Метки текста:

Культура Русский Север

Жигальцова Т.В. (Архангельск)
Культурный ландшафт Онежского Поморья (на примере с.Ворзогоры, Малошуйка) VkontakteFacebook

Аннотация: Традиционные деревянные бревенчатые храмы представляются нам практически монохромными. В статье систематизируются и анализируются данные о покрасках деревянных церквей. Выявляются определенные закономерности в использовании цвета и наиболее распространенные цветовые композиции. В качестве основных выводов можно отметить, что покраска тесовых и лемеховых кровель деревянных храмов была достаточно распространена. Иногда она выполнялась в один цвет, иногда в два или даже в три цвета. На крышах многих зданий устойчиво повторяется сочетание красного внизу и зеленого (темно-зеленого) вверху. Сведения о покрасках деревянных храмов XIX – начала ХХ в. и их сопоставление с источниками XVII – XVIII вв. позволяют сделать вывод о том, что цвет играл значительную роль в формировании архитектурного облика традиционных русских деревянных церквей.

Ключевые слова: деревянное зодчество; цвет в традиционной архитектуре;

Summary:  Traditional wooden log churches seem to us almost monochrome. The article systematizes and analyzes the data on the painting of wooden buildings. Certain regularities in the use of color and the most common color compositions are revealed. As the main conclusions can be noted that the painting of the roofs of wooden churches was quite common. Sometimes it was performed in one color, sometimes in two or even three colors. On the roofs of many of the buildings depicted, the combination of red at the bottom and green (dark green) at the top is repeated steadily. Information about painting wooden churches of the XIX – beginning of XX century and compares them with the sources of the XVII – XVIII centuries allow us to conclude that the color played a significant role in shaping the architectural appearance of traditional Russian wooden churches.

Keywords: wooden architecture; color in traditional architecture;

Под «культурным ландшафтом» в данной работе понимается определение, данное А.Б. Пермиловской: «…система, которая включает в себя поселение, природный ландшафт, планировочную и топонимическую структуру, народную архитектуру, а также этнос, хозяйственную деятельность, язык, духовную культуру». [1] В качестве примера выбраны поселения Арктической зоны РФ – села Ворзогоры и Малошуйка, расположенные на берегу Белого моря на территории «Онежского Поморья». В связи с небольшим объемом работы будут проанализированы такие структурные элементы культурного ландшафта, как планировка поселения и топонимическая структура.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Планировка поселений.

Этнограф Т.А. Бернштам относит села Ворзогоры и Малошуйка к гнездовому типу селения «погост с деревнями». Гнездовой тип объясняется автором наличием деления внутри поселения: «Так, например, Малошуйка, по свидетель­ству местных жителей, имеет деление на основные части – Верх (или Лахоцка) и Низовская (что, видимо, соответствует быв­шим деревням Вачевской и Абрамовской), отстоящие друг от друга на значительном расстоянии (1–2 км); Низовская состо­яла, в свою очередь, из частей Польска и Конецка». [2] Гнездовой тип подтверждается «прожива­нием в каждой части определенных групп семей («фамилий»)». [3]

Полевые материалы подтвердили деление села Ворзогоры (д. Кондратьевская) на «концы»: «коне́чина» (окраина деревни), «моги́льники» (старое кладбище), «ко́нская ля́га» (водопой для лошадей), «волчи́ха» («ближе к лесу, волки ходили»), «высочи́ха» (высокое место), «глубощи́ха» (впадина в землю). [4] Село Ворзогоры (д. Яковлевская) характеризуется проживанием групп семей («фамилий») в определенных местах. Например, Гунины селились на берегу болота, откуда произошло название улицы «Улица братьев Гуниных», кроме этого, разделения на части происходило не только по фамилиям, но и по кличкам («деревенским фамилиям»). Согласно полевым материалам М.В. Матонина 1997 г., каждая семья в с. Малошуйка также имело свое прозвище: Филимоновы – «У Вороны»; Докукин – «Макатан», «У Павловича»; Аверкиев – «Горох»; Вальванцев – «Лапчик»; Грибановы – «Саламаничи»… Как говорят местные жители, – «по уличным всех знали». [5]

Планиров­ка с. Малошуйка относится к «смешанному» типу: «вдоль реки – рядовая береговая (дома стоят или фасадами к реке, или на юго-восток), вдали от реки (Польска) – кучевая, с ориентировкой на юго-восток». [6] Планировка с. Ворзогоры также является смешанной (в д. Кондратьевская – «круговая» в центре деревни и «рядовая» на окраинах; в д. Яковлевской – «прибрежно-рядовая» вдоль болота и «уличная» по центральной улице). [7]

В планировке сельских поселений особое место отдается погосту, состоящему из зимней, летней церквей, колокольни, кладбища и домов церковно-приходского притча. Таким образом, культурный ландшафт сельских поселений представляет собой трехчастную модель: «…храмы как символы мира небесного господствуют в жилом пространстве, жилище человека составляет второй план, а хозяйственные постройки – третий. Отсюда и особое выделение в жилом пространстве храмов, место для которых часто выбиралось в некотором отдалении от жилья». [8] Тройники в селах Ворзогоры (зимняя Введенская церковь (1793), летняя Никольская церковь (1636), колокольня (1862)) и Малошуйка (зимняя Сретенская церковь (1873), летняя Никольской церкви (1638), колокольня (1807)) представляют собой в плане «треугольник» и хорошо просматриваются со всех сторон селения, являясь их композиционным ядром.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Топонимическая структура.

Изучаемый нами регион относится к «нижнеонежскому микротопонимическому региону Русского Севера», который обособлен в физико-географическом отношении (низовья Онеги и южное побережье Онежской губы) и отличается наличием субстратной микротопонимии, тяготеющей к отдельным кустам населенных пунктов, при этом населенные пункты Нименьга, Малошуйка, Ворзогоры и Кушерека занимают особое место среди поморских деревень. [9]

В ходе работы с архивными документами [10] был выявлен ряд исторических микротопонимов XIX в., характеристика которых была дана местными жителями с. Ворзогор в ходе архитектурно-этнографической экспедиции в 2018 г. [11] : «тю́тевщина» (болото), «маткозе́рье» (озеро), «маткозе́рский наволо́к», «хо́лмновало́к» (поля, которые в сер. XX в. использовались как сенокосы), Ивановщина, Васильевщина, Петровщина (поля по имени владельца), «юдмовщина» (сенокосные участки), «поповки», «попов ру́чей» и «попо́ва гора» (пахотные и сенокосные земли принадлежащие в XIX в. местному священнику), «кабала́» (поле, где «камни и кочки, тяжело картошку копать, жито жать», расположено между деревень), «подлемо́шье» (сенокосы и поля у мха) и другие. Из обихода вышли понятия «маховщина», «матвеевщина», «надлешомье». Этот феномен свидетельствует о наличии устойчивой памяти жителей на локальные географические названия (не менее 150 лет).

Границы культурного ландшафта с. Ворзогоры определяются жителями по физико-географическим особенностями местности, а также границами сельскохозяйственных угодий: «до конца болота», «берег моря», «сосно́вочный ру́чей», «реки Рочево и Андозёрка», «где заканчиваются сенокосы», «где поля заканчиваются», «граница – лес», «родник». [12] Данные маркеры не наделяются местными жителями сакральными смыслами и значениями.

Таким образом, сельский культурный ландшафт сел Ворзогоры и Малошуйка Онежского района Архангельской обл., трансформируясь под влиянием природно-географических, культурно-исторических, социо-экономичских факторов, сохранил в значительной степени архитектурный облик исторического поселения XVII – нач. XX вв.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф