Трифонова Л.В. (г.Петрозаводск)
Места службы заонежан-отходников в конце XIX – начале ХХ столетий VkontakteFacebook

Аннотация: В данном сообщении рассматривается служба заонежан в частных и казенных учреждениях Петербурга, история их возникновения, а также служба по торговой части в магазинах и на рынках столицы.

Ключевые слова: отходничество; Заонежье; Петербург; служба; торговля; учреждения; рынки; магазины;

Summary:  The report considers Onega Lake people’s employment in private and state institutions in St. Petersburg. They worked in trade, female servants worked in private houses and flats.

Keywords: Seasonal work; Onega Lake; St. Petersburg; service; trade; markets; shop;

В конце XIX – начале XX в. более трети мужского населения Заонежья уходило на заработки в Петрозаводск, Повенец, Поморье, Архангельскую губернию, но чаще всего в Петербург. [1] Значительная часть заонежан работала на петербургских и пригородных заводах, остальные служили в государственных и частных учреждениях или по торговой части в магазинах и на рынках. Настоящее сообщение написано на материалах Национального архива Республики Карелия на основе дел фонда 123 (опись 1) Толвуйского волостного правления с 1878 по 1916 г. Оно продолжает тему предыдущего сообщения на Рябининских чтениях 2015 г. «Работа заонежан на промышленных предприятиях Петербурга конца XIX – начала XX в». В данном сообщении рассматривается служба заонежан в частных и казенных учреждениях Петербурга, история их возникновения, а также служба по торговой части в магазинах и на рынках столицы. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Среди многочисленных петербургских казенных учреждений особой любовью заонежан пользовалась Экспедиция заготовления государственных бумаг, основанная в 1818 г. ввиду появления множества фальшивых ассигнаций. Кроме ассигнаций изготавливались облигации, акции, закладные листы, бланки промысловых свидетельств, патентов, паспортов. В 1856 г. были выпущены первые российские почтовые марки. Печатались также высокохудожественные издания. Расцвет книгоиздательской деятельности связан с периодом 1880–1900-х гг. Тогда были изданы «Азбука» с иллюстрациями А.Бенуа, «Песнь о вещем Олеге», изданная к столетию со дня рождения А.С.Пушкина, «Великокняжеская и императорская охота на Руси» Н. Кутепова. Экспедиция заготовления государственных бумаг представляла собой целый комплекс зданий и сооружений различного назначения. К Фонтанке было обращено здание заводоуправления. Со стороны дворового участка к нему примыкали производственные корпуса. Замыкалось каре зданием казарм для рабочих. При фабрике жили целые рабочие династии, и секреты отливки бумаги передавались ими из поколения в поколение. Со стороны Рижского проспекта находилась церковь Андрея Критского, возведенная в 1856–1866 гг. на средства работников фабрики. В 1890-х гг. была создана начальная школа, в начале XX в. – техническая школа для подготовки мастеров и «дом собрания рабочих и служащих». [2] В третьем стереотипном отделении Экспедиции заготовления государственных бумаг работал заонежанин Петр Степанович Пахомов (23 лет) из Онежан; [3] в слесарной мастерской четвертого отделения – Петр Степанович Масляков (35 лет) из деревни Харлова (Там же. С.123–124 (1910 г.); в первом отделении в тряпной мастерской работали заонежанки: Варвара Дмитриевна Сыроносова из Онежан (НА РК, ф123, оп.1, д.28/881, л.15 (1885 г.)), Варвара Терентьевна Ермолина из Кибитки (НА РК, ф.123, оп.1, д.46/1224, л.107 (1901–1902 г.)), Ирина Ивановна Мошникова (НА РК, ф.123, оп.1, д.28/881, л.5(1885 г.)) и Евдокия Андреевна Маслякова из Харлова (39 лет) (НА РК, ф.123, оп.1, д. 67/1501, л.123 (1915 г.). Они жили обыденной жизнью: работали, выправляли паспорта, женились, выходили замуж, о чем остались свидетельства в документах: «Экспедиция Заготовления Государственных Бумаг, препровождая при сём плакат состоящей в Экспедиции на службе по вольному найму крестьянки деревни Харлова Ирины Ивановой Мошниковой и деньги 2 руб…на перемену паспорта….,покорнейше просит, по случаю окончания срока этому плакату, выслать в домовую контору Экспедиции для Мошниковой новый годичный плакат в возможно скором времени.(НАРК, ф.123, оп.1 д.32/967,л.5(1889г)). Упомянутый выше Петр Пахомов фигурирует в другом документе: «Петр Степанов Пахомов, 22 года, чернорабочий, Садовая 40, 19 апреля 1909 года повенчан первым браком с крестьянской девицей деревни Онежаны Феклой Дмитриевой Бровиной, 19 лет от роду. Санкт-петербургской, что на Сенной церкви, протоиерей Константин Никольский» ( НА РК, ф.123, оп.1, д.55/1329, л.47 (1907–1909 гг.)).

Служили заонежане и в других учреждениях Петербурга. Григорий Прокопьевич Филиппов из Фоймогубского погоста (26 лет) служил в Газетной экспедиции Петербургского почтамта (НА РК, ф.123, оп.1, д.28/881, л.31 и 33 (1885 г.), Алексей Грибанов при Военно-медицинской Академии (НАРК, ф123, оп.1, д.53/1310, л.3), Яков Марков из деревни Онежаны – на пристани у Николаевского моста (НА РК, ф.123, оп.1, д.46/1224, л.109 (1901–1902 г.)). Толвуянин Федор Иванов имел должность вахтера во дворце великого князя Владимира Александровича, о чем имеется документальное свидетельство от сентября 1901 года: «Контора двора Великого князя Владимира Александровича, препровождая при сем билет № 1047, выданный толвуйским волостным старшиной служащему при дворе Его высочества в должности вахтера отставному унтер-офицеру Федору Иванову, покорнейше просит распоряжения о высылке нового бессрочного билета на имя Иванова с его семейством. За управляющего конторой капитан…» (НА РК, ф.123, оп.1, д.46/1224, л.413).

Заонежанки служили при учебных заведениях, больницах и богадельнях. В 1909 г. казенными прислужницами при Александровском институте, предназначенном для обучения девушек из мещанского сословия, числились крестьянки д.Житницкая Ольга Федорова Бычкова 56 лет и Мария Матвеевна Бычкова 20 лет (НА РК, ф.123, оп.1, д.55/1329, л.32–34). Крестьянка Анна Новожилова служила в 1900-х гг. при Ларинской гимназии – старейшей в Санкт-Петербурге, основанной в 1830-х гг., а в 1906 г. Анна числилась прислугой при Мариинской гимназии (НА РК, ф.123, оп.1, д.53/1310, л.36). В 1900-х гг. толвуянка Елена Никифорова Леонтьева находилась в услужении в одном из зданий Римско-католической коллегии на Фонтанке (НА РК, ф. 123, оп.1, д.3/1310, л.12). Сиделкой в Александровской больнице служила 49-ти летняя девица из д. Обалковщина Елизавета Пахомова (НА РК, ф.123, оп.1, д.55/1329, л.83–84), сорокапятилетняя Екатерина Лыкова из Люмбогубы числилась прачкой в первом доме трудолюбия великой княжны Ольги Николаевны на Никольской площади ( НА РК, ф.123, оп.1, д.61/1392, л.141, 144).

Много заонежан работало на различных торговых предприятиях Петербурга: в торговых домах и на рынках, самыми известными из которых в конце XIX – начале XX века были Андреевский, Ситный и Новоалександровский.

Андреевский рынок возник на Васильевском острове ещё в XVIII столетии. После пожара 1763 г. деревянный рынок был отстроен в камне. Это замкнутая по периметру постройка, окруженная открытыми галереями, состоявшая из отдельных лавок. Вход посетителей в лавку осуществлялся через галереи, а подача товаров – из внутреннего двора. С 1880-х гг. со стороны Большого проспекта по проекту архитектора П.Ю.Сюзора к рынку был пристроен металлический остекленный корпус. Торговали на Андреевском рынке молоком, мясом, зеленью, овощами и фруктами, а также промышленными товарами. [4] Магазин обуви № 3 на Андреевском рынке указал в качестве своего адреса в прошении к толвуйскому старшине заонежанин Иван Матвеевич Белоусов. Cудя по данному документу от 20 августа 1906 г., Иван Белоусов имел возможность обучать своего старшего сына 1886 года рождения в гимназии, что свидетельствует о его стабильном имущественном положении (НА РК, ф.123, оп.1, д.53/1310, л.34). Все это позволяет осторожно предположить, что Белоусов сам мог являться владельцем указанного обувного магазина, дававшего ему стабильный доход. На Андреевском же рынке в лавке № 45 купца Захарова служила заонежанка Мария Никифоровна Овчинникова (НА РК, ф.123, оп.1, д.46/1224, л.43).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ситный (сытный или обжорный) рынок возник в самом начале XVIII в. Изначально он располагался за кронверком Петропавловской крепости, где жили тогда представители восточных народов: татары, калмыки, казахи. На рынке по восточной традиции продавалась с лотков готовая еда. После пожара 1711 г. рынок переехал с Троицкой площади чуть дальше за Кронверкскую улицу. Легенда о происхождении рынка связывает его с именем князя А.Д. Меншикова. Светлейший любил продававшиеся там пирожки с зайчатиной. Каждый раз, поглощая очередной пирожок, он восклицал «Ай, сытно!». Но скорее всего, слово «ситный» являлось облагороженным названием «сытного», «обжорного» рынка. Существует еще одно предположение о том, что название происходит от слова «сито», через которое торговцы просеивали подлежащую продаже муку. Современное здание рынка было построено в 1832 г. и реконструировано в 1912–1913 гг. архитектором М.С.Лялевичем. [5]

В одной из лавок ситного рынка под № 42 «Торговля Александра Кузнецова» работал Григорий Силин из Загубья (НА РК, ф.123, оп.1, д.41/1152, л. 196). Служила на рынке в 11-м корпусе в лавке № 55 и жительница деревни Житницкая Ирина Гурова (НА РК, ф.123, оп.1, д.46/1224, л.349).

Самым современным рынком Санкт-Петербурга на рубеже веков был Новоалександровский, располагавшийся между Садовой улицей, переулком Малкова (ныне пер.Бойцова), Фонтанкой и Вознесенским проспектом. Он был построен в 1865–1868 гг. архитектором А.К. Бруни. Рынок насчитывал около 800 торговых заведений и имел свою электростанцию, которая в начале XX в. освещала магазины 94 лампами мощностью от 50 до 200 свечей. [6] На Новоалександровском рынке (Cредняя площадь, лавка № 342) работал в 1910 году чернорабочим Егор Афанасьев Стаканов (21 год) из деревни Римская (НА РК, ф.123, оп.1, д.59/1364, л.56–57).

Крупнейшим торговым центром Санкт-Петербурга являлся Апраксин двор, чья история уходит в середину XVIII столетия, когда граф Апраксин начал на купленном им участке строительство торговых лавок, которые он собирался сдать в аренду. Участок Апраксина граничил с участком купца Щукина, торговавшего сельскохозяйственной продукцией. По указу Николая I оба рынка были объединены в один, занимающий доныне участок между Фонтанкой, Садовой улицей, Апраксиным переулком и улицей Ломоносова. Современные корпуса построены в 1870–1880-х гг. В начале XX в. торговые лавки были надстроены третьими и четвертыми этажами. Общее число лавок насчитывало 660. [7] Среди них числились: «Торговля братьев Голенищевых», где служил Иван Васильевич Шлыков (24 года) из Тамбиц (НА РК, ф.123, оп.1, д.46/1224, л.18 (1901–1902 гг.)), «Торговля И.С. Смоленкова» (инструметальная линия № 35/37), где работал Петр Алексеевич Берегов (16 лет) из деревни Харлова (НА РК, ф.123, оп.1, д.59/1364, л.65–66 (1910 г.), и «Торговля Метлона», с которой связал свою судьбу толвуянин Иван Семёнович Белоусов (НА РК, ф.123, оп.1, д.41/1152, л.594 (1898 г.). Торговал в Апраксином дворе и тридцатилетний Михаил Иванович Аристов из деревни Загорье (НА РК, ф.123, оп.1, д.55/1329, л.91). Возможно, Аристов имел свое собственное торговое заведение, так как в плакатном паспорте его профессия значится как торговец. В одном из крупнейших магазинов Петербурга «Гостином дворе» в лавке под № 99 торговал кружевами и лентами выходец из заонежской деревни Ошевнево купец II гильдии Степан Нестерович Ошевнев.

Интерес представляет для нас и торговый дом «Липин и наследники». В 1878–1879 гг. купец В.П.Липин получает право продажи изделий Олонецких заводов и начинает торговать железным товаром. В 1898 г. Липин умирает, и дело переходит к его вдове Е.С. Липиной. По-видимому, дела идут хорошо, потому что в 1911 г. учреждается торговый дом «Липин и наследники». В 1915 г. в Мучном переулке строится новое здание, где в нижнем этаже располагается магазин, торгующий металлоизделиями. [8] Автор проекта постройки архитектор А.Оль. Василий Григорьевич Бесов из Юлмаково работал у Липиных в 1912 г. в Мучном переулке, по-видимому, еще в старых торговых рядах, точнее (как стоит в плакатном паспорте) «в большом железном ряду № 3, 4, 5» (НА РК, ф.123, оп.1, д.63/1425, л.25). Жизнь Василия в Петербурге оказалась прочно связанной с металлом. Поэтому не удивительно, что женился он не на заонежанке, а на дочери подмастерья бронзового ремесла Клавдии Филипповной Федоровой. О венчании молодых имеется свидетельство в архивных документах (Там же, л.25). [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Типично петербургскими торговыми заведениями были живорыбные садки. Живорыбный садок – это помещение для содержания живой рыбы, устраиваемое в стоящей на приколе барже, с прорезью в центре, решетчатыми стенками и дном для беспрепятственного притока речной воды. В Петербурге начала XX в. таких садков насчитывалось около тринадцати. Располагались они на Неве у мостов. Одним из таких мостов был Тучков мост. Торговал рыбой в садке у Тучкова моста Тимофей Никулин из деревни Софроновская (НА РК, ф.123, оп.1, д.46/1224, л.223 (1901–1902 гг.)), а рабочим служил толвуянин Максим Евсеевич Бахилин (НА РК, ф.123, оп.1, д.41/1152, л.623 (1898 г.).

Материал данного исследования в сочетании с архивных источников позволяет получить некоторое представление о жизни заонежских крестьян в столице, познакомиться со сферой их деятельности и деятельности предприятий, на которых они работали, с архитектурной средой, которая их окружала, с отдельными деталями их личной жизни. Все это дает нам возможность более широко посмотреть на такое характерное для конца XIX – начала XX в. явление, как отходничество заонежских крестьян в Санкт-Петербург.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф