Метки текста:

Икона Рябининские чтения

Яскеляйнен Е.И. (г.Кухмо, Финляндия)
Возвращаясь к теме храмовых одежд (облачение церквей и часовен) VkontakteFacebook

ИЛЛ.№1: Различные способы убранства икон: облачение покрывает верхний край иконы, закрепляется за венцом оклада иконы, находятся вместе с иконами на аналое или в иконостасе.ИЛЛ №2: Схемы вышитых изображений, фрагменты. Архив автораИЛЛ №3: Схемы вышитых изображений, фрагменты. Архив автора

Аннотация: Статья посвящена одному из традиционных облачений к иконе: из тканей, орнаментированных вышивками золотными нитями (медными, посеребрёнными, позолоченными), канителью, блёстками, бисером и ликами херувимов (типографская печать). Рассматриваются сохранившиеся облачения к иконам церквей и часовен XIX – нач. XX вв. из монастырских ризниц и музейных коллекций (музей-заповедник Кижи, музей православного искусства Риза, Финляндия), а также архивные источники.

Ключевые слова: храмовые облачения; облачение икон; убрус; убрусец; покров; вышивка золотная;

Summary:  This article deals with one of the traditional «attire» for icons: textiles ornamented with embroidery with the use of copper, silver or golden threads, metal twisted threads, spangles, beads, herubim faces (performed in the technique of printing). This paper presents some examples of the surviving icon «attires» dating back to XIXth – early XXth centuries from churches and chaples which are now preserved in monastery sacristies and museum collections (Kizhi Museum, RIISA Orthodox Church Museum) as well as the references to them in archive materials.

Keywords: church «attire»; icon «attire»; ubrus; embroidery in gold and silver;

Обратимся вновь к теме священных одежд храмовых или, другими словами, традиционному облачению церквей и часовен. [1] Подобно облачениям священнослужителей, сами церкви и часовни, а также и, староверческие моленные «одевались» или облачались в свои священные «одежды». [2] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Следуя православному церковному календарю, чередованию будних дней, больших и малых праздников, постов, разноцветные облачения храмов сменяли друг друга в соответствии с литургической традицией, а на время своего хранения перемещались в ризницы-хранилища. Записи о дарах, пожертвованиях в виде облачений или материалов для их изготовления, тщательно заносились в Описи приходского или монастырского имущества. В описях XVIII и XIX вв., [3] послуживших основой для нашего исследования, главы с перечнем облачений так и названы «Одежды», что даёт и нам возможность пользоваться этим традиционным термином.

К таким «храмовым одеждам» относятся облачения Св. алтаря, одежды Плащаницы, некоторых икон в составе иконостаса, а также икон, отдельно находящихся в храме. «Одевались» и небольшие храмовые столики – аналогии (аналои) и вспомогательные столики для разных нужд храмового действа. Среди храмовых одежд названы «срачицы» (или нижние сорочки), облачения, верхние одежды, покровы, завесы, шитые оклады икон, пелены, убрусы и полотенца. И все эти названия, именно в такой форме, например: «одежда престола», «срачица престола», «пелена на аналой» фиксировались в церковных описях.

Облачение храмов изготовлялось так же, как традиционная одежда: шились из тканей, украшались вышивками, исполненными в разных техниках; имели подклады («подложки»), дополнялись бахромой, золотными ткаными лентами и тесьмой (галун, гас, позумент). За одеждами храмов ухаживали, традиционно очищая, проветривая или подновляя их по мере использования, и даже перешивая старые изношенные облачения на какие-либо новые.

Автор впервые обратился к описанию церковных облачений Спасско-Кижского прихода в 1990 г. В то время, наконец, были собраны воедино, когда-то на многие годы «забытые» в подклетах строений кижского острова, сохранившиеся облачения Кижских церквей. Стараниями реставратора по текстилю и хранителя коллекции, [4] облачения прошли первичную профилактическую обработку и были включены в состав основного фонда музея-заповедника Кижи, как мемориальные памятники местных храмов (хотя многим в то время, казалось, что они не имеют музейной ценности).

В состав первоначальной коллекции храмового облачения вошло чуть более 50 предметов текстиля: одежды Плащаницы, шитые оклады икон, одежда аналоя и облачения священнослужителей: епитрахили, пояса, фелони, орари. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

О предметах, названных в то время «орарями» (№ 4548–4554), необходимо сказать особо. Время оформления коллекции существенно отличалось от настоящего тем, что информация о церковном укладе была очень скудна. Церковная традиция во многом была утрачена, архивные материалы по теме не были опубликованы – не существовало еще доступных справочных и энциклопедических изданий по православию и старообрядчеству. Предметы же, найденные в подклетах и кладовых острова, необходимо было срочно подготовить и сохранить, приняв их в музейные фонды.

Основой для определения предметов в момент поступления в фонды явилось справочное пособие для священнослужителей. [5] Предпринимались возможные попытки поиска и изучения описей имущества церквей Кижского прихода, беседы с заонежанами и родственниками кижских священников. [6] Существенная консультационная помощь в определении назначения облачений пришла от священнослужителей и реставраторов текстиля, посещавших остров Кижи. [7]

Но даже все перечисленные выше источники не смогли уберечь от ошибки в определении одного из видов храмовых облачений, коих в коллекции оказалось достаточно. Названы они были «орарями» или «фрагментами орарей», на самом деле предметы эти можно с уверенностью определить, как облачения для икон. В настоящее время существует несравненно больше возможностей для сравнительного анализа с литературными, архивными материалами в виде фотографий и описаний. Опубликованы фотографии 1940-х гг. с интерьерами кижских церквей, где иконы имеют аналогичные облачения. Предстоит определить и применяемые именно к этим облачениям собственные их названия.

Итак, подобные предметы относятся к облачению икон, [8] первоначально, вероятно создаваемых для особо чтимых икон, так как все же они не были обязательной частью облачения икон. Так было, по крайней мере, в XIX в. Это облачение иконы дополняло, украшало святой образ, имело, несомненно, одновременно и охранительное значение, как многие традиционные одежды. [9]

За последние годы автору удалось изучить некоторое количество подобных иконных облачений в различных храмах, музейных и частных коллекциях, [10] размеры их варьируются от коротких (длиною короче 100 см) до довольно длинных (164–214 см). Один из сохранившихся фрагментов показывает, что существовали облачения и к иконе небольшого размера (возможно, для меднолитых икон или распятий?). [11] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Именно своеобразная фигурная форма облачения позволяет аккуратно поместить облачение на икону, закрепить его за металлическим нимбом иконного Образа.

Архивные фотографии XIX – нач. XX вв. показывают различные возможности использования подобных облачений (ИЛЛ. № 1) [12] : они закрепляются за венцами окладов и своими широкими концами обрамляют иконный лик, что и создает, возможно, образ древнего полотенечного головного убора «убрус». Облачение может покрывать верхний край иконы, а также может в определенное время находиться под (или вместе) иконой на аналойном столике (в ожидании, например, крестного хода). Именно на иконах Пресвятой Богородицы облачение это является продолжением иконного Образа, представляя собой буквально убрус (древний головной убор). Это дает возможность соотнести название облачения с термином «убрус», «убрусец», которые встречаем в описаниях церковных имуществ. В Описи староверческой Даниловской часовни 1852 г. упоминаются «38 разной величины парчевых убрусцев полагаемых для украшения на венцы икон, эти убрусцы обшиты позументами, бахромами блесками и канителью». [13] В этом описании, несомненно, мы находим точное сходство описанных убрусцев с рассматриваемыми нами облачениями икон. Однако нужно все же помнить, что убрусом, совершенно естественно, именовалась и именно часть, изображающая убрус, низанная зачастую полностью жемчугом на драгоценных шитых окладах икон. В этом случае, тканевое облачение, украшающее икону, могло бы называться покров-убрус (?). [14]

Рассматриваемые нами облачения икон (покровы? убрусцы? убрусы? покров-убрус ?) имеют вид длинной фигурной ленты – в центре своем довольно узкой (1,5–2 см) и плавно расширяющейся к концам (16–19 см). Изготовлены они вручную из тканей машинного производства: бархатов и парчи различных расцветок и видов, чаще без узорных тканей. Орнаментированы (ИЛЛ.№ 2), аппликациями, ручной вышивкой золотными, серебряными нитями, канителью, дополненной разноцветным бисером и блёстками, а также живописными ликами херувимов и серафимов (?), а иногда и небольшими иконами, исполненными в технике полихромной печати. Подклады, как правило, однотонные – сиреневые, белые, серые, желтые, синие (из прокрахмаленных, хлопчатобумажных или льняных тканей).

На рисунках (ИЛЛ. № 2–3), выполненных автором в ходе исследования, можно рассмотреть характерную схему вышитого изображения. Мотивами являлись: высокие цветущие ветви, херувимы, кресты и звезды. Характерна многоцветная палитра: фиолетовый, сиреневый, малиновый, пурпурный, красный, желтый, зеленый, синий, голубой, коричневый, кремовый. Мягкие одноцветные бархат и шелковая тафта, парчовые ткани вышиты металлическими медными, посеребрёнными или позолоченными нитями, такими же блёстками, канителью с использованием аппликаций: бархатом по парче, парчой по бархату. Дополнительно в вышивку включены живописные лики херувимов (как правило, по одному лику с каждой стороны). Края облачения обшиты тесьмой с медной, посеребрённой или позолоченной бахромой. [15] Изумительной красоты акценты создаются при помощи одиночно пришитых одноцветных бисеринок [16] : прозрачных, или жемчужного, голубого, синего, брусничного, белого цветов.

Так как подобные убранства икон [17] не объединялись в отдельную группу (согласно описям монастырского и приходского имущества, которые нам удалось рассмотреть) и, соответственно, зачастую не отмечались клеймами и инвентарными номерами, уверенно назвать, соотнести их с определенными употребляемыми терминами, оказалось трудно. Подобно полотенцу, «образник», «божье», или «посажное», [18] украшающему икону в крестьянском доме Заонежья или Пудожья и сохранившее до наших дней свое местное название, будем надеяться, что и один из видов храмового облачения иконы, также восстановит свое истинное имя или имена. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Рассмотренные облачения икон могут быть прекрасными образцами при изготовлении новых храмовых облачений (в первую очередь, для храмов Кижского прихода) и для келейного обращения. Они дают нам удивительную возможность воссоздать живое внутреннее убранство церквей на острове Кижи, благодаря сохранившимся архивным материалам – соотнести эти предметы с именами дарителей, жителей деревень Кижского прихода и их родственников из Петербурга; открыть имена жертвователей, священников, и мастеров (?), чьими стараниями они были изготовлены. [19]

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф