Метки текста:

Рябининские чтения Старообрядцы

Мутина А.С. (г.Санкт-Петербург)
Фотопортреты старообрядческого духовенства в коллекции Государственного музея истории религии VkontakteFacebook

1.	Фото 1. Священноинок Серафима (ГМИР, Д–72).2.	Фото 2. Епископ Симон Шлеёв (ГМИР, Д–130).3.	Фото 3. Группа священников и прихожан после присоединения к Древлеправославной Церкви епископа Иргинского Стефана и хиротонии епископа Пансофия (Ивлиева). 18 сентября 1929 г. в Никольском кафедральном соборе (ГМИР, Д–138).

Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ, проект № 19-012-00238 А «Локальные традиции и историческая память в искусстве старообрядцев ХХ – начала ХХI вв

Аннотация:  В статье рассматриваются портреты старообрядческого духовенства, сделанные на рубеже XIX–XX вв., из коллекции Музея истории религии (Петербург). Атрибуция фотографий, поиск биографических данных об изображенных священнослужителях предоставляют богатейший материал по истории старообрядчества, помогают воссоздать образ старообрядца в период глобальных изменений в стране и обществе.

Ключевые слова: старообрядчество; старообрядческое искусство; портреты священников; историческая память;

Summary:  The article studies portraits of Old-believer clergy, made at the turn of the XIX–XX centuries, from the collection of the Museum of the History of Religion (Petersbourg). Attribution of photographs, search for biographical data on the depicted clergymen provide the richest material on the history of Old Beliefs, help to recreate the image of the Old Believer in the period of global changes in the country and society.

Keywords: Old Belief; photography; historical memory;

К настоящему времени опубликован большой корпус фотоматериалов, посвященных истории и культуре старообрядчества. Большую их часть составляют снимки с портретными изображениями и видами храмов и монастырей. Как правило, эти фотографии представляют частные моменты и локальные традиции с кратким описанием и биографическими сведениями. В то же время доступно множество архивных материалов, изданы энциклопедии и крупные монографические исследования, иллюстрированные различными фотографиями. Многие российские архивы выпускают материалы на цифровых носителях.

Однако можно с уверенностью сказать, что в данной области сегодня продолжается время собирания и накопления материала. Анализ отдельных памятников со сведениями о фотомастерах и портретируемых не позволяет составить целостное представление о всём корпусе фотоматериалов, существующих в музейных и частных собраниях России. Отдельную проблему представляет атрибуция и систематизация фотографий, данные о многих личностях и событиях утрачены, что затрудняет создание общей картины истории старообрядчества, запечатленной в фотодокументах. В связи с этим возрастает важность изучения музейных собраний, выявление в общем корпусе кинофотодокументов предметов, относящихся к древлеправославной церкви.

Государственный музей истории религии (ГМИР; Петербург) обладает крупной коллекцией фотодокументов (более 20 000 ед. хр.), относящихся к истории самых разных конфессий, в том числе и старообрядчества. [1] Эти экспонаты до настоящего времени не выделены в отдельную коллекцию, многие из них или не атрибутированы, или атрибутированы ошибочно. К настоящему моменту выявлена и систематизирована небольшая, но весьма интересная коллекция старообрядческих фотографий, которая насчитывает пока около 200 памятников. Хронологические рамки коллекции – конец XIX – начало XXI вв. Географически она охватывает самые разные регионы Российской империи (Саратов, Область Войска Донского, Казань, Нижний Новгород, Вятская губерния и, конечно, Москва и Санкт-Петербург). Значительная часть снимков (как и других предметов нашего музейного собрания) поступила из Центрального Антирелигиозного Музея в Москве после его закрытия в 1940-х гг. Мы остановимся на анализе портретов старообрядческого духовенства, сделанных в конце XIX – начале ХХ в. Этот период отмечен дарованием религиозных свобод, открытием новых приходов, появлением легальной старообрядческой прессы, активной публицистической деятельностью иереев и начетчиков. Все это потребовало создания иллюстративного материала, тиражирования изображений, с которым уже не справлялись создатели рукописных и печатных лубков. Фотография как более быстрый и фактически точный способ отображения действительности более соответствовала эпохе перемен.

Наиболее крупной тематической группой фотографий являются портреты духовенства (архиереев и других священнослужителей). На многих из них стоит штамп – «Cabinet Portrait» («кабинетный портрет»). Тогда это был достаточно распространенный формат фотопродукции (чаще 4,5×6,5 дюймов). Фотоснимок имел определенное оформление: портрет снимался в статичной позе, в специальной студии на фоне «кабинетной» декорации: стулья, стол, кресло, шкаф. Частым атрибутом является книга, лежащая на столе; иногда книгу портретируемый держит в руках. Таковы, например, портреты протоиерея Николы Тихомирова (ГМИР, Д–72), [2] иерея Елисея Тимофеевича Мелехина (ГМИР, Д–73), иерея Евстафия Ерошкина (ГМИР, Д–80) и др. Далеко не всегда очевидно, что перед нами изображения старообрядческих священников, так как они могут быть изображены в «мирской» одежде, без наперсных крестов. На первый взгляд, это портрет частного лица и только подпись на обороте содержит указание, что это священнослужитель. Фотографии этого типа наклеены на плотный картон, на котором помимо оттиска «Cabinet Portrait» часто указывается название фотоателье и город.

Изображение старообрядческих священнослужителей с наперсными крестами, в облачениях появляется позже, что возможно связано с высочайшим дарованием свобод в 1905 г., например: «Священник Андреян. Хутор Калач Область Войска Донского» (ГМИР, Д-84), «Священник Поликарп Мясников» (Д-121) и т. д. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Интересен портрет священноинока Серафима (ГМИР, Д–72) с дарственной надписью некоей Феодосье Симеоновне в день ее ангела и праздник св. Троицы (29 мая 1916 г.). Данный памятник примечателен не только особенностями изображения (иеромонах запечатлен в полный рост, в священническом облачении, с лестовкой и восьмиконечным крестом в руках), традициями бытования и дарения фотографий, но и тем, что имя Серафим в конце XIX – начале XX в. практически не фиксировалось среди старообрядцев. Этот факт может указывать на принадлежность изображенного к Единоверческой церкви.

Особое место в коллекции занимают фото архиереев – митрополитов и архиепископов, выдающихся деятелей Старообрядческой Церкви. В собрании ГМИР есть изображения митрополита Антония (Шутова, 1800–1881), архипастырство которого продолжалось в течение почти 29 лет (ГМИР, Д-71); митрополита Иоанна (Картушина, 1837–1915) (ГМИР, Д-109), одного из самых выдающихся старообрядческих архипастырей, писателя и полемиста; епископа Иова (Зрянина), избранного епископом по коллективному решению старообрядческих обществ Дона, Кубани и Терека 5 октября 1855 г. (ГМИР, Д-87). При епископе Иове на Кубани было возведено несколько крупных храмов, основан Никольский скит.

В ГМИР хранится довольно редкая фотография с изображением митрополита Иннокентия Усова (1870–1942) (ГМИР, Д–30). Портрет сделан в 1908 г., в то время как большинство опубликованных его фотографий датируется приблизительно серединой XX в. Кроме того, необходимо отметить наличие на обороте дарственной надписи, адресованной Степану Павловичу Рябушинскому (1874–1942) известному старообрядцу, предпринимателю, коллекционеру.

На одной из фотографий (ГМИР, Д–64) изображен митрополит Афанасий (Федотов, 1880–1938), возглавлявший Иркутско-Амурскую и всего Дальнего Востока епархию с 1927 по 1938 г. и прославленный Древлеправославной Церковью Христовой как святой Афанасий Тарбагатайский.

По наблюдению А.А.Пригарина, подобные фотографии «заняли престижное место в храмах и домашних божницах задолго до вхождения бытовой съемки в повседневность староверов» и часто бытовали наряду со священными изображениями». [3] На этих фотографиях как правило священнослужитель представлен в литургическом облачении с благословляющим жестом. Подобные портреты, выполненные в жанре рисованного лубка, были распространены в старообрядческой среде, начиная с XVIII в. Широко известны рисунки «Поморские старцы», представленные в различных музейных собраниях, например, лубок «Поморские старцы благочестивые подвижники иноки Епифаний, Кирилл, Виталий, Корнилий, Андрей Дионисьевич, Даниил Викулович, Петр Прокопьевич и Симеон Дионисьевич» из собрания ГМИР (А-826-IV). [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Наряду с благочестивыми рисованными портретами бытовали и их фотокопии, выполненные в фотоателье и оформленные в картонные паспарту. Примером такой копии с литографии является фоторепродукция портрета отца Иоанна Матвеевича Ястребова (ГМИР, Д-75) (1770–1853), настоятеля Покровского кафедрального храма на Рогожском кладбище, одного из известнейших и авторитетнейших старообрядческих иереев. Фотография наклеена на картон с тисненой надписью «Cabinet Portrait» и оформлена по образцу других фотоснимков этого формата.

Нередко портреты иереев и даже архиепископов имеют неправильную атрибуцию. Например, фотография первого единоверческого епископа Симона Шлеёва (1873–1921) была обозначена как «архиепископ Мелетицкий». В нашем собрании хранятся два фотопортрета этого известнейшего представителя единоверия, ученого и публициста. Один из них в рост в полном епископском облачении (ГМИР, Д–130), на другом он сидит в монашеском одеянии и с архиерейским посохом (ГМИР, КП-50446). Мы датируем эти фотографии 1918 г., когда о. Симон был хиротонисан патриархом Тихоном во епископа Охтенского (единоверческого), а в 1920 г. был назначен епископом Уфимским; затем он возглавил все приходы епархии. Священномученик Симон был канонизирован в 1999 г. как местночтимый святой, а в 2000 г. прославлен в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

Исследователи старообрядчества отмечают особую ценность групповых фотографий, так как изображения, представленные на них, наиболее информативны в качестве исторического источника. [4]

Обычно это хранящиеся в домашних и музейных архивах семейные снимки. Специфика формирования коллекций Музея заключалась в повышенном внимании к общественной и исторической роли религиозных организаций. В связи с этим в нашем архиве не выявлены семейные фотографии старообрядцев, наибольший интерес для собирателей представляли фотографии значимых событий в жизни старообрядческой церкви, таких, например, как рукоположение во епископский сан архимандрита, объединившее старообрядцев, ранее называвшихся «беглопоповцами» и состоявшееся 18 сентября 1929 г. (ГМИР, Д-138). Владыка Пансофий (Ивлиев) стал первым, рукоположенным после раскола XVII в., древлеправославным епископом; он возглавил Ростов-на-Дону и Курскую кафедру.

Это стало возможным после присоединения к Древлеправославной церкви обновленческого архиепископа Николы (Позднева) и епископа Стефана вторым чином (через миропомазание). Наличие в церкви двух архиереев создало каноническую возможность для рукоположения нового епископа. Групповая фотография с тремя священниками (ГМИР, Д-98), стоящими на аналое, согласно учетной документации Музея была озаглавлена «архиепископ Никон с группой». Согласно нашей атрибуции, здесь изображены – архиепископы Стефан (Расторгуев), Пансофий (Ивлиев) и Никола (Позднев) с группой верующих. Очевидно здесь запечатлен момент непосредственно сразу после рукоположения. Нельзя не отметить, что двое из изображенных здесь архиереев были прославлены в лике святых в начале XXI в. (Русская Древлеправославная црковь). [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таким образом, даже беглый обзор фотоисточников, связанных с историей старообрядчества и хранящихся в Музее истории религии, свидетельствует, что отношение старообрядцев к фотографии далеко не всегда было столь негативным, как это фиксируют современные журналисты и многочисленные исследователи: «Особой ценностью для исследователя являются фотоматериалы, отражающие разные стороны жизни регионального старообрядчества. Во-первых, фотографирование человека в среде староверов было строго запрещено. Поэтому сам факт фотографирования – это уже ценная информация. Имеющиеся же в распоряжении ученых фотографии представляют собой достаточно редкие снимки, само существование которых дает информацию о динамике и характере эволюции старообрядческой традиции в тот или иной период». [5]

Начальный этап появления фотопечати, как мы видим, использовался старообрядцами для фиксации наиболее важных событий в жизни церковных общин, создания галереи образов иереев и важнейших лиц церкви. Рукописные и рисованные лубки, столь распространенные ранее, уступают место фотографиям и фотокопиям. Старообрядцы в это время не только не отвергают появление новейших технологий, но и используют как один из эффективнейших механизмов фиксации и передачи исторической памяти, публикуя их на страницах журналов и газет, распространяя как отдельные листовки. С другой стороны, в начале XX в. появились коллекционеры фотографий с изображениями старообрядческого духовенства, такие как Терентий Викулович Кудрявцев, чьи автографы можно увидеть на многих снимках из коллекции ГМИР. К сожалению, нам неизвестна личность этого собирателя и детали его биографии. Можно лишь отметить, что все фотографии из его коллекции тщательно подписаны четким полууставом, изображенные на них лица атрибутированы, указаны не только имена и фамилии священников, но и места их служения.

Изменение отношения к фотопортретам в дальнейшем, возможно, связано с тем, что в годы гонений на религию фотографии священников власти могли использовать как доказательство религиозной пропаганды. И тем не менее, сегодня мы можем говорить, что к началу ХХ в. в старообрядческой среде сложилась традиция фотофиксации важнейших персон и событий.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф