, возглавлявшему новое структурное подразделение. Он видел задачу музея в том, чтобы «показать роль карельского народа в первой четверти XVIII в.» и призывал к пересмотру экспозиции с целью «исключить культ личности». Одновременно с этим В. А. Трошин отмечал: «Некоторые допускают такую вещь, что не хотят показать личность Петра I, этого нельзя делать и допускать в мемориальном музее». [15] На заседание совета был приглашен историк Я. А. Балагуров, который предложил сместить акценты на историю г. Петрозаводска, железоделательных заводов и их рабочих. Директор музея согласился принять компромиссный вариант концепции: показать роль личности Петра I в истории России и Карелии и одновременно шире представить роль «народных масс» в развитии Олонецкого края.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

После XX съезда КПСС перед музеем вновь встала задача по проведению реэкспозиции по всем отделам. Необходимо было изъять из текстов все цитаты и отсылки к работам И. В. Сталина, дополнить музейные показы новыми экспонатами и переработать текстовый сопроводительный материал. Кроме того, в 1956 г. республике был возвращен статус автономной, так что переработка также должна была коснуться отдела советской истории, в частности, раздела о советско-финляндской войне 1939–1940 гг. Реэкспозиция была запланирована на 1957 г. и приурочена к юбилею Октябрьской революции, открытие новой экспозиции должно было состояться в начале 1958 г.

К юбилею революции активизировалась и научная деятельность музея. Сотрудниками проводилась серьезная работа по собиранию воспоминаний участников революционных событий, интервью с ветеранами революции и Гражданской войны записывались на магнитные ленты, записи использовались экскурсоводами во время экскурсий.

К концу 1950-х гг. музей усилил взаимодействие со школами, а также школьными музеями. Школьники посещали экскурсии, переписывались с музеем как методическим центром, участвовали в комплектовании коллекций музея. Помимо школьников в массовом порядке экскурсии посещали военнослужащие воинских частей, расположенных в пригородах Петрозаводска и смежных районах.

В связи с неудовлетворительным состоянием здания музея постоянная экспозиция была свернута, и музей закрылся для посетителей с 20 июля 1958 г. Все основные отделы были восстановлены в полном объеме только летом 1960 г.

1950-е гг. в истории Государственного историко-краеведческого музея Карелии характеризуются прежде всего интенсивной экспозиционной работой. За десятилетие были проведены две масштабные реэкспозиции, создана новая экспозиция в филиале музея в Марциальных водах, разрабатывались тематико-экспозиционные планы временных выставок.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Одним из основных направлений деятельности музея было экскурсионное обслуживание, основными посетителями музея оставались школьники, учащиеся техникумов и военнослужащие. Однако экскурсии проводились нерегулярно, музей подолгу оставался недоступен для посетителей. Здание музея нуждалось в реконструкции, оно было приспособлено под нужды музея, но не удовлетворяло всем потребностям учреждения: не хватало места для размещения выставок, на продолжительное время из-за ремонта закрывались целые отделы.

Музей активно вел научно-исследовательскую и собирательскую работы, коллекция музея пополнялась новыми историческими памятниками. Музей отправлял сотрудников в экспедиции, вел переписку с держателями ценных предметов и учеными, проводились производственные учебы. Тем не менее к концу 1950-х гг. так и не была решена проблема с комплектацией отделов квалифицированными кадрами, наоборот, сохранялась тенденция к сокращению штата.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф