Метки текста:

Методический кабинет

3. Исторический очерк Заонежья в конце XV–XVIII веках VkontakteFacebook

1. Заонежье в конце XV–XVI вв.

После присоединения в 1478 году территории Карелии к Московскому государству начался новый этап и в истории Заонежья. В 1530-е – 1540-е годы, в ходе губной реформы, территория Обонежской пятины была разделена на Заонежскую и Нагорную половины. Заонежской половиной, а позднее Заонежскими погостами называлась территория к северу от реки Свирь. Всего насчитывалось 18 заонежских погостов. К 1500 году население в Заонежских погостах составляло около 19 тыс. человек, а плотность населения была около 0,3 человека на кв. километр. На территории Заонежского полуострова находились земли четырех погостов – Челмужского, Шунгского, Толвуйского и Кижского. Большую часть населения Заонежья составляли русские крестьяне, которые делились на две категории: «черносошные», то есть жившие на принадлежавших государству «черных» землях, и «монастырские», жившие на землях монастырей.

Основным занятием жителей Заонежья было земледелие. Для земледелия в Заонежье были чуть более благоприятные природно–климатические условия, чем в остальной Карелии (за исключением Северного Приладожья и Олонецкой равнины), но все же и здесь его эффективность была довольно низкой. Урожайность в XVI–XVIII веках медленно увеличивалась от сам–3 к сам–4 [1] . Часто в Заонежье происходили голодные годы, что прежде всего, было связано с неблагоприятными погодными условиями. Так, в XVI в. голодные годы зафиксированы в 1563, 1573, 1577 и 1579 гг. Определенную роль в жизни крестьян играло и домашнее животноводство. Большинство крестьян владело одной лошадью. В некоторых хозяйствах были коровы, свиньи и овцы.

В целом земледелие не могло обеспечить жителей Заонежья всем необходимым, поэтому помимо земледелия крестьяне активно занимались промыслами. Наиболее распространенными в то время были охота и рыболовство. Рыбные угодья были в каждом погосте. Так, в 1563 году в Кижском погосте было 52 рыбных тони [2] , 52 невода по 90 сажен на ряпушку и 83 сети длиной от 15 до 40 сажен на гарвы, плотву и сига.

Большое значение для Заонежья имел торговый путь из Поморья в Новгород. Этот путь шел из Сумского острога на Повенец, оттуда на Шуньгу и Палеостровский монастырь, затем на Колгостров, Чеболакшу, Вашезеро и Суну, далее в Соломенное, Деревянное, Ладву, Александро–Свирский монастырь, а оттуда на Тихвин и Новгород. По этому пути зимой в Новгород везли поморскую соль, а также железо и железные изделия из Лопских погостов, а в Поморье и Лопские погосты доставляли хлеб. Летом этот путь действовал только по воде от Повенца до Новгорода. Жители Заонежья обслуживали этот путь как перевозчики, а также получали доход от предоставления ночлега и питания людям и лошадям из соляных обозов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Развитие товарно–денежных отношений привело к повышению благосостояния части заонежских крестьян и к определенным социально–экономическим изменениям в крае. Началось расслоение крестьян по имущественному признаку. В Заонежских погостах отдельные крестьянские хозяйства платили налоги с 2–3 обжей земли, а у некоторых хозяйств было только по 1/4 – 1/16 обжи [3] .

Рост благосостояния крестьян происходил на протяжении всей первой половины XVI в. Но с конца 1540–х годов отмечается рост налогов в связи с началом войн Ивана Грозного. Поэтому экономический подъем сменился в 1560-е годы стагнацией. Кроме этого в начале 1580–х гг. начались шведские вторжения, которые окончательно подорвали крестьянские хозяйства, вследствие чего разразился хозяйственный кризис.

По данным писцовой книги 1583 г. в Заонежских погостах было 2919 дворов живущих [4] (47% от общего числа дворов), 3222 двора пустых [5] (52%) и 50 починков [6] (1%). Эти цифры дают четкое представление о масштабах разорения этого региона к концу правления Ивана Грозного.

В XVI в. в Заонежье продолжали существовать старые и возникали новые монастыри. Наиболее известной православной обителью, основанной в Заонежье в XVI в., был Климецкий Никольский монастырь, располагавшийся на южной оконечности Климецкого острова. Климецкий монастырь был основан новгородцем Иоанном (в монашестве – Ионой). Но еще раньше на этом острове находилась другая обитель, названная в житии Ионы «старой». По данным жития, Иона скончался в своем монастыре около 1520 г. Иван Грозный дал Климецкому монастырю грамоту на пользование землями и водами на 5 верст во все стороны от монастыря. В последующие годы пожалования продолжались: в 1570 г. монастырь получил обжу земли на реке Яндоме, а в 1583 г. – две деревни в Кижском погосте на 1,5 обжи. Так как новыми монастырскими владениями издавна пользовались крестьяне Сенногубского погоста, то уже в середине XVI в. начались тяжбы крестьян с монастырем, длившиеся с перерывами до конца XVII века.

По писцовой книге 1583 г. наиболее значительными монастырями Заонежья были Палеостровский (игумен, 2 священника и 49 иноков) и Климецкий (2 «черных попа», «черный диакон» и 29 иноков), обладавшие большими земельными и водными угодьями.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Необходимо также отметить, что монастыри Заонежья значительно уступали по своим земельным владениям новгородским монастырям. По писцовой книге 1563 г. Хутынский монастырь имел в Оштинском, Вытегорском, Андомском, Челмужском, Шуйском и Важинском погостах Обонежья 101,3 обжи, а Вяжицкий монастырь в Толвуйском погосте – 148,5 обжи. Владения же Палеостровского монастыря (1 обжа в Шуньгском погосте) были просто ничтожны. Свои земельные владения монастыри Карелии сохранили и в XVII веке.

2. Заонежье в годы «Смутного времени».

В начале XVII в., в годы Смутного времени, на земли Заонежья вторглись отряды «панов», состоявшие в основном из разгромленных в центральной России формирований украинских и русских казаков, составлявших войска лже–Дмитрия. Нашествие «панов» или, как их еще называли, «черкас» или «литвы» на Заонежье началось осенью 1613 г. из-под Тихвина. «Паны» захватили Вытегру и Мегру, но 21 ноября в столкновении с отрядом воеводы Богдана Чулкова и ополчением местных крестьян потерпели поражение у Андомского острожка. Оттуда «черкасы» повернули на северо–восток, попытались захватить Холмогоры, но, потерпев неудачу и там, пошли грабить Поважье. Один из отрядов двинулся к Сумскому острогу. Когда попытка взять его штурмом не удалась, в конце декабря 1614 г. «паны» двинулись по зимней дороге на Заонежье с севера. Жители Заонежья спешно соорудили вокруг Шуньги и Толвуи два острожка (бревенчатые стены), куда укрылось мирное население. Осада панами этих острожков продолжалась в январе 1614 г. две недели. Потерпев и здесь неудачу, «паны» ушли под Олонец, где в начале марта 1614 г. потерпели поражение от подоспевших московских войск. Окончательно нашествие «панов» завершилось в январе 1615 г., когда по амнистии в Мегру со всего севера собралось около 30–40 тысяч «панов» во главе с 74 атаманами. Все они сдались, получили прощение и были отправлены на службу в другие регионы России. Небольшие отряды продолжали бесчинствовать в Заонежье и дальше, но к 1619 г. все они были уничтожены силами местных крестьян. В память об этих событиях, потрясших сознание заонежан и надолго запечатлевшихся в их памяти, возникло множество преданий о «панах», «панских» кладах, могилах, жилищах и т.д. Другим отражением этих событий стало название одной из заонежских деревень – Черкасы и дороги, по которой можно в нее попасть – «Казачья тропка».

Нашествие «панов» принесло огромные бедствия жителям Заонежских погостов. По данным писцовых книг 1616–1619 гг. в шести крупнейших Заонежских погостах (Челмужском, Шунгском, Толвуйском, Кижском, Шуйском и Олонецком) на 2231 живущий двор приходилось 1434 двора пустых или дворовых места [7] , то есть убыль населения достигла примерно 40%. Были разорены также Палеостровский и Климецкий монастыри.

3. Заонежье в XVII в.

После событий «Смутного времени» началось медленное увеличение численности населения и восстановление экономики. К 1629 г. число дворов в Заонежских погостах выросло вдвое. В 1646 г. в 17 заонежских погостах было уже 7284 двора с населением 11.169 душ мужского пола, а к 1678 г. – около 12380 дворов. В 1630-е годы восстановилась площадь посевных земель. Постепенно стало развиваться и животноводство. Но сельское хозяйство, по-прежнему, было малоэффективным. Своего хлеба постоянно не хватало. Поэтому крестьяне больше внимания обращали на промыслы. Большое развитие получило рыболовство, которое приобрело в Заонежье промысловый характер. Наиболее богатые рыбные тони стали захватывать зажиточные крестьяне и посадские люди [8] . Выловленную рыбу и икру крестьяне начинают продавать скупщикам для перепродажи в городах. В Толвуйском погосте получила распространение охота на пушного зверя (белок и зайцев).

В Заонежских погостах восстановились железоделательный и кузнечный промыслы. Среди товаров, отправляемых в центральную Россию, были, например, «кижские ножи». После восстановления солеварения на Белом море крестьяне Заонежских погостов вновь включились в перевозку поморской соли.

Восстановление экономики привело к выделению ремесленников. По неполным данным на 1629 г. в шести крупнейших Заонежских погостах (Челмужском, Шунгском, Толвуйском, Кижском, Шуйском и Олонецком) было 63 крестьянских и бобыльских двора, в которых проживали ремесленники 16 профессий: кузнецы, плотники, токари, кожевники, горшечники, сапожники, портные и др. Еще тогда ремесленники работали на рынок, но, как правило, не порывали связей с землей, в последствии это положение сохранялось. В Заонежье больше всего ремесленников проживало в Шуньгском и Толвуйском погостах. Отдельные зажиточные крестьяне и ремесленники переходили в сословие посадских людей. Так, в 1678 г. только в Толвуйском погосте было 36 дворов посадских людей. Зажиточные крестьяне постепенно отходили от традиционных крестьянских занятий, занимались захватом пашенных земель, сенокосов, рыбных тоней, скупкой продукции крестьянских промыслов и ремесла и торговыми поездками за пределы Олонецкого уезда. Признанным торговым центром Заонежья уже тогда был Шуньгский погост, где проживало много посадских людей и торговых крестьян.

Новым явлением в социально–экономической истории Заонежья стало возникновение там во второй половине XVII в. металлургических заводов. Первый в Карелии завод возник в 1666 г. в Фоймогубской волости. Его владельцем был новгородский купец Семен Гаврилов. В 1670-е гг. он продал свой завод другому предпринимателю, Петру Марселису, который начал строительство еще нескольких металлургических заводов. Вскоре у П.Марселиса появился компаньон – Андрей Бутенант, который вскоре стал единоличным владельцем всех заонежских заводов. Его активная деятельность по созданию дорог и мостов, связывавших рудники и заводы, даже нашла отражение в заонежском фольклоре. В XIX в. там были записаны предания о Бутмане, его слуге Бенке, которого молва единодушно считала сумасшедшим, «Бутмановых мостах» и т.д. К концу XVII в. на территории Кижского и Шунгского погостов действовало пять небольших чугунолитейных и железоделательных заводов. Для их обслуживания требовалось много рабочей силы. Уже Фоймогубский завод пользовался как вольнонаемным, так и принудительным трудом: местные крестьяне в течение трех лет должны были отправлять людей на заводские работы. Однако после постройки нескольких новых заводов опять возникла нехватка рабочих рук, и, по просьбам А. Бутенента, правительство приписало в 1694 г. к заводам Кижский погост. Этот царский указ вызвал восстание крестьян Кижского погоста, которые отказались выходить на заводские работы. По требованию А.Бутенанта для подавления восстания было прислано более 600 стрельцов. К середине 1696 г. восстание было подавлено. Заводы А.Бутенента продолжали существовать до начала XVIII в.

Во второй половине XVII в. Заонежье оказалось затронуто событиями церковного раскола. В 1685 году около 2000 монастырских крестьян Шуньгского, Толвуйского и Челмужского погостов и Повенецкого рядка – сторонники старой веры, явились в Палеостровский монастырь «великим скопом и многолюдством со всяким оружием» и взяли его. Старообрядцы находились там шесть недель. Когда к монастырю подошли стрельцы, «толпа простолюдинов мужеска и женска пола сгорела без остатку». Спустя полтора года около 500 крестьян–старообрядцев вновь овладели только что отстроенным Палеостровским монастырем. Спустя девять недель к монастырю опять подошли стрельцы. Осажденные сначала отстреливались, а потом подожгли монастырь и сгорели. В результате этих двух «гарей» более двух тысяч наиболее непримиримых старообрядцев покончили жизнь самоубийством таким изуверским способом. Оставшиеся в живых укрылись в глухих лесах. В 1694 г. в верховьях реки Выг, в 75–80 километрах к северо–востоку от Онежского озера, возникла Выговская поморская пустынь, которая на протяжении более полутора веков, до середины 1850-х гг., была крупнейшим на севере центром старообрядчества. Религиозное и культурное воздействие выговских старообрядцев на крестьянское население Заонежья было очень велико на протяжении XVIII–XIX вв.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

4. Заонежье в XVIII в.

В первой четверти XVIII в., в годы петровских реформ, положение крестьян Заонежья ухудшилось из-за постоянных рекрутских наборов и перевода «государственных» крестьян в «приписные», то есть передачу их в собственность Олонецких горных заводов. Приписные крестьяне должны были выполнять все вспомогательные заводские работы: добывать руду, заготавливать лес, выжигать уголь, перевозить грузы и т.д. Все это крестьяне делали в счет отработки подушной подати и оброчного сбора. В начале 1720-х гг. размер подушной подати был определен в размере 70 коп. с каждой ревизской души в год. Кроме того, с государственных крестьян взимался оброчный сбор в 40 коп. с души (с 1745 года – 45 коп.). Размер отработки определялся плакатом 1724 года: «в летнее время мужику с лошадью по 10, а без лошади по 5 коп., а в зимнее с лошадью по 6 коп., а без лошади по 4 коп. в день».

После смерти Петра I деятельность Олонецких горных заводов замерла, но с начала 1760-х гг. заводские повинности вновь значительно выросли. В 1760 г. оброчный сбор был повышен до 1 рубля, а общий подушный оклад возрос до 1 руб. 70 коп. В 1768 г. Сенат повысил оброк еще на 1 рубль, доведя сумму подушного сбора до 2 руб. 70 коп. Из этой суммы приписные крестьяне обязаны были отработать не менее 1 руб. 70 коп. (остальное – выплатить деньгами – прим. сост.). Этот указ вызвал рост недовольства приписных крестьян, и осенью 1769 г. крестьяне Заонежья отказались выходить на заводскую барщину. В Петербург были посланы ходоки, чтобы подать челобитную в Берг–коллегию [9] . Под влиянием Заонежья в начале 1770 г. от заводских работ отказались приписные крестьяне южного Прионежья. В ответ на прекращение работ в Петровскую слободу была отправлена следственная комиссия во главе с полковником Х.Винтером. Узнав об этом в июне 1770 г. там собралось не менее 1000 крестьянских челобитчиков почти из всех волостей и погостов, охваченных волнениями. На сходе в Петровской слободе ими была составлена коллективная челобитная, которую подписали более 500 человек. Следственная комиссия, пытаясь сломить сопротивление крестьян, прибегла к уговорам и арестам, но ничего не добилась. Крестьяне решили отправить ходоков с челобитной на имя Екатерины II. В Петербург отправились крестьянин деревни Романовской Толвуйского погоста Климент Соболев и староста деревни Кузаранда Анцифер Трофимов. Около Нового года им удалось подать челобитную статс–секретарю императрицы.

К концу лета 1770 г. деятельность казенных предприятий Олонецкого горного округа совсем замерла. Во главе следственной комиссии был поставлен генерал Д.Лыкошин. В январе 1771 г. путем репрессий и уговоров ему удалось добиться подчинения почти половины приписных погостов. Но крестьяне Заонежья, возглавляемые Семеном Костиным и Алексеем Сальниковым, стойко держались.

8 феврале 1771 г. из Петербурга вернулся К.Соболев. На сходах он говорил о необходимости посылки новых челобитчиков в столицу. Узнав об этом, Д.Лыкошин послал в Заонежье воинскую команду, которая 9 февраля схватила К.Соболева в Великой Губе. Но крестьяне, собранные набатом, отбили К.Соболева и обратили в бегство солдат. Вскоре новые челобитчики во главе с К.Соболевым отправились в Петербург. Они подали челобитную в одно из учреждений. К.Соболев два месяца ожидал «милостивой резолюции», скрываясь от преследований столичной полиции, арестовавшей в охоте за ним около 60 заонежан. Под влиянием стойкости крестьян Заонежья приписные волости, даже принесшие повинную, не приступали к выполнению заводских повинностей. Вся власть в охваченных волнениями погостах перешла к крестьянским сходам – «суемам». Узнав о посылке в Заонежье роты солдат под командой капитана Ламсдорфа, на суеме в Кижах 20 марта 1771 г. собралось около 5 тысяч крестьян. Роту Ламсдорфа встретила толпа людей, вооруженных рогатинами, копьями и ружьями. Ламсдорф приказал солдатам отступить.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Правительство Екатерины II было обеспокоено событиями в Олонецком горном округе. В апреле 1771 г. появился указ, в котором крестьяне, которые не придут «в рабское повиновение» объявлялись «бунтовщиками и возмутителями». Посланный с этим указом гвардейский офицер М.Ржевский объехал все важнейшие горнозаводские селения, но крестьяне Заонежья вновь отказались от заводских работ. Под их влиянием остальные погосты и волости Олонецкого горного округа, казалось, приведенные к покорности, заводских работ по-прежнему не выполняли. В конце апреля 1771 г. в Заонежье был отправлен отряд из трех рот пехоты и артиллерийской команды с двумя пушками во главе с полковником князем А.Урусовым. Для отпора Урусову в Кижах собралось две тысячи крестьян. Первого июля в ответ на требование дать подписку о послушании крестьяне ответили отказом. Урусов приказал выстрелить по толпе крестьян из пушки. Этим выстрелом было убито 5 человек. Только после этого крестьяне покорились. Восстание было подавлено. К.Соболев, С.Костин и А.Сальников были приговорены к наказанию кнутом, вырыванию ноздрей, клеймению и ссылке на вечную каторгу в Сибирь. Кнутом и плетьми с последующей высылкой на поселение в Сибирь было наказано 47 крестьян, отдано в солдаты 100 крестьян, наказаны кнутом и плетьми – 14. 14 января 1772 г. в Петровской слободе состоялось истязание на эшафоте крестьянских вожаков.

Кижское восстание было крупнейшим проявлением крестьянского социального протеста в истории Карелии. Несмотря на жестокое подавление, оно не прошло бесследно. Через год после Кижского восстания произошло восстание Е.И.Пугачева, в котором приняли активное участие приписные крестьяне Урала, а еще через несколько лет, в мае 1779 г., для предотвращения новых волнений, правительство ограничило круг работ, выполняемых приписными крестьянами, и втрое увеличило размер из оплаты по сравнению с плакатом 1724 г. Однако уже в 1783 г. оброчный сбор был увеличен до 3 руб., а вся подать стала составлять 3 руб. 70 коп. Несмотря на это положение крестьян, все же несколько улучшилось и новых мощных выступлений больше не происходило.

Использованная литература:

  1. Балагуров Я.А. Приписные крестьяне Карелии в XVIII–XIX веках. Петрозаводск, 1962.
  2. История Карелии с древнейших времен до наших дней. Научная редакция: Н.А.Кораблев, В.Г.Макуров, Ю.А.Савватеев, М.И.Шумилов. Петрозаводск, 2001.
  3. Кижское восстание. Под ред. Я.А.Балагурова. Петрозаводск, 1977.
  4. Мюллер Р.Б. Очерки по истории Карелии XVI–XVII вв. Петрозаводск, 1947.

Основная рекомендуемая литература:

  1. Балагуров Я.А. Приписные крестьяне Карелии в XVIII–XIX веках. Петрозаводск, 1962.
  2. История Карелии с древнейших времен до наших дней. Научная редакция: Н.А.Кораблев, В.Г.Макуров, Ю.А.Савватеев, М.И.Шумилов. Петрозаводск, 2001.
  3. Кижское восстание. Под ред. Я.А.Балагурова. Петрозаводск, 1977.
  4. Мюллер Р.Б. Очерки по истории Карелии XVI–XVII вв. Петрозаводск, 1947.

// Традиционная культура русских Заонежья
Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2018. 178 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф