Традиции ткачества Олонецкой губернии конца XIX ― начала XX в.

Гусева М.М.
Традиции ткачества Олонецкой губернии конца XIX ― начала XX в.

// Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2011. 28 с. VkontakteFacebook

купить в интернет-магазине

Одним из самых древних видов рукоделия является ткачество. В мифах народов мира богини Судьбы и Времени были прядильщицами и ткачихами, изготавливающими нить и полотно человеческих судеб. Сотканная ткань в представлениях человека ассоциировалась с жизненной дорогой.

Издавна люди уже знали и использовали четыре важнейших природных волокна: лён, хлопок, шерсть и шёлк. На Руси самым обычным растительным волокном был лён. В Х–XIII вв. лён повсеместно распространился на Руси, в XIII–XVI вв. основными центрами производства льна и торговли им стали Новгород и Псков. В конце XIX – начале XX в. и на территории Олонецкой губернии выращивали лён. Пудожский лён был «добротою превосходнее псковского льна», и около 40 000 пудов его продавали в Шальской волости и увозили в Санкт-Петербург и Олонец [1] .

Крестьяне сажали лён для нужд своей семьи: кто три, кто шесть соток. Из льняных тканей домашнего производства делали одежду и различные предметы домашнего обихода. Наряду со льном выращивали ещё одно растение – коноплю. Конопляные нити были более грубые, чем льняные, и использовались для производства верёвок и суровых тканей. Из верёвок изготавливали в основном рыболовные снасти, а конопляные ткани шли для создания юбок и матрасов.

Другим важнейшим волокном была шерсть. Из овечьей шерстяной пряжи вязали уютные тёплые вещи, а также использовали её в качестве утóчной нити, полностью или частично застилающей льняные или конопляные оснóвные нити при ткачестве красивых полосатых одеял.

Многовековая практика возделывания и обработки льна в народной культуре русского человека сформировала традиционные представления, поверья и обряды. Каждая операция обработки льна приходилась на строго определённое время народного календаря. Пряли нити в осенне-зимне-весенний период от Покрова Богородицы до Великого поста. Во время Великого поста ткали. Процесс тканья сопровождался рядом предписаний и ритуалов, с помощью которых можно было противостоять природным бедствиям и эпидемиям, лечить болезни. Бытовали и строгие ограничения в работе: нельзя было прясть и ткать в субботу вечером и утром в воскресенье, Святая Пятница-Льняница запрещала работать с нитками в свой день. Крестьяне свято чтили такие запреты, чтобы не навлечь на себя беды. Само ткачество – это тоже особый ритуал, с языческих времён являющийся для крестьян процессом изгнания злых духов во время прибивания уточной нити бёрдом, и, как следствие, сотканное полотно наделялось особой силой оберега.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ткачество поясов

Знания по обработке льна передавались из поколения в поколение и черпались из самой жизни народа. Молодым девушкам прежде, чем сесть за ткацкий стан, нужно было научиться выполнять разные работы по обработке льна. Чем искусней девушка пряла, тем бóльшая слава о ней распространялась на всю округу. В народе говорили: «Какова пряха, такова и рубаха». Искусство ткачества познавали с 5–7 лет. Первыми ткацкими изделиями были пояски, сотканные в разных техниках. Сначала их плели из разноцветных нитей, потом делали более сложные по технике исполнения пояса – на дощечках (карточках). Самые красивые узорные пояса со сложными орнаментами получались в технике ткачества на бёрдечке, их ткали девушки постарше.

Так как пояс в народном костюме выполнял функцию оберега, то при его изготовлении мастерицы шептали специальные заговоры, передававшиеся устно на протяжении веков. По народным поверьям, в поясе, как во всяком круге, заключалась сила, противостоящая всякой нечисти и болезням.

На территории Олонецкой губернии пояса назывались «мотогузами». Тонкими мотогузами подвязывали кудель на прялке. У пряжинских карелов мотогуз назывался kuožalirihmu, плели его руками, также ткали красивые домотканые кушаки (kušakot) до 15 см шириной [2] .

Сегозерские карелы пояски для кудели выполняли в технике плетения (дерганья), полутканья на вилочке или на бёрдечке (pletitty rihma) [3] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Вепсы делали пояски так: прикрепляли пучок нитей к вилочке, двум гвоздям или прялке и сплетали его сложной косицей – kerdoila vö, используя различные цвета – красный, голубой, белый и другие. На дощечках (loudeižed) или на бёрдечке пояса ткались трёхцветными, реже двухцветными: на жёлтом или белом фоне красно-синий узор, на белом – красный и другие [4] .

Русские тканьё мотогуза выполняли на бёрдечке («трестичка» – Заонежье) [5] , иногда в Пудожье [6] мотогузы ткали на ткацком станке, специально для этого делали основу.

Для изготовления поясов использовали шерстяную пряжу и суровые льняные нити. Орнамент поясков состоял из простейших геометрических узоров – косых крестов, уголков, столбиков, косых и продольных линий.

Ткачество на ткацком стане

На северных русских землях, в состав которых входила Олонецкая губерния, ткачество развивалось в условиях натурального хозяйства и было исконно женским занятием. В каждой крестьянской семье хозяин сам делал ткацкий стан, а заправляли нити основы в ткацкий стан и ткали женщины. Работа по выработке полотна требовала большого труда, терпения, сложных математических расчётов. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ткали холсты для нужд семьи на «стави́нах» – так уважительно называли на Севере ткацкий стан. Производилось разное по качеству полотно: грубое – для паруса на лодку, для одеял; тонкое – на скатерти, на ритуальные и обрядовые полотенца, на постельное бельё. Для одежды изготавливали полотно из нитей разного сорта: льна, конопли и шерсти. Для праздничных рубах и скатертей из льняных нитей высшего сорта ткали «тонкóе» полотно, или «лён по́льну». Для рабочих рубах, сарафанов и портов, балахонов и кафтанов готовили полотно погрубее – «тóчиво»: «пáчесное» или «изгрéбное» из нитей льна или конопли 1-го и 2-го очёса. Оно могло быть однотонным или пестрядинным.

В любой крестьянской семье Олонецкой губернии женщины придавали большое значение декоративному убранству дома, украшали избы и горницы узорными полотенцами, кровати застилали домоткаными постельниками, одеялами, из-под которых выглядывали красивые узорные подзоры, а яркими полосатыми половиками устилали полы горницы. Всё это придавало интерьеру дома неповторимый живописный вид. Обрядовые и ритуальные полотенца и подзоры украшались по краю красивой орнаментальной вышивкой или несколькими полосами, ограниченными одним или двумя бордюрами, вытканными в различных техниках узорного ткачества: браной, ажурной или закладной.

Подготовка к ткачеству шла 10 месяцев. Одной из самых важных операций являлось прядение – подготовка нитей к ткачеству. Нити пряли разной толщины: те, что потоньше, шли для основы, потолще – на уток. Во время прядения готовили много веретён с напряденной нитью. В Заонежье веретено с намотанной пряжей называлось «прóстень», в Пудожье – «горýшка».

Крестьяне обладали такой природной смекалкой, что во время дёрганья льна могли приблизительно сказать, сколько получится нитей на веретене с одной горсти вырванного растения, какой по длине получится нить на горушке. После прядения самое главное – подготовить основу для ткачества. Для этого необходимо было отмерить определённое количество и длину нитей. Начинали эту работу во время Великого поста. Процесс подразделялся на несколько операций.

Мотание

Пряжу с веретён нужно было смотать в мотки, в каждом из которых была бы одинаковая длина нитей. Для этого они отмерялись с помощью мотовила – деревянного стержня, на одном конце которого была развилка, а на другом – перпендикулярно прибитая планка.

Конец нити привязывали к рогульке мотовила, затем начинали вращать мотовило, перематывая нить с веретена в мотки. Мотовило рассчитано таким образом, что полный круг нити вокруг него равен одной «стене». Длина между колышками по краям стены избы являлась главной меркой в ткачестве, как в строительстве сажень. У каждой хозяйки была своя длина стены: у одних 4, у других 5–6 м, следовательно, одна сторона мотовила составляла одну четвёртую длины стены. Каждые три круга перевязывали с помощью шнурка – «пасменника», получалась «чисменка», дальше мотали, перевязывая все чисменки. «Пасму» образовывали 10 чисменок, т. е. 30 нитей. Именно пасма служила главным мерилом ширины ткани. Наматывали разное количество нитей: для половиков – 10 пасм, для тонкого полотна и тóчива – 20 пасм (т. е. 600 нитей на одну стену). Снятые с мотовила мотки назывались очень ласково – «мотýшка», «мóтошка» (Пудожье). Каждую мотушку вешали до поры на жердь в избе или «на сарае». Когда подходило время, её перевязывали, «бучили» (т. е. кипятили) в бочке, после чего пряжа становилась белее и мягче. Иногда мотушки красили.

Крепление на вóробах и навив на вьюхи

Влажные мотушки надевали на «вóробы», называемые в Пудожье «витны́ во́робы». Вороб представляет собой две накрест положенные деревянные планки (100–110 см длиной), вращающиеся в горизонтальной плоскости вокруг неподвижной вертикальной оси. Осью вращения был металлический или деревянный стержень, вбитый в деревянную подставку. Подставка – из нетолстого дерева, укрепляемого в крестовину или доску на планках. Воробы имели отверстия, в которые втыкали четыре пустых веретена или клинышка, удерживающих мот. Сначала клинышки вставлялись в отверстия, расположенные ближе к центру. Затем отодвигались к краям, таким образом натягивая пряжу.

Далее нити с воробов наматывали на вьюхи. Развязав 1-ю пасму, ткачиха закрепляла конец нити на вьюхе – берестяном или лубяном шитом коробе. Вьюхи в разных волостях назывались по-разному («лубок» – Заонежье, Пудожье; «тюрики» – Пудожье; тorvik – прионежские вепсы). Крепилась вьюха на стойке, чтобы можно было сидя наматывать на неё нить. Если нити для ткачества готовились двух цветов, то одного цвета нить наматывали с одной стороны лубка, другого цвета – с противоположной стороны. Для дальнейшей операции – снования – требовалось две вьюхи с одинаковым количеством намотанных нитей. Сновать было легче и быстрее, когда нить водили двойную.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Снование

Снование – операция, требующая большой внимательности и сноровки. Сновали на «сновальных вόробах» (сновальный круг, сновальная рама, сновалка – в разных местах их называли по-разному). Выполняли эту операцию самые опытные ткачихи в один день, считая каждую пару нитей, образуя при этом восьмёрку. Иногда и опытные ткачихи совершали ошибки, забывая сделать восьмёрку, – такая «перескочка» нитей называлась «козёл». Сновальный круг состоял из двух 4-угольных рам, перпендикулярно вставленных одна в другую и вращающихся на оси. На конце одной рамы вбивали деревянный колышек. Нить пропускали поочередно над или под колышком, создавая будущий зев основы. Во время снования женщина держала нить в левой руке, а правой вращала сновальный круг. Работая, она должна была следить за тем, чтобы нити ложились спиралью правильными рядами. Кроме всего прочего, нити должны быть наснованы с одинаковым натяжением. Сновальная рама значительно облегчила процесс снования нитей, ведь до изобретения этого устройства приходилось сновать вдоль стены, бегая между рядами колышек, вбитых по краям стены. Женщина могла «набегать» до 6 км, если сновала 300 нитей (10 пасм) в пять стен. Такая работа требовала большого терпения и физической закалки.

Прежде чем снять с воробов основу, необходимо было закрепить с помощью верёвочек восьмёрку, чтобы нити не перепутались, – так они шли в чётком порядке. Отмеренные нити заплетали в косу, которую можно было хранить сколь угодно долго.

Заправка ткацкого стана

Во время Великого поста световой день позволял работать по 10–12 часов. К Пасхе старались как можно больше наткать. На Пасху ткацкий стан разбирали и выносили «на сарай» до следующей весны, ближе к Великому посту снова вносили в избу.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ткацкий стан (kanga – карел., stavad – вепс., «ставины» – рус.) собирали в избе. После долгого стояния в разобранном виде «на сарае» стан мог дать крен, тогда мужчины подгоняли все пазы и клинья и устанавливали его для дальнейшей заправки.

Навив на вал

Одна из самых ответственных операций – это навив основы на задний вал («колода», «свόлок» – Заонежье, Пудожье). Перед навиванием все петельки-восьмёрки вдевали в редкое бёрдо («нави́вальна труба» – Заонежье, «нави́вально бёрдо» – Пудожье), потом все петли надевали на палочку, которую закрепляли в углубление сволока, а саму косу закрепляли в специальном кольце на стене, в которое вставлялось веретено или скалка. Навивали нити вдвоём, в зев восьмёрки вдевали лучинки – ластовцы. При намотке на сволок возникало натяжение. «На сволок чуть намотаешь, потом прибавишь длины, вытащив немного пряжи из кольца, снова веретном закрепишь – и наматываешь дальше», – так рассказывала уроженка д. Каршево М. Н. Сухова [7] .

Намотать нити основы нужно было довольно туго по ширине будущего полотна.

Пробирание нитей в нитченки

Далее нити пробирали в приспособление, называемое «ни́тченки» («нитяни́цы», «ни́ченки» – Пудожье, ремизки – общепринятое название нитченок), с помощью которого нити основы разделялись на четные и нечётные ряды. Каждую нить основы по очереди проводили в петли нитченок – нитяные петли между двумя поперечными жердочками, для подъема нитей основы. Одну нить проводили в петлю 1-й нитченки, вторую – в петлю 2-й, третью нить – в петлю 1-й нитченки, четвёртую – в петлю 2-й, и так по порядку – в чётные и нечётные ряды. Нитченки связывали с помощью «блочек» («кружки», «коньки» – так назывались деревянные детали с круглым блоком внутри в Пудожье) с педалями (подножками, «лыжами» – Пудожье) ткацкого стана. Пробóрку вели чаще слева направо, от середины, а потом справа налево. Нити должны быть достаточно длинными, чтобы они не выдергивались из глазков. Каждые 30 нитей завязывались узлом перед нитченками.

При нажатии педалей ремизки расходились, образуя зев. Ремизок могло быть 2–3 пары, подножек столько же, сколько и ремизок. Подножки представляли собой прямые или несколько изогнутые деревянные дощечки, привязанные при помощи веревок к нижней перекладине нитченок.

«Брόсанье» (пробόрка) в бёрдо

После пробора в нитченки нить с помощью берёзового крючка проводилась в бёрдо. Это гребень, состоящий из множества тонких тростей (трёст, зубьев), прошитых бечевой на верхней и нижней перекладинах. Бёрдо вставляли в набилки, прибивали набилками уток. По воспоминаниям жителей Пудожья, зубья делали из «желомустья» (это дерево не ломалось, а только гнулось). Точно уже и не помнил никто, из чего делали бёрда, т. к. их в основном покупали у проходящих через деревню «бердников» (Пудожье). По сведениям иллюстрированного издания «Кустарные промыслы и ремесленные заработки крестьян Олонецкой губернии» 1905 года, бердовщиков было не так уж и много: один – в Повенецком уезде, три – в Пудожском [8] .

Бёрда были разными по ширине: «двенадцатерик», «десятерик», «осьмерик», «семерик», «шестерик», «пятерик» – по количеству пасм. Например, на пятерике можно было заправить основу в пять пасм: если одну нить «в зуб», то 150 нитей (получалось более редкое полотно), если две нити «в зуб», то 300 нитей (тонкое и плотное полотно). Но тонкие полотна чаще создавали на десятериках. Для каждого бёрда делали свою пару нитченок, по количеству зубьев высчитывалось количество петель на нитченках.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Крепление на пришвице

Когда проборку заканчивали, нити основы небольшими одинаковыми пучочками завязывали в узлы, потом продевали в них тонкий металлический пруток. Он закреплялся на прúшвице, переднем валу, на который впоследствии наматывалось готовое сотканное полотно. Далее пришвицу закручивали так, чтобы полотно было довольно тугим, с помощью притужальника и дыроватки вал закреплялся в таком положении. Теперь можно было ткать. Каждый раз при нажатии педалей образуется зев – расстояние между верхними и нижними рядами основы, в который ткачиха пропускала челнок с уточной (поперечной) нитью и подбивала его набилками. При нажатии другой педали образовывался новый зев, куда уже с обратной стороны пробрасывался челнок, и снова подбивался уток. Таким образом, нить за нитью наращивалось полотно. По мере наращивания полотна вершники, на которые прикреплялись набилки и нитченки, продвигали по выемчатой поверхности плечиков ткацкого стана до тех пор, пока ткать становилось невозможно. Тогда ткачиха вставала, ослабляла натяжение полотна, вынимая притужальник из отверстий пришвицы, раскручивала нити с колоды на величину приблизительно 40 см, снова закручивала готовое полотно на пришвицу и закрепляла натяжение нитей притужальником и дыроваткой. В день опытная ткачиха могла соткать до 5 м тонкого льняного полотна. В старину женщине, ткущей полотно на ткацком стане, желали: «Сто локóт на пришвицу!» (локоть – старинная мера длины, около 0,5 м), т. е. желали, чтобы она соткала как можно больше полотна (около 5 км ткани).

Подготовка уточной нити

Пока опытные ткачихи заправляли ткацкий стан, молодые девушки готовили уточную нить. Для утка нити пряли более мягко, чем нити основы. Наматывались уточные нити на берестяные катушки – цéвки («кивцá» – Заонежье, «кивця́» – Пудожье) при помощи скáльно – инструмента с горизонтально вращающейся осью на вертикальной деревянной стойке.

Даже освоив всю технологию ткачества полотна и устройство ткацкого стана, девочки садились за ткацкий стан только с 10–11 лет, когда их ноги начинали доставать до подножек, а до этого времени их уделом было «скать на кивцю» (Пудожье) уток. Готовые катушки они подавали ткачихе, которая надевала цевки на пруток и вставляла в челнок, сделанный в виде лодочки. Чтобы от толчка руки легко скользить по зеву основы, челнок должен быть обтекаемым по форме, отполированным и в меру тяжёлым.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Украшение деталей ткацкого стана

Нередко такие детали ткацкого стана, как набилки, блочки, притужальник, украшались резьбой, охранительная символика которой, по представлениям крестьян, превращала процесс ткачества в магическо-заклинательное действо. На блочках и набилках 3-гранновыемчатой резьбой изображали солярные символы в виде круга, 6- или 8-лепестковой розетки, круга с крестом внутри него. В представлении карельских крестьян, которые наряду с православием верили в природные силы, набилки при прибивании уточной нити изгоняли злых духов, придавая полотну обережную силу. На притужальниках – чаще плосковыемчатой и сквозной резьбой – изображали символы воды в виде расположенных в ряд полос. Сюжеты и формы орнаментов, украшавших детали ткацкого стана, фактически повторяли сюжеты традиционных вышивок.

Виды ткачества

На рубеже XIX–XX вв., несмотря на широкое проникновение в быт фабричных тканей, изготовление в домашних условиях полотен, в том числе узорных, ещё продолжало сохранять большое значение. Всё многообразие тканей утилитарно-декоративного назначения было представлено разными техниками ткачества. Каждая женщина владела множеством техник: от техники полотняного переплетения до сложной браной техники ткачества.

В технике полотняного переплетения, которое считается самым древним ткацким переплетением, повсеместно ткали однотонное белое или серое полотно для рубах и полотенец; многоцветную (пестрядинную) полосатую и клетчатую ткань на юбки, сарафаны и другие виды одежды; ткали половики и одеяла. Вырабатывалось такое простое полотно с помощью двух педалей и двух нитченок путём строгого чередования основной и уточной нитей в соотношении 1:1. Если при этом 1-я нить основы выходит на поверхность, то 2-я закрывается уточной нитью – получается полотно, одинаковое и с лицевой, и с изнаночной стороны.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Из льняных нитей 1-го сорта ткали тонкое полотно («тонкóе», «лён пó льну» – Пудожье, Заонежье, «ýстина» – Пудожье). Из такого льна изготавливали простыни, полотенца, скатерти, сорочки.

Полотно с тонкой льняной основой и утком из льна 2-го сорта («пачес») называли «пачесы пó льну», «тóчиво». Как правило, в точевнóм ходили девушки.

Из изгребных нитей с пачесами ткали полотно грубое «однозубное» – «ряднину».

Точевнóе полотно могло быть как однотонным, так и пестрядинным. Основные цвета – синий, красный и белый.

Для юбок ткали полосатые полотна, в основе которых использовались льняные или конопляные нити 2-го сорта – «пáчесы» или 3-го сорта – «изгрéбы», а уточными нитями были цветные шерстяные нити или тряпичные ленты. Многополосные юбки бытовали и у русских (преобладали вертикально-полосатые юбки из тряпичных лент), и у карелов (преобладали поперечно-полосатые юбки из шерсти), и у вепсов – poutnasine dupk (с поперечными полосами из шерсти) и ribudupk (с вертикально расположенными полосами из разноцветного лоскута).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Также полосатыми ткали одеяла и полотно для наматрасников (sijahavad – вепсы, postelipialistü – карелы). Иногда для ткачества наматрасников использовались конопляные нити (linasiine lang – вепсы). Одеяла полосатой расцветки из шерстяных нитей (odälo –вепсы, katuckku – пряжинские карелы, šargaodduala – сегозерские карелы) шириной в три тресты были повсеместно распространены у карелов и вепсов. А тряпичные одеяла шириной в две или три тресты, в которые иногда вплетали разноцветные лоскутки и которые назывались рибушными (рибуши с карельского – старая одежда; ribuodeal – пряжинские карелы), изготавливали карелы и русские Заонежья и Пудожья.

В технике полотняного переплетения ткали сукно. В холодное время года верхней одеждой были кафтаны из полушерстяного сукна, основа которого (loimet – карелы-людики) была конопляной, а уток (rudagät – карелы-людики) – шерстяной. Полученную ткань замачивали в горячей воде и мяли ногами в корыте. Ткань садилась, и получалось плотное сукно, которое не промокало от снега – изнанка всегда оставалась сухой. В богатых семьях сукно вырабатывалось чистошерстяным.

В начале XX в. популярными стали половики из разноцветного лоскута, которыми устилали горницу.

Одной из разновидностей узорного ткачества на фоне полотняного переплетения является закладное ткачество. Отличается этот вид ткачества тем, что сплошной фоновый уток здесь не прокладывается, все детали цветного узора и белого фона (узоры из ромбов, ступенчатых полос) выполняются самостоятельной нитью множеством челноков. В этой технике создавались, как правило, полотенца в традиционном красно-белом цвете или половички из разноцветных тряпичных лент. Бытовал этот вид ткачества в средней части Олонецкой губернии – в Сегозерье. Традиционным цветом был красный, символизировавший жизненную силу и долголетие.

Техника двухуточного браного ткачества, когда на основном белом фоне полотняного переплетения прокладывалась нить красного цвета по определённому рисунку, использовалась мастерицами для украшения небольшой части изделия, чаще всего закрайков полотенец, подзоров, подолов рубах-станушек. Рисунок ткался почти всегда красным утком по белому или серому (суровому) фону при помощи специальных дощечек – «бральниц», которые были обыкновенными деревянными гладкими лучинками. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ткачиха после ряда полотняного переплетения набирала на бральницу новый узор, одни нити основы поднимая, другие опуская, и в зев, образованный бральницей, закладывалась нить красного цвета, за ним следовал ряд полотнянки, потом опять набирался узор. Такая работа требовала большого внимания и терпения от ткачихи, продвигалась не быстро: в день можно было наткать всего 15 см узора. Если узор был не очень широким и симметричным через определённое расстояние, то каждый ряд, набранный на палочку-бральницу, с помощью ещё одной женщины отводился тонкой дощечкой («ластюшкой») за нитченки как запоминающее устройство.

Когда узор подходил к середине, уже не надо было набирать узор предыдущих рядов – он был отведён ластюшкой за ряды нитченок. Оставалось только поднять ластюшку с набранным узором, зев открывался, и можно было легко провести челночок в образовавшийся зев.

Браное ткачество широко бытовало у карелов Сегозерья, Олонца и русских Поморья и Пудожья.

Изредка узор браной каймы делили на несколько участков, и тогда узор каждого участка закладывался отдельной нитью. Использовалось несколько челноков. Этот вид ткачества назывался выборным ткачеством и встречался редко – там, где было распространено браное ткачество.

Проявляя свою творческую фантазию и художественный вкус, используя традиционные мотивы, мастерицы умело разрабатывали комбинацию – удлинение или укорочение различных фигур – таким образом, чтобы фон между ними играл такую же активную роль, как и сами узоры. Эти узоры – своеобразное кодирование жизни, в них была заложена народная мудрость: «Что задумаешь, то и сбудется!»[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Узоры браного ткачества исключительно разнообразны. В одних – орнамент чисто геометрический: ромбы, полуромбы, сетка из ромбов в различных вариациях, восьмиконечные звёзды и розетки. В других – сильно видоизменённые геометризированные фигуры людей, животных, птиц, деревьев. Все они располагались строгими горизонтальными рядами, образуя чаще всего трёхчастную композицию: среднюю широкую полосу с обрамляющими её двумя бордюрами.

В технике одноуточного браного ткачества с использованием небольшого количества дощечек ткались скатерти. Узор образовывался мелкими уточными или основными настилами, сгруппированными в разные фигуры – квадраты, прямоугольники, линии разной величины. Такие скатерти ткались повсеместно.

Ещё одним видом узорного ткачества, распространённым у карелов и русских Олонецкой губернии, было многоремизное ткачество, ткачество на множестве педалей и нитченок. Используя от трёх до восьми нитченок, ткачиха могла создавать удивительные по красоте ткани. Рассчитывать будущий узор приходилось на стадии заправки ткацкого стана, что требовало от мастерицы внимательности и сложных математических расчётов. В основном так ткали белый скатертный холст с орнаментами в виде геометрических фигур, поверхность которого выглядела иногда рельефной с вдавленными внутрь ячейками (пятиремизное ткачество и очень плотное) или ажурной (восьмиремизное ткачество). Переливчатая фактурная поверхность ткани (от блестяще-серебристой к матово-жемчужной) придает скатерти неповторимую изысканность и привлекательность. Полотно для скатертей обычно ткали опытные ткачихи. В технике саржевого переплетения на трёх – четырёх педалях (это такое переплетение, в котором каждая нить утка по отношению к нити основы в каждом следующем ряду сдвигается на один ход вправо или влево) ткали полотно («рядинá», «ряднинá» – Пудожье) для балахонов, портов, кофт. Места пересечения нитей образуют на поверхности ткани диагональные полоски под углом 45 градусов, плотность ткани более высокая, чем у полотнянки, поэтому саржевые полотна чаще всего шли на верхнюю одежду. Техникой многоремизного тканья владели многие карельские и русские крестьянки.

Ажурное ткачество – это разновидность браного ткачества: узор получается из мережек, которые перевиваются левой рукой. Брали три или четыре нити из верхней части зева, отодвигали их большим пальцем левой руки вправо, доставали столько же нижних (под ними) указательным пальцем левой руки, перевивали с нижними и надевали на дощечку, далее дощечку вели по открытому зеву до следующей перевивки нитей и т. д. Уток для этого ткачества лучше использовать утолщённый. В месте перевива образовывались просветы, ткань получалась ажурной, как будто вышитой. После ряда мережек выполняли пять полотняных прокидок фоновым утком. Узор получался крупный, строго геометрический (ромбы, треугольники, косые кресты – по диагональным линиям, по клеткам, по горизонтальным линиям), скромный и изысканно красивый. Этот вид ткачества был не очень распространённым и бытовал среди карелов и среди русских Пудожья. Использовался для ткачества полотенец, скатертей, занавесок.

Интересный вид ткачества существовал у пряжинских карелов. На ткацком стане ткалось редкое полотно из отбелённых, но некручёных льняных нитей (poimettu). Каждая клетка такого полотна составляла примерно 0,3 × 0,3 см в квадрате. Для этого нити основы продевали в бёрдо через четыре зуба, а уток пропускали через всю ширину основы, затем пропускали его лишь по краю, в результате образовывалась плотная кромка, затем снова через всю ширину основы. На такой сетке вышивали бумажными белыми нитками, выполняя «настил по сетке». На парижской выставке 1900 г. крестьянка д. Море-Лучева Рыпушкальской волости Т. И. Риккиева была удостоена серебряной медали за вышивку на тканой редкой сетке. Это искусство было распространено до 30–40 гг. XX в. Такие ленты ткали в Важинской и Мятусовской волостях Олонецкой губернии [9] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1-й половине XX в. домашнее ткачество и плетение поясов постепенно стали исчезать. Исключение составляло лишь тканье лоскутных половиков, которым местные женщины продолжали заниматься и в более позднее время.

Можно сказать, что на территории Олонецкой губернии наряду с изготовлением простых полотен полотняного переплетения было довольно широко распространено узорное ткачество. Южные карелы ткали многоремизные, браные и ажурные ткани. Сегозерским карелам также знакомы эти виды ткачества, а закладное ткачество было явлением самобытным не только в карельском, но и в севернорусском ткацком производстве [10] . Вепсы ткали полотна в техниках пестряди и ремизной. Русским Пудожья были известны все виды узорного ткачества, можно сказать, что этот район наиболее ярко представлен как регион развитого узорного ткачества. У русских Заонежья бытовали такие виды ткачества, как пестрядь и многоремизная техника.

Словарь специальных и диалектных слов

Бёрдо («треста» – Заонежье) – один из основных рабочих органов ткацкого станка в виде гребня. Бёрда делались с деревянными зубьями, закреплёнными обоими концами в деревянных планках. Нити основы продеваются в промежутки между зубьями бёрда. В процессе ткачества, перемещая бёрдо вдоль нитей основы, прибивают проложенную нить утка к краю (опушке) ткани. От частоты расположения зубьев в бёрде (150–300) зависит плотность основы, т. е. число нитей на единицу ширины ткани. Бёрда были разными по ширине: «двенадцатерик» на 12 пасм, «десятерик» на 10 пасм, «осьмерик» на 8 пасм, «семерик» на 7 пасм, «шестерик» на 6 пасм, «пятерик» на 5 пасм.

Блόчки («кружки́», «коньки́» – Пудожье) – деревянные резные детали ткацкого стана с вращающимся роликом, через который проведены верёвки или ремни, поддерживающие нитченки. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Веретено, веретнó – заострённая палочка длиною 30–50 см с утолщением посередине для кручения и наматывания нити при ручном прядении.

Волокнό, «лён», «уснова» (Заонежье) – лён 4-го очёса, т. е. 1-го, или высшего, сорта.

Вóробы («витны́ воробы» – Пудожье) – представляют собой две накрест положенные деревянные планки (100–110 см длиной), вращающиеся в горизонтальной плоскости вокруг неподвижной вертикальной оси. На них надевали моток крашеных или отбелённых нитей, растягивали с помощью веретён или клинышков, которые вставлялись в отверстия планок.

Вью́ха (torvik – вепс.; «лубóк» – Пудожье, Заонежье; «тю́рик» – Пудожье) – приспособление, использовавшееся в домашнем ткачестве для сматывания нити с вороба. Представляла собой лубяной или деревянный полый цилиндр на подставке («пря́лице» – Пудожье).

Горýшка (Пудожье) – веретено с намотанной пряжей.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Дыровáтка – деревянная планка с дырочками для клинышка, которая вставляется в притужальник и удерживает нужное натяжение основных нитей.

Изгрéбы – лен 2-го очёса.

Лáстовцы – две палочки, разделяющие зев основы.

Мотови́ло – приспособление для наматывания нитей основы в виде деревянного стержня, на одном конце которого была развилка, а на другом – перпендикулярно прибитая планка. Длина нити по кругу мотовила была равна длине стены.

Мóтошка, мотýшка (Пудожье), мот (Заонежье) – моток нитей в одну стену, снятый с мотовила, который впоследствии «бучили» (кипятили) в бочке или красили различными природными красителями.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Наби́лки – качающаяся часть ткацкого станка, рама из двух горизонтальных планшеток с продольными желобками для вкладывания бёрда; верхняя планшетка поднимается и опускается по боковым планшеткам, вставленным в нижнюю планшетку.

Ни́тченки, нич́енки («нитяни́цы» – Пудожье) – детали ткацкого стана, состоящие из двух деревянных планок, между которыми натянуты нитяные петли, в которые продевались нити основы. Нитченки связаны с помощью блочек с педалями ткацкого стана. Перемещаясь вверх или вниз, поднимают то чётные, то нечётные ряды основы, образуя зев. Вязались нитченки из очень крепких ниток, количество петель совпадало с количеством отверстий между зубьями бёрда.

Оснóва – нити, расположенные параллельно друг другу и идущие вдоль ткацкого стана с заднего вала (колоды) на передний (пришвицу).

Отрéпье, отрéпы, огрéбы, оконéчья – лён 1-го очёса.

Пáсма – моток в 10 чисменок, равный 30 нитям. Пасма определяла ширину полотна: 5 пасм шло для ткачества на пятерике, 10 пасм – на десятерике и т. д.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Пáчесы, «серéдни изгрéбы» (Пудожье) – лён 3-го очёса.

Притужáльник – деревянная планка в виде 4-гранного клина с отверстием для дыроватки, служил для натягивания нитей основы и фиксации пришвы.

При́швица (пришва) – передний вал ткацкого стана, на который наматывается готовое сотканное полотно. Изготавливалась пришвица из цельного куска дерева: на более тонкий конец вала наматывалось готовое полотно, а в более толстом были отверстия для притужальника.

Прóстень (Заонежье) – веретено с намотанной пряжей.

Свόлок (Заонежье), колόда (Пудожье) – задний вал стана, на который накручивалась основа для ткачества.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Скáльно («каток» – Пудожье) – приспособление, служащее для намотки уточной нити на цевку. В вертикальные доски укреплялась горизонтальная ось с деревянным или металлическим колесом у одного конца, а другой конец оси, выходящей на вертикальную стойку, служил для надевания цевки.

Сновáльный круг («сновáльны во́робы» – Пудожье) состоял из двух 4-угольных рам, перпендикулярно вставленных одна в другую и вращающихся на оси. На конце одной рамы вбивали деревянный колышек. Нить пропускали поочерёдно над или под колышком, создавая будущий зев основы. Один оборот нити вокруг четырёх рам равнялся одной стене. Сновали по 5–6 стен. Наснованный моток нитей («став» – Пудожье), снимая с рамы, заплетали в косу.

Стена – расстояние между колышками, вбитыми по краям стены избы. Длина стены зависела от длины строевого леса, из которого строился дом. В одних домах длина стены составляла 4 м, в других – 6.

Ткацкий стан (kanga – карел., stavad – вепс., «ставины» – русск.) – основная машина для производства тканей. Состоит из множества деталей (вертикальные стойки – ставины; горизонтальные планки, соединяющие ставины; плечики – верхние горизонтальные планки с выемками для навершников, удерживающих набилки и ремизки). Ткань на ткацком станке образуется в результате последовательного переплетения двух систем нитей – основы и уткá, расположенных перпендикулярно.

Утóк – поперечные нити ткани, расположенные обычно перпендикулярно продольным нитям основы и переплетающиеся с ними, прокладываются в зев основы с помощью челнока.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Челнόк – деревянный долблёный предмет обтекаемой формы в виде лодочки с полостью для размещения цевки с уточной нитью.

Чи́сменка – три нити основы на мотовиле.

Цéвка («кивця́» – Пудожье) – берестяная скрученная катушка, на которую наматывали нити утка с помощью скально.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф