Метки текста:

Музейные коллекции

Пекина А.М. (г.Петрозаводск)
Этнографическая экспозиция музея истории Петрозаводского университета и его роль в этнокультурном образовании и освоении ценностей культуры Карелии VkontakteFacebook

Рис.1 Кантеле. Доцент А.М.Пекина ведет экскурсию в этнографическом отделе музея истории ПетрГУ. Фото: К.Оськин.Рис. 2  Языческие обереги. Крыло глухаря, щучьи головы. Фото: К.ОськинРис. 3  Кукла «Травница» на сундуке с приданным. Семиотика полотенец. Фото: А.Пекина.

Аннотация: Статья описывает этнографическую экспозицию музея истории Петрозаводского государственного университета. Особое внимание уделяется предметам материальной и духовной культуры финно-угорских народов и народов Русского Севера. Автор на основе своей экскурсионной деятельности с обучающимися делится комментариями и описанием фондовых предметов. Подчеркивается роль этнокультурного воспитания.

Ключевые слова: этнография; финно-угорская культура; культура топоса; языческая культура; тотемизм; фетишизм;

Summary: The article describes ethnographic exhibition of the museum of history of Petrozavodsk State University. Special attention is paid to the exhibits of the material and spiritual culture of the Finno-Ugric peoples and the Russian North. The author on the basis of his excursion activities with students shares comments and descriptions of stock items. The role of ethno-cultural education is emphasized.

Keywords: Ethnography; Finno-Ugric culture; topos culture; pagan culture; totemism; fetishism;

Филолог, культуролог, искусствовед, академик Дмитрий Сергеевич Лихачев (1906–1999) в преамбуле «Декларации прав культуры» 1996 г. писал, что «культура любого народа, определяя его духовную уникальность, выражая его творческие силы и способности, одновременно является достоянием всего человечества». [1] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К сожалению, процесс деэтнизации коснулся коренных народов Республики Карелия: карелов, вепсов, финнов, финнов-ингерманландцев. Конечно, в современном обществе при активных миграционных процессах после распада СССР в 1991 г. аккультурация была неизбежна. Тем не менее, чтобы манкуртизм не стал нормой современного российского общества, индивид должен знать культуру своего народа: язык, традиции, обычаи, религиозные предпочтения, культуру топоса, историческое прошлое. Музей истории Петрозаводского государственного университета (ПетрГУ), по типу музеев, относится к учебным музеям, которые выполняют не только образовательную, но и дидактическую задачу. Самостоятельной частью этого музея является этнографическая экспозиция.

Ее открытие состоялось в 2017 г. благодаря заслуженному работнику культуры Республики Карелия, действительному члену Петровской Академии наук и искусств, кандидату исторических наук Виктору Петровичу Ершову, которому в том же году исполнилось 80 лет.

Университетский музей истории пополнился уникальными коллекциями бесценных предметов крестьянской культуры Русского Севера. [2] При открытии музея В.П.Ершов высказался, что экспозиция будет выполнять воспитательную и познавательную функции. В ней отражена материальная и духовная культура как титульного этноса, так и других представителей финно-угорского мира, например, саамов.

Посетители музея могут увидеть такой предмет саамского быта, как кошелек, подаренной Анной Праховой. Родословная семьи Праховых связана с саамским селом Ловозеро Кольского полуострова. Об антропологических особенностях саамов можно судить и по фотографиям из фонда музея. Рассматривается и культурологическая терминология – тотемизм – на примере тотемных животных саамов – оленя и медведя. Автор рассказывает и о саамском женском футболе, и о Летних саамских играх. [3]

Как известно, эпическим символом карело-финской музыкальной культуры являются кантеле. В экспозиции стенда «Рода древнего преданья» представлено пятиструнное кантеле. (Рис.1). Этот струнный инструмент – особая страница народной культуры. Он использовался как сопровождение рун, впоследствии, и танцев и песен. Музыкальная традиция, связанная с кантеле, находит воплощение и в творчестве университетского фольклорного ансамбля синкретического типа «Тойве», история которого начинается в 1982 г. [4] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Если имена былинных сказителей еще на слуху у студентов из Карелии, то, как они выглядели, многие не представляют. Поэтому логично было разместить на стенде репродукцию с фотографии Ирины Андреевны Федосовой (1827–1899) из вырезки газеты «Ленинградская правда» от 1 окт. 1989 г. Устное народное творчество сказительницы и вопленицы, ее плачи-импровизации – пример передачи фольклорного материала мировой культуре. Фотография 1941 г. Ругоева Анания Ивановича (1920–1989) была взята у его жены Ругоевой Марии Кирилловны из д. Юшкозеро РК и принесена внучкой Т.Корольковой. Обязательно упоминание и о сказителях былин в четырех поколениях крестьянской семьи Рябининых из д. Гарницы (Заонежье).

Кантеле отводится особая роль в таком памятнике национальной и мировой культуры, как «Калевала». В связи с этим нельзя обойти вниманием и портрет Элиаса Ленрота (1802–1884). Как известно, памятником культуры может быть творчество отдельного человека или даже одна книга. Э. Ленрот был не только фольклористом, который к 1835 г. составил из карельских, ижорских и финских рун эпос «Калевала», но и Почетным членом Санкт-Петербургской Академии наук с 1876 г. и основателем первого финского журнала «Пчела». В 1840–1841 гг. он составил сборник лирических рун «Кантелетар» и сборник народных пословиц и загадок. [5] 2019-й год станет в Карелии годом «Калевалы» в честь 170-летия с даты создания окончательной редакции издания (1849 г). В этнографическом отделе музея истории ПетрГУ выставлено одно из многочисленных изданий этого эпоса выпуска 1956 г. с предисловием Отто Вильгельмовича Куусинена (1881–1964). Это не случайно, так как в 1964–1991 гг. его имя носил университет, а памятник ему же был открыт в Петрозаводске в 1973 г. в честь 270-летия города. Эти сведения нельзя вырвать из контекста истории Карелии и университета.

В любом из изданий «Калевалы» всегда есть иллюстрации Тамары Юфа (1938 г.р.), Мюда Мечева (1929–2018) и других художников, посвященные кантеле. Ведь в сороковой руне описывается и процесс изготовления инструмента.

Старый, верный ВяйнямяйненГоворит слова такие:«Из костей, однако, можетВыйти кантеле, пожалуй,Веселящая услада, Звонкий короб многострунный».Начал старый ВяйнямяйненСам скреплять те рыбьи кости.Сам он мастером явился,Кантеле он сам устроил.Короб кантеле откуда?Он из челюсти той щуки.Гвозди кантеле откуда?Из зубов огромной рыбы. Струны кантеле откуда?Из волос коня у Хийси. [6]

Строки из этой руны приводятся мною во время экскурсии не случайно. В разделе «Заговоров живительная сила» посетители могут увидеть и две больших щучьи головы, которые служили оберегом и характеризовали языческие верования карелов до принятия православной веры. Щучья челюсть, как правило, помещалась над входной дверью. (Рис.2) Этот экспонат был найден в 1983 г. в д. Варлов Лес Пряжинского района Карелии. Засушенная голова щуки принадлежала ранее Богданович Инне Михайловне и хранилась в доме как оберег. Каждая деталь экстерьера крестьянского дома имела свой сакральный смысл, была связана с существованием семьи. Дверь, как один из важнейших элементов в семантической структуре дома, служила средством регламентированной связи с внешним миром. Щучьи головы-обереги на Русском Севере были довольно распространенным явлением. [7] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Коготь на тесемке, предположительно, белого медведя, также служил оберегом. Коготь принадлежал знакомой студентки Федуловой Ольге 1976 года рождения, и был подарен ей в качестве оберега в 1990-х гг. Эти предметы свидетельствуют о том, что и в XXI в. фетишизм не изжил себя окончательно. Оберег из керамики «Движение солнца», который изготовила Юлия Гущина, представляет собой колесо с нечетным количеством спиц. Этот солярный знак можно увидеть как узорную вышивку и на полотенцах, и в деревянной резьбе. Так же, как красная нить, в вышивке мастериц-карелок предстает образ солнца, дающий жизнь. На примере сундука с приданым невесты можно показать символику цвета и узора полотенец, женской рубахи. Так, на вышивках можно увидеть особо распространенный символ покровительницы женщин и хранительницы домашнего очага «Берегини». Нельзя обойти вниманием и карельскую куклу под названием «Рванка», которая одета в традиционный карельский костюм, который состоит из рубахи, юбки, передника, пояса и платка. Подаренная музею ПетрГУ студенткой 1 курса психологического факультета педагогического института А.В.Богатыревой кукла «Зерновка» представляет собой полотняный мешочек, наполненный зерном, в красном платке, без лица. На платье – красная вышивка. Такие куклы символизировали богатство, сытость и благополучие в доме, потому обычно хранилась на кухне. «Зерновка» была изготовлена Н.Н.Журавлевой Н.Н. в 1950-х гг. В ноябре 2018 г. учитель технологии СОШ № 2 г. Петрозаводска Наталья Владимировна Ильченко подарила  куклу-оберег «Травницу», изготовленную вместе с учащимися, посетившими музей. (Рис.3). Сила такой куклы, как полагали в старину,  зависит от того, какими травами она наполнена. Такого благоухающего мятой экспоната в музее еще не было. Он дополнит люльку, над которой как раз подвешивали такой оберег от болезней. [8] Все куклы изготовлены традиционно – без иглы и ножниц. Подобные куклы можно увидеть и в Национальном музее РК.

Уникальным экспонатом университетского музея является вырезанная из капа голова колдуна. А в Национальном музее РК – это деревянный посох с личиной Паданского колдуна. По данным Книги поступлений музея, этот ритуальный предмет относится к 1871–1874 гг. и принадлежал колдуну карельского села Паданы. Посохи изготавливались из ольховых палок с наростами. Считается, что ольха обладает лечебными свойствами, а если ствол ольхи имеет наросты, то посох, изготовленный именно из такого ствола, имеет особую силу. Когда автор в июне 2017 г. со студентами посещала временную выставку «Жениться, чтобы заново родиться», на которой были представлены сватательные посохи из коллекции Национального музея, один из студентов хотел потрогать экспонат, на что другой посоветовал этого не делать... Северные карелы называли колдуна патьвашка, а южные – клетник. Его приглашали специально на свадьбу, чтобы он оберегал жениха и невесту от злых духов. Патьвашка-клетник пропускал свой посох через одежду жениха, перед тем, как жених ее одевал. Посохом передавались подарки (например, полотенца) от невесты жениху и его родственникам. С помощью посоха снимался также платок с головы невесты. Вера в магическую силу посоха для любовного приворота в руках колдуна сохранялась среди карелов, особенно проживающих в сельской местности. [9] Моя соседка – финка-ингерманландка из Ленинградской области – сетовала на то, что ее старшего сына околдовала карелка, когда пригласила молодого человека к себе в деревню, после чего он и женился на ней. Говорилось это утвердительно и вполне серьезно. Она, лютеранка по вере, полагала, что карелы сохранили до сих пор языческие магические обряды.

Расширить представление о свадебных традициях можно по головному убору «сорока» (вепсс. – harag). Наличие такого головного убора отличало замужнюю женщину, которая, по вепсской традиции, после свадьбы могла показывать волосы только мужу.  Название головному убору досталось по схожести его пошива с птицей. Идентичный головной убор невесты есть и в фондах Национального музея РК. [10]

Очень важным является процесс инкультурации для инокультурных жителей Карелии. Культура топоса карелов и поморов, семиотика полотенец, искусство изготовления прялок, веретен вызывает особый интерес у иностранных студентов, обучающихся в ПетрГУ. Многие предметы они видят впервые. Названия предметов («берестяной короб», «рубель», «кантеле», «рукомойник двухрожковый» и т.д.) не только обогащают словарный запас иностранных студентов, но и способствуют погружению в культуру Карелии, популяризации этнокультурного наследия финно-угорских народов. [11]

Во время учебы на историко-филологическом факультете ПетрГУ в 1973 –1978 гг. В.П.Ершов был моим преподавателем, а затем и коллегой, с которым общение всегда, и не только на конференциях, духовно обогащало. Теперь я рассказываю нынешним студентам, школьникам и гостям Карелии о нем и его уникальнейшем даре родному университету, ставя в пример его подвижническую и благотворительную деятельность.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф