Метки текста:

Русский Север Рябининские чтения

Буфеева И.Ю. (г.Москва)
Роль этнокультурного пространства в решении проблемы воспитания современной российской молодежи. Русский Север VkontakteFacebook

Аннотация: Статья продолжает исследования автора в области изучения творческой молодежью традиционной русской культуры в системе высшего профессионального художественного образования России.

Ключевые слова: традиции; духовность; отечественная культура; русское искусство; Русский Север ;

Summary: The article continues the author's research in the field of studying the creative youth of traditional Russian culture in the system of higher professional art education in Russia.

Keywords: traditions; spirituality; national culture; Russian art; Russian North;

Сегодня тема приобщения российской молодежи к традициям отечественной культуры является не только востребованной и актуальной, но и представляет собой серьезную проблему, которая требует незамедлительного решения. Современные молодые люди, общающиеся между собой, в основном, в «паутине» Интернета, где значительная часть информации искажена и составляет так называемые «фейки», если и имеют какое-либо представление о том, что такое культура, то, в первую очередь, это касается культуры потребления. Направленность культуры потребления, основанной на принципах коммерции, лишена той самой духовности, которая является составляющей культуры традиционной с ее этическими нормативами. Главное в культуре потребления – система купли-продажи, при которой материальное благополучие становится мерилом нравственности, и где привычные, выработанные столетиями моральные устои оказываются утраченными. Зависимость от необходимости успешных продаж товаров, провоцирует развитие новых технологий, которые, в свою очередь, становятся основополагающими. Поэтому, любая «художественность» сегодня строится на эффекте постоянно обновляющихся новых материалов и технологических приемов исполнения, привлекающих внимание потребителя. Отсюда нарушение принятых столетиями способов создания как любого памятника художественной культуры, так и организации области этнокультурного пространства. Разрушение привычных для человечества ценностей повлекло за собой появление в конце ХХ – начале ХХI в. постмодернизма как основного идейно-стилевого направления в современной культуре и искусстве. Его основные признаки – фрагментарность, неопределенность, деконструкция, ирония, ирреалистичность, гибридизация – практически исключили те свойства традиционной культуры, которые были ориентированы на созвучность с природным развитием на протяжении всей истории человечества. Принципы гармонии и концепция «быть в ладу с самим собой и окружающим миром» начали резко утрачиваться. Более того, постмодернизм изменил схему приобретения знаний и методик обучения молодежи. По мнению исследователя А. Моля, при постмодернизме «знания складываются из разрозненных обрывков, связанных простыми, чисто случайными отношениями близости по времени усвоения, по созвучию или ассоциации идей. Эти обрывки не образуют структуру». [1] Таким образом, логичность получения знаний по «природной схеме» (от «простого» к «сложному» по мере возрастания), также оказалась нарушенной. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Сегодня на молодежь страны «новые ценности» оказывают фундаментальное воздействие. Особенно наглядно это проявляется в изменении сознания студентов вузов творческих направленностей обучения: будущих художников и искусствоведов, где понятие «духовная нравственность» должно являться основополагающим. «В современных условиях ощущается серьезное внимание социума к проблеме передачи молодежи национальных культурных традиций и ценностей. Приобщение к художественной культуре происходит на фоне весьма неоднозначных процессов отдельного заимствования низких образцов массовой культуры, утраты традиционных духовно-нравственных ценностей и художественно-эстетических норм и ориентиров. Вследствие этого, особую значимость приобретает решение задач развития ценностного отношения молодежи к России с использованием потенциала национально-культурного достояния». [2]

Поэтому, безусловно, сегодня при подготовке специалистов творческой направленности в системе Высшей школы России, на педагогов ложится еще и функция воспитательная. Преподаватель не только передает знания по своим дисциплинам, он обязан еще и доносить до студентов основополагающие свойства традиционной культуры, в том числе и народов России. В этой связи особый смысл приобретают наглядные этнокультурные ареалы. Одной из таких уникальных территорий нашей страны является Русский Север.

Летняя выездная художественно-искусствоведческая практика студентов Института искусств Российского государственного университета им. А. Косыгина на Русском Севере может служить примером решения этой проблемы.

Конкретные творческие задания будущих художников в данном направлении обучения (публикация автора в сборнике « Рябининские чтения- 2015), выполняются студентами под доминирующим воздействием той атмосферы Русского Севера, в которую они полностью погружаются. Эта среда не только корректирует творческие способности учащихся, она возвращает молодых людей к истокам отечественной культуры, что является для них потрясением и открытием тех богатств духовного мира, которого они лишены в современном мегаполисе.

И в этом направленность методики проведения практики совпадает с усилиями всех тех, кто сегодня задействован в решении вопроса сохранения национального этнокультурного пространства как одного из самых важных факторов формирования у российской молодежи национальной идентичности. По мнению О. Федотовской, «в условиях ослабления естественных традиционных механизмов трансляции этнокультурного опыта молодому поколению система образования становится одним из главных каналов воспроизводства, передачи и развития этнических констант…». [3] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Почти на две недели будущие специалисты (художники по костюму, ювелиры, фотографы, искусствоведы) погружаются в культурно-пространственную среду Русского Севера, где знакомятся с природой и людьми, городами и селениями Ярославской, Вологодской, Архангельской областей России.

В поле их изучения находятся природные и археологические парки, художественно-архитектурные ансамбли монастырей, исторические музеи-заповедники, народные художественные промыслы. Особое место занимает знакомство с художниками и мастерами, которые живут и работают на Русском Севере, а также неравнодушными людьми – священниками, краеведами, коллекционерами.

В каждом центре педагог-искусствовед рассказывает об истории данного места и проводит своеобразные лекции-занятия, в ходе которых студенты как бы погружаются в пространство этнокультурного ареала. Таким образом, памятники русской культуры, в первую очередь, уникальной русской архитектуры, предстают перед учащимися в своем первозданном виде там, где были созданы русскими зодчими. Так, студенты проходят по древним территориям и изучают историко-архитектурные ансамбли Спасо-Прилуцкого, Ферапонтова, Кирилло-Белозерского, Горицкого, Соловецкого монастырей. Оказываются в стенах Крестововоздвиженского собора Романова-Борисоглебска, на валах древнего городища Белозерска, интерьерах крестьянских жилищ Музея деревянного зодчества «Семенково», в деревянных храмах Каргополья и т.д. Занятия проходят в экспозициях историко-художественных музеев Вологды, Кириллова, Каргополя, где происходит знакомство с древнерусским искусством. Некоторые памятники – уникальные примеры для изучения. Так, в пригороде города Каргополя в деревне Саунино находится комплекс старинной шатровой деревянной церкви Иоанна Златоуста, датируемой ХVШ в. Студенты впервые в подлиннике видят пример типовой конструкции деревянного храма с трапезной, иконостасом и росписями того времени, более того, они имеют возможность зарисовать интерьер церкви. Здесь, на Каргополье, молодые люди сталкиваются еще с одной уникальной сохранившейся древней традицией. Впервые они наблюдают дома без замков, когда роль замка на входной двери играет поставленная вдоль (открыто) или пересекающая по диагонали дверь (закрыто) палка. Ключ от церкви хранится у старосты. Студенты сами открывают и закрывают храм – подобное доверительное отношение к людям для них открытие. Становится понятным известное высказывание знатока русского народа М. Забылина: «Простой, безупречно честный народ не положил на себя упрека, а между тем оставил и по сей час следы своего добродушия, словоохотливости и хлебосольства». [4]

Церковь Иоанна Златоуста находится в необычайно красивом месте, среди лесов и полей «каргопольской суши». Таким образом, учащиеся еще и погружаются в неповторимый мир удивительной природы Русского Севера. Это касается, в первую очередь, поселка Ферапонтово и областей Беломорья – Соловецких островов и архипелага Кузова, которые вызывают больше эмоций, чем другие – рисунков пейзажей этих мест более всего.

Интересно, что, например, ансамбль Ферапонтова монастыря никогда не рассматривается студентами как отдельное творение русских зодчих, а только в контексте окружающей природы. За время многолетней практики в этом удивительном уголке Русского Севера не было ни одной студенческой работы, где были бы воссозданы отдельные фрагменты монастырского комплекса – только в совокупности с озерами, полями, окружающими монастырь лесами. Этот факт говорит о колоссальном положительном воздействии культурно-пространственной среды на молодых художников, которые после урбанистического шума большого города попадают в обстановку тишины и покоя русской природы.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Не менее важное место в решении проблемы является работа студентов в музеях. Здесь налажен тесный контакт с сотрудниками, которые активно участвуют в приобщении творческой молодежи к истории, искусству, фольклору Русского Cевера. Так, на Вологодчине, активную поддержку проведению практики оказывают сотрудники Вологодского и Кирилло-Белозерского музеев-заповедников. Регулярно лучшие специалисты в области древнерусского искусства проводят для студентов занятия по изучению художественного наследия региона.

Уделяется внимание и знакомству студентов с русской православной культурой. Это выражается не только в посещении действующих храмов и монастырей, но и в реальном соприкосновении с православными праздниками и визуальном общении с верующими. Так, в Романове-Борисоглебске учащиеся не только посещают Воскресенский собор, но и имеют возможность принять участие в подготовке и проведении крестного хода с иконой Всемилостивого Спаса.

Особое место в практике отведено общению с местными художниками, которые проводят мастер-классы, где студенты получают дополнительные знания в различных видах народного художественного творчества. Так, в Каргополе проходят практические занятия у мастера каргопольской народной глиняной игрушки Алексея Шевелева, а в Романове-Борисоглебске у художника по разработке изделий из кожи – Александра Ингера.

Дом-музей семьи Шевелевых – потомственных мастеров каргопольской глиняной игрушки – погружает студентов в мир старинного быта Русского Севера. Здесь они видят подлинные интерьеры и обстановку, знакомятся с лучшими образцами русского северного декоративно-прикладного искусства – глиняной игрушкой, керамикой, каргопольскими сарафанами и ткаными половиками, изделиями из дерева и соломы. Происходит приобщение молодых художников к нашим древним корням: обычаям, укладу, фольклору. Поколения связываются между собой, продолжается и буквально воспроизводится традиция принятой на Руси методики обучения ремеслу: индивидуальная передача мастерства по схеме «мастер – ученик».

Ключевым моментом практики является итоговая выставка студенческих работ, которая традиционно проходит на Соловках в залах гостиницы «Петербургская». Многие из работ поражают уровнем тех внутренних духовных ощущений, которые, казалось бы, не свойственны веку культуры потребления. Тем не менее, по результатам, мы можем судить о том, что культура Русского Севера вызывает у молодых художников чувство глубокого восхищения и преклонения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таким образом, эта практика является прекрасной возможностью приобщить молодых людей к традициям русской художественной культуры, показать ее глубокие духовные корни и силу воздействия на формирование не только образного мышления, но и этических нормативов будущих художников и искусствоведов. Этому способствует уникальное этнокультурное пространство региона, которое сегодня успешно сохраняется.

В итоге можно систематизировать и определить результаты педагогической работы, проводимой на художественно-искусствоведческой практике студентов Института искусств.

За время практики студенты:

приобщаются к памятникам русской художественной культуры и искусства;

испытывают восхищение удивительным миром северной русской природы;[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

уразумеют традиции русского православия;

постигают чувство объединения друг с другом и живое общение в век расструктуризации и индивидуализации;

узнают мир русского народного искусства, фольклора и художественных промыслов;

изучают особенности художественных ремесел Русского Севера: разработку глиняной игрушки, изделий из кожи, народной тряпичной куклы и т. п.;

соприкасаются с зрителями на выставках своих работ;[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

овладевают знаниями в области самых различных направлений художественной культуры Русского Севера;

получают широкое представление об особенностях русской традиционной культуры: ее укладе, обрядах, обычаях.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф