Метки текста:

Икона Рябининские чтения

Фролова Г.И. (г.Петрозаводск)
Потолочная живопись и иконостасный комплекс церкви Преображения Господня Спасо-Кижского погоста как единовременное иконописное убранство храма VkontakteFacebook

1. Схема кижского преображенского «неба».2а. Фрагмент иконы «Николай Чудотворец с житием» из местного ряда иконостаса. Перв. четв. ХVIIIв.2б. Фрагмент иконы «неба» «Ангел, праотцы Аарон и Иосиф».3а. Фрагмент иконы «Пророк Аввакум» из пророческого ряда иконостаса. Перв. четв. ХVIIIв.3б. Фрагмент иконы «неба» «Ангел, праотцы Захария и Енох».4а. Икона «Апостол Фома» из деисусного ряда иконостаса. Перв. четв. ХVIIIв.4б. Фрагмент иконы «неба» «Ангел, праотцы Захария и Енох».

Аннотация: В статье впервые полностью публикуется текст подписи, обнаруженной на происходящей из Валаамского монастыря иконе «Святая Троица» Лаврентия Туфанова 1717 г., ныне находящейся в Никольском соборе в Куопио, а также cообщается о книгах, с автографами валаамского игумена Ефрема.

Ключевые слова: подписная датированная икона; старопечатные книги; Валаамский монастырь ;

Summary: This paper contains information about the signed books from the library of Valaam’s monastery. Also it is the first publication of the complete text of the signature of the icon St. Trinity, which is situated now in the St. Nicolaus cathedral in Kuopio in Finland. The icon was painted by icon painter Lavrenty Tufanov in 1717 and was presented from Vologda’s Kirillov’s monastery to Valaam’s monastery.

Keywords: Signed icon with date; old books; Valaam’s monastery;

Настоящая статья посвящена кижскому «небу» – утраченной в годы Великой Отечественной войны потолочной живописи церкви Преображения Господня Кижского погоста. Источниками являются сохранившиеся конструктивные элементы (тябла и замковое кольцо), имеющиеся черно-белые фотографии начала ХХ в. и фотофиксация икон «неба» финскими исследователями 1940-х гг. Имеются также архивные документы и опубликованный перевод книги Л. Петтерссона и П. Хяркёнена. [1] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Наиболее раннее (1823 г.) описание «неба» имеется в путевых заметках Екимова, где сообщается о его размерах, количестве и составе икон. [2]

По имеющимся фотографиям можно определить расположение персон на клиньях «неба», двойное поновление икон в 1759 г. и в 1860-е гг. (подтверждаемые документально), а также выявить единство стиля и одновременность исполнения, сопоставляя по фотографиям изображения некоторых святых на «небесах» с имеющимися изображениями на иконостасных иконах.

Финские фотографии позволяют представить технико-технологическую характеристику икон. Они были выполнены из мощных тесаных досок, скрепленных врезными шпонками. Шпонки крупные, выступающие значительно над плоскостью щита. По фотографиям медальон составлен из 9 досок. Стыки досок хорошо читаются на изображении лицевой стороны (фото № 4-152). Шпонок – не менее 7, из них – 3 сквозные (фото № 4-144-1). Грани также из нескольких досок, среди которых есть очень широкие. На фото № 4-146-1 шпонок не менее 7. Похоже, все сквозные. Верхняя шпонка дополнительно укреплена 7 гвоздями с крупными шляпками. Паволока наличествует (фото 4-137-2). Левкас на фото виден, он, вероятно, меловой. [3] Живописные слои – темпера.

Прежде всего, по фотографиям восстановим состав и расположение персонажей на кижском «небе». Живопись включала изображение Новозаветной Троицы (Сопрестолие) в центральном медальоне. Его окружали грани, на которых в три регистра были изображены: вверху серафимы и херувимы; в среднем ряду – ангелы; в нижнем регистре – праотцы.

В нижнем ярусе были изображения 32 святых. Изображения были парными. Их расположение на клиньях восстанавливается на основе фотографий, данных церковной описи 1867 г. и сведениями из таблицы Л. Петтерссона. [4] Сравнение этих источников показало, что в документах имеются ошибки, а на фотографиях часть имен изображенных персон при поновлении искажена.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Открывали круговое предстояние прародители Адам и Авраам, замыкали праматери Ева и Сарра. Эти два клина были расположены в центре восточной части потолка – традиционно для заонежских «небес». Вправо от Адама и Авраама последовательно были изображены: Иаков и Исаак, Аарон и Иосиф, Лот и Мелхиседек, Анна и Иоаким, Арид и Вениамин, Иов и Сим, Симеон Богоприимец и невыявленный святой. Влево от Евы и Сары размещались изображения: Авеля и Сифа, Зоровавеля и Ионы, Ноя и Нафана, Рувима и Малахии, Иосифа Аримафейского и Мафусаила, Иисуса Навина и князя Владимира, Захария и Еноха. (Рис.1) Непонятным осталось изображение праотца на иконе «Ангел, …и Симеон Богоприимец» – запись над первым персонажем по фотографии прочтению не поддается.

Из сопоставления изображения праотцев на известных заонежских часовенных «небесах» [5] с фигурами святых на кижском «небе» следует вывод об определенной традиции состава прародителей при заказе потолочной росписи на ближайшей к Спасо-Кижскому приходу территории. Везде фиксируется присутствие Адама, Авраама, Иакова, Исаака, Иосифа, Авеля и ряда других святых.

В то же время кижское «небо» отличается от других заонежских «небес». Состав персон на данном «небе» представителен по числу фигур в нижнем регистре и необычен по включению в предстояние некоторых святых: праведного Иосифа Аримафейского, святого князя Владимира. Кроме этих двух персон, в «небесную» композицию были вписаны родители Богородицы: Анна и Иоаким. Они относятся к прародителям, но на «небесах» их изображения неизвестны. Фигура Симеона Богоприимца появляется на гранях во второй половине ХVIII в. на «небесах» волкостровской и усть-яндомской часовен, по составу святых наиболее близких к кижскому «небу».

Наибольшую близость по составу святых к 16-ти-клинному кижскому потолку имеют 12-ти-клинные волкостровские и усть-яндомские «небеса». Волкостровская живопись к тому же тематически близка кижскому. Медальон в обоих случаях представлен Троицей Новозаветной. Есть параллели и в плане оформления клиньев. В верхней части наблюдаем красных серафимов, а по периметру грани оформлены многослойными облаками (по терминологии – «высоко-кучевые»), близкими по форме и цветовому решению с кижскими.

Кучевые облака окаймляют грани икон «неба» корбинских, волкостровских, кижских, кондопожских, мелойгубских храмов. Многослойные облака видим и на деисусных иконах «Спас в силах» в кижских Преображенской и Покровской церквях, позднее они повторяются на медальоне «Христос Архиерей» «неба» в кондопожской Успенской церкви. [6] Облака иной формы (в подножиях кижских праотцев) отражают поздний период так называемой живоподобной иконописи. Они явно положены поверх видимых – нижележащих, которые сродни облакам, написанным по краям граней. Примеры таких облаков можно наблюдать на гранях «небес» в часовнях Кенозерья [7] и Пудожья. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Нижележащий авторский слой облаков читается на некоторых иконах. Первоначальную форму облаков можно рассмотреть на грани «Ангел, праотцы Аарон и Иосиф» №4-138-2, которая, на мой взгляд, находит подтверждение на иконостасных иконах, в частности в среднике иконы «Николай Чудотворец с житием». (Рис. 2а и 2б). Боковые облака на гранях можно определить временем 1759 г., так как они близки краевым облакам на гранях волкостровских «небес» и в целом для икон, ведущих свое происхождение из мастерской «Кондопожский мастер». Верхний же слой («пузыри»), по всей видимости, можно отнести к следующему поновлению, выполненному в конце 1860-х гг.

Помимо облаков запись заметна на нимбах святых. У Захарии, князя Владимира, Мелхиседека и других святых нимбы в верхней части грубо перекрыты головными уборами – нечто среднее между православным и католическим изображением. На некоторых нимбах заметны также подтеки олифы. Форма головного убора у Симеона характерна для академической живописи, как и его облачение первосвященника. Подобного изображения нет на заонежских иконах «неба» конца ХVII – первой четв. ХVIII в. Даже на более поздних иконах волкостровской часовни у праотцев Иосифа и Вениамина их боярские шапки вписаны в нимбы. Соответственно и на иконостасных иконах из Преображенской церкви лики святых с различными головными уборами аккуратно вписаны в нимбы.

Приведем впечатления П. Хяркёнена о богатстве одежд на фигурах праотцев: «Роскошны одежды ангелов, особенно Мелхиседека, Вениамина и Захарии. Они одеты в дорогие парчевые одежды, пурпурные мантии обрамлены мехом горностая. Можно предположить, что такие одежды могли быть праздничной одеждой русских бояр». [8] На гранях уже приводившихся заонежских «небес» ХVII–ХVIII вв., как и на иконах, одежды бояр и князей выглядят иначе. «Горностаевые» мантии – принадлежность царствующих особ – характерны для светского варианта иконописи. Возможно, это запись второй половины ХIХ в. Однако это чуждая для данной местности и времени живопись, даже в сравнении с иконостасным комплексом Преображенской церкви, где явно присутствуют новомодные иконописные тенденции.

Сложно провести искусствоведческий анализ при отсутствии икон. По фотографиям можно подтвердить высказывавшееся ранее предположение об одновременности создания икон «неба» и иконостасных икон, с последующими преобразованиями во второй половине ХVIII–ХIХ вв., не изменившими программу оформления внутреннего убранства кижского храма.

Изображения серафимов и херувимов типичны для заонежских икон «неба»: в центре головка с шеей, обрамленная шестью крыльями, из которых верхние и нижние перекрещены, а боковые направлены вниз. По форме, расположению крыльев, разработке перьев кижские шестикрыльцы ближе всего к виговским, более ранним по времени исполнения. Подобных шестикрыльцев видим на деисусных иконах «Спас в силах» из иконостасов обеих кижских церквей. Шестикрыльцы на фотографиях выглядят без записи, а надписи над ними как поновления. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Несмотря на то, что большинство надписей переписано небрежно и неаккуратно, отдельные фрагменты подлинных текстов демонстрируют их родство с текстами на свитках пророческих иконостасных икон. Например, на свитке Симеона Богоприимца сохранился фрагмент текста, выполненный таким же красивым каллиграфическим почерком.

Напомним, что вследствие огромных размеров иконы «неба» фотографировали в виде двух частей. На первом фото представлены изображения шестикрыльца и ангела, на втором фото зафиксированы святые. Изображения ангелов получились менее искаженными в пропорциональном отношении в сравнении с праотцами. Фигуры ангелов написаны с элементами объемной трактовки, у некоторых с избыточной пластикой форм, диктующих их подвижность, готовность к служению. Изображения ангелов по плотности соотносятся с изображениями на иконах из иконостаса. Одежды также состоят из богато декорированных каменьями и жемчугами лоратных одеяний. У большинства ангелов гиматии накинуты на плечи однообразно – завязаны спереди узлом. Ближе к иконостасным фигурам построение форм и объемов, через формирование складок у тех ангелов, где на одежде отсутствуют крупные, «накладные» цветы. Узор на лорах двухсторонний. На лицевой стороне – жемчужный, на отворотах травный узор, характерный для орнаментов более древних. Повторяется форма и рисунок обуви у всех ангелов. Расположение крыльев сходно, но они более узкие и напоминают крылья корбинских и кенозерских ангелов. Лики ангелов производят впечатление подлинных. Более того, лики некоторых ангелов на гранях имеют типическое сходство с ликами на преображенских иконостасных иконах (например, на фото № 4-142-1, 4-150-1). То же можно сказать и про характерную форму кистей рук. (Рис. 3а, 3б).

В целом изображения в двух верхних регистрах (шестикрыльцы и ангелы) исполнены в русле традиционной иконописи и вписываются в рамки местной потолочной живописи. Сложнее определиться с третьим регистром, на котором были изображения праотцев, пророков и святых. По всей видимости, эта часть граней подверглась наибольшим поновлениям и как следствие – искажениям.

Одеяния некоторых персонажей в третьем регистре по ряду важных иконографических признаков не совпадают с изображениями на иконостасных иконах, являясь, вероятно, следствием записей. В то же время очевидно сходство и буквальное повторение некоторых изображений праотцев и иконостасных святых, которое объяснимо письмом одного и того же мастера, или копированием. Очень близки изящные фигуры апостола Фомы и праотца Еноха (Рис. 4а и 4б). Одна и та же манера исполнения фигур у апостолов Варфоломея и Иуды с праотцем Симеоном Богоприимцем. Однозначна форма складок на плечах пророка Аввакума и праотца Сима (особенно впечатляет его зеркальное отражение). Изобилие аналогичных струящихся, как круглящихся, так и криволинейных очертаний складок представлено и на гранях, и на иконах иконостасов Преображенской и Покровской церквей.

Тыльная сторона иконных щитов «неба» – тесаные доски, врезные шпонки, как и на иконостасных иконах – дополнительный признак их изготовления по одной технологии.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Еще одним косвенным доказательством одновременности создания храмового убранства служит замечание финских исследователей, изымавших из конструкции потолочные иконы: «Примечательно, что некоторые иконы неба настолько большие по своим размерам, что не поместятся в дверь, ведущую на улицу. Такое обстоятельство указывает на то, что они были установлены на свои места до окончания основных строительных работ». [9]

Очень важным является также следующий текст из книги: «Фигуры ангелов и фигуры, изображенные в нижних частях секторальных икон, написаны таким образом, что они обращены к западу, к входу в церковь, образуя шествие, напоминающее деисусный ряд иконостаса. Шествие с двух сторон приближается к центральному изображению, Святой Троице. Во всем прослеживается такая же строгая последовательность, как в иконостасе. Все здесь хорошо продумано и заранее спланировано». [10] Финские исследователи заметили продуманную систему шествия святых и ангелов, характерную для программного изображения композиции «Сослужение Творцу». Такие композиционные схемы характерны для потолочной живописи ХVII–ХVIII вв. в Заонежье. Наблюдения финских ученых подтверждают доказательства одновременности создания живописного храмового убранства одной и той же иконописной артелью.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф