Метки текста:

Деревянное зодчество Православие Рябининские чтения Церковь

Ивановская В.И.
Интерьер деревянного храма: постоянство временного VkontakteFacebook

Рис.1. Церковная утварь (выносные кресты, выносные иконы, подставки для них). Источник: А.А.Бобринский Народные русские деревянные изделия. Предметы домашнего, хозяйственного и отчасти церковного обихода.Рис.2. Церковная утварь (паникадило, хоругви, клирос, подсвечники). Источник: А.А.Бобринский Народные русские деревянные изделия. Предметы домашнего, хозяйственного и отчасти церковного обихода.Рис.3. Аналои и церковные подсвечники. Источник: А.А.Бобринский Народные русские деревянные изделия. Предметы домашнего, хозяйственного и отчасти церковного обихода.Рис.4. Кокина (Попова) С.О. Фрагмент работы «Художественно-образное решение экстерьера и интерьера деревянного храма XXI века» / выпускная квалификационной работа магистра архитектура, защищенная в Московской архитектурном институте, 2018 г.

Аннотация: Интерьер православного деревянного храма, равно как и его архитектура, является уникальным памятником русской культуры. Именно в интерьере деревянного храма чувствуется стремление мастеров к преодолению тленности материала и созданию мира нетварного, наполненного красотой райской жизни.

Ключевые слова: церковный интерьер; деревянное зодчество; православный храм; сохранение культурного наследия; литургические предметы;

Summary: The interior of the Orthodox wooden church, as well as its architecture, is a unique phenomenon in Russian culture. It shows how the craftsmen’ desire to overcome the material decay transforms the church interior into the world full of wooden masterpieces, incarnating the divine Heaven on Earth.

Keywords: church interior; wooden architecture; Orthodox church; preservation of cultural heritage; liturgical objects;

Впервые о деревянной архитектуре как об уникальном явлении в истории русской народной культуры заговорили в XIX столетии. Вскоре увлечение народным творчеством породило целое направление научной деятельности, во главе которой стояли такие знатоки, как А.А.Бобринский, В.В.Суслов, Ф.Г. Солнцев, И.М. Снегирев, В.И. Бутовский, Ф.И. Буслаев и многие другие. Они обратили внимание научного мира на самобытность деревянной церковной и жилой архитектуры, лубка, резьбы по дереву, народного костюма, словесности и других видов искусства, сопровождавших быт русских крестьян.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Первые публикации о народном искусстве носили скорее иллюстративный и описательный, чем аналитический или историко-семантический характер. Но именно эти, первые, исследования обусловили формирование длительной, возникшей в начале ХХ в., кампании по сохранению древних деревянных памятников от «варварских ремонтов и вандальского уничтожения». Как в советское время, так и сегодня, ведущие специалисты древнерусского искусства убеждали сохранять деревянные памятники «как этнографические реликвии от прошлого времени». [1]

В условиях современного социального, культурного и духовного кризиса борьба за сохранение народного деревянного наследия особенно актуальна. В интернет-ресурсах все чаще стали появляться статьи и фотографии вымирающих деревень, разрушающихся или уничтоженных огнем церковных строений. Антикварный рынок полон предметами крестьянского быта, которые либо скупаются любителями старины, либо за отсутствием к ним интереса – выкидываются на помойку.

И, тем не менее, можно отметить, что сегодня интерес к делу возрождения традиций деревянного искусства (как архитектуры, так и ремесла) все более возрастает. Возможно, этому послужило большое количество публикаций реставраторов, археологов и краеведов, которые были опубликованы в последнее время; возможно – любительские фотографии энтузиастов-путешественников, исследователей русской старины.

Постижением основ церковного строительства (в тесном сотрудничестве с реставраторами музея-заповедника «Кижи») стал заниматься коллектив, организовавший социальный проект «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера». Целью своего проекта они обозначили дело, которое «объединяет неравнодушных людей, стремящихся сохранить древние святыни Православия и памятники деревянного зодчества в Архангельской, Вологодской областях, республиках Карелии и Коми». [2]

Интерес к деревянному зодчеству, памятникам Русского Севера стали проявлять и современные церковные храмостроители. В контексте поиска образа храма XXI в. [3] все чаще звучит мысль, что дерево как «исконно русский материал, наиболее органично сможет сочетать в себе преемственность традиций и современных технологий», и, как следствие, наиболее полно раскроет идею русского православия. [4] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Однако в контексте поиска образа храма XXI в. остается открытым вопрос – каким должен быть интерьер современного деревянного храма? Как проектировать деревянный храм с интерьером, если он воспринимается как нечто временное? Для того, чтобы ответить на этот вопрос следует обратиться к истории и понять, каким же был интерьер деревянного храма, как к нему относились построившие его мастера.

Деревянное церковное строительство в дореволюционной России было делом обыденным, деревянные храмы стояли повсеместно, [5] а деревянные предметы церковного обихода заполняли не только сельские, но городские храмы. Известно, что редкие, сохранившиеся памятники церковного убранства в деревянном храме создавались «иждивением и старанием прихожан», а «впоследствии прихожане регулярно и аккуратно следили за тем, чтобы церковь была «в твердости», утвари в ней было бы «довольное количество» и чтобы «благолепием церковь была украшена хорошо». [6]

В каталогах дореволюционных изданий, в собраниях региональных музеев и музеев-заповедников можно найти описание и иногда фотографии уникальных предметов церковного обихода, выполненных из дерева и предназначенных в деревянные храмы. [7] (Рис.1, 2) Речь идет об аналоях и шкафах для клироса, напольных подсвечниках и подвесных светильниках, деревянных резных наличниках и киотах, резных иконах и выносных крестах.

Предметы выполнялись мастерами опытными, владеющими своим ремеслом в совершенстве, знающими господствующие художественные тенденции в искусстве. Предметы могли быть, например, выполнены в «троице-сергиевском» стиле, или украшены простым геометрическим орнаментом или флемским барочным растительным узором. Каждым выполненным предметом мастер стремился «благоукрасить» интерьер, «оживить» скромную архитектуру декоративным богатством, как бы противопоставить внешнюю архитектурную простоту форм внутреннему узорочью литургического пространства. [8]

По мере продвижения входящего в храм с запада на восток (в сторону алтаря) менялось количество и плотность декоративного убранства. При входе из притвора в среднюю часть дверь украшалась резными наличниками, фигурной точенкой смотрелись столбы, подпиравшие потолок притвора. Богатой резьбой или красочной живописью, украшались тябла иконостаса и киоты на стенах, причем Царские врата могли не соответствовать общему художественному стилю, что свидетельствует об отношении к ним как к особо священному предмету в убранстве храма. [9] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Среди того обилия предметов и декоративных элементов, которые наполняли интерьер деревянного храма, можно выделить две группы, выполненные с разной степенью проработки деталей. К первой группе можно отнести клирос, аналои, подсвечники и подвесные паникадила.

Клирос представлял собой простое стоечно-балочное сооружение, боковины которого зашивали сначала тесом, а позднее украшали простыми декоративными композициями. Аналои, предназначенные для использования на постоянном месте, как и сегодня, выглядели простыми вертикальными коробами с наклонной верхней крышкой и декорированными резьбой или живописью боковыми стенками. Существовали и легкие переносные виды аналоев, представляющие собой соединенные между собой в центре опорные стойки, перехваченные вверху вместо горизонтальной доски кожей или тканью. Подсвечники, или «ставники» – простые составные точёнки раскрашивались в яркие цвета. Их конструкции, сначала простые, цилиндрические, позднее усложнятся и будут представлять собой набор точеных «яблок» или кубов и прямоугольников со сквозной резьбой. К XVIII в. подсвечники обретут крестообразную опору (Рис.3). Паникадила представляли собой крестообразные, иногда в несколько ярусов, каркасы для свечей или лампад, в синодальный период особенно стремящиеся повторить многоярусные металлические паникадила.

Исходя из вышеперечисленного можно предположить, что исполнение церковной мебели или архитектурно-декоративных элементов, например, резьбы на наличниках или нащельниках, находилось в ведении местных плотницких артелей. Вероятно, эти мастера в равной степени могли заниматься как украшением жилья зажиточного крестьянина, так и церковного интерьера.

Иначе дело обстоит с предметами, которые в церковном интерьере применялись непосредственно в богослужении. К этой, второй категории, можно отнести все предметы из литургического набора (дарохранительницы, потир, тарель, лжицы, копие, дискос, кресты, образа), скульптура и элементы иконостаса, например, Царские врата.

Потиры представляли собой простые точеные кубки, вываренные в особом составе, чтобы вино не пропитывало дерево, и выкрашенные в красный или зеленый цвет. На самой чаше располагаться образа Деисусного чина – Спаситель с предстоящими. Тарели также были простых форм, по канону с изображением Богоматери в центре. Дарохранительницы представляли собой уступчатые подставки под крест на верхней крышке, который, отодвигаясь, открывал отверстие для запасных даров. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Особое место в убранстве интерьера занимает скульптура и рельефная резьба. В православных храмах можно было найти большое количество резных иконных образов, выносных или запрестольных крестов, хоругвей и т.п. Что же касается круглой скульптуры, то известно, что священноначалие относилось к ней (скульптуре) с неким своеобразием. В храмах допускались только избранные изображения: круглая скульптура – Распятие, Христос в темнице, преподобный Нил Столбенский; чаще в виде рельефа – святитель Николай Можайский, святая мученица Параскева Пятница. [10] Изображения покрывались левкасом и раскрашивались.

Выполнялись богослужебные предметы предположительно в монастырских мастерских, хотя, с равной долей вероятности выносные кресты, элементы декора иконостаса, потиры и тарели могли изготавливаться как монастырскими мастерами по благословению настоятеля-игумена, так и деревенскими ремесленниками по благословению настоятеля храма.

Среди наиболее известных монастырских мастерских можно назвать такие региональные художественные центры, как Соловецкий и Нило-Столобенский монастыри, Троице-Сергиева и Киево-Печерская лавры. Каждый из этих центров выполнял предметы, обладающие своим индивидуальным художественным стилем, и по характеру резьбы можно было узнать откуда этот предмет. [11] Монастыри раз в год (некоторые чаще) устраивали торговые ярмарки у своих стен, где реализовывали свои товары и, таким образом, распространяли их по окрестностям. [12]

С течением времени интерьер храма наполнялся предметами, задействованными в богослужении, украшался декоративной резьбой и иконами; расписывалось Небо, что вкупе с общим пластическим решением архитектуры составляло так называемое богословие образа, особенно ощутимого во время молитвенного взаимодействия человека и предметного мира.

В современной практике «богословие образа» и единство внешнего и внутреннего пространства в деревянном храме, к сожалению, нарушено. Стремление настоятелей или особо ревностных прихожан-жертвователей к золотому «софринскому боголепию» привело к утрате того богословия образа, которое сохраняется в деревянных памятниках Русского Севера. Архитекторам, художникам и мастерам прикладного искусства следует стремиться создать интерьер, в котором бы все предметы были выполнены с учетом целостности художественного образа. (Рис.4)[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Подводя итог, следует подчеркнуть, что интерьер православного деревянного храма, равно как и его архитектура, является уникальным памятником русской культуры, где чувствуется стремление мастеров к преодолению тленности материала и созданию мира нетварного, наполненного красотой райской жизни.

В условиях активной передачи памятников искусства Русской Православной Церкви все чаще звучит вопрос о том, каким именно должен быть интерьер деревянного храма. Литургические предметы, равно как и предметы из металла, стекла или керамики, могут смело использоваться при обустройстве литургического пространства деревянных храмов. Кроме того, наполняя интерьер деревянного храма предметами, также выполненными из дерева, архитекторы и художники смогут создать тот самый неповторимый образ храма XXI в., который, бережно сохраняя традиции, но используя современный художественный язык, раскроет тайны русской православной веры.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф