Метки текста:

Заонежье Рябининские чтения

Скобелев О.А. (г.Петрозаводск)
Рига с гумном – хозяйственный комплекс заонежан VkontakteFacebook

Рис. 1. Рига карел-ливвиков, д. Сяппяваара Олонецкого района, 1972 г. Фото Бойцова Б.П.Рис. 2. Фрагмент изображения деревни Стретилово на плане Тихвинского посада 1678 г.: слева - четыре рубленых амбара, справа – два гумна с овинами (по М.И. Мильчику, Ю.С. Ушакову)Рис. 3а. Рига с «недоразвитым» (по определению В.П. Орфинского) гумном, д. Колгостров, Заонежье, Кондопожский район, 1970 г. (фотофонд музея-заповедника «Кижи». НВФ-13764). Размеры гумна немного больше размеров риги.Рис. 3б. Овин с «развитым» гумном, д. Гарь Архангельской области. (по А.В. Ополовникову)Рис. 4. Две риги с гумнами в д. Потаповщина. 1926 г. (Фотофонд музея-заповедника «Кижи». НВФ-13421/36).

Аннотация: В статье рассматривается устройство, особенности бытования и история риг с гумном в Заонежье. Проводится историко-хозяйственная «параллель» между возникновением и развитием крестьянского жилого дома-комплекса и крестьянского «хлебного» комплекса – риги с гумном под одной крышей. Ставится вопрос о музейной реконструкции (макетировании) заонежской риги с гумном.

Ключевые слова: рига; гумно; деревянная архитектура; Заонежье ;

Summary:  The article describes the structure, use and history of buildings for drying and threshing grain in Onega Lake region. A parallel is drawn between the origin and evolution of the peasant compound house and the complex of the mentioned structures built under the same roof. An issue is raised on their modelling in the museum.

Keywords: threshing barn; threshing floor; wooden architecture; Onega Lake region;

Риги с гумнами, построенные под одну крышу, явились очередным и, как оказалось, последним этапом развития традиционных хозяйственных построек, применяемых преимущественно для сушки и обмолота зерновых, у заонежских крестьян. Рига с гумном была отличительной особенностью многих хозяйств «прожиточных» крестьян; часто ею владели и крестьяне обычного, «посредственного» состояния, как, например, Елизаровы из д. Потаневщина, расположенной недалеко от Кижей. [1] Подобными ригами могли пользоваться зачастую не только хозяева, но и соседи по деревне. Совместное соседское пользование хлебосушильнями являлось характерной чертой быта всей олонецкой деревни – об этом говорят многочисленные заметки в «Олонецких губернских ведомостях» (далее – ОГВ). [2] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Обычным было и совместное строительство хлебосушилен, в том числе и риг с гумнами, деревенскими соседями. [3] П.О.Коренной в своей статье «Сельское хозяйство в Заонежье» отмечает, что идущий издревле «порядок общинных риг сохранился до сих пор». [4] Крестьянка деревни Воробьи, младшая современница Коренного, подчеркивает, что если строили ригу вскладчину, то делали ее обязательно с гумном. [5]

Возникновение и развитие гумен как отдельных больших помещений прежде всего для обмолота и веяния зерна, было обусловлено тяжёлыми климатическими условиями конца осени и, конечно, зимы, когда выполнение этих длительных и жизненно важных работ на открытом воздухе становилось невозможным, а в тесной и жаркой риге – весьма вредным для здоровья. Молотьба обычно не заканчивалась вскоре после жатвы, а продолжалась и осенью, и даже зимой. О зимней молотьбе говорят и многочисленные воспоминания заонежан, [6] и сообщения о пожарах хлебосушилен в колонке «Происшествия по губернии» ОГВ – пожары риг и овинов с хлебом случались всю зиму, а изредка, самые поздние из зафиксированных, даже и в мае. [7]

В таких условиях размещение сушильни-риги и крытого тока-гумна бок о бок было весьма оправданным. Как к жилью пристраивается под одну крышу хозяйственная часть дома, так и к отапливаемой ригаче со временем начинают пристраивать гумно. Семьи, с удобством жившие в домах-комплексах, стремились, по всей видимости, создать удобный, не зависящий от капризов погоды, хозяйственный комплекс и вне дома – для сушки и обмолота снопов и других работ. Поэтому возможно, что в Заонежье, как и в других районах Русского Севера, развитие «хлебных» хозяйственных комплексов (риг с гумнами) шло в неразрывной связи с развитием жилых комплексов (домов).

Конечно, есть яркий противоположный пример олонецких карел, которые строго (за редким исключением) придерживались своей одиночной ригачи без гумна издревле и вплоть до середины ХХ в., несмотря на то, что проживали в домах-комплексах. [8] Думается, что «дедовская» ригача сберегалась южными карелами в столетиях как одна из составляющих самобытной культуры народа. Рига с гумном, видимо, считалась у них «русской» постройкой и характеризовала, в частности, материальную культуру заонежан, ведших свое происхождение от новгородцев. (Рис.1)

О времени появления «хлебного комплекса» в Заонежье можно судить только косвенно, по немногочисленным сведениям из географически и культурно близких к нему районов. Уникальными документами являются планы Тихвинского посада 1678 и 1679 гг. [9] Подробное рассмотрение изображений дворов и хозяйственных построек монастырских слобод и деревень, проведенное М.И. Мильчиком, показывает, что уже в последней четверти ХVII в. в деревнях имели распространение дома, состоявшие из жилых изб, к задней стене которых примыкали хозяйственные клети, к которым, в свою очередь, пристраивались крытые хлева или пригоны для скота. Это самое распространенное жилище древней Руси – «изба, да клеть, а промеж ними сени» являлось преддверием «зарождения большого северного дома, завершающего собой многовековой путь развития народного жилища на русском Севере». На этих же планах, в числе других строений, изображены «гумна, стены которых забраны в столбы, и рубленные овины, где сушили зерно». [10] (Рис.2)[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Представляется возможным продолжить анализ приведенного изображения гумен с овинами. Судя по их внешнему виду, овины являлись верховыми, так как отсутствуют уширения-подлазы в нижней части срубов. Поскольку однокамерный верховой овин внешне трудноотличим от высокой риги (их можно отличить только по сажальному окну выше двери, которое на рисунке явно не просматривается), то, возможно, что на плане изображены не овины, а риги, тем более, что северо-руссы часто все хлебосушильни – как овины, так и риги – называли «овинами». Гумна пристроены к задним стенам овинов, значит, между овином и гумном обязательно была дверь. На боковой стене гумен изображены широкие ворота, – их наличие говорит о том, что зерно провеивали в гумне, открывая ворота и устраивая сквозняк; а, значит, на противоположной, невидимой стене, напротив первых почти обязательно должны быть вторые ворота. [11] Возможно, в гумно могли и заезжать с возом снопов, въезжая в одни ворота и выезжая в другие. Очевидно, что планировка и устройство комплекса овина с гумном практически не отличается от подобных комплексов Олонецкой губернии ХIХ – первой половины ХХ в.

Таким образом, мы видим на планах Тихвинского посада много «неполных» жилых комплексов, «зачатков» больших северных домов грядущего ХVIII в.; им соответствуют уже сформировавшиеся хлебные комплексы – овины с гумнами.

Переходя к ХVIII в., мы находим, что одновременное массовое бытование жилых и хозяйственных комплексов на Русском Севере, по соседству с Заонежьем (всего в 50 км по прямой), а именно в Выгорецком раскольническом общежительстве, отмечает документ, датируемый 1739 г. – «Описание в Выгорецком общежительстве деревяннаго здания». [12] В этой переписи деревянных строений знаменитого старообрядческого общежительства «риги с крытыми гумнами где хлеб молотят» зафиксированы в количестве 62, в то время как одиночных риг насчитывалось всего 8; домов-комплексов – «изб с сенми, с чуланами, с дворами и с сараями, с хлевами скотскими» – 165, в то время как «изб с сенми», без дворового комплекса, переписано всего 83. Мы видим, что «хлебные» комплексы решительно преобладали над одиночными сушильнями, а дома-комплексы составляли две трети от общего числа крестьянских жилищ.

Волею судеб Заонежье было связано с Расколом с самого его начала неразрывными духовными и родственными связями. Когда в 1694 г. был основан Даниловский «раскольнический монастырь» на реке Выг, туда переселилось множество жителей Толвуи, Кузаранды, Фоймогубы, Космозера, Шуньги и других деревень. [13] Несомненно, что хозяйственное и духовное взаимовлияние между Заонежьем и Выгорецией было велико и кажется очевидным, что многочисленные переселенцы-заонежане могли привнести в «старообрядческую республику» свои приемы хозяйствования и плотницкие достижения, в том числе и привычные им дома-комплексы и риги с гумнами.

Переходя к Заонежью ХIХ в., обратимся к «Этнографическим заметкам о заонежанах» П.Н. Рыбникова, в которых он подробно описал и типичный заонежский дом-комплекс, и типичную заонежскую ригу своего времени. Приведем, с некоторыми сокращениями, его описание: «Рига состоит тоже из двух отделений, – из риги собственно и гумна. Рига бывает квадратная, каждая стена около двух сажен… К одной из стен риги пристраивается гумно. Ширина его равна риге, но оно несколько длиннее ее. В гумне производится молоченье и чищенье измолоченного хлеба». [14] Как видим, у Рыбникова типичная заонежская рига однозначно «состоит из двух отделений» – собственно риги и гумна.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Заметим, что по классификации В.П. Орфинского, описанная Рыбниковым заонежская рига с гумном имеет шифр «2-В/1/2», который раскрывается следующим образом: типологическая группа: южная (2) – тип: двухкамерные риги со специальным помещением для обмолота – гумном (В) – вариант: с недоразвитым гумном (1) – подтип: с двускатной крышей (2). [15] Кстати, такое же «недоразвитое» гумно характерно, как мы видели, и для овинов с гумнами деревень Тихвинского посада в 1678 г., т.е. «родословная» хлебного комплекса с недоразвитым гумном прослеживается по крайней мере до последней четверти ХVII в. (Рис.3).

Наконец, история заонежских риг приводит нас в ХХ в. П.О. Коренной так описал родную заонежскую ригу: «Рига и гумно устраиваются вместе, их разделяет только одна стенка… Просохшие снопы молотят приузами рано утром, часов с 4-х; их выбрасывают из риги чрез небольшое отверстие». [16]

К счастью, заонежские риги с гумном не обошли своим вниманием и фотографы прошлого века. (Рис.4) Последние сведения о ригах с гумнами, относящиеся к первой половине ХХ в., почерпнуты у старожилов-заонежан. Согласно их воспоминаниям, в д. Широкие Поля до 1941 г. были четыре такие ригачи; имелись они и д.Шабановская и Великая Нива Толвуйской вол., Усть-Яндома, Лыково куста Юлмаки, Северный Конец куста Падмозеро, Погост Космозеро, в с.Типиницы. [17] Окрестности Кижей изобиловали такими ригами – в Кургеницах были три риги с гумном, в Воробьях – четыре, в Васильеве – одна, в Посаде на Волкострове – две, в Зубове и Щепино – по одной, в кусте деревень Серёдка такие риги преобладали. [18]

Разумеется, в Заонежье, во все века «земледельческой эры» его истории, бытовали и одиночные хлебосушильни. Некоторый «вторичный» возврат к ним, относительно небольшим и недорогим постройкам, произошел, видимо, в конце ХIХ – начале ХХ вв. и был связан с усилившимся процессом распада больших «патриархальных» семей. Вот тогда-то, на рубеже веков, думается, и увеличилось в деревнях количество однокамерных риг, которые выстроили себе малые, обедневшие в результате раздела семьи. И тем не менее, однокамерных риг совсем без гумна, видимо, было относительно мало, хотя распространены они были почти повсеместно. [19] В 13-ти деревнях о. Кижи и кижской округи в довоенное время соотношение риг с гумном и без гумна было примерно 3/1. [20] Гумно в целом воспринималось заонежанами как необходимое для обмолота и веяния хлебов сооружение.

Многие советские архитекторы считали однокамерные одиночные риги более «древними», чем риги с гумном, уже в силу их «однокамерности» и «простого древнего» устройства. Они, при составлении документов на эти памятники архитектуры, смело ставили необоснованно «старые» датировки их постройки. [21] Как тут не привести мудрое замечание К.К.Романова, известного архитектора, знатока Заонежья: «…необходимо только всегда помнить, что ни более простую форму нельзя считать более старой, так как она может быть не примитивом, а упрощением или огрубением, ни более сложную форму считать более поздней, так как по тем же соображениям она может предшествовать форме более простой». [22] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Интересно, что вопросы изучения и документирования заонежских риг с гумнами не нашли отражения в известнейших трудах, посвященных архитектуре Русского Севера, изданных в ХХ в. [23] Только лишь в диссертации на соискание учёной степени доктора архитектуры В.П. Орфинского, исследования которого отличаются тщательностью сбора «полевого» материала, заонежские риги с гумном нашли своё законное место – и описание, и теоретическое обоснование возникновения, и место в общей классификации построек. [24]

Судьба риг и, в особенности, риг с гумнами, Заонежья в ХХ в. печальна. С исчезновением крестьянского уклада риги стали не нужны и к концу ХХ в. полностью исчезли. Не удалось сохранить ни одну ригу с гумном и в музее-заповеднике «Кижи». Намеченная и неоднократно обсуждаемая перевозка риг с гумнами из деревень Колгостров, Петры и Великая Нива так и не состоялась; в настоящее время эти три постройки утрачены. Таким образом, осталась единственная возможность увидеть воочию заонежскую ригу с гумном – ее научная реконструкция.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф