Метки текста:

Рябининские чтения Сказки

Добровольская В.Е. (г.Москва)
Русские сказки сюжетного типа СУС 480 («Мачеха и падчерица») в репертуаре сказочников Русского Севера VkontakteFacebook

Аннотация: Сюжет «Мачеха и падчерица» популярен в севернорусских традициях. Он представлен несколькими разновидностями, которые открыты для иносюжетных влияний. Ему присуще объединение мотивов, характерных для разных сюжетных типов. В нем используются мотивы, не свойственные русским вариантам; включаются редкие мотивы, характерные только для севернорусской сказочной традиции.

Ключевые слова: русская волшебная сказка; локальные традиции; специфика сюжетных типов;

Summary: The article considers some aspects of the history of 1940–1960 folklore studies in Belarus relating to censorship in publication of folklore of the Great Patriotic War. The texts presented in the article represent the array of archive materials that have until recently been virtually excluded the Belarus scientific discourse.

Ключевые слова: Russian fairy tale; local traditions; specific plot types;

Сказки всех разновидностей сюжетного типа СУС 480 («Мачеха и падчерица») / ATU «The Kind and the Unkind Girls» [1] привлекали внимание исследователей. [3] Необходимо отметить, что хотя данный сюжет необычайно популярен и относится к ядру русской сказочной традиции, исследователи до настоящего времени не выработали четкой классификации сказок данного сюжетного типа. С одной стороны, в указателях к нему относятся сказки, в которых нет ни мачехи, ни падчерицы. Так, например, это сказки «Мать и Смерть» (–480**), «Сестра (три сестры) отправляется спасать своего брата» (480А*), «Две сестры и Ветер» (–480А**) и «Хлеб, доставленный в ад» (480С). Причина причисления большинства данных сказок к рассматриваемому сюжетному типу кроется в том, что герой (неважно, мужской или женский) отправляется к некому мифологическому персонажу и по дороге вежливо обращается с людьми, растениями и животными, которые ему помогают. Основанием для причисления к рассматриваемой группе еще и сказки «Две сестры и Ветер» скорее всего являются три загадки Ветра, которые составители указателей сочли вариантом задач мифологического персонажа, испытывающего падчерицу. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С другой стороны, сказки о мачехе и падчерице не ограничиваются сюжетным типом 480. Обычно к ним причисляют все группы текстов, в которых есть мачеха и падчерица (а иногда и просто страдающая героиня, как, например, в сказках 510В «Свиной чехол»), хотя в большинстве случаев подобные тексты нужно относить к сказкам о невинногонимых персонажах. [4]

Для русской сказочной традиции к сказкам сюжетного типа 480, безусловно, нужно отнести тексты, основным мотивом в которых является встреча падчерицы с Морозко или другим мифологическим персонажем в лесу. В СУС они относятся к типу 480, однако в указателе Аарне-Андреева (далее – АА). [5] этот тип выделен как 480*В, что, безусловно, точнее, так как к той же разновидности 480 в СУС относятся и сказки, в которых героиня, отвезенная в лес, играет в жмурки с медведем или другим персонажем (в АА эти тексты выделены как 480*С). Другой подтип составляют сказки, в которых мачеха отправляет падчерицу за уплывшим по реке или оброненным в колодец веретеном или мотком пряжи (–480*); третий – довольно редкий в русской традиции сюжет о падчерице, посланной за огнем к Яге (480В*). И наконец, еще один подтип рассматриваемого сюжетного типа образуют сказки о девушке, которую мачеха отправляет ночью в баню (–480С**). К падчерице приходит черт или другой мифологический персонаж, зовет ее на танцы или замуж, но мудрая девушка заставляет носить ей разные вещи до пения петухов, после чего противник героини исчезает, а вещи остаются ей. [6]

В репертуаре сказочников Русского Севера сюжет о мачехе и падчерице представлен почти всеми разновидностями, хотя и неравномерно. Более того, северные варианты отличаются от основной сказочной схемы и особым сочетанием мотивов, и целым рядом деталей.

В большинстве русских традиций сюжет о встрече девушки с Морозом является доминирующим. Героиня в них разговаривает с Морозом ласково, ничего у него не просит и получает от него подарки за свою вежливость и скромность. В северных традициях ситуация несколько иная. На вопрос мифологического персонажа тепло ли ей, девушка отвечает «да божье тепло, божье холодно». [7] Она просит Мороза «…не хрястай, дай мни одетьця» [8] или «Не трещи, Мороз, не скрепи, Мороз, я боса, гола да без пояса». [9] Мороз жалеет девушку, ослабевает и одаривает ее. В севернорусских записях есть варианты, близкие к общерусской традиции, где девушка отвечает Морозу «Жарко, жарко, Морозушко мне». [11] Иногда Мороз просит девушку исполнить какую-нибудь работу: «Сделай-ко, – говорит, – мне-ка к утру рукавички». [12] Героиня вяжет рукавицы и за свою работу получает подарки. Надо отметить, что сюжет «Морозко» по сравнению с общерусской традицией не является доминирующим в севернорусских сказках.

Существенно чаще встречается в северных традициях сюжетный тип «Игра с медведем в жмурки». Как и в других русских традициях, помощницей девушки в нем выступает мышка. В ряде вариантов противником девушки становится медведь, иногда некая неведомая сила или неопределенный мифологический персонаж, которого можно считать хозяином леса. Зачастую девушка сама его зовет: «Кто в лесях, кто в темных, подьте ко мне ночки ночевать». [14] Иногда, между неведомым персонажем и девушкой происходит диалог, в котором мифологический противник советует ей сделать одни действия, а она совершает другие: «Молчи, девица, выше лесу иду, коробью за плечами несу. Бери, девица, левой рукой, да не благословись». Она взяла правой рукой да говорит: «Бласлови, осподи, моя коробушёчка». [15] Встречается в сказках этого типа и чрезвычайно редкий эпизод, когда мачеха, собирая падчерицу в лес, кладет ей в мешочек несъедобные предметы: камни, песок и т.п. Чудесным образом они превращаются в продукты (зерно, муку, масло и т.п.), но иногда справедливость восстанавливает отец: «Она вместо хлеба наклала кирпичев, вместо крупы наклала песочку, вместо толокна наклала пепелку. […]. Поглядел, как у нее накладено. […]. Отец наклал крупы, толоконца, наклал хлебца, масла, всего наклал». [17] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В северных традициях популярен сюжет, редко встречающийся в других русских традициях. Это сюжетный тип 480В* («Девушка идет за огнем к Яге»). Героиню чаще посылают не за огнем, а за иголкой. Чтобы получить необходимое, девушка должна выполнить трудную задачу – истопить баню и вымыть детей Яги, которыми являются змеи, ящерицы и лягушки. Задача осложняется еще и тем, что героиня должна принести воду в решете. Падчерице помогает птичка, которая советует: «Девка Тинка, девка Тинка, залепи решетцё глинкой». [18] Иногда, в данных сказках появляется дополнительный мотив. По дороге к Яге падчерица встречает домашних животных, которые просят девушку за ними поухаживать (убрать, подоить, постричь и т.п.): «Деушка, деушка, подпаши под нами, подгреби под нами, добро тебе будё». [19] Необходимо отметить, что данный мотив нетипичен для рассматриваемого сказочного типа и не влияет на дальнейшее развитие сюжета. Совершенно очевидно, что он необходим в тех сказках, где в сюжете есть преследование героини, например в сказке «Гуси-лебеди» (традиционно также считающейся одним из типов сказок о мачехе и падчерице (480А*), хотя, как было отмечено выше, им не являющейся). Более того, в сюжетном типе о падчерице, отправленной к Яге, данный мотив даже избыточен – героиня получает подарок и от Яги, и от благодарных животных.

Наконец, еще одним сюжетным типом о мачехе и падчерице, встречающимся в севернорусских сказках, является сюжет –480* «Девушка прыгает за веретеном в колодец». Чаще всего девушка роняет моток пряжи и спускается за ним. Она попадает в избушку к Яге или просто к некой старушке, выполняет ее поручения, в том числе героиня должна вымыть детей старушки «мышов, да кротов, да крысов». [20] Встречается в этих сказках и мотив помощи домашним животным и их благодарность падчерице. В некоторых вариантах появляется мотив «выбивание перины, из которой идет снег», не свойственный русским вариантам данного сюжетного типа и известный по сказке братьев Гримм «Госпожа Метелица». Надо отметить, что протагонистом в таких сказках чаще всего выступает некий старик, которому героиня взбивает «снежную постель». [22]

Сказочный тип 480 не имеет в северных традициях жесткой сюжетной структуры. Он открыт как для проникновения мотивов, характерных для разных подвидов самого сюжетного типа (что присуще многим сюжетным типам, имеющим несколько разновидностей), так и для иносюжетных влияний. Например, в сказках о мачехе и падчерице в севернорусских традициях встречается контаминация с сюжетом СУС 311 («Медведь и три сестры»). Иногда, встречается мотив, характерный для нескольких сюжетных типов. Так, в одном из текстов, записанных на Пинеге, [23] к героине в избушку приходит сначала «цюдо о двух головах», потом «о цетырех головах», а потом «о пяти». Девушка со всеми ними вежливо обращается, и каждый мифологический персонаж велит ей: «Полезай, девиця, в лево ухо, вылазий в право». После совершения данной манипуляции девушка «така стала красавиця, нарядна, сыта, одета!». Обычно в сказках сюжетного типа 480 подобного мотива нет. Он свойственен сказкам о героях, скрывающим свое истинное лицо, например, так свою внешность меняет герой сказки «Сивко-Бурко» (СУС 530), «Незнайка» (СУС 532), иногда этот мотив появляется в сказках «Медный лоб» (СУС 502). Однако во всех этих случаях героем является мужчина. Более близким для заимствования является сюжет «Чудесная корова» (СУС 511), где героиней является падчерица. Девушка может пролезать в ушко коровы или вынимать желаемое из ее рога. Несмотря на близость действий, героиня сказок СУС 511 пролезает в ушко коровы для того, чтобы выполнить работу, порученную ей мачехой. Иногда появляются и дополнительные элементы: героиня может быть накормлена, напоена и т.д. Но она возвращается домой в том же статусе, в котором ушла на пастбище. В рассматриваемом же нами сюжете героиня меняет свой статус и возвращается домой богатой красавицей с большим приданным. В данном случае сказочник использует известный мотив, модифицируя его. Девушка совершает действие, которое встречается в сказках, где действует падчерица, но результат его типичен для сказок с мужским персонажем.

Как видно из рассмотренного материала, сказки сюжетного типа СУС 480 распространены в севернорусских традициях. У них есть ряд специфических локальных особенностей, которые проявляются в доминировании тех или иных сюжетных разновидностей данного сюжетного типа, в наличии иносюжетных влияний и редких мотивов.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф