Метки текста:

Коми Русские Рябининские чтения

Чувьюров А.А. (г.Москва)
Весенне-летние ритуалы, связанные с ледоходом и первым спуском лодки на воду, в обрядовой культуре коми-зырян VkontakteFacebook

Аннотация: В статье приводится описание весенне-летних ритуалов, связанных с ледоходом и первым спуском лодки на воду, в обрядовой культуре коми-зырян. В обрядовой культуре они выполняют такую же роль, как и лечебно-профилактические обряды – исцеление и профилактика от различных заболеваний. Сходные ритуально-обрядовые действия во время ледохода были достаточно широко распространены среди различных этнографических групп русского населения и финно-угров (вепсы, удмурты, бесермяне).

Ключевые слова: русские; коми-зыряне; коми-ижемцы; река; ритуалы;

Summary:  In the article, the author gives descriptions of spring-summer rituals connected with ice drift and boat launching in the rite culture of the Komi-Zyrians. In the ceremony culture such rituals have the same role as healing and preventive treatment rites. Similar ritual practices during ice drift were widespread among various ethnic groups of Russian and Finno-Ugric population (the Veps, the Udmurts, and the Besermyan).

Keywords: Russian; Komi-Zyrians; Komi-Izhemtsy; the river; the rituals;

В весенней календарной обрядности русского и финно-угорского населения Европейского Севера особое место занимают ритуалы, связанные с ледоходом – началом вскрытия реки. Проводимый нами опрос в ходе работы в составе Комплексной Печорской экспедиции Русского географического общества в 2016 г. показал, что подобные обряды продолжают бытовать среди коми-зырян и в настоящее время. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Как отмечают информанты, начало ледохода и по сей день в деревнях коми-ижемцев воспринимается как яркое и праздничное событие. Особенно радостно это событие встречает детвора. Весенняя вода вместе с мусором несет на льдинах различные следы деятельности человека – загородки для проруби, сооруженные из досок или же в виде частокола из маленьких елочек; старые деревянные лодки; фрагменты зимника (зимней переправы через реку) и т.д. По словам информантов из с. Мутный Материк (Усинский р-н), когда начинается ледоход, взрослые и дети выходят на берег. Пожилые женщины при этом обычно обращаются к реке, чтобы ледоход никому не причинил вреда: Мада Печораö тэ восьин, кодлысь бара юрсö босьтан, вот ми ог тöдöй! Ин босьт нин некодлысь! Миян эстöн абу нин зэй уна мортыс кольöма. Мада Печора-юöй, ин нин никодöс босьт, тырмас нин [1] («Любезная Печора, вот ты опять открылась! Не знаем мы, сколько жизней ты опять унесешь. Никого ты уже не забирай, и так мало у нас народу осталось! Дорогая Печора-река, никого не забирай»). Затем присутствующие спускаются к воде и умываются «новой водой».

Аналогичные обряды бытовали и в других деревнях коми-ижемцев. В с. Щельябож было принято спускаться к реке и омывать лицо водой во время ледохода, чтобы глаза не болели: «Во время ледохода выходили на берег и обращались к реке, чтобы ледоход никому не причинил вреда («Печора-матушка, плыви с миром, плыви без всяких затруднений, без заторов!). Затем спускаются к воде и омывают водой глаза, чтобы глаза не болели». [2] После этого набирают воду в ведро и уносят домой. К воде, набранной во время ледохода, относятся так же, как «богоявленской»: ее хранят в стеклянной таре и дают пить детям, чтобы не болели. Эта вода считается целебной: «Во время ледохода сразу воду набираешь. Домой несешь эту воду и этой водой умываешь детей и сам тоже умываешься. Затем воду наливаешь в литровую банку и понемножку даешь пить детям. Это целебная вода. Так старухи у нас говорили, пожилые и вот мы так и поступаем». [3]

Аналогичные ритуальные действия бытовали в прошлом и среди верхнепечорских коми. Так, по рассказам информантов, в д.Даниловка (Печорский р-н) пожилые женщины во время ледохода выходили к реке, умывались водой и с уважительными благопожеланиями обращались к Печоре, чтобы ледоход прошел благополучно: «Шонбибанöй Печораöй, мун благословась, некодöс эн пакостит, некытчö эн сибдi, Шондибанöй-кортпоскöй. Сiйö тай кыр вылас летчастны да старукаяс воли шуöны» [4] («Любезная Печора, плыви, милая, благословенно: никому не причини вреда, нигде да не будет заторов, плыви мирно, любезная железная дороженька! Такие слова старухи говорили, когда выходили на берег во время ледохода»).

Подобные весенние обряды во время ледохода проводили зауральские коми-ижемцы. Так, по рассказам старожилов д. Няксимволь (Березовский р-н Ханто-Мансийского автономного округа), весной во время ледохода местные жители спускались к реке (Северная Сосьва), клали на льдинку хлеб и соль и произносили благопожелания, чтобы ледоход прошел благополучно. С ледоходом в д. Няксимволь связана еще одна традиция: старые отслужившие свой век лодки (дощаники и калданки) весной затаскивали на лед и по весенней воде на льдине пускали вниз по реке. Считалось, что только таким образом можно избавится от пришедшей в ветхость лодки: «лодку, которая долгое время служила человеку нельзя сжигать».

Лечебно-профилактические ритуальные действия во время ледохода совершались также в русских деревнях по Мезени и Вашке: «Для того чтобы избавиться от призора, достаточно на речку сходить, смыть все (умыться). Река все смоет, унесет в синее море. У нас до сих пор моются, полощутся, призор смывают, когда река только зашевелится – лед пойдет». [5] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Весной 1866 г. аналогичный обряд был зафиксирован П.С. Ефименко на Двине: «Весною сего 1866 г. мне случилось видеть, как только лед тронулся по Двине, тотчас десятки девиц побежали на берег мыться. – Для чего, спросил я у одной попавшей мне старушки, девицы ваши бежат так скоро к Двине. – “Мыться, батюшка, отвечала она. Ведь эта-то вода лучше всякого зелья, чтобы лицо было белым да красивым. Старые люди, нам бывало, гаваривали, что первая весенняя вода лучше всякого зелья”». [6]

По представлениям вепсов речная вода в весеннее половодье обладала продуцирующими и очистительными свойствами: «Во многих северновепсских деревнях в день Николы весеннего (9/22 мая), приходившийся на весеннее половодье, мужчины купали лошадей в реках, освободившихся ото льда. Для обретения красоты и поднятия славутности (slavutnost’) северновепсские девушки в половодье ходили к реке и совершали омовение в ее весенних водах». [7]

Различные ритуальные действия, связанные с ледоходом, бытовали и среди русского старожильческого населения Нижней Печоры: «…ходили к реке умываться, в периоды заторов отправляли детей бросить монету в реку (помочь реке). Зимой выносили на лед солому, на которой обмывали покойника. Ее оставляли на льду и не сжигали. В период ледохода сельские жители выходили к реке, пели песни, общались...». [8]

Сходные обрядовые действия во время ледохода, связанные с похоронно-поминальным комплексом, были зафиксированы в 1920-е г. А.С. Сидоровым у вымских коми: «Остатки досок, из которых изготовляли гроб, сжигали где-либо за деревней, а зимой относили на лед, на реку, чтобы весной при ледоходе они уплывали по реке: Мед горт чаг кылало (“Пусть щепки от гроба уплывают”)». [9]

Широкий круг различных обрядовых действий, связанных с ледоходом, бытовал у бесермян. Утром в Великий четверг дети обходили жителей деревни, повязывая на запястья нитки, чтобы спустя несколько дней отправить их вниз по реке или по ручью, полагая, что вода унесет болезни. [10] У бесермян во время ледохода устраивался специальный обряд: йэ кэлан (проводы льда), ву кэлан (проводы воды). Он проходил у реки. Во время моления обращались к реке и Хозяину воды, лили в воду напитки, клали хлеб, бросали монеты. [11] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

У печорских коми существовали приметы, по которым определялось, каким будет весенний паводок и ледоход: «Если осенью не было большой воды, то весной лед пойдет легко, а когда осенью река закрывается при большой воде, то ледоход бывает трудным: у берега река вся промерзает и там образуется толстый лед, и когда начинается ледоход, то этот толстый лед ломает берег, тяжело лед идет». [12]

Среди коми-ижемцев существовали определенные ритуальные действия при первом спуске лодки на воду: садясь в лодку, осеняли воду крестным знамением и просили у Всевышнего благословения на летнюю навигацию: «Когда ледоход пройдет, и ты в первый раз после спуска на воду садишься в лодку, то говоришь такие слова: “Господи благослови нас, вот опять вода открылась, чтобы навигация была доброй, чтобы ничего худого не случилось, чтобы никто не утонул, чтобы нам в целости и сохранности пройти всю навигацию” – ставишь Крестное Знамение и говоришь такие слова. Эти слова говорим, когда в первый раз садишься в лодку: “Господи, благослови, проплавать нам в целости и сохранности, чтобы не было никакой напасти”! Каждый как бы свои слова говорит». [13]

Сходные обрядовые действия, связанные с ледоходом и первым спуском на воду, бытовали в прошлом и среди русского населения Прикамья: во время ледохода здесь также умывались водой («для очищения от грехов и исцеления от болезней»), кувыркались на берегу («чтобы спина не болела»), иногда на проводах льда по воде пускали горящую солому («клади в лукошко солому и зажигали»), бросали на лед хлеб и монеты («Дарю тебе, вода, храни меня, вода»), устраивали праздничные гулянья на берегу реки, а при первом спуске лодки на воду также бросали в воду монеты. [14]

У бесермян также было принято бросать монеты в реку, когда первый раз после ледохода переправлялись через реку, иначе «хозяин воды» затянет в воду. Летний период, перед выходом на посев у бесермян проводился обряд арафа (букв.: канун): «…перед выходом на посев обходили дома односельчан и, постукивая в избе деревянной колотушкой, выгоняли болезни и злых духов. Затем, спустившись к реке, стучали по специально приготовленному бревну, исполняли напев, после чего колотушки и бревно выбрасывали в реку и с песнями провожали их вниз по течению». [15]

По поверьям бесермян, отправить что-либо вниз по течению реки – значит избавиться от неугодных предметов, болезней или несчастья. Аналогичные представления бытовали и среди коми-зырян. Вниз по воде можно было отправить не только физические недуги, но и разного рода душевные горести. Так, одна из информантов из с. Кекур (Усть-Куломский р-н) сообщила, что летом, во время сенокоса она ходит к реке, где на воду наговаривает свои душевные горести, чтобы вода унесла их вниз по реке: Ва дорас ытшкыгöн пуксьа да шуа: Господьö, Эжва, ва-матушкаö, менчым шогсö кылöд [16] («Во время сенокоса сяду возле реки и говорю: Господи, Вычегда, матушка-река, возьми скорбь мою и унеси по своему течению!»).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

У коми-ижемцев речной водой было принято умываться и когда в первый раз отправлялись на лодке на сенокос: «Когда первый раз отправляешься на сенокос, тогда умываешься водой и говоришь: “Господи Боже, благослови! Дай нам, Господи, хороший покос и сгрести все скошенное”. И вот когда сделаешь первый покос, берешь траву от первого покоса и оборачиваешь вокруг спины, чтобы спина не болела. А водой умываются, чтобы быть здоровым, чтобы болезнь ушла». [17]

Аналогичные ритуалы, связанные с первым спуском лодки на воду, бытуют и среди зауральских коми (дер. Няксимволь, с. Саранпауль): садясь в лодку, зачерпывали ладонью воду и этой водой окатывали макушку головы и обращались к Всевышнему, просили благословения на летнюю навигацию. Как отмечали информанты из зауральских коми, если сам не намочишь макушку, когда в первый раз сел в лодку, то Всевышний сам тебя «хорошенько потом покупает».

Как отмечал Н.А. Иваницкий, у печорских коми существовал обычай, по которому человек, впервые совершавший путешествие по Печоре, должен был принести некое приношение реке. Так, перед отплытием из Троицкого погоста, один из путников Н.А. Иваницкого бросил в Печору три сухаря, чтобы путешествие прошло благополучно. [18]

Таким образом, бытующие среди коми-зырян ритуалы во время ледохода выполняют такую же роль, как и лечебно-профилактические обряды – исцеление и профилактика от различных заболеваний. Сходные ритуально-обрядовые действия во время ледохода были достаточно широко распространены среди различных этнографических групп русского населения и финно-угров (вепсы, удмурты, бесермяне).

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф