Метки текста:

Русские Рябининские чтения Свадьба Фольклор

Крашенинникова Ю.А. (г.Сыктывкар)
Указы и росписи приданого в русском свадебном обряде (к вопросу об инвентаризации материалов) VkontakteFacebook

Работа написана в рамках проекта РФФИ (№18-012-00202а).

Аннотация: Представлены наблюдения над указами и росписями приданого – жанровой разновидностью свадебных приговоров, которые произносились девушками накануне венчания; демонстрируются архивные и опубликованные записи; проанализированы некоторые художественные особенности текстов, текстологические схождения с фольклорными жанрами и народным лубком.

Ключевые слова: русский свадебный обряд; свадебные приговоры; инвентаризация материалов;

Summary: Observations on kind of wedding speeches – decrees and descriptions of a dowry which were recorded in the last third of XIX – first third of XX centuries are presented. The author represented the archival and published texts, also discussed particularities of activity of these texts in a few local traditions, and standpoints on the sources of this group of texts (folklore genres, cheap popular prints).

Ключевые слова: Russian wedding ritual; wedding speeches; inventorying of materials;

Настоящее сообщение посвящено свадебным указам и росписям приданого – разновидности свадебных приговоров, зафиксированных преимущественно в последней трети XIX – первой трети XX вв. в нескольких локальных традициях России. Обращение к этой группе текстов после работ Е.А. Бломквист, [1] В.А. Поздеева, [2] З.И. Власовой [3] обусловлено необходимостью систематизации и введения в научный оборот новых архивных материалов.

Прежде всего, отметим, что несколько текстов указов, записанных в с. Осоево Петровской вол. [5] и д. Щениково Карашской вол. Ростовского у. Ярославской губ. до 1927 г., были введены в научный оборот Е.Э. Бломквист; [8] ею также опубликован текст «Росписи приданого» из Карашской вол., хранящийся в собрании А.А. Титова в Ростовском государственном музее. [9] Е.Э. Бломквист сопроводила публикацию текстов своими наблюдениями над некоторыми текстологическими и структурными особенностями текстов, заключая, что на образование ростовских свадебных указов оказали влияние шуточные росписи приданого, тиражированные в лубочных картинках, в частности, «Роспись приданому тебе молодцу удалому», [11] которые, как доказал Д.А. Ровинский, в свою очередь, пародировали подробные росписи приданого, включавшиеся в рядные записи городских сословий XVII – XVIII вв. [12] В результате сопоставительного анализа лубочного и фольклорных текстов Е.Э. Бломквист приходит к выводу, что в большинстве деталей указы отличаются от лубка: в фольклорных текстах от первоначального лубочного текста осталась тема, структура («основное построение “росписи”» [14] ) и отдельные «выражения, близкие и понятные крестьянину». [15] Отметим также известные нам публикации текстов из рукописи С.Е. Елховского 1920-х гг., хранящейся в Переславском музее-заповеднике, [16] и запись А.А. Фомина 1899 г. из с. Пречистое Ростовского у. Ярославской губ. [18]

Наши архивные разыскания позволили дополнить список опубликованных записей; к имеющимся в научном обороте текстам укажем записи из Ростовского у. Ярославской губ., [20] Переславль-Залесского у. Владимирской губ.; [22] отдельно отметим фрагментарную запись из Прилузского района Республики Коми, сделанную в русском анклаве республики в 2 [23] г. [24]

В публикациях и архивных документах эти тексты номинируются преимущественно указами, в числе единичных встречаются названия приказ, наказ, роспись приданого, песня. [26] Собиратели в комментариях подчеркивают особенности манеры, техники исполнения и артикуляции: девушка читает указ «громко, смело», «начинается чтение», «готовится прочесть приказ», «девушка громко читает так называемый указ».

Незначительные расхождения фиксируются в материалах в связи с конкретизацией места этих текстов в поэтическом тексте ритуала: на девичнике по приезде жениха; [27] на сговорах – «последнем и решительном договоре» сторон жениха и невесты; [28] «втором» или «большом сидении»; [29] «когда жених приезжает к невесте с гостинцами». [30] Однако корреспонденты и собиратели единодушны в том, что указ читался до венца (вар.: накануне свадьбы) и основным адресатом этого текста-обращения был жених.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Указ читался девушкой, переодетой в мужскую одежду; [31] «девушка бойкая с указом, ей в пару выбирают другую, которая рядится парнем»; [32] зафиксировано и указание, что указ могла читать сватья: «если сваха не знает наказа, то кто-нибудь из девушек» читает жениху указ. [33] Посредством этого указа девушки требуют выкупа от жениха (жених выкупает место рядом с невестой за столом – называется «выкуп стола», [34] «красоту» невесты [35] ). Особняком стоят два варианта, записанные в 1924 г. участниками экспедиции в Переславль-Залесском у. Владимирской губ.: как следует из комментариев собирателей, чтение текстов сопровождалось выносом глиняного пирога с двумя глиняными фигурками жениха и невесты. По вербальной манифестации они близки другим записям из переславль-залесской коллекции. Однако в комментариях один из текстов идентифицируется как песня, которая «поется с большей или меньшей точностью на каждой свадьбе» дружкой, другой номинирован как указ (помета в машинописном варианте сделана от руки) и отмечено, что он состоит из «обязательной установившейся части», которую повторяет каждый дружка и которая в зависимости от квалификации дружки может быть продолжена, [36] но финальными словами являются «Ты пирог возьми, а блюдечко позолоти», при этом жених берет пирог и кладет на блюдо монеты. [37]

В комментирующих сведениях фиксируются характеристики текстов: «шутка довольно остроумная и красивая», «набор всевозможных острот по адресу» присутствующих жениха и невесты, «местами тут находятся довольно грубые остроты». [38] Е.Э. Бломквист говорит о существовании в традиции Ростовского у. Ярославской губ. «страмных» и «смешных» указов. [39] Отмечена и форма бытования в традиции (устная и письменная): читающие старались выучить его «чуть не наизусть, чтобы не сбиться»; подчеркивается его эстетическая функция: во время чтения указа «все присутствующие гости хлопают в ладоши и смеются». [40]

Зафиксированы указания, что чтение указа сопровождалось разыгрыванием сценок. Так, учитель Щениковской вол. Ростовского у. отмечал в записи, сделанной до 1883 г., что во время приезда жениха с гостинцами «девицы наряжаются в мужской костюм, садятся за стол, шьют невесте наряды, кто кроит, кто шьет обыкновенно в уменьшительном виде и при том поют песни. Когда жених войдет в избу, то одна девица посмелее встает и читает эту роспись, после чтения которой следует выкуп невесты лентами…». [41] Еще одно описание, отсылающее к святочному или свадебному ряженью второго дня, отмечено в записи 1878 г.: перед приездом жениха девушки «переряжаются молодцами и избирают каждая себе какое-либо мужское ремесло, запасаются инструментами этого ремесла. Портной – ножницами и аршином, плотник – топором, пильщик – пилой и проч.»; «одна из девушек побойчее выбирается писарем, урядником или старейшиной – вообще каким-нибудь чиновником [...] с какой-либо газетой в руках». [42]

Структурно тексты представляют монолог или диалог, в котором чередуются пространные описательные реплики персонажа, читающего / произносящего указ, заканчивающиеся вопросом-обращением к напарнику/-ам, и утвердительный ответ последнего/-их в виде лаконичной реплики или припевки, «повторяющейся после каждой строфы приказа». [43]

Основными темами этих текстов являются описание достоинств, качеств невесты, ее приданого (размеры приданого, характеристика невесты как работницы, описание дома невесты), оценка достатка жениха (описание дома, наличие скота и собственности). Довольно часто фиксируется тема женитьбы (персонаж, читающий указ, рассказывает о своих многочисленных, оказавшихся не совсем удачными, браках) и озвучивается просьба выкупа. Присутствуют в текстах и факультативные описания (например, изображение свата и сватьи, зачинные формулы).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Продолжая мысль Е.Э. Бломквист о том, что содержание фольклорных текстов указов шире лубочного, мы предполагаем сделать сравнительный анализ указов с другими фольклорными (не только свадебного обряда) текстами, чтобы показать источники, за счет которых свадебные указы могли увеличить свою текстовую фактуру. Второй задачей является сопоставление указов с лубочными вариантами «Росписи приданого», опубликованными после выхода работы Е.Э. Бломквист. [44] Обращение к лубочной и фольклорной традиции обусловлено разными точками зрения исследователей на генезис этой группы текстов. [45]

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф