Метки текста:

Былины Рябининские чтения

Дианова Е.В. (г.Петрозаводск)
Кооперативные ремейки литературных произведений VkontakteFacebook

Аннотация: Статья освещает одно из средств кооперативной агитации и пропаганды – новые версии известных литературных произведений, или ремейки. Кооперативные ремейки создавались самодеятельными и профессиональными авторами, которые наполняли старые песни и поэмы новым актуальным содержанием. Они отражали основные достижения и проблемы развития кооперативного движения в стране.

Ключевые слова: ремейки; былина; песня; поэма; кооперативная агитация и пропаганда;

Summary: The article considers some aspects of the history of 1940–1960 folklore studies in Belarus relating to censorship in publication of folklore of the Great Patriotic War. The texts presented in the article represent the array of archive materials that have until recently been virtually excluded the Belarus scientific discourse.

Ключевые слова: censorship; folklore of the Great Patriotic War; Belarusian folklore studies; song;

В первые десятилетия ХХ в. в стране в качестве эффективных средств кооперативной агитации и пропаганды широко использовались ремейки – новые версии существующих литературных произведений. Созданием кооперативных ремейков занимались как профессиональные поэты, так и самодеятельные авторы, сообщая в тексте, стилизованном под литературное произведение, об основных успехах и трудностях в работе кооператоров, в том числе кустарей-смолокуров. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На Русском Севере большую организационную работу развил Союз смолокуренных артелей Важской области, существовавший с 1914 г. Важский союз являлся союзом смешанного типа, куда вместе со смолокуренными артелями входили потребительские общества, сельскохозяйственные и кредитные товарищества, трудовые рабочие и лесные артели. Их количество в составе Союза постоянно увеличивалось: в 1915 г. он объединял 61 кооператив, а в 1918 г. – уже 150 кооперативов с общим числом свыше 50 тыс. человек. В сфере экономического влияния Союза находились Шенкурский уезд Архангельской губернии, Вельский и Сольвычегодский уезды Вологодской губернии. К началу 1918 г. у Союза имелись 23 различных перерабатывающих предприятия, лесозавод, 4 парохода и 6 барж. Северные кооператоры обращали внимание на распространение культуры и просвещения, поэтому на средства Союза были открыты коммерческое училище и типография, которая печатала журнал Союза «Важская область». [1]

Достижения Важского союза, интересовавшие кооперативных деятелей всей страны, находили отражение в кооперативной периодике. В 1915 г. в журнале «Объединение» (органе Всероссийского Центрального союза потребительных обществ) была напечатана кооперативная былина «Пароход Шенкурского союза смолокуров». Ее автор Е. Попова, используя прием тонического стихосложения, рассказала о крупном событии в жизни Союза смолокуров Важской области – приобретении на собственные средства первого парохода. Как и полагается, в кооперативной былине имеются все необходимые для структуры данного жанра фольклора элементы: зачин (завязка), основная часть былин (рассказ о подвиге), концовка.

Былина Е. Поповой имеет традиционное сюжетное построение, где герой отправляется в «путь-дорогу дальнюю». Зачин былины, стремясь подчеркнуть историческую достоверность ее содержания, сразу же локализует время и место описываемого события: «Как и двадцать второго августа, / А и в Нижнем то было во Новгороде, / Снаряжался в дорогу, в путь дальнюю, / Снаряжался корабль вверх до Рыбинска. / А из Рыбинска путь по рекам небольшим / До далекой реки Двины Северной». Поскольку произведение опубликовано в журнале 1915 г., то можно предположить, что данное событие произошло в том же году во время Нижегородской ярмарки, в которой принимал участие Важский союз смолокуров.

После зачина-завязки идет развитие действия, повествующее о том, что в далекий путь от Волги до Северной Двины отправился пароход смолокуренных артелей Важской области под названием «Союз»: «Не купца-богача, не помещика, / Не вельможного князя-боярина, / Смолокуров Шенкурских Архангельских / То “Союз” был – мечта заповедная». Главными героями былины являются смолокуры, объединившиеся в артель, поэтому в ней подробно рассказывается, каким образом стремление кустарей кооперировать сбыт готовой продукции и освободиться от эксплуатации скупщиков заставило их объединиться в кооператив: «Уж давно смолокуры задумались, / Как избавиться им от посредников, / И решили, что лучше не надобно, / Как устроить союз по согласию, / Стали смолу они все в союз продавать, / Стали жить-поживать, барыши накоплять». Далее говорится о том, как кустари откладывали средства от полученной прибыли: «Но решили заранее все сообща, / Барыши не делить, вместе их собирать». Концентрация прибыли, а не ее «распыление по рукам», явилась материальной основой для реализации многих коммерческих проектов и культурно-просветительной деятельности русских кооператоров.

Кульминацией развития действия стало решение приобрести собственное транспортное средство: «Время шло день за днем, / Смолокуры опять стали думать-гадать, / Что-то вновь замышлять: “Нет не рука / Нам товары возить на чужих баржах, / Пароход бы купить, вот, что надобно нам, / Без него обходиться мы не можем теперь. / Пусть товары и к нам, и от нас / Возит собственный наш пароход, / Мы «Союзом» его назовем / И теперь же дадим ему ход”». [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Концовка былины прославляет подвиги кустарей Шенкурского уезда, не только сумевших во имя общего дела преодолеть соперничество друг с другом, но и добившихся значительных результатов: «И купили они пароход, / И по Волге теперь он идет, / И товары он в Шенкурск везет. / Вот каков смолокуры народ!» [3] В соответствие с композиционным принципом былин здесь применен принцип противопоставления представителей различных социальных слоев общества, поскольку особо подчеркивается, что пароход принадлежит «не купцу-богачу, не помещику, не вельможному князю-боярину», а крестьянам и кустарям, что отражает социальную основу кооперации.

Особенно широко ремейки литературных произведений использовались в кооперативной агитации и пропаганде в период НЭПа, в том числе во время проведения Международного дня кооперации. 7 июля 1923 г. в г. Кемь в честь праздника при содействии Кемского уездного комитета РКП(б) была издана однодневная газета «Кооперативный день». Передовая статья «Долой частный капитал! Дорогу кооперации, другу трудящихся» призывала жителей Кеми: «В Международный день кооперации граждане, не выполнившие свой долг перед кооперацией, должны призадуматься и понять значение этого дела. Все граждане в это день должны вступить в члены своих единых потребительских обществ (ЕПО), сделаться активными работниками или сознательными постоянными пособниками развития этого дела»; «усилить агитацию, разъясняющую роль кооперативного дела».

В газете была напечатана «Кооперативная частушка», которая пелась на мотив народной песни «Эх, полным-полна моя коробушка» на стихи Н. А. Некрасова. Автор кооперативного ремейка Илья Черный рассказал о едином потребительском обществе (потребиловке) села Чудиловки. В стихотворной форме предстало описание заброшенного кооператива, влачившего жалкое существование: «Эх, пустым пуста потребиловка – / Нет в ней ситца, ни парчи, / Хуже нет села Чудиловки: / Никудышные харчи». Кооператив не выдерживал конкуренции с частными торговыми заведениями. Однако хотя «там купцы сдирают шкуру», но «крестьянскую натуру понимая – в долг дают».

С жалобой на отсутствие товаров в кооперативе «приходил мужик в правление потребиловки своей, говорил там о стеснении: “Без товара – эй-же-эй”». В правлении ему ответили: «Друг мой милый, не пеняй, / Коль в товарах есть стеснение, / В потребилку внес бы пай». А «Мужичок стоит, волнуется, / С председателем шумит / И старательно торгуется, / Лишь “вступительный” сулит». Главной причиной удручающего положения ЕПО являлась невыплата паевых взносов, что привело к ограничению оборотных средств и товарного ассортимента в кооперативной лавке. Однако доводы правления не возымели должного воздействия на членов ЕПО: «Целый год в селе стояла / Потребилка без паев / И товару было мало / В ней без них для мужиков».

Между тем «вот уж год второй проходит», частный торговец «Обдиралов разжирел, всю деревню за нос водит, и народ весь обеднел». Тут «мужицкая вся братия» опять пошла в потребиловку, заявив: «Заводи кооперацию: / Будем мы паи давать». И тогда крестьяне начали выплачивать вступительные и паевые взносы: «Понесли паи и вклады, / Кто деньгами, кто зерном / Потребиловка, как надо, / Заработала потом». Результат не заставил себя ждать: «Всей деревне облегчение потребиловка дает, / А товар, мое почтение: / Лучше вряд ли кто найдет». Члены кооператива проявили активность и заинтересованность в его работе: «В потребиловку правление / Избирает каждый год / По заслугам, без стеснения, / Сам хозяюшка – народ». Теперь положение в потребительском обществе стало таким, как поется в народной песне: «Эх, полным-полна потребиловка / Есть в ней ситец и парчи, / Лучше нет села Чудиловки, / Есть товар в ней и харчи». [4] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Историческая поэма М. Ю. Лермонтова «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» для поэта А. М. Флита стала основой для создания поэмы «Русский народный нэпос», или «Песни о красном купце Калашникове, Губсоюзе – добром молодце и красной девице – Кооперации». Поэма «Русский народный нэпос» была напечатана в сатирическом журнале «Мухомор» в 1922 г. Поэт-пародист А.М.Флит отразил ситуацию на внутреннем рынке в момент перехода от старой экономической политики РКП(б) – политики «военного коммунизма» – к НЭПу: «Ох, ты гой еси, время тяжкое, время тяжкое, переходное! Про тебя нынче песню сложили мы, Про твово любимого сотоварща, Губсоюза – добра молодца, Да про красного купца Калашникова, А еще сложили песню мы Про красну девицу – раскрасавицу Кооперацию, лебедь чистую».

Конкуренция между кооперативной и частной торговлей представлена в виде соперничества «добра молодца» Губсоюза и красного купца Калашникова. В кооперативном ремейке поединок между купцом Калашниковым и добрым молодцем Губсоюзом не заканчивается смертельным исходом. Кооперативный царь Главсоюз Центросоюзович не дает погибнуть «младому» Губсоюзу, останавливает кулачный бой грозным окриком и наказывает самого купца, обложив частную торговлю дополнительными налогами и сборами. Заключительная часть «Песни о красном купце Калашникове, Губсоюзе – добром молодце и красной девице – Кооперации» заканчивается здравицей: «Всея Руси советской – слава! Старой экономической политике слава!! Новой экономической политике – слава!!!» [5]

Кооперативные идеи, пропагандируемые в виде знакомых литературных произведений, становились более доступными пониманию населения. Ремейки устного народного творчества легко воспринимались и запоминались, чему помогало знание оригинала. В известные старые песни, былины, исторические поэмы вкладывалось новое содержание, соответствующее основным задачам кооперативного движения в стране. Кооперативные ремейки были характерны для определенной исторической эпохи, их актуальность обусловлена реалиями конкретных социально-экономических условий. В настоящее время они являются интересным источником для изучения культурно-просветительной деятельности кооперации.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф