Метки текста:

Рябининские чтения

Трикоз Э.Л. (г.Вологда)
В.И.Белов-редактор: на материале книги А.А.Соболева «Русский дом» VkontakteFacebook

Аннотация: На материале одной книги из фондов Музея-квартиры В.И. Белова автор статьи изучает особенности редакторского труда писателя В.И. Белова.

Ключевые слова: Василий Белов; толковый словарь; устаревшие слова; лексикография; редактирование; А.А.Соболев;

Summary: The author of the paper describes the features of V.I. Belov’s editorial work on the base of one of the writer’s books from the collection of the Belov Apartment Museum.

Keywords: Vasily Belov; explanatory dictionary; terms; obsolete words; lexicography; editing; A.Sobolev;

Результаты анализа книжной коллекции Музея-квартиры В.И. Белова дают возможность заключить: известный русский писатель, один из основателей нового во второй половине XX в. литературного направления, получившего название «деревенская проза», нередко выступал в роли редактора. Статус профессионального поэта и прозаика давал ему право объективно и корректно рассматривать чужие авторские материалы, вносить ценные правки. Безусловно, и близкая семейная связь с Ольгой Сергеевной Беловой (Забродиной), филологом, учителем-словесником, позволяла заручиться её поддержкой.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В среде писателей редактирование является частью творческого обмена, общения. Взаимодействие (устное и письменное), возникающее при редактировании, как правило, помогает расти и преобразовываться личности художника. Известно, что чужие оценки и мнения развивают рефлексию автора, меняют его реакцию на собственный текст, порой его авторское самоощущение, позволяют писателю порой пережить свой текст заново.

Статус профессионального писателя у Василия Ивановича начинает формироваться в годы учебы в Литературном институте им. А.М. Горького (1959–1964), осознание своего профессионального выбора происходит в начале 1960-х гг.: в 1962 г. В.И.Белов вступает в Союз писателей СССР. В профессиональной среде он начинает осваивать разные роли, необходимые писателю, в том числе и редактирующего писателя, который, отметим, приобретается с накоплением достаточно большого профессионального опыта.

Перечислим несколько причин, по которым Василий Иванович брался за перо редактора, и попробуем ответить на вопрос, с какой целью он делал достаточно большой объем корректорско-редакторских работ.

Во-первых, В.И.Белов был открыт для общения с писателями, так или иначе близкими ему по духу, творческой теме. Кроме того, писатель мог вычитывать тексты, руководствуясь дружеской договоренностью (гласной или негласной). В писательской среде принято вычитывать тексты друг друга.

Известно много фактов, подтверждающих первое наше утверждение. Мы, опираясь на фондовые материалы, попробуем это представить на примерах нескольких инскриптов:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

  1. «Дорогому Васе Белову – от доброго самого сердца и помня, что значила для меня твоя поддержка» (1968 г., Б. Чулков);
  2. «Белову Василию Ивановича с уважением, с искренней благодарностью за многолетнюю поддержку и помощь» (1980 г., Г. Попов);
  3. «Васе Белову – очередной мой опус. Не поленись, прочти! Вроде серьезнее я еще не писал» (1979 г., И. Тарабукин). [1]

Последняя дружеская подпись в книге свидетельствует о какой-то сложившейся писательской традиции присылать новые книги друг другу (с предыдущими «опусами», по-видимому, Белов уже знаком, а потому поэт-сатирик Игорь Тарабукин с шутливой интонацией отмечает «серьезный» характер новой книги). По записи очевидно, что между авторами существуют давние товарищеские отношения, которые позволяют так запросто Игорю Ивановичу Тарабукину обращаться к Белову за дружеской поддержкой.

В библиотеке музея хранится много теплых подписей, адресованных писателю и его жене, Ольге Сергеевне, подтверждающих помощь семьи Беловых в подготовке и издании книг:

  1. «Дорогая Ольга Сергеевна! Большое спасибо за поддержку этой книги, здоровья Вам и всей вашей семье» (1988 г., Ю. Тюрин);
  2. «Оле Беловой во дни сомнений, во дни тягостных раздумий... ты одна мне поддержка и опора, О!..» (1967 г., О. Фокина);
  3. «Ольге Сергеевне и Василию Ивановичу Беловым с глубоким уважением за любовь к деревне, к маме Анфисе Ивановне…» (2001 г., А. Завьялова).

Во-вторых, В.И. Белов понимал необходимость и ценность для авторов своей поддержки, важность преемственности в писательстве через диалог, редакторские советы. (У него был очень хороший опыт общения с Александром Яшиным – наставником молодых вологодских писателей, создателем «вологодской школы», авторитетным советским писателем, родившимся в вологодской глубинке.) Он хорошо осознавал свою созидательную роль в литературе, понимал, что помогает рождению точного и сильного слова. И это нередко подкреплялось мнением товарищей из творческого окружения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В коллекции музея хранятся книги с подписями, которые содержат высокие оценки творчества и писательского мастерства В.И. Белова. Именно они, подписи ученых, критиков, писателей, могли мотивирующе воздействовать на писателя, помогали ему утверждаться в разных статусах. Приведем несколько примеров:

  1. «Василию Белову с надеждой посетить его когда-нибудь в Вологде. Спасай русскую литературу!» (1967 г., В. Лихоносов);
  2. «Василию Ив. Белову, который крепко держит перо и славит Вологду! На дружбу!» (1965 г., С. Викулов);
  3. «Васе Белову – российскому Мастеру, мастаку слова, надёже нашей…» (1976 г., А. Поперечный);
  4. «Василию Белову. (Этим всё сказано)» (В книге о творчестве Н. Рубцова, 1976 г., В. Кожинов).

В подкрепление последнего нашего утверждения звучат слова В.И. Белова в его статье «Догорающий Феникс»: «Произошло отчуждение народа от собственных культурных источников, и это отчуждение сродни отчуждению крестьянина от земли. В культуре, да и вообще в жизни, появились уже элементы и признаки резервации, когда подлинным и массовым ценностям национальной (крестьянской) культуры придается как бы музейный, т.е. частный характер». И чтобы не были объявлены неперспективными не только деревни и села, но и их культура, язык, Белов выступал неким преемственным звеном; он старался передавать свои знания, не допуская искажения в книгах, создававшихся для потомков.

Обратимся к книге А.А.Соболева «Русский дом» из библиотеки В.И.Белова. На примере помет, сделанных на полях рукой В.И. Белова, покажем, каким редакторским трудом порой занимался писатель.

Итак, книга-альбом «Русский дом» [2] из библиотеки писателя рассказывает о традициях и обычаях при строительстве домов на Русском Севере. Изложенный популярным языком материал поднимает целый пласт «древних слов и выражений». Со страниц книги читатель узнает не только о секретах зодчих, о назначении деревенских построек, встречает знакомые и малознакомые пословицы, поговорки и загадки. Отеческая беловская любовь к народному языку, фольклору, быту преобразует при чтении книги его роль – из читателя он превращается в редактора-лексикографа. Слишком понятны ему вещи и образы деревенского лада, слишком остро он чувствовал ответственность за слово.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Книга была издана в Бостоне в 1997 г., подарена Белову в 1998 г., о чем свидетельствует подпись автора на титульном листе: «Дорогому Василию Ивановичу от всего сердца! Ваш покорный слуга [подпись] 10.01.1998 г.».

Александр Соболев – автор книги, реставратор, журналист. Он участвовал в реставрационных работах Соловецкого монастыря, дома-памятника С.Есенина, в восстановлении кирхи «Юдиттен» (XIII в.) в Калининграде. На протяжении долгих лет занимался вопросами истории и архитектуры русской деревни, вел научные лекции, публиковал свои работы в России и США.

Свою работу в 160 страниц автор посвятил подробному рассказу о русском деревянном доме, который, как он пишет во вступительной статье, был «удобным во многих отношениях, красивым и экологически оправданным», в нем «жило не одно поколение», затраты на строительство окупались сторицей, устройство дома позволяло поддерживать гармоничную связь с землей. Кроме того, «строительство дома и уход за ним развивали в детях чувство хозяев на земле и исподволь приучали к физическому труду». Об архитектурных, экологических и нравственно-этических сторонах деревянного дома рассказывает работа Александра Соболева. Эти авторские позиции и само восприятие деревенского лада были очень близки Василию Ивановичу, создавшему основательный труд о народной жизни «Лад. Очерки о народной эстетике» (1982 г.).

Соболев не только описывает в главах подготовительные работы при строительстве домов, особенности строения стен, крыш, крылец, русских печей, но создает в приложении свой небольшой словарь – «Словарь старых русских слов и выражений», редактором которого становится Василий Иванович.

Словарь содержит 104 словарные статьи, 26 из которых отмечены, дополнены или поправлены В.И.Беловым. Отметим, что в основной части книги нет маргинальных подписей – только в словаре, в конце издания. Отредактированные статьи помечены писателем галочкой – у заглавного слова. Перечислим их: брусья сутунные, вздымщик, воронец, выемчатый, вышка, гонт, двужирная изба, дровни, катанки, коксы, курная изба, куть, морилка, оборотить, опечки, прозор, творило, шолныш. Знаки вопроса В.И. Белов поставил у нескольких слов: паклина, посторонка, пряха, тюрики, црен. Значки стрелки стоят у слов: устье, чело, брусья, воронец. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С некоторыми толкованиями Василий Белов вовсе не соглашается и пишет на полях свое понимание слова, указанной реалии. Рассмотрим несколько отредактированных словарных статей.

У Александра Соболева: «вздымщик – человек, помогающий поднимать бревна». Рядом со статьей Василий Иванович дописывает: «заг-ль живицы». Так, Белов-редактор добавляет второе значение к известному ему слову «вздымщик», расширяя словарную статью.

Далее в словаре у А. Соболева: «гонт – короткий кровельный тес». Белов дополняет статью примером употребления слова в речи: «крыша гонтом, поперек, внахлестку», указывая на принцип укладывания недлинных деревянных досок на крыше.

У Соболева на букву «д»: «двужирная изба – двухэтажная». У этой статьи Василий Иванович дописывает: «двойной сруб, две избы рядом». В языковом представлении Белова двужирная изба – это двоежилая, в которой два жилых помещения. И писатель в своих текстах не использует слово «двужирный». Находим в «Плотницких рассказах»: «…Федуленка принимать нельзя по классовым признакам: у него две коровы, два самовара. Дом двоежилой». [3]

В словарной статье к слову «катаньки» Белов вычеркивает мягкий знак в заголовочном слове, руководствуясь произношением севернорусских говоров. В словаре Л.Г. Яцкевич тоже находим написание этого слова без «ь» (со ссылкой на «Словарь вологодских говоров» и «Словарь русских народных говоров») с примером из беловской повести «Деревня Бердяйка»: «Изорвались трое катанки, / И дров не нарубил…». [4] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Примечательно, что у нескольких заголовочных слов писатель указывает известные ему названия, синонимы. Так под словом «морилка» Белов подписывает «тушилка», рядом со словом «творило» – «кобыла», у «шолныш» – «куть», тем самым указывая автору на те синонимические ряды, которые существуют в языке. Из «Лада»: «В разных местах один и тот же предмет могли называть по-разному, поэтому автор отнюдь не претендует на универсальность». [5]

В музее есть немало сборников, содержащих маргинальные записи на страницах книг, беловские редакторские значки. Изучая их, мы понимаем, что В.И. Белов выступал не только редактором художественных текстов, но и научных, научно-популярных, публицистических, так или иначе связанных с ключевыми темами творчества: русская деревня, народная культура, крестьянство и его традиции.

Наблюдения над пометами в книге «Русский дом» показывают вдумчивый, кропотливый редакторский труд В.И. Белова над текстом словаря, созданного реставратором и журналистом. Тема заявленной статьи позволяет поразмышлять о Белове как редакторе, лексикографе. Однако за рамками статьи остается много лексикологических вопросов.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф