Метки текста:

Карелы Рябининские чтения

Кулагин О.И. (г.Петрозаводск)
Роль лесной промышленности в изменении этнического облика Карелии в 1950-1960-е гг. VkontakteFacebook

Аннотация:  Этнический облик Карелии, особенно с началом процессов советской индустриализации, а также после Великой Отечественной войны, в наибольшей степени определялся ускоренным развитием лесной промышленности. В послевоенные годы происходил быстрый рост населения за счет массовой реэвакуации местных жителей, большого притока рабочей силы из Белоруссии и из других республик и областей, демобилизации из Советской Армии, высокой рождаемости.

Ключевые слова: этнический облик; Карелия; лесная промышленность;

Summary: The ethnic appearance of Karelia, especially with the beginning of the processes of Soviet industrialization, and after the Great Patriotic War, was determined to the greatest extent by the accelerated development of the forest industry. In the postwar years there was a rapid population growth due to the massive re-evacuation of local residents, a large influx of labor from Belarus and from other republics and regions, demobilization from the Soviet Army, and high birth rates.

Keywords: ethnic appearance; Karelia; forest industry;

Развитие регионального лесопромышленного комплекса стало одним из главных факторов изменения этнического облика Карелии в послевоенные годы. [1] За двадцатилетний период между переписями 1939 и 1959 гг. население Карелии, несмотря на большие потери в годы Великой Отечественной войны, увеличилось на 182 тыс. человек, или на 39 %, в то время как в целом по СССР – всего лишь на 9,5 %. В начале 1950-х гг. ежегодный прирост населения республики составлял 4–8% при среднем по стране 1,7. Значительный механический прирост населения в довоенные и первые послевоенные годы оказал большое влияние не только на численность, но и на состав населения КАССР, его территориальное размещение, характер воспроизводства. [2] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Переселенцы из Белоруссии стали важной составляющей демографического потенциала Карелии в годы послевоенного восстановления региональной экономики. В данном исследовании предпринимается попытка проследить изменения в социально-профессиональных характеристиках белорусов – работников лесной промышленности республики по материалам всесоюзных переписей 1959 и 1970 гг. За основу для сравнительного анализа взяты: уровень образования, уровень квалификации, а также сфера производственной занятости. Основная часть материалов переписей по Карелии содержится в фонде Статистического управления (Госкомстата) Республики Карелия (Ф. Р-659) Национального архива Республики Карелия (далее – НА РК).

В программу всех трех переписей были включены вопросы, связанные с национальностью, уровнем образования, местом работы и занятием. Важной отличительной чертой переписи 1970 г. стал сбор сведений о миграции населения. В частности, была предпринята попытка изучить продолжительность работы в сезонных и других отраслях хозяйства, а также причины перемены места жительства. [3]

Обозначая актуальность исследуемой темы, стоит отметить, что среди специалистов в области социологии, философии, экономики, демографии, культурологии, психологии живой интерес продолжают вызывать проблемы изучения такого явления, как социально-профессиональная мобильность, [4] а также социально-профессиональный облик производственного персонала промышленных предприятий. [5] Интересным обобщающим исследованием по этносоциальной истории белорусского народа, включившим в себя анализ вопросов социально-профессиональных характеристик, является диссертационное исследование О. В. Солоповой. [6] Однако остается малоисследованным вопрос о взаимосвязи между региональными особенностями социально-экономического развития и социально-профессиональными характеристиками представителей этносов, проживающих в том или ином регионе.

Важнейшим условием формирования социально-профессиональных характеристик, необходимых для трудовой деятельности в той или иной отрасли, является институт социально-профессиональной адаптации. Он включает в себя возможность обучения новой профессии или совершенствования компетенции в имеющейся квалификации, возможность безболезненно влиться в новый коллектив, иметь достойные условия для труда и жизни на новом месте. Дисфункция или неэффективная работа данного института может способствовать тому, что работник не сможет адаптироваться социально и профессионально на новом месте и постарается как можно быстрее сменить место своей работы. [7]

В конце 1940 – начале 1950-х гг. в Карелии активно реализовывалась переселенческая политика государства для пополнения лесной промышленности постоянными кадрами рабочих, которых необходимо было закрепить на предприятиях. Лесная промышленность не располагала необходимым резервом жилого фонда для размещения прибывавших тысяч семей переселенцев, а также учреждениями социальной сферы. В результате многие семьи возвращались на прежнее место жительства или переходили на работу в другие отрасли хозяйства республики.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В сложившихся условиях констатировать наличие института социально-профессиональной адаптации переселенцев из Белоруссии в Карелии представляется затруднительным. Тем не менее, результаты первой послевоенной всесоюзной переписи показали достаточно высокий процент белорусов среди населения Карелии.

Согласно данным переписи 1959 г., в Карелии проживали представители 40 национальностей. Население республики составило 651 тыс. человек, из них: русские – 413 тыс. (63,4 %), карелы – 85 тыс. (13,1 %), белорусы – 72 тыс. (11,0 %), финны – 28 тыс. (4,3 %), украинцы – 24 тыс. (3,6 %), вепсы – 7 тыс. (1,1 %), поляки – 7 тыс. (1,1 %), прочие – 15 тыс. (2,4 %). Преимущественными районами проживания белорусов являлись: Сегежский – 11 тыс. человек, или 19,4 % всего населения района, Сортавальский – 11 тыс. человек (15,3 %), Суоярвский – 9 тыс. (12,6 %), Беломорский – 5,2 тыс. (12,6 %), Медвежьегорский – 5,3 тыс. (10,0 %), Пудожский – 5,1 тыс. (13,8 %). [8] Важно отметить, что эти районы являлись зонами интенсивных лесозаготовок.

Использование переселенцев из Белорусской ССР преимущественно в качестве рабочей силы на лесозаготовительных предприятиях не могло не сказаться на уровне образования белорусского населения в этот период. Согласно данным переписи 1959 г., наименьший удельный вес лиц с высшим образованием в составе населения данной национальности оказался у белорусов – 0,32 %, в то время, как у карелов – 0,44 %, финнов – 1,17 %, русских – 1,65 %, украинцев – 2,14 %. Соответственно показатель по среднему специальному образованию составил: у белорусов – 1,97 %, карелов – 3,32 %, финнов – 3,93 %, украинцев – 5,45 %, русских – 5,87 %. В то же время по количеству неграмотных белорусы оказались на одном из первых мест – 5,05 %, уступив лишь карелам – 10,48 %. Среди русских количество неграмотных составило 3,55 %, украинцев – 3,29 %, финнов – 1,86 % [9] . Согласно переписи 1959 г., среди белорусов в категории инженерно-технических работников различного уровня наиболее распространенной была категория мастера.

Самые низкие показатели образовательного уровня среди белорусов были связаны с преимущественным привлечением их к тяжелому низкоквалифицированному труду на лесозаготовках. Среди профессий лесорубов, пильщиков леса и рабочих на разделке древесины русские составили 47,6%, белорусы – 27,4 %, украинцы – 5,3 %. Среди вздымщиков, подсочников, сборщиков древесного сока русских оказалось 49,4 %, белорусов – 16,9 %, украинцев – 4,5 %, среди прочих занятий на лесозаготовках и подсочке леса удельный вес русских составил 35,3 %, белорусов – 33,9 %, украинцев – 9,5 %. [10] Примечательно, что среди женщин белорусской национальности удельный вес лесорубов, пильщиков леса и рабочих на разделке древесины оказался более значительным, чем среди мужчин (среди лесорубов – соответственно: 41,4 % и 33,9%), а также наибольшим среди всех национальностей – 40 %, среди русских – 36,9 %, украинцев – 3,5 %. [11]

К середине 1960-х гг. замедлились темпы экономического развития Карелии, что было связано, главным образом, со снижением объемов лесозаготовок. Среднегодовой прирост валовой продукции промышленности КАССР составил: в 1951–1955 гг. 16,1 %, в 1956–1960 гг. 9,3 %, в 1961–1965 гг. 5,9 %. Среди областей и республик Северо-Западного экономического района Карелия по приросту промышленного производства в конце 1960-х гг. занимала последнее место, [12] что не могло не отразиться на темпах прироста населения. В 1959–1966 гг. они составляли всего 0,5–1,8%, а в 1967–1968 гг. численность населения республики даже несколько уменьшилась. Снижение объемов лесозаготовок и нереализованные на протяжении двух десятков послевоенных лет социально-экономические ожидания переселенцев нашли свое отражение в высоких показателях миграционной убыли населения из Карелии, а также текучести рабочих кадров, начавшейся в конце 1950-х гг. и особенно усилившейся с середины 1960-х гг.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Изучение миграционных связей КАССР с другими районами страны показало, что наибольший отток населения из республики происходил в г. Ленинград, Ленинградскую и Мурманскую области, в Прибалтику и на Украину. С 1965 г. начался интенсивный отток в Белоруссию. [13]

Подводя итог, следует отметить, что в течение рассматриваемого периода переселенцы из Белоруссии стали важной составляющей этнического облика Карелии в послевоенный период. Региональный лесопромышленный комплекс оказал противоречивое влияние на социально-профессиональные характеристики белорусского населения Карелии. Сохранение большого удельного веса белорусов, занятых тяжелым физическим трудом в лесозаготовительной отрасли, преимущественно в профессиях, не требовавших высокой квалификации, обусловило низкие показатели уровня образования в сравнении с представителями других национальностей. Тяжелые условия труда, перманентно сохранявшиеся проблемы в жилищно-бытовой сфере, сокращение объемов лесопромышленного производства в республике привели к уменьшению удельного веса белорусов среди населения Карелии.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф