Метки текста:

Коми Рябининские чтения Фольклор

Коровина Н.С. (г.Сыктывкар)
Сказочники Выми в традиционной культуре народа коми VkontakteFacebook

Аннотация: В работе предлагается характеристика усть-цилемской коляды, которая рассматривается в сравнении с другими локально-региональными вариантами. Источниковой базой послужили материалы экспедиций в Усть-Цилемский район Республики Коми (бассейн Печоры) значительного временного отрезка (1902-–2010-е гг.), а также публикации русской календарной поэзии. Акцентируется внимание на локальной специфике произведения.

Ключевые слова: коляда; Усть-Цильма; вариант; текстология;

Summary: In work the Christmas carol of the Ust-Tsilma district which is considered in comparison with other North Russian variants is characterized. Materials of expeditions to the Ust-Tsilemsky district of Komi Republic (the basin of Pechora) of a considerable time span (the 1902–2010th) became a source for work. The attention to local specifics of the work is paid.

Ключевые слова: Christmas carol; Ust-Tsilma; variant; textual criticism;

Cказка (мойд) занимает одно из ведущих мест в поэтическом творчестве коми народа, проживающего на Выми. [1] Материал, собранный исследователями и хранящийся в архивах Коми НЦ УрО РАН, Сыктывкарского государственного университета им. П. Сорокина, Национального музея Республики Коми, убедительно свидетельствует о развитости сказочной традиции, о наличии одаренных исполнителей в народной культуре этнографической группы вымичей.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В настоящее время известны записи 133 коми вымских сказок. Записаны они от 36 сказочников: 21 из них – мужчины, 15 – женщины. Материалы о сказочниках включают биографические справки, наблюдения собирателей об их одаренности, памяти, манере исполнения, о занятиях и быте, об отношении к народным традициям; учтены опубликованные фольклористами-исследователями психологические портреты и творческие характеристики на исполнителей.

Сферы бытования сказки в крестьянской среде были чрезвычайно разнообразными. Например, про Максарова Степана Николаевича из д. Ягпом Княжпогостского р-на Г. А. Федоров пишет: «… в молодости был охотником. Раньше рассказывал сказки в лесной избушке, своим односельчанам – "пес дорын" (при заготовке дров), "турун ваялiгöн" (при заготовке сена). В его репертуаре более 20 сказок». [2]

Не менее глубокий след в народном творчестве оставил другой исполнитель сказок – Василий Степанович Лебедев (1909 г.р.) из д. Половники Княжпогостского р-на. Он считал себя коми, однако родословную вел, по его словам, от русского первопоселенца, будто бы беглого казака по фамилии Лебедев. [3] В. С. Лебедев прекрасно владел местным репертуаром сказочной и несказочной прозы, легко рассказывал один и тот же сюжет на коми и на русском языках. Он любил рассказывать «длинные, хорошие сказки»: «Забавные [сказки], по словам исполнителя, только для смеха, что толку-то с них». [4] Подчиняясь традиции, соблюдая сказочную обрядность, В. С. Лебедев активно влиял на сказку. Раскрывая особенности своей творческой лаборатории, сказочник отмечал: «Вот одну начнешь, а потом добавляешь, это одна сказка. Вот я рассказал [про героя], который со змеем дрался, а этот змей совсем из другой сказки. А тут я уже прибавил, все изменил, вы и не заметили, это я так соединил, вклинился и всё – другая сказка». [5]

Вместе с тем есть и другой тип вымских сказочников, которые те же волшебные сюжеты расскажут лаконично, динамично, строя все повествование на диалогах героев и «играя» словом и рифмой. Ярким представителем этой группы сказочников, «великолепным мастером импровизации» являлась Домна Ефимовна Сокерина (1895 г.р.) из д. Кони Княжпогостского р-на. Не зря ее называли местным скоморохом («теш карысь»). [6]

О сказительнице Д. Е. Сокериной известно: росла бедно, в нужде, муж тиран и пьяница, характер живой и бойкий. Известна в деревне своим умением рассказывать сказки, главным образом, бытовые и новеллистические. [7] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Любой исполнитель рождается, растет, учится своему искусству, создает свой собственный репертуар, формируется как мастер в конечном счете ради выступлений перед публикой. К сожалению, подробных описаний актов исполнения не так много, собиратели чаще всего ограничивались общими характеристиками и отдельными подробностями.

Все же некоторые уникальные материалы сохранились в Научном архиве Коми НЦ УрО РАН. Вот как, например, описал свою встречу с Д.Е.Сокериной, с «живым» исполнением сказки, А. К. Микушев: «Д.Е.Сокерина легко устанавливает контакт с аудиторией, захватывает ее внимание полностью, сама увлекается, зажигается, забывая вроде бы обо всем на свете (только не забывая однако следить за реакцией аудитории). Вот девочка устроилась прямо на холодном полу и, не сводя глаз со сказочницы, слушает-слушает ее, боясь не только проронить слово, но даже громче рассмеяться. Бывалый рабочий совхоза сидит тут же, дымя папиросой, смотрит на сказительницу с такой улыбкой, с таким лукавым, недоверчивым и вместе с тем одобрительным выражением лица, и будто про себя говорит: “Ну и шельма же ты Сокерина! Ну и мастерица же ты складно сочинять!” Не успеет Сокерина закончить одну сказку или байку, а уже со всех сторон требуют снова: “Вай ещö мойд!” (Давай еше одну сказку!)». [8]

Однако репертуар сказочницы не исчерпывается исключительно сказками. Так, Д. Е. Сокерина «складно и к месту сочинит анекдот, шутку-импровизацию, шуточные песни-дразнилки»: «Успехом среди слушателей пользуются артистически исполняемые ею собственные сочинения-речетативы: “Оліс-выліс дед да баб” (Жили-были дед да баба), “Куштысь колхоз” (Колхоз в Куштысевке). Юмор, любовь к шутке, к красному словечку отличает эту старушку. Это полная, с плутоватыми глазами старушка сразу выделяется в толпе. Она не лезет в карман за словом, тут же ввернет в разговоре крепкое, порой соленое, но всегда цензурное словечко. И ревниво смотрит при этом, какое впечатление производит на слушателей ее сказки, байки». [9]

Описывая творческий путь еще одной талантливой вымской исполнительницы, Ирины Федоровны Быковой (1884 г.р.) из д. Ибы Усть-Вымского р-на, А. К. Микушев писал: «Трудную жизнь прожила она. До сих пор льет она слезы, читая письмо друзей погибшего на фронте сына. Всю жизнь безвыездно провела она в родной деревушке Ибы на самом берегу реки Выми. Она большой знаток старинных эпических песен, которые восприняла частью от матери, частью от странников, паломничавших в Ульяновский монастырь и частенько останавливавшихся в доме Быковых. В ее репертуаре есть особые произведения, которые на Выми называют “нюркйöдлöмöн мойдъяс” (сказки, рассказываемые нараспев). Таковы “Киръян-Варъян багатыр” (Богатырь Кирьян-Варьян), “Дас кык ая-пия” (Отец и одиннадцать сыновей). Свои песни, былины, эпические сказания она исполняла с душой, хранила их от забвения. Все ее произведения отличаются цельностью, композиционной стройностью». [10]

Коллективно выработанная фольклорная традиция Выми послужила почвой, на которой выросла и творческая индивидуальность сказительницы Евдокии Павловны Щербаковой (1895 г.р.) из с. Турья Княжпогостского р-на. Описывая ее творчество, А. К. Микушев отмечал: «Репертуар Щербаковой чрезвычайно разнообразен. Нет такого вида устной поэзии, который не был бы ей знаком. Евдокия Щербакова не только сказочница. Она была в молодости вопленицей. Многие турьинские свадьбы были украшены ее прекрасными импровизациями. Ее голос звучал скорбно в годы Великой Отечественной войны во время проводов сыновей на фронт. Ее любимый сын погиб в боях за Родину. Все свое горе, всю свою ненависть к тем, кто разжигает новую войну, вложила она в “Слово о погибшем сыне”. Это произведение стало хрестоматийным, его заучивал наизусть не один коми учащийся». [11] Приведенные примеры свидетельствуют, что коми сказитель – это мастер, знаток устного слова, исполнитель, ценимый и уважаемый своей общиной.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Богатство и разнообразие коми сказок, записанных на протяжении большого промежутка времени на Выми, значительное количество выявленных сказочников, наблюдения собирателей, касающиеся особенностей манеры исполнения сказок, позволяют сделать некоторые выводы относительно роли сказочников в современной культуре Выми:

1. Каждый из вымских сказочников – это яркая индивидуальность. Индивидуальность и в человеческом, личностном плане, и в творческом. Разными жизненными путями шли они к овладению богатствами народной поэзии. Одни из них знали одну-две, несколько сказок, другие обладали значительным репертуаром, включающим в себя порой по нескольку десятков текстов. Одни – сказочники случайные, другие – прирожденные мастера. От личного вкуса рассказчика зависел выбор из сказочного репертуара, бытующего в данной традиции; каждый из них несмотря на широкий диапазон сюжетов, известных исполнителям, предпочитал исполнять сказки определенной жанровой разновидности.

2. Имеются различия и в манере исполнения – от эпически спокойной до артистической, подвижной. В создании образа участвовали не только слово, но и жест, мимика, голос. Вымская сказочная традиция знает исполнителей эпиков, реалистов, балагуров, шутников.

3. В настоящее время происходит сужение непосредственной фольклорной традиции. Практически исчез тот общекультурный пласт, в рамках которого могут функционировать и быть востребованными сказки. Ныне устное бытование традиционных сказок ограничивается преимущественно семейным кругом, рассказывают их чаще всего пожилые люди детям. Оставшись без своей «питательной среды», они забываются.

4. Приведенные примеры закономерных изменений, происходящих в коми народном сказкотворчестве, отнюдь не говорят о разрушении его глубинной традиционной основы. Несмотря на то, что круг слушателей и ценителей сказок значительно сузился, ушли из жизни мастера сказочного эпоса, сказочная традиция еще жива, она сконцентрирована в архивах, фонотеках и не утрачивает высокой ценности как культурное наследие.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф