Метки текста:

Война Рябининские чтения Фольклор

Марковская Е.В. (г.Петрозаводск)
Фольклор Карелии периода Великой Отечественной войны (по материалам Научного архива Карельского научного центра РАН) VkontakteFacebook

Статья подготовлена в рамках плановой темы № AAAA-A18-118030190094-6.

Аннотация: Во время войны продолжилось пополнение фольклорного архива Карельского научно-исследовательского института культуры (в настоящее время ИЯЛИ КарНЦ РАН), так как сказители продолжали присылать в Институт фольклорные материалы, а уже с 1942 г. начала восстанавливаться работа и экспедиционная деятельность Института. Статья посвящена исследованию фольклорных материалов периода Великой Отечественной войны, которые хранятся в Научном архиве КарНЦ РАН.

Ключевые слова: фольклористика; Великая Отечественная война; сказители; фольклорный архив; новины;

Summary: During the war, the replenishment of the folklore archive of the Karelian Research Institute of Culture (at present, the Institute of History, Language and Literature of Russian Academy) continued, since the storytellers continued to send folklore materials to the Institute, and from 1942 work and expeditionary activities of the Institute began to be restored. The research includes documents stored from the years 1941–1945.

Ключевые слова: folklore; World War II; storytellers; Folklore archive; novinas;

В Научном архиве Карельского научного центра РАН (НА КарНЦ; г.Петрозаводск) фольклорные тексты, в датировках которых присутствуют 1941, 1942, 1943, 1944, 1945 гг., содержатся в 18 коллекциях русского фольклора и 15 коллекциях финно-угорского; большая часть из них сделана в предвоенные месяцы и послевоенное время. Определенную сложность исследованию добавляет отсутствие четкой датировки части текстов. Тем не менее, по предварительным данным, в НА КарНЦ хранится более 2000 произведений на русском языке и более 1000 произведений на карельском, записанных во время войны. Записи на карельском языке представляют собой копии фольклорных и этнографических текстов (подлинники хранятся в архиве Финского литературного общества), записанных Вяйне Кауконен на территории оккупированной Карелии в 1942–1944 гг. [1] Это собрание произведений классических жанров фольклора и этнографии: эпические и лирические песни, заговоры, детский фольклор, частушки, сказки, этнографические рассказы, сведенья о рунопевцах и др. В данном исследовании мы подробнее остановимся на русских коллекциях.

В 1941 г. до начала войны научная жизнь Карельского научно-исследовательского института культуры (в настоящее время Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН) шла полным ходом: сотрудники выезжали в экспедиции в Пудожский и Лоухский районы Карелии в январе, апреле и марте, записывали исполнителей в Петрозаводске, принимали материалы самозаписи сказителей. Экспедиционные материалы того времени представляют в основном традиционный фольклор (свадебные, похоронные и бытовые причитания, былины, песни, сказки, частушки), а также вкрапления новин (советских былин) и советских сказок. [2] В качестве примеров можно привести новину об исследователях Арктики «О папанинцах и седовцах», советские сказки «О Ленине и чудо-печке» и «О счастливой Советской жизни» и новину о Гражданской войне, записанные от известной сказительницы А.М. Пашковой. Материалы самозаписи сказителей предвоенных месяцев рассредоточены по нескольким коллекциям и в основном представляют собой плачи по близким, погибшим во время Гражданской и Советско-финской войн, и новины, посвященные советским героям и событиям Гражданской войны. Например, от А.Т. Конашковой 27 января поступила «Былина про богатыря Ворошилова», [3] от Кигачева Никифора Васильевича – новина «О разгроме линии Маннергейма» [4] и «Песня о северном фронте» [5] (где осмеивается видный деятель белого движения времен Гражданской войны в России, командующий Северным фронтом Евгений Карлович Миллер).

Тематически выделяется на этом фоне «Песня о детской елке», написанная сказительницей Е.С. Журавлевой и датированная 1 января 1941 г. В тексте ёлка представлена, как аллегория счастливой и полной жизни: «Она в шелках и бриллиантах / Как мать дитям стоит». Портрет Сталина на её вершине («На вершине этой ёлки / Портрет Сталина висит») не просто атрибут новогодней ёлки того времени, но и символ влияния государственной власти в лице её руководителя И.В. Сталина на жизнь людей во всех её проявлениях, в том числе и в семье: «Она выросла в лесу, / Сталин дал её красу», ведь «именно к нему дети должны были испытывать чувство благодарности за елку, за наступление Нового года (который вне всяких сомнений будет ещё счастливее, чем ушедший старый), и вообще – за счастье жить в Советской стране». [6] В последнем четверостишии звучит напутственное обращение к детям: «Наши дети веселитесь, / По-стахановски учитесь / И читать и вы писать, / Соколами в воздухе летать». [7]

Последняя строка в этом жизнеутверждающем и патриотически выдержанном стихотворении оказалась пророческой. 22 июня 1941 г. войска фашистской Германии вошли на территорию Советского Союза, а 30 июня финские войска перешли на ряде участков государственную границу СССР. В начале июля в Карелии началась эвакуация населения и предприятий: «В августе 1941 г., с приближением фронта к Петрозаводску, сотрудники Института эвакуировались в г. Сыктывкар, а архив был отправлен в Вологодскую область [...]. Работа в первый год эвакуации фактически прекратилась, лишь в декабре 1942 г. она возобновилась в г. Беломорске». [8]

Архивные поступления с 1942 по 1943 гг. являются бóльшей частью материалами самозаписи сказителей, присланными в Институт по почте. Это советские былины (новины) и советские сказки, прославляющие счастливую жизнь советских людей, сказы (по определению А.М. Астаховой: «песенно-поэтические бесфабульные произведения описательного характера, не изображающие события, а рассказывающие о разных явлениях настоящей и прошлой жизни путем их перечисления» [9] ) патриотического содержания и частушки сказителей: П.И. Рябинина-Андреева (с фронта), А.Т. Конашковой (она осталась проживать в Пудожском р-не), А.М. Пашковой (в 1941 г. была эвакуирована в Вологодскую обл., а потом до 1946 г. жила в Мончегорске) и др. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В начале войны А.М. Пашкова написала сказ «О Родине»; в архиве сохранилась также газетная вырезка с произведением Пашковой «Про силушку народную», опубликованная в газете «Северный металлург» в 1942 г. [10] Этим же годом датируется самозапись стихотворения «Вставай, поднимайся все как один!» [11] Пятнадцать произведений датируются 1943 г., место записи указано – г.Беломорск, собиратель – А.Н. Антипова. Но нет данных, что А.М. Пашкова приезжала в Беломорск в 1943 г. Очевидно, что часть этих текстов действительно относится к военным годам, но часть была сочинена раньше. Возможно, они предназначались для исследования или публикации и были переписаны в 1943 г. Это в основном песни и сказы, поднимающие патриотический дух и прославляющие подвиги советских людей («Краснофлотец», «Партизанская смекалка», «О папанинцах», «О яслях колхозных», «Ты ли не богатая Советская страна», «Боец-командир», «О выборах 9 июля 1943» и др.). В НА КарНЦ сохранилось благодарственное письмо в Мончегорский горком ВКП(б) от бойцов и офицеров, находившихся в госпитале, с благодарностью А.М. Пашковой за её выступление перед ними 6 июля 1945 г. [12]

В 1943 г. в июне в Институт поступила по почте новина А.Т. Конашковой «Отечественная война» (адресована директору Института – Х.Г. Дорошину), в котором сказительница сообщает, что она с этой былью выступала перед бойцами в день 25-й годовщины Красной Армии: «Дорогие товарищи, это быль, а не пропаганда, / Расскажет вам Конашкова Александра, / Как на нашу страну на великую, / На тую ли страну знаменитую, / Дорогую нашу родину страну Советскую, / Налетело чудовище страшное, / Змеище двенадцатиглавое [...] / Вот я быль кончаю, врагов я проклинаю, / Победы над врагом с надеждой ожидаю. [13]

В декабре 1943 г. А.Т. Конашкова (невестка Ф.А. Конашкова) выступала в клубе Пудожского р-на со стихотворением, в котором поздравляла с Новым годом (1944) бойцов и весь «карельский наш народ» и желала «Чтоб с Карелии богатой / Финнов, немцев прочь угнать, / Всю Карелию очистить от грязного сапога, / Чтоб от фрицев и убийцев не осталось и следа». [14] В письме Конашкова отмечала, что «бойцы благодарили её и обещали выполнить просьбу и выполнили – освободили Карельскую столицу в 1944 году». 25 июля 1944 г. Конашкова посвящает новину «Взошло над Карелией красное солнышко» [15] освободителям Петрозаводска; сочиняет «Плач о погибшем сыне во время Отечественной войны». [16] В этой же коллекции сохранилась запись, сделанная самой А.Т. Конашковой: «Плач-сказ матери по убитым сыновьям во время войны с белофиннами», с припиской о том, что плач ею записан от «сумасшедшей матери» в Заонежском (Медвежьегорском) р-не.

Сохранилась часть переписки П.И. Рябинина-Андреева, находившегося в действующей армии, с сотрудниками Института в 1943 г., где А.Н. Антипова благодарит сказителя за присланные новины (Былина о Красной Армии, былина и сказка о героях Великой Отечественной войны П.С. Габлине и В.П. Бушуеве) и просит: «Сами вы, Петр Иванович, слагайте былины, продолжайте дело ваших предков Рябининых [...] Желаем Вам, Петр Иванович, и всем вашим друзьям и товарищам по оружию боевых успехов». 1943 годом датированы сказы Рябинина-Андреева «Вперед за Родину» и «За Сталинград».

28 июня 1944 г. в результате проведения Свирско-Петрозаводской наступательной операции Петрозаводск был освобожден. Вскоре после этого Институт возвратился в город; возобновилась экспедиционная деятельность. Так, уже в 1944 г. и 1945 г. В. Г. Базанов и А. П. Разумова в Заонежском (ныне Медвежьегорском) и Пудожском р-нах записали 364 текста причитаний от разных информантов, в том числе 63 рекрутских причитания и 68 похоронных, [17] часть из них была издана. [18] Интерес представляют и неопубликованные материалы этой коллекции, свидетельствующие не только о профессионализме собирателей, но и глубоком подтексте околофольклорных текстов. Обычные мирные люди оказались внезапно совсем в иной, военной, реальности и им было необходимо осознать свое место в ней. Письма и стихи являлись в определенном смысле этим недостающим связующим звеном. В качестве иллюстрации можно привести стихотворение, записанное В.Г. Базановым от Миши Кережина – сына А.Г. Кережиной (исполнительницы рекрутского причитания). В.Г. Базанов отмечает, что Миша окончил на отлично 9 классов средней школы в Шале, ушел на фронт. Мать на комоде нашла это письмо, написанное перед самым его отъездом. В стихотворении сын, понимая, что его отъезд является тягостным событием для любимой матери, описывает благоприятную перспективу жизни в соответствии с новыми военными реалиями: «Не скучай, дорогая мамаша, / И с соседкой не плач по утрам. [...] / Не грусти! Материнские слезы / Ты не лей на сыновье письмо». Он верит, что война скоро закончится: «Ведь минуют военные грозы – / Будем знать только счастье одно [...] / Не тоскуй по любимому сыну, / Он вернется с победой к тебе, / Он пройдет все пути и невзгоды / Он придет и обнимет тебя». [19] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

От Н.Т. Фофановой (жены известного сказителя И.Т. Фофанова) В.Г. Базановым было записано бытовое причитание о том, как тяжело ждать матери сына. И в этой же единице хранения письмо, переписанное рукой собирателя и адресованное И.Т. Фофанову от 15 января 1944 г. Из письма следует, что его сыну, старшему лейтенанту Фофанову Алексею Ивановичу, присвоено высокое правительственное звание – Героя Советского Союза. Командование бригады выражает Ивану Тереньевичу благодарность за воспитание сына. Далее следуют подписи командира Якубовского и начальника политотдела Болахнина. [20]

Отдельную коллекцию, датированную 1944 г., составили лагерные песни, записанные сотрудниками Карельского научно-исследовательского института культуры от лиц, бывших в оккупации у финнов и заключенных в концлагеря в период 1941–1944 гг. [21] Коллекция содержит 442 ед. хр. Материал в основном состоит из девичьих альбомов-песенников. В коллекции, кроме значительного количества лагерных песен и частушек, представлено множество романсов, песен из кинофильмов, любовных и тюремных песен, почти все популярные песни о Степане Разине, о стране, о Красной Армии.

В архиве сохранилась еще одна коллекция, которая датирована 1945 г. [22] Она представляет собой выборки из фронтовых газет, набранные на машинке. Тексты подбирались для сборника «Фольклор Советской Карелии»; составители А.В. Белованова и А.П. Разумова. В коллекции содержится 32 военные и солдатские песни, более 400 фронтовых частушек, 4 сказки-новины, более 400 пословиц и поговорок, 8 загадок, 30 коротких военный юмористических рассказов и анекдотов.

Находятся в архиве и 2 записи, сделанные в 1945 г. от поморской сказительницы Феклы Ивановны Быковой. Это стихотворение «Завел Гитлер войну на свою большую беду» и «Плач матери». [23] Этим же победным 1945 годом датирован ряд произведений, записанных от А.М. Пашковой: «Боец – командир», стихотворение «Санаторий Маткачи», «Стихотворение о Белозерске», «Сказ о Заполярье», «Плач о Кутасове» и «Плач по сыновьям», а также волшебная сказка, любовная песня и свадебная песня, среди которых есть и повторные записи. Как видно из перечисленных названий, начинают появляться записи и традиционных «мирных» жанров – песен и сказок.

Советский, во многом искусственный, фольклор в годы Великой Отечественной войны сыграл важную роль в жизни людей. Сказители, оплакивая умерших и описывая боль выживших, вдохновляя на новые подвиги и воспевая военные победы, были искренни, и их произведения находили отклики у всех людей. И пусть этот фольклор не был жизнеспособным на перспективу, но в те военные годы он пережил свой «рассвет» и послужил облегчению жизни людей. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф