Бобунова М.А. (г.Курск)
О функциях конкорданса былин Т.Г.Рябинина VkontakteFacebook

Аннотация: В статье говорится о функциях конкорданса былин Т.Г. Рябинина: справочной, регистрирующей, познавательной и исследовательской. Приводятся примеры из конкорданса, который создан на базе «Онежских былин, записанных А.Ф. Гильфердингом летом 1871 года» (2-е издание).

Ключевые слова: словарь; конкорданс; функции словаря; былина; Т.Г.Рябинин;

Summary: The article tells about the reference, recording, cognitive and research functions of concordance in bylinas by T.G. Ryabinin. Examples from the concordance created on the basis of the «Onega bylinas, recorded by A.F. Gilferding in the summer of 1871» (2nd edition) are presented.

Keywords: dictionary; concordance; dictionary functions; bylina; T.G. Ryabinin;

Курские лингвофольклористы уже в течение долгого времени работают над созданием словарей языка фольклора. Нами подготовлена целая серия печатных и электронных конкордансов необрядовой народной лирики, записанной в разных регионах России. [1] Кроме того, создаются конкордансы на материале других фольклорных жанров. В частности, в рамках диссертационного исследования «Лексика былинного текста: жанровый, диалектный и идиолектный аспекты (на материале эпических текстов Т.Г. Рябинина)» [2] аспиранткой Курского государственного университета А.С. Холтобиной был составлен полный алфавитно-частотный словник на основе 15 былин, записанных от известного кижского сказителя и представленных в сборнике онежских былин А.Ф. Гильфердинга. [3] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Словник, включающий 2190 лексем (30195 словоупотреблений), стал необходимой базой для подготовки конкорданса, под которым традиционно понимается «алфавитный перечень всех слов какого-л. текста с указанием контекстов их употребления». [4] Конкорданс создается с помощью компьютерной программы NewSlov (автор – М.В. Литус), которая в зависимости от поставленных задач дает возможность получить и полные конкордансы, и конкордансы отдельных групп лексем, и конкордансы одного слова.

В настоящее время конкорданс является востребованной лексикографической формой, выполняющей важные функции. Исследователи неоднократно обращали внимание на обусловленность функциональной направленности любого словарного издания основными принципами лексикографирования и пользовательскими запросами. Одной из главных функций большинства лексикографических изданий является справочная (информационная). Конкорданс такую функцию выполняет, поскольку позволяет читателю словаря установить, употреблял ли сказитель какое-то конкретное слово, если да, то как часто и в каких сочетаниях.

При создании словарей языка фольклора мы руководствуемся целым рядом принципов, среди которых учет жанровой, территориальной и временной дифференциации материала. Это обеспечивает реализацию регистрирующей функции конкорданса, которая заключается в том, что в данном словаре отражается информация о языковых единицах определенного отрезка времени (XIX век), пространства (Кижи), жанра (былина) и исполнителя (Т.Г. Рябинин).

Важной для словарей языка фольклора является гносеологическая функция. Не вызывает сомнения познавательное значение приводимой в конкордансе информации, поскольку читатель обращается к словарю именно с познавательной целью. Например, пользователь конкорданса может самостоятельно выбрать все наименования интересующей его группы слов. В качестве примера обратимся к тематической группе «Одежда», которая включает слова, называющие «предметы, носимые человеком, одевающие его тело, голову, конечности». [5] Как оказалось, Рябинин нечасто обращается к лексемам данного ряда, да и перечень их невелик. Чаще всего кижский сказитель использует общие наименования: одежа (9 словоупотреблений, далее – цифра), одежица (20), одежища (1). Обобщенное значение имеют и существительные платье (3), платьице (8), которые в фольклоре часто используются для обозначения всякой одежды, носимой поверх нательного белья: У вас полны кладовыи-ты одежицы накладены, У мене есте одежица дорожная, Мои платьица да все завозныи. [6]

Подгруппа «Разная нательная одежда» представлена словами рубашка (2), рубашечка (4), рубашечка-манишечка (5), шуба (1), шубка (1), шубонька (8); подгруппа «Головные уборы» – лексемами кивер ‘шапка’, [7] колпак (3), шапочка (7), шапонька (1), шелом (2), шляпка (1); подгруппа «Обувь. Чулки» – существительными лапотики (8), чеботы (4), чулочки (4). Кроме того, зафиксированы названия деталей одежды и дополняющих одежду предметов: кушак (1), пуговка (5), пояс (4), рукавчичек (1).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Как видим, бóльшая часть названий одежды в словнике конкорданса – это существительные с уменьшительно-ласкательными суффиксами. Исследователи фольклора давно обратили внимание на то, что диминутивы в устном народном творчестве являются излюбленным изобразительно-выразительным средством. В.Я. Пропп писал: «Обилие ласкательных выражает необычайную доброту народа по отношению ко всему, что достойно любви, признания, расположения. Вероятно, ни один язык мира не обладает таким богатством и такой гибкостью и выразительностью ласкательных или уменьшительных форм, как язык русский. В эпосе это сказывается чрезвычайно ярко». [8] Продуктивные и в народно-разговорной речи диминутивные конструкции не являются специфическим признаком устного народного творчества, но именно в фольклоре они приобретают «особую эстетическую нагрузку». [9]

В русской лексикографии вопрос об отдельной подаче слов с суффиксами субъективной оценки относится к разряду дискуссионных. Не случайно и мы в своей лексикографической практике использовали разные подходы. При создании словников конкордансов мы стремились к максимальному разведению разных конструкций, учитывая то, что лексема в фольклорном тексте может использоваться исключительно в диминутивной форме, которая нередко является диалектным или собственно фольклорным образованием или оказывается особенностью идиолекта сказителя.

В словнике былин Рябинина много диминутивных существительных, среди которых и общеупотребительные (бережок, дядюшка, местечко, окошечко, подарочек), и ограниченные в употреблении формы, о чем свидетельствуют материалы диалектных словарей, например: досадушка Ласк. к досада’, [10] крылечик ‘крылечко’, [11] личушко ‘личико, лицо’, [12] обручик Ласк. 1. Обруч’, [13] одежица Ласк. Одежда’, [14] помялушкоЛаск. Помело’ [15] и др.

В былинном лексиконе Рябинина немало и фольклорных диминутивов, на что указывают специальные лексикографические пометы: ветрушкоФольк. Ласковое и почтительное название ветра’, [16] земелюшкаФольк. Ласк. Земля.’, [17] конюшек Фольк. Ласк. Конь’, [18] крыльице Фольк. Ласк. Крыло птицы’, [19] лапотики Фольк. Лапти’, [20] лесушекФольк. Ласк. Лес, лесочек’, [21] рукавчичек Фольк. Ласк. Рукав [?]’ [22] и др.

Конкорданс не предусматривает толкования лексем, но приведенные контексты дают возможность уточнить семантику слова. Обратимся к нескольким словарным статьям конкорданса.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ворот 4.Да проголзнула-то стрелка по белой груди, Она сцапинку-то дала по белой груди, Только малу сцапинку-то дала невеликую: Погодился мне Самсону крест на вороти, Крест на вороти шести пудов(75);Погодился у Ильи да крест на вороти, Крест на вороти да полтора пуда: Пробудился он звону от крестоваго, А й он скинул-то свои да ясны очушки (77).

Воспитать 1. У меня есть родна матушка честна вдова, Да честна вдова она колачница, Колачи пекла да тым меня воспитала А й до полнаго да ведь до возрасту (77).

Ладиться 1. – Вместях мы росли с молоденьким Добрынюшком, – Вместях грамоте училися, – Ели мы с Добрыней по однакому – И нам одежища с Добрынюшкой-то ладилась (80).

Приведенные выше контексты наглядно свидетельствуют, что существительное ворот и глаголы воспитать и ладиться сказитель использует не в привычном для современного читателя значении, что подтверждают материалы диалектного словаря: ворот ‘шея; нижняя часть шеи’; [23] воспитать ‘кормить, питать; вскармливать, выкармливать’; [24] ладиться ‘быть одинаковым, сходным с чем-либо’. [25]

Конкорданс позволяет проследить и за многозначностью слов в эпическом тексте. Например, существительное пояс (11) используется Рябининым и в значении ‘лента, шнур, ремень или пришитая полоса ткани для завязывания, застёгивания одежды по талии’ [26] (4), и в значении ‘талия’ (7). Ср.: Ходит Офимья по терему А в одной тонкой рубашки без пояса, А в одных тонких чулочиках без чоботов; [27] Заносил свою он ручку правую, Заносил он выше головы, Опустить он хочет ручку ниже пояса. [28] А глагол попасть, кроме общеупотребительных значений ‘достичь чего-л., поразить какую-л. цель (о пуле, снаряде, о чём-л. брошенном, пущенном, направленном и т.п.’ и ‘оказаться, очутиться в каком-л. месте, положении, обстоятельствах’, [29] реализует и диалектную семантику ‘выходить замуж за кого-л.’ [30] Ср.: Третий раз-то как он стрелил, так попасть не мог; [31] Й он просел с конем да богатырскиим, Й он попал в подкопы-ты во другии; [32] Три году я Господу молиласи, Что попасть бы мне замуж за Хотинушку, За того Хотинушку за Блудовича. [33] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Создаваемые нами конкордансы предназначены специалистам, исследователям в области языка фольклора, поэтому можно выделить еще одну функцию – исследовательскую (эвристическую). Она предполагает решение лексикографическими средствами целого ряда задач, касающихся разных аспектов изучения фольклорного слова: специфики лексического состава текстов различных жанров устного народного творчества, территориальной дифференцированности народно-песенной речи и др. Мы считаем, что конкорданс былин Т.Г. Рябинина, представляющий лексикон одного сказителя, прежде всего обращает исследователя к такой важной теоретической проблеме, как проблема идиолекта. Безусловно, для формулировки выводов необходимо создание конкордансов былин и других онежских певцов. Подобные словарные материалы окажутся полезными для сопоставительного исследования с целью выявления идиолектных лексем, сочетаний и формул.

Таким образом, мы видим, что конкорданс выполняет разные, связанные между собой, взаимообусловленные функции, которые «составляют не просто сумму, но единую организационную систему лексикографического моделирования языка». [34] Думается, что список функций конкорданса былинного текста открыт и впоследствии может быть уточнен и расширен.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф