Метки текста:

Новгород Рябининские чтения Фольклор

Королькова И.В. (г.Санкт-Петербург)
Групповые причитания в восточно-новгородской традиции: проблемы изучения VkontakteFacebook

Аннотация: В статье представлена совокупность фактов, свидетельствующих о некогда устойчивом бытовании групповых причитаний в различных районах восточной и центральной Новгородчины. Эти факты были выявлены участниками экспедиций Санкт-Петербургской консерватории, проходивших в 1988-1989 гг. В ходе исследования было выявлен синкретический характер местного плачевого комплекса, в котором различия групповой и сольной форм плача минимальны. Синкретизм проявляется в вариативности исполнительских составов, форме изложения поэтических текстов, сходстве напевов. Автором высказывается предположение о том, что на восточно-новгородских территориях зафиксирован процессы формирования стабильных напевов плача и выделения групповых оплакиваний в самостоятельную разновидность.

Ключевые слова: причитания; плачевая культура; свадебный обряд; новгородский фольклор;

Summary: The article presents a number of facts that make it possible to present the existence of wedding group lamentations in various regions of the Eastern and Central Novgorod region. These facts were discovered in the folklore expeditions of the St. Petersburg Conservatory in 1988-1989. The study revealed the syncretic nature of the local tradition of crying. Group and individual forms of crying have minimal differences on the performing, poetic, musical levels. The author suggests that East Novgorod is a special area where the process of creating ways of mourning was carried out.

Ключевые слова: lamentations; the culture of crying; wedding ceremony; Novgorod folklore;

Сохранность групповых причитаний на территории Новгородской области в целом имеет точечный характер. Несмотря на сложность фиксации жанра и разрозненность имеющихся сведений, обобщение всех источников является очень важным, поскольку дает возможность представить как сами новгородские традиции, так и выявить их роль в формировании плачевой культуры Русского Севера. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Как показали наблюдения, групповые причитания оказываются в ряду признаков, подтверждающих возможность условного разделения территории Новгородской обл. на две историко-культурных зоны, соответствующих западной и восточной ее частям (условными границами являются озеро Ильмень, течение рек Волхова и Ловати). Наиболее устойчивые очаги сохранности групповой причети были выявлены в западной части Новгородской обл. (пограничной с Псковской, Тверской и Ленинградской обл.). [1] Что касается восточной и центральной частей области, то здесь ситуация выглядит более сложной. Как с сожалением констатировали различные собиратели, форм групповой причети в этой зоне не было выявлено. В ходе экспедиций Ленинградской (Петербургской) консерватории конца 1980 – начала 1990-х гг., проходивших под руководством А. М. Мехнецова, перед собирателями ставилась задача уточнения структуры местной причети и изучения форм ее бытования. В ходе этих экспедиций, проходивших уже на излете традиции, были зафиксированы уникальные образцы ауканий, жанры календарного фольклора, связанные с плачевой культурой, лирические песни-жалобы, шедевры народной инструментальной музыки. Эти материалы сейчас хорошо известны этномузыкологам, они исследуются, приводятся в различных изданиях, исполняются. Однако огромная работа по выяснению особенностей местной свадебной причети, проведенная собирателями в те годы и, казалось бы, не принесшая какого-либо значимого результата, до сих пор остается в тени. В ходе подробного изучения новгородских коллекций консерватории удалось выявить совокупность фактов, свидетельствующих о некогда устойчивом бытовании групповых причитаний в различных районах восточной и центральной Новгородчины. Они заслуживают пристального внимания и обобщения, и в какой-то части помогут прояснить особенности распространения жанра на данной территории и определить его локальную специфику. В экспедиционных материалах содержатся: 1)сведения о ходе свадебного обряда; 2)поэтические тексты, реализующие функцию группового оплакивания; 3)напевы, характеризуемые исполнителями как формы группового плача.

Чтобы оценить имеющиеся сведения и сформировать представление об изучаемом жанре, необходимо получить ответы на следующие вопросы: кто причитает? когда и где это происходит? что исполняется и как именно это осуществляется?

В рассказах о свадебном обряде обозначаются роли участников ритуала и характеризуются функции девушек и невесты. Согласно некоторым комментариям, девушки исполняли причет группой: С этой песней и идут за невестой. Не одна, а три, аль там… (Боровичский район, д. Выглядово – ФЭЦ СПбГК. ОАФ, № 2898-35). [2]

Большая часть сведений, полученных в экспедициях, позволяет говорить о том, что основной формой исполнения групповых причитаний был дуэт, в составе которого могли быть: две подруги-«подоплечницы»; подруга с одной из старших женщин – «знающих старушек» (Пестовский район, д. Новое Сихино, 2907-43); невеста с одной подругой. См.: Вот мы истопим баню, вот две ухва́тимси и плачем (Пестовский район, д. Щукина Гора, 2854-23); Обе голосят одно – невеста и подруга. Ткнутся друг в дружку, наклонятся, под руку возьмутся (Чагодощенский район, д. Олисово, 2828-14). Некоторые женщины вспоминали о том, что на их памяти причет подруг исполняла одна из них. Одна плачет – кто зовет в байну, а две идут так (Мошенской район, д. Петрово, 2904-31).

Вариативность возможного состава участников отражается и в характере изложения поэтических текстов – как от лица подруг (Пример 1), так и от имени одной из них. В некоторых текстах фразы, построенные в единственном и множественном числе, могут чередоваться (Пример 3).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Время исполнения групповых причитаний было ограничено кануном свадебного дня и охватывало такие этапы ритуала, как баня и следующая за ней вечерина, где происходило прощание невесты с «красотой». Последовательность происходящих событий отражают основные поэтические мотивы, составляющие тексты групповых причитаний. [3] Первый причет исполнялся на улице, около дома невесты и сопровождал вход подруг в сени. В нем комментировался сам приход подруг, описывался процесс приготовления бани, раскрывался образ «красной красоты» (Пример 1).

Следующий причет фиксировал момент «вторжения» подруг на территорию невесты (вход в горницу). Этот текст представлен максимальным количеством записей и имеет одну зачинную формулу (Пример 3).

Самостоятельные причеты сопровождают ряд следующих ситуаций: приглашение невесты в баню; обращение к матери с просьбой о благословении перед баней; шествие невесты с подругами в баню.

Следующий этап, включающий исполнение групповых причитаний, связан с эпизодом прощания невесты с красотой. Этот обряд был зафиксирован в разных версиях и мог включать хождение невесты по избе, передачу невестиного головного убора («венка») сестре или подруге, дарение девушкам лент.

Кульминация свадебной вечерины – благословение невесты родителями. Тексты групповых причитаний, записанные в Пестовском и Чагодощенском районах, характеризуют свадьбу невесты-сироты и содержат мотивы поиска умершего родителя. Согласно комментариям жительницы д. Олисово Чагодощенского р-на, умершего отца невеста призывала вдвоем с подругой. Они выходили на крыльцо, голосили там и затем возвращались в избу. По сведениям из некоторых деревень Пестовского р-на, причитали только подруги невесты. Основная проблема оценки напевов, скоординированных с текстами групповых причитаний, заключается в том, что сами исполнители не всегда четко обозначают их функциональную дифференциацию. Среди них представлены две разновидности, связанные с преобладанием песенного или декламационного принципов интонированная. В местных традициях можно выделить напевы, в которых доминируют те или иные признаки, однако при характеристике многих образцов следует говорить о взаимодействии декламационного и песенного начал в одном музыкально-поэтическом тексте.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В контексте восточно-новгородской плачевой культуры наиболее остро встает проблема соотношения классификационных пар «групповые / сольные» и «песенные / декламационные» причитания. Напевы песенного типа были зафиксированы как с текстами групповых причитаний, так и с текстами причетов невесты, подруги или матери. Аналогичная ситуация возникла и с напевами декламационного типа, поскольку на них интонировались не только тексты сольных свадебных и похоронных причитаний, но и тексты, исполняемые подругами невесты. В некоторых локальных традициях напевы группового и сольного причитаний имели сходные структурные параметры и отличались лишь составом исполнителей.

Наиболее обширную группу коллективных причитаний составляют одностиховые нецезурированные напевы с 9-сложным составом стиховой строки. Основная часть записей – образцы, опирающиеся на парную пульсацию и равномерный ритм произнесения слогов. Наиболее убедительный образец группового причитания был записан в д. Порог Любытинского р-на в коллективном исполнении (Пример 1). Оценка этого примера как группового причитания возможна в результате его сопоставления с декламационным сольным плачем невесты, показанным одной из участниц ансамбля (Пример 2). Исполнители подчеркивают разницу звучания причета невесты и девушек и предлагают, соответственно, две различные формы – скорую цезурированную и протяжную без цезуры. Такой тип соотношения свадебных напевов может быть сопоставлен с крутой и пологой версиями напевов свадебной причети, распространенными в ряде вологодских традиций. Примечательно, что напев невесты и причитание девушек различаются не только на композиционном и темпо-ритмическом уровнях, но в попевочном строении.

Наиболее дискуссионный характер имеет ансамблевое воспроизведение текста причета подруг на напев, типичный для местных сольных причитаний (Пример 3). По мнению певиц, двух сестер из д. Гусево Пестовского р-на, напевы сольных и групповых плачей не различались – важным был сам текст причета, поясняющий конкретную обрядовую ситуацию и соответствующее ей количество исполнителей. Факт взаимосвязи сольного и группового плачей в этой традиции подтверждается и комментариями некоторых других причитальщиц, однако эта версия является единственным примером коллективного исполнения цезурированного напева с 9-сложной стиховой строкой.

Приведенные в данной статье фольклорно-этнографические материалы свидетельствуют о том, что групповая причеть была важной составляющей обрядового комплекса восточно-новгородской свадьбы. Однако, в отличие от западно-новгородских традиций, на востоке области оппозиция сольной и групповой форм плачей минимальна. Местный плачевый обрядовый комплекс синкретичен, и в нем лишь только намечается выделение групповой причети в самостоятельную форму. Этот синкретизм прослеживается на всех уровнях – исполнительском, поэтическом, музыкальном. Как показали экспедиционные материалы, для местной причети характерна вариативность исполнительских составов в условиях сходных обрядовых ситуаций – от сольного плача до небольшой группы девушек. Эти возможности отражены и в строении поэтических текстов, форма изложения которых напрямую не свидетельствует о том, кто именно должен их исполнять.

В восточно-новгородских традициях отчетливо виден процесс выделения функции главной подруги невесты и формирование особых поэтических текстов, озвучиваемых ею в определенных ситуациях. В ходе дальнейшего развития функции девушек и невесты разграничивались, уточнялось вербальное и музыкальное содержание плачей, таким образом, групповой причет подруг выделился в самостоятельную жанровую разновидность плача. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Несмотря на то, что комплекс напевов восточно-новгородской причети позволяет выделить две структурные формы – песенную и декламационную, водораздел между ними выражен не настолько существенно, как во многих других традициях бытования свадебных причитаний. Более того, в отдельных очагах фиксации он вовсе не проявлен. Таким образом, песенная или декламационная форма причитания не выступает показателем жанровой разновидности, а оказывается локальным свойством причетной культуры и служит способом реализации как сольных, так и групповых оплакиваний.

Как показало изучение местной причети в целом, на восточно-новгородских землях было зафиксировано большое разнообразие типологически самостоятельных напевов. Эту территорию можно назвать своеобразной творческой лабораторией, где устанавливались принципы и приемы интонирования причетных текстов, закреплялись стабильные формы оплакивания, многие из которых обнаруживаются в различных северорусских традициях.

Пример 1. Групповое причитание

Да ни пуга́йтесь-кё, сени но́выи,Да сени но́выи, клино́выи,Да пирикладён(ы)ки да дубовыи,Да ни кора́б-то идё, ни ба́рочка,Да идё ба́ён(ы)на топле́льщица,Да ключевой-то воды носе́льщица.Да мы носили да ключеву водуДа с трех со ра́зныих со ре́чинёк.Да мы пришли-то на пе́рву ре́чинькю,Да налетели да гуси се́рыи,Да посмути́ли да воду светлую.Да уж мы той-то воды не черпали,Да мы пошли-то на другу́ ре́чинькю.Да мы пришли-то на другу́ ре́чинькю,Да там стоит-то да чужой чу́жанин.Да уж мы той-то воды не черпали,Да мы пошли-то на третью ре́чинькю,Да мы пришли-то на третью ре́чинькю, Да там стоит-то да кра́сна кра́сота,Да умыва́ёт-то лицо бе́лоё,Да с лица бе́лова слизи́ночку,Да с ретива́-то се́рца кручи́нушку.Да уж мы той-то воды наче́рпали.Понесли мы в па́рну ба́ёнку.Мы топили да па́рну ба́ёнкуТрём-то ра́зныим поле́шичкам,Ищё пе́рвыим – берёзовым,Вторы́им – вересовыим,Ищё третьим да клено́выим.Мы топили да па́рну ба́ёнкуИщё па́рную, неуга́рную.

Любытинский р-н, Дрегольский с/с, д. Порог. Исп: Иванова В. Ф., 1908 г. р., Иванова С. М., 1907 г. р. Зап.: Третьякова (Филатова) А. А., 15.01.1989. Архив ФЭЦ СПбГК. ОАФ. № 2704-11.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Пример 2. Сольное причитание

О как сяду-ту я… о как, сиротиночка,Што под коси́стоё да я окошечко,Да под хруста́льноё да я стеко́лышка,Да утворю́-ту я да всё нимно́жичко,Да(й) прокричу-ту я да ро́нну мамушку.

Любытинский р-н, Дрегольский с/с, д. Порог. Исп.: Иванова В. Ф., 1908 г. р. Зап.: Третьякова А. А., 15.01.1989. Архив ФЭЦ СПбГК. ОАФ. № 2704-06.

Пример 3. Групповое причитание

Палажу́ я и да руку на́ скобу,И (да) атварю́ я и да двери на́ пету.Ты ни убо́йси, мая́ падру́женька,Мы ни воры, ни разбойнички,Да мы тапле́льщички и да парной ба́енки.Да мы наси́ли и да воду че́рпалиДа што са трёх-та ключёв кипучих.

Пестовский р-н, Барсанихинский с/с, д. Гусево. Исп.: Гусева Анна Михайловна, 1909 г. р., Гусева А. М. 1912 г. р. Зап.: Шишкова (Смирнова) О. В., Грибинчик М. В., Голубева И. В., 25.07.1989. Архив ФЭЦ СПбГК. ОАФ. № 2854-47.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф