Метки текста:

Рябининские чтения Фольклор

Кузнецова В.П. (г.Петрозаводск)
Деятельность К.В.Чистова и его коллег по сектору литературы ИИЯЛ Карело-Финской базы АН СССР в послевоенный период VkontakteFacebook

Аннотация: В статье рассматривается научная биография К.В. Чистова в контексте работы сектора литературы Института истории, языка и литературы в сложный период становления гуманитарной науки в Республике Карелия. К исследованию привлечены документы, хранящиеся в Научном архиве КарНЦ РАН за 1947–1952 гг.

Ключевые слова: К.В.Чистов; Институт истории, языка и литературы Карельского научного центра; фольклористика;

Summary: The article is about the scientific biography of K.V. Chistov in the context of work of the Sector of literature of the Institute of History, Language and Literature during the difficult period of establishment of the humanitarian science in the Republic of Karelia. The research includes documents stored in the Scientific Archives of the Karelia’s centre of Russian Academy in 1947-1952.

Ключевые слова: Kirill Chistov; Institute of History, Language and Literature; folklore studies;

Кирилл Васильевич Чистов приехал в Петрозаводск для работы в Институте истории, языка и литературы Карело-Финской базы АН СССР (в настоящее время Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН) в 1947 г. по совету своего учителя М.К. Азадовского. Начинающему исследователю было тогда 28 лет, он учился в аспирантуре и занимался изучением творчества И.А. Федосовой. В его портфолио к тому времени была результативная экспедиция в Пудожский район, где он записал былины от известного сказителя И.Т. Фофанова, и записи эти были уже опубликованы в сборнике «Былины Пудожского края», [1] несколько изданных и готовых к печати статей. [2] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Приказом исполняющего обязанности директора Д.В. Бубриха молодой ученый был назначен на должность младшего научного сотрудника сектора литературы с 18 сентября 1947 г. Заведующим сектором был Е.М.Мелетинский, совмещавший эту работу с преподавательской деятельностью в Петрозаводском университете. С 1 января 1948 г. его как совместителя уволили, к тому же ему было предъявлено необоснованное обвинение в финско-еврейском заговоре, и Елеазар Моисеевич был посажен в тюрьму. [3] К.В. Чистов был назначен исполняющим обязанности заведующего сектором. Правда, период работы в этой должности оказался непродолжительным, так как уже в конце этого же года произошла очередная смена руководителя сектора литературы, и заведующим был назначен В.Г. Базанов. К.В. Чистов был снова переведен на должность младшего научного сотрудника. [4] Если со времени основания Карельского научно-исследовательского института в 1931 г. и до начала Великой Отечественной войны собирательская и исследовательская деятельность петрозаводских фольклористов осуществлялась в основном под руководством и при участии ленинградских специалистов, среди которых было много учеников М.К. Азадовского, а также такие ученые как В.Я. Пропп и А.М. Астахова, [5] то в послевоенный период перед Институтом встала задача формирования собственных кадров, в том числе владеющих карельским и финским языками. Кроме К.В. Чистова в секторе литературы работали В.Я. Евсеев, Э.С. Гуттари (Тимонен), А.В. Белованова, Х.И. Лехмус, У.С. Конкка, К.Ф. Прохорова. Это были молодые, начинающие исследователи.

В секторе литературы обсуждались подготовленные к печати работы, как например, сборник «Карельский фольклор в новой записи» В.Я. Евсеева, сборник карельских сказок в литературной обработке на русском языке, обсуждались доклады, рецензии, литературные произведения, главы диссертаций, планы, отчеты и т.д., то есть, это была обычная работа сектора подобного профиля. Особенным оказался 1948 год, когда К.В. Чистов руководил сектором. В это время активно обсуждались две важные темы: подготовка Всекарельского совещания сказителей и 100-летие полного (второго) издания эпоса «Калевала». Кроме того, произошли события, потребовавшие перестройки работы сектора. Об этом уже приходилось говорить на «Чистовских чтениях», проходивших в Санкт-Петербурге в 2009 и 2018 гг. [6] Имеются документы, проливающие свет на события 1948 г. Как уже упоминалось в предыдущих публикациях, в этот год в стране началась политическая кампания по борьбе с космополитизмом, направленная против советских граждан, ожидавших после победы в Великой Отечественной войне смягчения режима, выражавших скептические и прозападные идеи. В значительной степени эта кампания носила антисемитский характер. Были уволены со своих постов многие руководители, производились аресты. Борьба с космополитизмом коснулась и науки. В Институте состоялось открытое партийное собрание, вынесшее постановление о недостатках в работе сектора литературы. В постановлении отмечался антимарксистский подход к традиционному фольклору, «отмирающему» в новых условиях, но служащему предметом научных исследований. Рекомендовалось изучение советского фольклора. Говорилось и о том, что необходимо вести борьбу против формалистического подхода в фольклористике и прекратить изучение «застывших форм» устного народного творчества. К.В. Чистову было указано на то, что он как руководитель должен был перестроить работу сектора, преодолеть недостатки в работе, мобилизовать сотрудников на выполнение плана. Вместо этого он пытался комплектовать коллектив «неподходящими» по национальному признаку работниками. [7] Кирилл Васильевич вспоминал, что он хотел уйти из Института, но его отговорили от этого. Для участия в открытом партийном собрании был приглашен В.Я. Пропп. Он специально приехал из Ленинграда, чтобы защитить К.В. Чистова, [8] и Владимиру Яковлевичу это удалось.

Сменивший Кирилла Васильевича на посту заведующего В.Г. Базанов на заседании сектора в апреле 1949 г. поставил следующие задачи: коренным образом перестроить всю работу, в летних экспедициях отправиться в районы, располагающиеся поблизости от промышленных городов. Необходимо знакомиться с людьми разных профессий, работающими в разных отраслях промышленности и сельского хозяйства, уделять внимание творчеству молодых начинающих поэтов, знакомиться с новыми традициями устного народного творчества. Каждому сотруднику было дано конкретное задание по плановой теме, К.В. Чистову было рекомендовано переключиться на советский фольклор. [9] Принимавший участие в работе сектора В.Я. Пропп отметил, что тема советского фольклора является трудной для выполнения, поэтому К.В. Чистову необходимо написать методическое пособие для молодых собирателей, как записывать фольклор. В 1949 г. брошюра была подготовлена и опубликована. [10] В этот год перед всеми сотрудниками сектора литературы была впервые поставлена задача фиксации советского фольклора в свете постановления ЦК компартии Карело-Финской ССР. Таким образом, в то самое время, когда можно было собрать богатейший материал по русскому и карельскому эпосу, а также по всем другим жанрам во всей их полноте, был совершен поворот в сторону от такой задачи фольклористов, как фиксация традиционного устного народного творчества.

Так называемая «перестройка» работы сектора сказалась на результатах экспедиций. В 1949–1950 гг. К.В. Чистов предпринял поездку в г. Сегежа, где производил записи от рабочих бумагоделательного комбината, самодеятельного хора и учащихся ремесленного училища; в Петрозаводске он фиксировал материал у девушек-учащихся ремесленного училища № 3; в селах Шелтозеро и Пряжа Карелии ученый собрал много рассказов о героях Советского Союза Марии Мелентьевой и Анне Лисицыной. [11] А.В. Белованова, В.Я. Евсеев, Э.С. Тимонен и другие сотрудники сектора литературы также занимались собиранием советского фольклора в Медвежьегорском, Ведлозерском и Калевальском районах. [12] По результатам экспедиций К.В. Чистов подготовил материалы и исследования, опубликованные в 1950–1952 гг. [13] Тема войны занимала доминирующее положение в устном народном творчестве того времени, она отразилась в устных рассказах, самодеятельных песнях и стихах, песнях-переделках военно-патриотического содержания, частушках и т.д.

20 июня 1950 г. в газете «Правда» была опубликована основная часть работы И.В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания», впоследствии изданная отдельной брошюрой. В секторе литературы было решено посвятить заседание вопросам фольклористики и языкознания в связи с трудами вождя. Кроме того, с 1951 г. помимо научных планов принимаются индивидуальные соцобязательства, развивается соцсоревнование по усилению пропаганды научных знаний в печати, на радио, в лекциях. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Повышению идейно-политического уровня сотрудников в Институте всегда уделялось большое внимание. Действовал вечерний университет марксизма-ленинизма, в котором занимались некоторые сотрудники, [14] вплоть до 1970-х гг. регулярно проводились политинформации для всего коллектива Института.

В начале 1950-х гг. обсуждался перевод на финский язык «Слова о полку Игореве» Я.В. Ругоева, готовился 150-летний юбилей первого печатного издания этого памятника древнерусской литературы. Сотрудниками ставился вопрос об изучении устного наследия финнов-ингерманландцев, которых расселили в селах и городах Карелии в послевоенные годы, но никаких решений по этому вопросу в документах, отражающих работу сектора литературы в то время, еще не отмечается. Готовились статьи и доклады о творчестве финноязычных и русскоязычных писателей и поэтов, например, Тобиаса Гуттари, Майю Лассила, И.Г. Кутасова и др. Сотрудница отдела А.В. Виролайнен исследовала творчество Тертту Викстрем, Адольфа Тайми, Вейкко Эрвасти. К.В. Чистов вместе с подготовкой статей и рецензий продолжал работу над диссертацией о творчестве И.А. Федосовой. В 1950 г. автореферат «Народная поэтесса И.А. Федосова» был опубликован, [15] в 1951 г. состоялась защита диссертации.

В 1951 г. А.П. Разумова защищает кандидатскую диссертацию, с 1952 г. она выполняет обязанности заведующей сектором литературы. Она возглавляла сектор до 1956 г., вплоть до ее назначения заведующей отделом науки и культуры ЦК Коммунистической партии Карело-Финской ССР. [16] К.В. Чистов вновь становится руководителем сектора.

В апреле 1951 г., когда К.В. Чистов уже имел кандидатскую степень, было принято постановление сектора о выдвижении его на должность старшего научного сотрудника и о ходатайстве перед Ученым советом Института о присвоении ему звания старшего научного сотрудника. Он продолжал заниматься темой советского фольклора, считая необходимым в летних экспедициях изучать репертуары народных хоров, не только записывать тексты, но и собирать материалы о самодеятельных коллективах – их историю, возрастной, социальный состав участников, исследовать местные песенные традиции, процесс создания самодеятельных песен. [17]

К.В. Чистов уделял большое внимание популяризации карельского эпоса, выступая со статьями в республиканской печати. Он подготовил немало исследований и по литературе. В Институте в это время уделялось большое внимание изучению творчества писателей, в секторе готовился сборник очерков по истории литературы Карело-Финской ССР. Эта работа охватывала период, начиная с 1934 г., то есть от Первого Всесоюзного съезда писателей, по 1952 г. В это время ставился вопрос, сколько уделяется внимания, как тогда говорили, «национальной» литературе и сколько русскоязычной, не перевешивает ли она «национальную»? [18] Сухие строки архивных документов не раскрывают нам всего драматизма событий тех лет. В воспоминаниях К.В. Чистова читаем, что над историей карельской литературы он работал вместе с Лаурой Александровной Виролайнен, она была из ингерманландских финнов. «Я очень неохотно взялся за эту работу, – пишет К.В. Чистов. – Дело в том, что почти вся национальная финская секция местного Отделения Союза писателей в это время была арестована. Ни одного имени в печати упоминать было практически нельзя». [19] Отказаться от этой работы было невозможно, книга вышла в 1954 г., [20] но радости и удовлетворения она Кириллу Васильевичу не принесла.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На заседании сектора в июне 1952 г. помимо целей экспедиций, в которые входила запись народных хоров, обсуждался вопрос оснащенности полевых отрядов звукозаписывающей техникой. При наличии магнитофона магнитной ленты имелось всего 1 тысяча метров, этого хватало на запись 7–10 песен. Имелся также фонограф, но не было валиков. [21] Дефицит и техники, и материалов существовал в Институте очень долго, из-за этого не удалось зафиксировать очень важный и интересный фольклорный материал. История экспедиционных исследований сотрудников Института представляет собой отдельную страницу, которая пока что еще не написана во всей ее полноте.

Уже в начале 1950-х гг. в секторе литературы ставился вопрос о создании кабинета звукозаписи с целью систематического изучения словесного и музыкального фольклора. В качестве штатного сотрудника предлагался композитор Ю.М. Зарицкий, участвовавший в экспедиции по записи современного народного творчества. [22]

В секторе проводилась работа по составлению библиографии русского фольклора Карелии (советский период), этой темой занималась А.В. Щемелева (Белованова). Проводилась научная систематизация карельского и русского фольклора, составлялась картотека по материалам архивных коллекций.

Послевоенный период, когда К.В. Чистов работал в Институте истории, языка и литературы Карело-Финской Базы АН СССР, был временем становления гуманитарной науки в республике. Фольклористы, работавшие в секторе литературы, учились собирать и изучать устное народное творчество. Руководство Карело-Финской Базы АН СССР и Института стремилось привлекать талантливых и подготовленных исследователей, каким был К.В. Чистов. Вместе с тем, этот период был для него самого очень важным, он не только стал большим самостоятельным ученым – ему пришлось пройти испытания, которые научили его держать удары, что было весьма непросто под постоянным идеологическим давлением, которому подвергалась гуманитарная наука еще долгие годы.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф