Электронная библиотека
публикации о музее-заповеднике «Кижи»

Метки текста:

Методический кабинет

Гурвич Л.И.
Справочный материал по теме: «Береста, изделия из бересты» VkontakteFacebook  

Музей «Кижи», 1978 год

Береста. Полузабыто это слово, стариной веет от него. Ныне в обиходе редко где увидишь берестяную вещь, чаще изделия из бересты красуются в современных квартирах в качестве сувениров. Когда смотришь на крохотные берестяные корзиночки, миниатюрные лапти, становится немного обидно за этот чудесный материал, имеющий древнюю историю и обладающий богатейшими возможностями.

В толковом словаре живого русского языка, составленном В.И.Далем, говорится, что слово «береста» женского рода и правильно произносится с ударением на второй слог – береста.

Сейчас даже трудно предположить с какого времени береста стала использоваться практически. В «Песне о Гайовате» американского поэта Генри Лонгфелло, сложенной на основании легенд североамериканских индейцев, в главе «Письмена» говорится:

Из мешка он вынул краскиВсех цветов он вынул краскиИ на гладкой на берестеМного сделать тайных знаковВсе они изображалиНаши мысли, наши речи. [ 1 ] .

Исторические и археологические сведения подтверждают, что с давних пор береста использовалась в качестве писчего материала. При раскопках в Новгороде, проходивших под руководством А.В.Арциховского, было найдено более четырехсот берестяных грамот, относящихся к XII–XIV векам. Среди них четыре грамоты, проливающие свет на отдельные события истории Карелии. В одной из них говорится: «Бьют челом карелы из погостов Колюлакского и Кирьякского Господину Новгороду. Обижены мы с немецкой половины. Земля отцов наших и дедов… у выловцев, господа, отняли кречетов… Верши рыболовные пограбили, а сами мы…» [ 2 ] . Как известно, после войны 1323 года был заключен договор межу новгородцами и шведами на Ореховом острове, в истоке Невы.

Желая устранить причину постоянного столкновения на границе, новгородцы передали Швеции три карельских погоста, до тех пор принадлежавших Новгороду. И вот текст вышеприведенной грамоты свидетельствует о том, что хозяйственные взаимоотношения на границе оставались сложными и содержали в себе постоянную опасность новых столкновений.

Участник новгородских археологических экспедиций В.А.Янин в книге «Я послал тебе бересту…» рассказывает о четырех новгородских грамотах, написанных на карельском языке. Одна из них была найдена в слоях середины XIII века. Это грамота №292. В ней надпись в три строки: «Юманануоли 10 ншмижи ноулисе хан оли омю боу юмола соудьни иохови». Долго бились ученые над непонятными словами этого документа. Прочел грамоту специалист по финской филологии Ю.С.Елисеев. Оказалось, что грамота написана русскими буквами на карельском языке. Текст ее таков: «Божья стрела десять имен твоих стрела та она принадлежит Богу. Бог судный направляет». [ 3 ] Это заклинание, языческая молитва. Пережитки язычества в XIII–XIVвв. в Новгороде и в землях новгородских были устойчивы даже в среде православного населения.

Прочтение грамоты было большой удачей для лингвистов, этот текст на 600 лет старше всех известных на сегодняшний день текстов, написанных на карельском языке.

Интересен еще тот факт, что шесть из восьми «карельских» грамот XIII–XIV веков найдены были на территории одной усадьбы (она была условно названа усадьбой «Е»). Известно, что в усадьбе «Е» в середине XIV века жил «данник» Дмитр, собиравший дани в карельской земле. Все это дает возможность исследователям предположить, что право собирать дани в определенном районе, в данном случае, в Карелии, принадлежало определенной семье. Вот так, благодаря берестяным грамотам, прочтена еще одна страница истории нашего края.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В музеях и архивах нашего времени сохранилось довольно много документов, написанных на бересте и относящихся к более позднему времени. В Сибири в 1715 году в берестяную, сохранившуюся до наших дней книгу, записывали ясак, дань в пользу московского царя.

Этнограф С. В. Максимов, видевший в середине XIX века берестяную книгу на реке Мезени, восхищался этим необычным для нас писчим материалом. Только один недостаток отметил он, что береста разодралась от частого употребления в мозолистых руках поморских чтецов по тем местам, где находились в бересте прожилки.

Народности Сибири – ханты и манси – для превращения бересты в писчий материал кипятили ее в воде. Эти же народы во время медвежьих праздников надевали слегка подкрашенные берестяные маски.

Известно о берестяных письмах в Швеции XV века и позднее в XVII и XVIII веках. А во Франции в 1836 году были сделаны попытки выделки бумаги из бересты.

[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Значение бересты для крестьянского хозяйства трудно переоценить. О том, насколько оно было велико, можно судить по пословице «Кабы не лыко, дп не береста, так мужик бы рассыпался».

В каждой северной крестьянской избе на надлавочнице хранился клубок берестяной заготовки. Смастерить пастуший рожок, «подкотельник» (подставка под котелок), сплести берестяной мячик или птичку детям на забаву (тот же мячик с камешком внутри превращался в погремушку для самого маленького в семье) – все это было делом обычным.

Собрался северный крестьянин в лес или в поле – за плечами у него берестяной «кошель», с собой у него дорожная солонка – утица с пробкой–клювиком. Береста легка и прочна, вещи из нее не тяготят в пути. Перейти топкие болота помогут берестяные сапоги, которые особенно распространены в Северной Карелии, футляр из бересты предохранит ружье во время дождя.

И в рыболовстве не обойтись без ее помощи. Грузило к сетям, поплавки, короба для хранения сущика – широко бытовали на севере. В приморских районах Сибири пользовались «берестянкой» – челноком из березовой коры на одного–двух человек. Основа ее – легкая деревянная рама, прокалываемая специально выделанной берестой. Во время археологических раскопок крепости «Орешек» в постройках и культурных слоях XV–XVI вв. было собрано много предметов, относящихся к рыболовству. Среди них очень интересные по форме берестяные поплавки, сшитые из нескольких слоев. Сохранившиеся следы разметки каленым железом говорят о том, что разметка производилась по шаблону, чтобы поплавки имели более или менее одинаковые размеры. [ 4 ]

Берестяное плетение одно из самых древних, а сегодня одно из самых редких ремесел. Бересту для плетения заготовляли ранней весной. В зависимости от условий и места произрастания березы и от части ствола, с которого снимается береста, различают следующие сорта: верховая (с верхней части ствола) – лучший, более тонкий слой, с середины ствола – более толстый. Берестяную ленту (саргу) срезали со ствола березы по спирали. Перед началом работы саргу смазывали льняным маслом. При плетении пользовались клинообразным инструментом из дерев, железа и лосьего рога – кочедыгом. Финский этнограф Ниило Валонен отмечает, что иногда пользуются костяной палочкой (берется суставная кость овцы или теленка, ее вываривают, шлифуют, заостряют один конец в виде лезвия). [ 5 ] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Плетение велось в три–четыре сарги, благодаря чему получалась прочная вещь, не пропускавшая даже воду и воздух. Но, чтобы обеспечить берестяной вещи герметичность и водонепроницаемость, ее время от времени немного размачивали.

В крестьянском быту было очень много берестяных изделий. Самый древний вид крестьянской обуви – лапти – изготовлялись из бересты. Они были основой будничной, а в некоторых районах и праздничной летней обувью. Иногда их носили зимой.

Старинные лапти с одной острой пяткой, а позже возник новый тип – с двойной пяткой, с заострениями по углам. Наиболее распространен «московский» тип лаптей. Их плели с крупной головкой и толстыми бортами.

На северо–западе (в Псковской и Новгородской губерниях) был распространен «северный» тип лаптей. Северные лапти плели косым плетением, с низкими бочками.

Бытовали и берестяные «ходоки», которые носили на босую ногу, не привязывая к ноге, такая обувь имела форму башмаков или сапог. В них ходили в баню или убирали за скотом.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Береста легка, дешева, а главное не обладает запахом, который мог бы предаться пищевым продуктам и отразиться на их качестве. Большое место в числе берестяных изделий занимала различная хозяйственная посуда для кухни, для обеденного стола, для погреба и кладовых, где хранились продукты, приготовленные впрок. Здесь и кужонки для хранения муки и крупы, бурак для хранения соли, подкотельник, черепуга для взятия воды из колодца, туеса для хранения молока, простокваши, кваса. Наиболее распространенной формой берестяной посуды был туес – цилиндрический сосуд с откидной крышкой, легкий и прочный, незаменимый для хранения и переноса молока, кваса и других пищевых продуктов. В таких туесах квас и молоко остается свежим, прохладным и в них обычно женщины и дети носили косарям напитки в пору сенокоса.

Во время раскопок в Новгороде наряду с грамотами было найдено большое количество берестяных обрывков – остатков туесов. На большей части этих обрывков имеются следы прошивки. Там же в 1951 году был найден ободок туеса, на котором процарапан текст загадки: «Есть город между небом и землей, а к нему едет посол без пути. Сам немой, везет грамоту неписанную». Имеется в виду Ноев ковчег с лавровой ветвью. Судя по найденным фрагментам – донцам, крышкам – туеса были различные по размерам и по форме.

Более древняя форма туеса – эллипсовидная. Исследователи считают, что с XII века, в связи с усилением дифференциации ремесла начинают изготовлять более простые круглые туеса. [ 6 ]

Большая часть туесов расписывалась краской, но фон никогда не закрывался целиком. Орнамент обычно состоял из прямых и волнистых линий, нанесенных красной и черной краской, иногда орнамент наносился в технике процарапывания и представлял собой своеобразный гравированный узор.

В крестьянском быту большое внимание уделялось убранству стола, декору праздничной посуды. Центральное место на нем всегда занимала солонка. На севере ее часто плели из бересты или корней. Соль – продукт в старину очень ценный и связанный с целым рядом народных обрядов и суеверий. Солонки должны быть устойчивыми или плотно и просто закрываться. Разнообразию форм даже одного этого вида посуды можно удивляться и судить о богатой фантазии крестьянских мастеров. Бытовали солонки в виде коробочки с крышкой, в форме бутылочки, в виде кобуры. Такую закрытую солонку удобно взять с собой в дорогу, в лес, на рыбную ловлю. Очень распространена солонка в виде уточки. Когда-то утицу воспринимали люди как покровительницу дома, семьи. На скатерть свадебного стола солонку утицу ставили первой. В Архангельской губернии финский исследователь Н.Валонен наблюдал даже рукомойник, плетеный из бересты в виде уточки. [ 7 ] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Велика было тяга северного человека к прекрасному. Народное искусство не оставило без внимания ни одного материала, способного воспринять художественную обработку и отразить стремление народных творческих сил, отыскать и запечатлеть красоту жизни.

Мягкая поверхность бересты предоставляла возможность использовать ее для удовлетворения не только бытовых нужд, но и эстетических потребностей. Крестьянские девушки хранили свои немудреные украшения в берестяных шкатулках.

Папенька, папенька,Родимый батюшко,Ты сострой-ко мне ларецЛарчик золоченыйС берестой сеченой, –

поется в северной народной песне.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Поверхность бересты и без того очень красивую по цвету и фактуре украшали резьбой, чеканным (тисненым) и прорезным орнаментом.

Чеканный узор выполняется оттиском на бересте деревянного или костяного штампа (чуекана).

Большую известность получила шемогодская прорезная береста. Резной узор, сделанный ножом, состоит из круглых геометрических фигур, переплетений веток, листьев. Исторические корни шемогодской резьбы до конца не выяснены, вопрос этот остается спорным. Известно, что художественные приемы прорезной резьбы, как и тиснение по ней, существовали еще в глубокой древности.

Роспись на бересте широко распространена на Севере, особенно в деревнях Архангельской губернии. «Роспись на туесах на берегу Северной Двины сохранилась до наших дней». [ 8 ]

Прекрасное знание свойств материала, очень традиционные формы, которые совершенствовались веками, все это позволило эти простые и не броские на первый взгляд вещи превратить в произведения искусства.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Народные мастера не создавали произведений, лишенных практического смысла. Как правило, при наличии подходящего материала: глины, дерева, льна, меди, бересты – эти изделия производились на месте.

Крупнейший исследователь крестьянского искусства В.Воронов отмечал, что постоянная и неразрывная связь с материалом и техникой его обработки не позволила развиться в крестьянском искусстве чертам экзотичности, произвольности.

Декоративность произведений народного искусства была органически слита с его практическим назначением и никогда не лишает его реально–бытовой ценности. Трезвая конструктивность – основная черта этого искусства. Эти основные художественные черты: декоративность, конструктивность и орнаментальность – сливаясь в каждой отдельной вещи воедино, дают крестьянскому бытовому творчеству крепкое художественное основание, они являются признаком, по которому всегда можно отличить изделие художественного крестьянского труда.

Словарь

Библиография

  1. Арбат Ю. Русская народная роспись по дереву. М. 1970.
  2. Арбат Ю. Путешествия за красотой. М. 1966.
  3. Арциховский А.В., Борковский В.И. Новгородские грамоты на бересте. М. 1958.
  4. Бабанова Г.Г. Изучение и описание музейных предметов из дерева. // Изучение и описание памятников материальной культуры. М. 1972.
  5. Богуславская И.Д. Русское народное искусство. Л. 1968.
  6. Бочаров Н. Прикладное искусство Великого Новгорода. М. «Наука». 196.
  7. Блинов Л. Сказки без слов. Тула. 1974.
  8. Блинов Л. Кони-звери. М. 1977.
  9. Василенко В.М. Народное искусство. М. 1974.
  10. Воронов В. Крестьянское искусство. М. 1972.
  11. Валонен Н. Плетение и другие работы из бересты. Ваммала. 1952.
  12. Гусев А.И. Псковский историко-художественный музей. Д. 1976.
  13. Ильин М. Русское народное искусство. М. 1959.
  14. Крестьянская одежда населения Европейской России. (определитель). М. 1971.
  15. Кильдюшевский В.И. Рыболовные принадлежности из раскопок древнего Орешка. Краткие сообщения АН СССР. Вып.135.
  16. Кустарные промыслы и ремесленные заработки крестьян Олонецкой губернии. Петрозаводск. 1905.
  17. Лукин М.Н., Давыдова Н.М. Народное искусство устюжан. Вологда. 1971.
  18. Лихачев Д.С. Новая наука – берестология. // Новый мир. 1966. № 2
  19. Иванов С. Маски народов Сибири. ДИ. № 1. 1977.
  20. Майнов В.Н. Поездка в Обонежье. СПб. 1877.
  21. Николаев С. Береста – чудо шемогодское. // Советская культура. 1975. 22 июля.
  22. Г.Лонгфелло. Песнь о Гайавате.
  23. Об изделиях из луба и лыка. // Промыслы по обработке дерева. В сб. Кустарная промышленность России. СПб. 1913.
  24. Пятницкая И.А. Исторические корни и эволюция шемогодской резьбы. // Искусство Севера. Л. 1968.
  25. Памятная книжка Олонецкой губернии на 1866.
  26. Полная энциклопедия русского сельского хозяйства и соприкасающихся с ней наук. СПб. 1900.
  27. Просвиркина С.К. Русская деревянная посуда. М. 1957.
  28. Оленев И.В. Карельский край и его будущее в связи с постройкой Мурманской железной дороги. (путевые очерки). СПб. 1917.
  29. Разина Т.М. Русское народное творчество. М. 1970.
  30. Об изделиях из луба и лыка. // Промыслы по обработке дерева. В сб. Кустарная промышленность России. СПб. 1913.
  31. Толковый словарь В.Даля.
  32. Федорова-Дылева Н.А. Чекан по бересте // Географическое общество СССР. Материалы по этнографии. Вып.2. Л. 1962.
  33. Янин В.Л. Я послал тебе бересту. М. 1965.

// Традиционная культура русских Заонежья (материалы методического кабинета экскурсионного отдела)
Интернет-публикация kizhi.karelia.ru.

Допускается копирование и цитирование всех материалов, размещённых на сайте музея-заповедника «Кижи» (kizhi.karelia.ru), если цитируемое сопровождается точной активной ссылкой на оригинал и указанием всех правообладателей (в том числе музей-заповедник «Кижи»). При использовании любых материалов в печатных изданиях необходимо получить согласие от администрации музея на публикацию.
Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.
По всем вопросам обращайтесь: contact@kizhi.karelia.ru

Музеи России - Museums in RussiaГолосуйте ЗА сайт!