Рассыхаев А.Н. (г.Сыктывкар)
Устные рассказы о гипнотизере Бисин Миш в фольклорной традиции вишерских коми VkontakteFacebook

Аннотация: В работе рассматриваются устные повествования о гипнотизере Михаиле Савине (по прозвищу Бисин Миш), распространенные в Корткеросском районе Республики Коми. Рассказы о реально существовавшем человеке, обладающем редкими человеческими способностями, образуют цикл фольклоризовавшихся нарративов. Устные рассказы о нем актуализировались после транслирования по федеральным телеканалам в нач. XXI в. передач о всемирно известном экстрасенсе Вольфе Мессинге.

Ключевые слова: фольклор коми; облачение икон; устные рассказы; фольклоризация;

Summary:  In work the oral narrations about the hypnotist Mikhail Savin (known as Bisin Mish) extended in the Kortkerossky region of the Komi Republic are considered. Stories about really existing person who possesses rare human abilities, form a narrativ’s cycle. Oral stories about it is mute were staticized after on federal TV channels at the beginning of the XXI century transmissions about the world famous psychic Wolf Messing were broadcast.

Keywords: Komi folklore; local folklore tradition; oral stories; folklorization;

Полевые исследования фольклорных традиций в начале XXI в., проведенные Институтом языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН, позволяют убедиться в том, что тематика устной несказочной прозы постоянно расширяется. В поле зрения фольклористов постоянно попадают новые, не известные по предыдущим публикациям циклы фольклоризовавшихся рассказов о реально существовавших людях, обладающих редкими человеческими способностями или отличающимися от остальных неординарными поступками. К этим выводам подводят и сборники, к примеру, по устной прозе коми, изданные на основе материалов XX в. [1] В указанных антологиях, часто цитируемых в научных трудах и ставших популярными благодаря образовательным программам и ученическим исследовательским работам, нет устных рассказов об ижемской целительнице Тандзе Марья, юродивом с Нижней Вычегды Тихоне (Йӧй Тикӧн), верхневычегодском юмористе-обманщике Егоре Максимовиче (Макся Ёгор), вишерском коммунисте Иване Феоктистовиче (Тист Иван), нившерском силаче Степане Пахомовиче (Паком Степан), и т.д. Все эти герои известны в строго определенных локальных традициях, как и их растиражированные предшественники – герои коми преданий (Йиркап, Тунныръяк, Кӧрт Айка, и другие), о которых в настоящее время редко кто уже рассказывает в народной традиции. К числу «современных» рассказов относятся также повествования о гипнотизере Михаиле Савине (по прозвищу Бисин Миш) – уроженце с.Нёбдино Корткеросского района Республики Коми. Преимущественно, устные рассказы о нем распространены в Корткеросском районе – на средней Вычегде (села Нёбдино, Сторожевск) и бассейне Вишеры (села Большелуг, Богородск и Нившера).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

О Михаиле Савине, как исторической личности, и связанных с ним воспоминаниях, относящихся к 1930–1950-м гг., одним из первых написал краевед-историк, бывший директор Корткеросского районного историко-краеведческого музея А.А. Панюков. [2] В рассказах старожилов-земляков Бисин Миш предстает мужчиной с черными волосами и огненным взором, гипнотизером, наводящим ужас на людей. Из-за необдуманной демонстрации своих способностей перед местными жителями он снискал славу мошенника, которым заинтересовалась милиция. Краевед предположил, что причиной двадцатилетнего отсутствия иллюзиониста в своем родном селе является побег в другой район Коми края, чтобы избежать ареста по обвинению в мошенничестве. Один из наших информантов в детстве имел возможность встретиться с знаменитым земляком. В.А. Панюков (1929 г.р.) впервые с ним столкнулся в детстве во время рыбалки:

«Бисин Миш из нашего Нёбдино. Я с ним вместе рыбу ловил. (Соб: Кто он такой?) Он сам из Ягсикта, [3] родина его – село Нёбдино. Его за что-то осудили, но до суда дело не дошло, и убежал. Был в бегах. Никто не смог его поймать – гипнозом или чем занимался, бродил.

Однажды вечером я у Вычегды рыбу ловил на удочку. Он вдоль берега шел. Мы были вдвоем. Он шел с маленькой полулитровой баночкой – вот такого подъязка он поймал, поместил туда. Вот, мол, я из Кушъюра [4] поймал. Потом стал спрашивать: «Бисин Мишу еще не отпустили?» У нас спрашивает. А я младше [товарища] и не понял. А товарищ, с которым я ловил рыбу, постарше меня, он очень быстро поднялся [на обрыв]. Это Бисин Миш спрашивает обо всем. На следующий день на мосту через речку Нёбъю [5] он бумагу оставил, там прикрепил, написав: мол, вместе с детьми рыбу ловил. После этого я стал бояться. Говорю же, маленький был, не понимал. А старший [товарищ] понял сразу и бегом убежал, как только Бисин Миш стал спрашивать. Он в бегах был. Всю жизнь его не могли поймать. Если поймают, сразу же убегал». [6]

К началу XXI в. мы располагаем устными рассказами о Бисин Мише и практически полным отсутствием достоверных исторических источников о нем. Наши информанты отмечают, что в 1930-е гг. он был взрослым мужчиной, жил в деревне Ягсикт (ныне часть с.Нёбдино), имел семью, а также двух детей вне брака. Остерегаясь ареста и скитаясь по ближайшим лесам, он часто находил общий язык с беглецами из ближайших лагерных пунктов, открытых в 1930-е гг. недалеко от Нёбдино.

В устных же рассказах Бисин Миш предстает как человек, владеющий искусством природного гипноза – довольно редкая способность, которым наделяется фольклорный герой в устной прозе коми. Он внезапно появляется и исчезает из виду, создавая иллюзию присутствия, а люди слышат только его грозный голос. Герой оставляет после себя записки, оболванивает милиционеров и убегает от правосудия (милиционерам внушает, что в руках они держат вместо винтовки палки); внушает крестьянину, попытавшемуся разоблачить его гипноз, что загорелся воз с соломой:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«Бисин Мишом звали его. Он собрания проводил на лугах. Придет как-то из райисполкома агитатор. Собрание проведет, и пропадает человек (Бисин Миш. – А.Р.). Бумажку оставит: “Это был, мол, Бисин Миш”. [...]

Потом его поймали и стали везти в Сторожевск в милицию. Машина с кузовом, на машине везли его, милиционеры с винтовками. [Бисин Миш говорит]: “Что же такое? Ваши винтовки вон где лежат. У вас в руках, мол, палки ведь”. Они выбросили “палки”. Машину остановили, за винтовками прыгнули. Бисин Миш тоже прыгнул – убежал, и как будто на ель залез. Придут [милиционеры], смотрят – с ели только птица отлетает. Бисин Миш пропал! Он часто убегал.

Брат и сын (Бисин Миша. – А.Р.) жили в двухэтажном доме. Наш третий корпус [детдома] тоже двухэтажный, деревянный был. Это бывший поповский дом, там мы жили. А рядом – у Бисин Миша. В дверь [Бисин Миш] постучался, но никак войти не смог [в свой дом]. Потом через печную трубу пробрался домой. И его жена с ребенком выпрыгнула в окно и ногу сломала. Она подумала, что кто-то пробирается [из грабителей]. Его жена сильно испугалась.

(Соб: Был такой человек, да?) Он был, вправду. … О нем рассказывали. (Соб: Он знающий?) Не знающий, а это гипноз. (Соб: Гипнозом владел?) Он гипнозом действовал. В Нёбдино есть ручей. Сейчас там, через Нёбдино, уже не ездят [машины]. К мосту через этот ручей привезли столбы для телефонной линии. Бисин Миш скажет: “Вот я войду через этот конец столба, а через другой выйду”. А подъезжает телега с соломой. Солому везет. “Зачем, мол, смотрите?” Да вот, мол, в столб залез и внутри столба ползет. Не внутри столба, а вдоль столба, мол, ползет. “А-а! Ты, мол, видишь?! Посмотри же – горит твоя телега с соломой”. [Мужчина] достал топор и разрубил гужи. Лошадку распряг. Вот тебе, мол – раз видишь. Потом готовь себе гужи. Он гипнозом владел». [7]

В ряде текстов Бисин Миш наделяется колдовскими способностями (мотив состязания с другим знающим; прохождение через бревно; взгляд, убивающий ворона). Состязание с другим колдуном роднит его со многими персонажами коми фольклора (прежде всего, с Тювэ – колдуном, предания о котором распространены в той же фольклорной традиции). [8] В устных рассказах гипнотизер беспрепятственно проникает в закрытые помещения (в свой дом, магазин, банк), однако ничего не трогает:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«Бисин Миш жил в Зулэбе. [9] Он – вор, обманщик, колдун (“тӧдысь”). В магазин заходил через печную трубу. Открывает засов на дверях магазина и выходит обратно. Ничего не трогает». [10]

Кроме того, один из сюжетов о Бисин Мише в пересказе краеведа А.А. Панюкова напрямую связан с другим фольклорном героем вишерских рассказов – Тист Иваном (Иваном Феоктистовичем). Так, после исчезновения из родного села гипнотизер появляется в ижемской деревне Злоба. Ему приписывают ограбление магазина в соседнем районе. Он совершает ночью грабительскую вылазку в Усть-Цильму, опустошает там магазин и возвращается за считанные часы домой, преодолевая на лошади, напоенной водкой, сотню километров. Между тем, фольклорные материалы Института языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН показывают, что устные рассказы, в которых герой поит коня водкой для преодоления большого расстояния, уверенно связаны с именем Тист Ивана. Прототипом для этого персонажа тоже послужил реальный человек – крестьянин, начальник почтовой станции из д. Ивановская Большелугского с/с, убежденный коммунист волости, первым организовавший в 1922 г. в селе октябрины вместо крещения сына в церкви. В устных рассказах Тист Иван за ночь успевает тайком на своем коне Воронко добраться до отдаленного села Нившера (вариант – до д. Ивановка того же сельсовета), крадет хлеб из амбара и обратно возвращается домой.

«[Тист Иван] воровством промышлял, мол, воровал. Ночью коня вином поит, до Нившеры добирается, амбар обворует, и обратно возвращается. Вот такие дела рассказывают. Амбар чей-то отгрузит и обратно возвращается. До Нившеры пятьдесят [километров]. Сто километров туда и обратно. (Соб.: А почему вином коня поит?) Чтобы стал выносливее, чтобы быстро скакал». [11]

Устные рассказы о Бисин Миш актуализировались после транслирования по федеральным телеканалам в начале XXI в. фильмов о всемирно известном экстрасенсе Вольфе Мессинге (1899–1974), приезжавшем в том числе на гастроли и в Коми АССР в 1960-х гг. Наши информанты подчеркивают схожесть способностей двух гипнотизеров. Стоит отметить, что и информанты краеведа А.А. Панюкова пересказывают сюжеты, известные по кинофильмам, посвященным Вольфу Мессингу (например, по просьбе Берия или Сталина предъявляет кремлевской охране кусок бумаги вместо пропуска; незаметно из банка выносит баснословные деньги), однако приписывают их уже своему земляку.

Своеобразный образ жизни нёбдинского гипнотизера оставил след в вишерской народной традиции. Его имя непременно ассоциируется с обманом, лукавством. Сформировались устойчивые выражения, связанные с его именем – так принято называть обманщиков: «Пӧрйӧдчысьясӧс шуӧны Бисин Мишӧн» (Обманщиков называют Бисин Миш); [12] «Если дети хитрят – он как будто Бисин Миш. “Он, мол, как Бисин Миш”. Сравнивали с Бисин Мишом лукавцев-детей, которые проказничали». [13] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В данной публикации представлен только обзор некоторых сюжетов устных рассказов о нёбдинской гипнотизере. Работа по выявлению источников и сбору нарративов о Бисин Мише продолжается.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф