Метки текста:

Рябининские чтения Экспедиции

Притчина В.А.
Набойные доски и набоечные ткани в коллекции Тотемского музейного объединения VkontakteFacebook

Аннотация: В докладе сделан анализ одной из интересных этнографических коллекций Тотемского музейного объединения, характеризующей развитие набойного промысла на территории Тотемского и соседних уездов Вологодской области. Коллекция, сформированная с начала ХХ в., представлена набойными досками, набоечными тканями, сарафанами и другими предметами. Экспедиции, проведенные сотрудниками музея, позволили выявить фамилии мастеров, центры производства набойки и способы её изготовления.

Ключевые слова: набойка; экспедиции; промысел; доски; сарафаны; центры;

Summary:  the report analyzes one of the most interesting ethnographic collections' Totem museum associations, characterizing the development of tamping of the fishery on the territory of the Totma and the neighbouring districts of the Vologda region. Collection formed at the beginning XX century presented tamping boards, fabrics, sundresses and other objects. The expeditions carried out by the Museum staff allowed to identify the names of the masters, the centres of production of printed cloth.

Keywords: printing; shipping; fisheries; boards; tunics; centers;

Тотемское музейное объединение (ТМО) является хранителем этнографической коллекции предметов старинного крестьянского промысла Вологодской губернии – набойного. Набойка – древнейший способ украшения ткани при помощи краски и деревянных досок «манер», который был известен на Руси уже в Х в. И если вышивкой, ткачеством мастерицы владели в каждой крестьянской семье, то набойкой занимались отдельные семьи.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Коллекция формировалась отдельными поступлениями и целенаправленными экспедициями, обследовавшими волости Тотемского и соседних уездов. Это позволило выявить центры производства набойки, фамилии мастеров, процесс производства, который семьи набойщиков обычно держали в секрете. Коллекция ТМО представлена набойными досками (более 80 ед. хр.), образцами тканей (более 50), сарафанами (15), фрагментами церковных одежд и покровами, на изнанке которых использована набойка.

Первые поступления отмечены 1924 г. фрагментами кубовой набойки, собранными М. Б. Едемским и Н. А. Черницыным в Кокшеньге (ныне Тарногский район Вологодской обл.) (ТМО КП 5541). Но информация о развитии и бытовании промысла была краткой: указаны место бытования (д. Рыкаловская Спасской волости и Заборская волость) и отдельные термины, характеризующие промысел. Образцы набоек названы «печатками», сарафаны из набоечной ткани – «печетниками».

В 1925 г. центр в Заборье подтвержден поступлением набойных досок от В. М. Дубровского из д. Дубрава Заборской волости (ТМО КП 5729, 5730, 5818, 5916). От других они отличаются большими размерами, грубо обработанной поверхностью, сильными утратами. Экспедиция ТМО 2002 г. подтвердила наличие центра в с. Красном Заборского с/с Тарногского района. [1] Местные жители называли мастера Михаила Подосёнова. В Тарногском музее хранится шесть набойных досок из мастерской этого мастера.

Крупный центр существовал на территории Кокшеньги в Лохте, откуда отмечено поступление в 1947 г. 30 набойных досок для печатания рисунка масляными красками (ТМО КП 7220). Они принадлежали А. В. Окатову. Являлся ли он представителем семьи набойщиков или сам набивал ткани, нам не известно. На поверхности досочек-штампов – сохранившиеся следы краски, узоры разнообразны: кружки, листья, звездочки, геометрические фигуры.

Центр производства набойки существовал в Шебеньге, близ Тарноги. Местные жители делились воспоминаниями о старике‑набойщике, его звали «Горюшко» – «ткань на сарафаны красил жёлтыми цветочками» [2] . Тарногский краевед В. И. Ермолинский пишет: «В Маркуше ремеслом крашения и набивки занималась Екатерина Егоровна Пушникова, а в Шебеньге – Андрей Данилович Истомин, по прозвищу “Горюшко”. Его работа ценилась и нравилась. Он окрашивал в два, три цвета. Сшитые сарафаны-крашенинники назывались “двоекрасочниками” и “троекрасочниками”. Их женщины одевали только по праздникам, а потом уже постаревшие носили ежедённо». [3] Краевед отмечает, что окрашенные в синий цвет холсты в их местности называли «крашенинами». Для придания цвета использовали красящие вещества растений. Темно-синий цвет получали из растения толокнянка («индигоноска»), которое произрастало в сосновых борах и было похоже на бруснику. Листья толокнянки и холст заливали водой, добавляли туда медного купороса, а иногда и поваренной соли, кипятили. Чтобы поверхность «портна» была блестящей, её подвергали воздействию солей и кислот.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Окрашиванием холста в деревне занимались многие, а производить печатание мог не каждый. В XIX в. крашение и печатание в Кокшеньге было широко распространено. Иногда до этих мест доходили красильщики из Ярославля и Костромы, они делились с крестьянами своим мастерством. В коллекции музея представлены образцы набоек, набойные доски из Кокшеньги; отсутствие набойных сарафанов из этой местности дает возможность предположить, что здесь раньше им на смену пришли сарафаны из фабричных тканей, которые имеются в нашей коллекции.

Из соседнего Нюксенского района в коллекции ТМО представлено шесть сарафанов (ТМО КП 15451, 15452, 17422, 20383, 20387 и Вр. 523). Узор на трех – дополнен нанесением оранжевых точек масляной краской, переливается многоцветием, ткань похожа на разноцветный ситчик. Два сарафана окрашены с помощью «хромтика», специального компонента, добавляемого в вапу, придающего ткани желтую окраску. Гамма красок в нем более сдержанна. Один из сарафанов выполнен с «голубью» и кажется по расцветке проще других.

Поступление кубовых сарафанов из Городищенского и Уфтюгского с/с дает возможность предположить, что центры набойки существовали именно там. В 1992 г. мы выявили названия деревень: д. Сарафановская Кулига и д. Монастыриха, где набойкой занималась Авдотья Никулина. [4]

На изнанке одного из нюксенских сарафанов – надписи, выполненные при помощи вапы. Возможно, мастер тем самым указал владелицу ткани и место её жительства, надпись полностью не читается. Обычно на готовом изделии пометки старались скрыть. На других сарафанах в коллекции надписи не присутствуют.

На территории Тотемского у. выявлено еще несколько локальных мест бытования набойки. Центр набойного промысла существовал близ города Тотьмы на соляных варницах в д. Галицкой Пятовской волости. В 1922 г. в музей от Замараевой Пелагеи поступило 28 набойных досок. В книге поступлений есть краткая запись: «Набойкой занимался её муж Иван» (ТМО КП 5694–5717, 5797–5799, 5864). Поделилась своими воспоминаниями М.А. Замараева: «Они проживали в д. Галицкой. Прозвище их было “Дедовы”. Дом их был большой, двухэтажный, “долонь” была деревянной, а не земляной, начнут молотить, слышно по всей деревне» [5] (наше предположение – возможно, это был стук, возникавший при производстве набойки).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Доски из мастерской Замараевых очень разнообразны по рисунку: от самых простых горошин и елочек до изысканных цветов и вьющихся ветвей. Несмотря на то, что набойные доски поступали в разное время от жителей Тотьмы, о развитии самого промысла в городе ничего не известно.

Один из центров производства набойки выявлен экспедицией Тотемского краеведческого музея в 1959 г. в д. Заборье Подболотного с/с Бабушкинского района. В результате в музей поступило семь набойных досок из семьи мастеров Кушмерёвых-Шаркуновых (ТМО КП, Т.16780 «а»). Но сведения о технологии производства набойки не были собраны.

Центр в д. Заборье был обследован спустя почти 30 лет в 1988 г. [6] В д. Кокшарка Подболотного с/с М.И.Игнатьева 1914 г. р. рассказала о набойщике: «Звали его “Ладя” (по-видимому, это прозвище мастера. – В.П.), – дочь его Нюрка на пекарне работает». В этой же деревне П.М.Игнатьевская 1910 г.р. продолжила рассказ о мастере: «Намиряем на сарафан, он вытешет досочку, разломит, одну половинку нам отдаст, другую для образца привяжет к холсту. Набойку делали с “голубью” – круглые голубенькие кружочки, вот и отдавали ему ”портно”».

Мы познакомились с А.В.Шеркуновой, которая рассказала о занятии набойным производством их семьи. Родоначальником был дед по материнской линии И. Ф. Кушмерёв, который в молодости работал в Петрограде в «красильных домах», где и приобрел секреты мастерства. Его преемником стал зять – В. М. Шеркунов. Мастерская Кушмерёвых–Шеркуновых была единственной по всей волости.

Секрет мастерства передавался только родственникам. Анне Владимировне его передал отец. Производство набойки продолжалось в этом глухом уголке Вологодчины до середины 1940-х гг.; возобновившись в войну, в связи с отсутствием краски, исчезло. В производстве набойки мастерица выделила несколько этапов. Подробно они описаны в дневнике экспедиции 1988 г.: [7] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Прием заказов и расчет за работу; 2. Приготовление состава для окрашивания; 3. Нанесение узора первый раз; 4. Нанесение узора второй раз. 5. Полоскание холстов; 6. Лощение ткани. От былого производства набойки в семье Шеркуновых ничего не осталось. При строительстве нового дома станки, доски и другие принадлежности закопали под фундамент.

Ярким свидетельством развития набойного промысла в Подболотье являются поступившие в 1959 г. набойные доски и набойные сарафаны, которые здесь называли «кубовиками», «крашенинниками». [8] Экспедиция 1984 г. выявила центр производства набойки в д. Веретье (бывшая Юркинская волость Тотемского у.).

У жительницы д.Петухово Юркинского с/с К.А.Махиной был приобретен сарафан из набойки. Владелица рассказала, что холст набивали мастера из соседней деревни Веретье. [9] Второй сарафан (его владелица назвала «юбкой») был куплен в д. Юркино у П.И.Климовой 1910 г. р. [10] Скорее всего, холст сарафана тоже набивали мастера д.Веретье, поскольку д.Юркино находится по соседству. Наличием других предметов, кроме рассказа и двух поступивших сарафанов, данный центр не подтвержден.

Более раннее (1926 г.) поступление в музей пяти набойных досок из д. Сарафаново Харинской волости от В.С.Кузнецова дает возможность предположить наличие здесь еще одного центра производства набойки (ТМО КП 5732–5734, 5836–5837). Это подтверждается поступлением набойных сарафанов из д. Мулино и из д. Пожарище (ТМО КП 30756). В д. Митино Косиковского сельсовета у А.И.Поповой А. И. 1913 г.р. был куплен еще один сарафан (ТМО КП 29566/4).

На данный момент это вся информация о центрах набойки на территории современного Бабушкинского района, которой располагает Тотемский музей. Но возможно, некоторые из центров еще не выявлены. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Итак, мы фрагментарно познакомились с коллекцией нашего музея, характеризующей развитие набойного промысла. Перспектива по дальнейшему исследованию заключается в необходимости сопоставления набойных досок и сарафанов из набойки различных районов и выявления, происходил ли обмен образцами, технологическими приемами, или же каждый центр работал в полной изоляции.

В настоящее время назрел вопрос популяризации этой этнографической коллекции и введения в научный оборот интересного регионального материала, имеющего значение для всей культуры Русского Севера, тем более, что публикаций по этой теме немного. С другой стороны, эти данные очень важны для тех мастеров, которые хотят возродить набойку и создать аутентичный костюм.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф