Метки текста:

Биография Рябининские чтения

Луцковская Е.Ф.
Василий Батурин, священник Кудьмозерского единоверческого прихода Архангельской епархии: страницы биографии VkontakteFacebook

Аннотация:  В статье на основе документов, хранящихся в Государственном архиве Архангельской области, рассматривается биография священника Кудьмозерского единоверческого прихода Архангельской епархии Василия Михайловича Батурина, внесшего значительный вклад в укрепление православия на Русском Севере.

Ключевые слова: В.М. Батурин; биография; православие; Кудьмозерский приход Архангельской области;

Summary:  The article is based on the documents stored at the State Archive of the Arkhangelsk Region, and covers episodes from the biography of the priest of the Kudmozersky Orthodox Old-Rite parish of the Arkhangelsk diocese, Vasily Mikhailovich Baturin, who made a significant contribution to strengthening Orthodoxy in the Russian North.

Keywords: V.M. Baturin; biography; orthodoxy; Kudmozersky parish in Arkhangelsk Region ;

Значительный след в истории Пертозерского и Кудьмозерского селений Архангельской губернии и уезда оставил Василий Михайлович Батурин – уроженец Пертозерского скита, крестьянский сын, священник. Василий родился в 1844 г. в старообрядческой семье Михаила Иванова и Натальи Федоровой Батуриных. С малых лет, благодаря своей любознательности, он пристрастился бывать в моленной. В ней постоянно жил его дядя Аким, который постепенно вводил мальчика в «храм науки», знакомил его с Псалтырем, Часословом, Апостолом, Евангелием и Святцами. Дядя хорошо знал устав, умел отправлять по-старообрядчески службы, петь в нос и знал крюки, за что получал уважение и слыл «грамотеем». Уже в 5 лет, стоя на скамеечке у аналоя, Василий читал Часы, получая от ревнителей благочестия удары лестовкой (четками) по спине, если какое слово произносил неправильно или говорил ересь. А к 7 годам эти науки им уже были освоены. [1] В 10 лет Василий мог самостоятельно править всю службу. Все ревнители старого благочестия относились к нему с почтением, называя его «раб Божий Василий», и ставили в пример другим. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1859 г. в родительском большом доме случился пожар. Пораженный горем, отец пристрастился к спиртному. В связи с этим все заботы по хозяйству пришлось взять на себя 15-летнему Василию (работа в поле, выгонка смолы и пр.). По прошествии пяти лет дела постепенно начали поправляться. Братья подросли. Василий стал жить на заработках вне дома, видя, что дома уже могут обойтись и без него. Он работал в Архангельске в артели, которая таскала карбаса и барки по реке летом, а зимой на лесопильном заводе, разнорабочим, кочегаром.

Будучи рожденным в старообрядчестве, он много лет был ревностным последователем этого религиозного течения. Но, постоянно живя в городе, находясь совершенно в другой среде, общаясь с людьми, исповедовавшими ортодоксальное православие, в его душу стали вкрадываться сомнения в правильности староверия. Порвать с основополагающими религиозными устоями старообрядчества было непросто. О морально-нравственных переживаниях отца красноречиво свидетельствуют строки из воспоминаний его сына, Иоанна. В. Батурин рассказывал сыну: «Не раз порывался я пойти с товарищами к службе в церковь… И, однажды, переборов себя, я собрался и простоял литургию в Соломбальском соборе в праздник Рождества Богородицы. Мне представилось, что душа моя слышит пение Ангелов. Не отдавая себе отчета, забыв все и вся, я встал на колени и начал молиться. Какое-то радостное чувство наполнило все мое существо, из глаз потекли обильные слезы. С этого времени я как бы переродился. Много труда, страданий, лишений стоил мне переход в православие» (ГААО, ф. 29, оп. 31, д. 2046, л. 6 об. – 7 об.).

В. Батуриным было прочитано большое количество священных книг, проведено множество бесед с пастырями церкви, особенно с миссионером Ильёй Легатовым. Все это способствовало его окончательному разрыву с расколом, в котором он состоял до 24 марта 1885 г., то есть до того времени, когда он был присоединен к Святой Церкви на правилах единоверия. К тому времени В. Батурин уже имел семью. Его женой была Калистифена Николаева (1858 – ?), уроженка Белозерского старообрядческого скита Архангельского уезда, крестьянская дочь из рода Шишовых, которая перешла в православие вслед за своим мужем до 1 апреля 1885 г. У них было пятеро детей: Иоанн (29.08.1881 – ?), Иосаф (1883 – ?), Татьяна (1885 – ?), Александра (1886 – ?), Дмитрий (1892 – ?). В.М. Батурин из недвижимого имущества имел крестьянский дом и часть пахотной земли, расчищенной по билету от местного начальства 1880 г., а также имущество, которое находилось на месте его первого жительства (ГААО, ф. 29, оп. 38, д. 199, Л. 73 об., 74).

11 апреля 1885 г. от В.М. Батурина и крестьянина Амбурского сельбища Василия Петрова Хивюзова в адрес епископа Архангельского и Холмогорского Нафанаила поступило письмо с просьбой открыть единоверческую церковь в Архангельске или где-нибудь в уезде. Они просили принять их на должность псаломщиков, так как умеют хорошо петь и читать по-старообрядчески, знают церковный устав. Далее они писали, что, проживая в качестве крестьян в своем месте, они могут быть полезны и для других людей, уклоняющихся от церкви и, таким образом, помогать миссионеру в исполнении своих обязанностей (ГААО, ф. 29, оп. 2, т. 5, д. 540 а, л. 1, 1 об.). В. Батурин также активно хлопотал об открытии богослужений по единоверческому обряду в Кудьмозёрской церкви с назначением к ней самостоятельного единоверческого причта «с целью привлечения к союзу с православной церковью местных жителей, зараженных расколом» (Там же. Л.69 об.). 23 марта 1886 г. епископом Нафанаилом В. Батурин был рукоположен в священники Кемской единоверческой Иоанно-Предтеченской церкви. [2] С 5 октября 1886 г. по 8 февраля 1887 г. он также состоял членом и казначеем по постройке каменного собора в г. Кеми (ГААО, ф. 29, оп. 38, д. 199, л. 73 об.). Его семья осталась жить в Пертозерах.

3 ноября 1886 г. за № 3909 был издан указ Святейшего Правительствующего Синода об учреждении при приписной к Солзенскому приходу Кудьмозерской церкви единоверческого прихода с учреждением при нем особого причта и назначением ему жалованья 350 рублей в год. Священником назначен В. Батурин. [3] Нелегким был его переезд на новое место службы. Отец Василия Михаил призывал его одуматься, остаться и не позорить весь их род. Но получив отказ, проклял своего сына со всем его семейством. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

24 марта 1887 г. В. Батурин был переведен во вновь открывшийся Кудьмозерский единоверческий приход. С этого времени жизнь его семьи изменилась. Так как дома для причта в Кудьме не было, то Василию приходилось жить там на съемном жилье, а в Пертозеро наведываться по возможности. Много сил и энергии приходилось прилагать ему на разного рода согласования и поиски необходимых материальных и финансовых ресурсов для добросовестного исполнения своих обязанностей по службе. Так, для строительства причтового дома потребовалось почти 6 лет. В 1893 г. он был построен и В. Батурин перевез свою семью в Кудьму. С 1894 г. в причтовом доме разместилась и церковно-приходская школа (ГААО, ф. 29, оп. 38, д. 199, л. 72). Для выделения земли на содержания причта ушло 5,5 лет, для того, чтобы построить церковь на Кудьме – 2,5 года, а на Пертозере – 9 лет. Более двух лет ушло на передачу «всех раскольнических молелен в ведение единоверческой церкви и переименование всех скитов в выселки, как верному средству прекращения раскола» (ГААО, ф. 29, оп. 3, т. 5, д. 816, л. 43).

Старообрядцы были недовольны этим и писали на него доносы. На священника В. Батурина было заведено дело. Дошло до того, что архангельский исправник В.Г. Доренговский обратился к архангельскому губернатору с предложением «перевести священника Батурина в другой, более отдалённый от здешней местности единоверческий приход» (Там же. Л.23). Дело было закрыто летом 1893 г., а Амбурский и Пертозерский скиты в 1895 г. получили статус поселков.

В.М. Батурин хорошо проявил себя как начетчик, способный вести противораскольнические собеседования. Являясь выходцем из местной старообрядческой среды, он прекрасно знал мировоззрение, быт, обрядность, жизненный уклад «раскольников», поэтому был востребован в миссионерской деятельности. Он неоднократно привлекался к поездкам в старообрядческие скиты (Амбурский и Пертозерский скиты, на Сюзьму, Солзу и др.), участвовал в собеседованиях и дискуссиях на религиозные темы. Такая его деятельность, в том числе и переход в православие, воспринималась жителями окрестных деревень, и прежде всего родственниками, неоднозначно, а порой и с ненавистью. Так, во время его поездки с миссионером Архангельской епархии 10 декабря 1887 г. в Амбурский старообрядческий скит, когда в разговор вступил В. Батурин, старуха с яростью набросилась на него: «Уж хотя ты-то бы не говорил, вероотступник, Христо-продавец». «Какой же я вероотступник? – ответил о. Василий. – Находился и я во тьме раскола, но увидев его неправость, оставил его и соединился с Православною церковью». «Молчи ты, молчи, – кричала старуха. – Ведь мы смотреть-то на тебя не можем: как ты идешь по улице-то, сердце у нас обмирает. Уж я не буду слушать тебя, пусть вот он говорит». Василий, видя, что его речь раздражает фанатичную старуху, замолчал. А позднее он сообщил, что эта ненависть раскольников к нему, как вышедшему из их среды, мешает его деятельности на пользу православия. [4] С 20 декабря 1893 г. В. Батурин – сотрудник миссии против раскола.

Обладая уже определенным опытом в строительстве деревянных храмов и домов (в 1882 г. был членом комиссии по постройке новой деревянной церкви в Солзенском приходе Архангельского у.), он обратил свои заботы к постройке новой церкви в Кудьмозере, так как старая пришла в совершенную ветхость, да и была маловместима. В 1895 г. при его непосредственном участии новая, хотя и небольших размеров церковь Смоленской иконы Божией Матери Одигитрии, [5] украсила Кудьму.

Устроив все в Кудьме, он перенес свою деятельность в Пертозерское селение, туда, где родился. Его беспокойство вызывала моленная, где находилась местночтимая икона Корсунской Божией Матери. Она пришла в ветхость и грозила совершенным разрушением. По его инициативе еще в 1890 г. началась подготовка к перестройке часовни [6] в церковь Корсунской иконы (1899). [7] По прежнему опыту было понятно, что надо искать благотворителя, обладающего необходимым для этого капиталом. Отозвался на это богоугодное дело и дал средства архангельский купец Яков Ефимович Макаров. На месте ветхой моленной была поставлена добротная церковь. К сожалению, простояла она недолго и по недосмотру истопников сгорела. И опять тем же Я.Е. Макаровым поставлена вновь. Этому делу В. Батурин отдался всей душой, оставив здесь все свои силы и здоровье. Для того, чтобы прокормить работников, строивших церковь, он в осеннюю распутицу ходил с тяжелой ношей рыбы, пойманной им в озере Скопозеро, преодолевая по болоту расстояние в 13 км. В результате произошло обострение мучавшего его долгое время ревматизма. Все это явилось причиной его преждевременной кончины (ГААО, ф. 29, оп. 31, д. 2046, л. 21).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Надо отметить, что благодаря его деятельности по обустройству Кудьмозерского единоверческого прихода, не только большинство его родственников перешло в православие, но и значительная часть крестьян. «Первыми перешли в православие его братья Иван и Семён, а затем Павел, за ними братья его жены, а за сим беспрерывно почти совершались присоединения крестьян села Кудьмы». Незадолго до кончины он сказал сыну Иоанну: «Когда я пришел сюда служить, то нашел только пятьдесят человек, которые ходили в церковь, а теперь, умирая, оставляю немногим более этого не присоединенных» (ГААО, ф. 29, оп. 31, д. 2046, л 22, 22 об.).

Повседневную жизнь отца хорошо описал его сын Иоанн: «В. Батурин жил просто, не богато. Все, что имел, он делил со своей паствой и часто, получив жалованье, отдавал его взаймы, почти никогда не получая ничего обратно. Хорошей одежды он не имел, да и не любил. Единственно только была одна ряска летняя, подарок епископа Никанора, который его очень любил. Обыкновенно во всей его одежде сквозила бедность и недостаток. На ногах носил черные сапоги, которые народ называет “бахилы”, галош и хороших смазных сапог он никогда не нашивал. В зимнее время его всегда можно было увидеть в шубном подряснике и шапке из пыжика, которую он называл “чебачок”. При поездках в дорогу сверх подрясника надевалась холодная драповая ряса. Теплой же рясы он не имел совсем.

Подводу в дорогу он брал редко, более любил ходить пешком, особенно в летнее время. Завяжет, бывало, полы подрясника сзади и отправится с палочкой в руке. Ходил он очень скоро, верст по семь в час, так, что за ним почти невозможно было держаться. Находясь в пути, любил петь любимое им: “О тебе радуется…” из литургии Василия Великого. Песен светского содержания от него никто никогда не слышал, а, по словам матери, петь другие и в молодости был не мастер.

Службу в церкви вел внятно, имея довольно приятный сильный голос, сам на клиросе. Шутить покойный любил, но шутки его, носили строгий характер. Выпивал редко и только водочку, при этом всегда пел что-нибудь церковное. Читать любил, но его книги были только религиозного содержания. Обиды сносил со смирением и боялся кого-либо обидеть сам. Его постоянной заботой были прихожане, в особенности “раскольники”, с которыми он, вразумляя их, просиживал ночи напролет» (Там же. Л.22 об.).

В.Батурин имел ставленную грамоту. [8] В 1888 г. награжден набедренником (1888; ГААО, ф. 29, оп. 38, д. 199, л. 73 об.); в 1896 г. – скуфьей. [9] Скончался В.М. Батурин 6 сентября 1899 г. в больнице г. Архангельска и похоронен на городском Кузнечевском кладбище. Его подвижнический труд не канул в безвестность. Крестьяне селения Кудьма достаточно долгое время помнили о нем и сожалели, что он покоится не в их приходе. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф