Метки текста:

Методический кабинет

Смотри также:

mime[АУДИО] Крестьянская община (аудиозапись лекции, mp3)mime[АУДИО] Кижская волость (аудиозапись лекции, mp3)

4. Социально-экономический уклад сельской общины на севере в дореформенный период VkontakteFacebook

Деревни Кижской волостиКарта заонежских погостов

История формирования и развития структуры крестьянской поземельной общины в России вообще и в частности на Русском Севере непосредственно связана с социально–экономическим развитием страны. Начало создания института соседской общины можно отнести к периоду раннего феодализма. Процесс этот носил стихийный характер и был связан с необходимостью решения повседневных крестьянских нужд. Время существования общинного уклада в России до реформы 1861 г. условно можно подразделить на несколько периодов. Для северных регионов следует выделить:

  1. Новгородский период, до присоединения новгородских вотчин на севере к Московскому государству;
  2. XVI–XVII века, т.е. период Московского владычества в условиях формирования единого феодального государства;
  3. XVIII–первая половина XIX вв., время становления и развития абсолютной монархии в России.

1. Новгородский период (XII–XV вв.).

Территории современных Карелии, Архангельской, частично Вологодской областей первоначально входили в состав Новгородской феодальной республики. Несмотря на значительную разницу в характере административного подчинения метрополии, они обладали общими тенденциями в формировании и развитии структуры крестьянской поземельной общины при сохранении специфики феодального уклада каждой из них (Олонецкая и Архангельская губернии – преобладание черносошных, затем государственных крестьян; Вологодская губерния – большой процент монастырских крестьян).

В состав перечисленных земель входили территории вокруг Онежского озера, позднее, начиная с XVI в. известные в исторической литературе как Заонежская половина Обонежской пятины. Первоначальное население края – племена финно–угорской языковой группы, к моменту проникновения на север новгородских переселенцев находились на стадии разложения первобытнообщинного строя. Новгород к этому моменту представлял собой могущественное ранне–феодальное государство (республика) с развитой системой феодального подчинения, которая предполагала выделение двух сословий: тяглового, несущего всю тяжесть повинностей (крестьяне–общинники) и нетяглового (бояре, духовенство и др. – так называемые «лучшие люди»). Последние, будучи крупными землевладельцами, осуществляли на своей земле функции государства – сбор налогов, суд, военную защиту.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Русские принесли на Север уже достаточно хорошо развитую культуру земледелия с широким применением трехпольного севооборота. Особенности заселения и земледельческого освоения края были обусловлены спецификой расположения плодородных земель: «…Большинство удобных для обработки земель на севере расположены по берегам узкой лентой, причем иногда через 100–200 метров от реки уже начинался «сузем». Сузем или суземье – водороздел, был покрыт болотами или труднопроходимым лесом, тогда как вблизи рек благодаря постоянному дренажу нет болот,. хорошая почва для пашни и наличие близко расположенных сенокосов должны были быть решающим моментом при устройстве жилья…» [5 , с.90] . Присоединяя все новые и новые земли к своей республике, новгородские феодалы устанавливали систему взимания налогов с подвластного населения. В этот период налог был поземельным, т.е. владельцы участков обрабатываемой земли платили налоги в пользу верховного феодала – боярина.

Основной формой поселения в Заонежье на протяжении всей его истории была деревня. Деревни в новгородский период были, как правило, малодворными т.к. пригодная для землепашества земля лежала не сплошным массивом, а небольшими и нередко удаленными друг от друга участками. На первом этапе освоения земель, при относительной свободе выбора участков, в системе хозяйствования преобладала подсека. Ни новгородские бояре, ни позднее московская администрация не ограничивали подсечное земледелие и не облагали подсеку податями [1 , с.261] . Тем не менее, как только подсечные участки переходили на трехпольный севооборот, их начинали включать в тягло, т.е. с них собирали подати. Новгородские феодалы, а затем и московская администрация, заинтересованные в освоении новых земель, применяли к ним систему льгот. В XVI–XVII вв. срок льготы иногда исчислялся 8–10 годами, т.е. с вновь освоенного участка в этот период не взимались налоги [7 , с.131] .

Все большее распространение трехпольного севооборота, при сохранении подсечного земледелия, привело к расширению значения животноводства, т.к. для полей необходимы были удобрения. Появилась нужда в местах выпаса скота и сенокосных угодьях. Переход от подсеки, требующей больших физических затрат, к пару привел к распаду большой патриархальной семьи, что в свою очередь повлияло на формирование системы сельской общины, объединявшей малые семьи и хозяйствующей в основном на полевых землях с применением трехпольного севооборота [6 , с.31] .

Деревня, в течение всего рассматриваемого периода, это не просто группа домов и хозяйственных построек – это целый комплекс тяготеющих к ней угодий, находящихся как в личном, так и в общественном пользовании жителей данного поселения. Старопахотные земли, т.е. те, которые обрабатывались крестьянами нескольких поколений, а так же приусадебные участки сравнительно рано перешли в распоряжение отдельных хозяев–общинников [1 , с.53] . В общем владении крестьян–однодеревцев находились лесные, сенокосные, рыбные и охотничьи угодья, т.е. те угодья, которые требовали приложения сил большого коллектива. Уже на первом этапе освоения края возникает сложная система взаимоотношений и между деревнями, угодья которых соприкасаются, и между отдельными дворохозяевами, владевшими соседствующими наделами, и между отдельными членами семей за право наследования земли.

Вопросы владения землей, местами промыслов, наследования и раздела имущества, вопросы этического плана, т.е. проблемы повседневного, «внутреннего» порядка постоянно возникали перед крестьянами переселенцами и требовали выработки определенных правовых норм, что и явилось одной из причин формирования структуры поземельной сельской общины.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Удаленность от метрополии (Великого Новгорода) сказалось на особенности экономической зависимости северной деревни. Имеется ввиду полное господство оброка (первоначально натурального, затем – денежного) и отсутствие «барской запашки», т.е. необходимости работать на барской земле, на феодала. Заинтересованные, в основном, в получении постоянного дохода со своих земель, новгородские феодалы, создав систему поземельного налогообложения крестьян (т.е. взимания налогов с владельцев земельных участков), редко появлялись в своих вотчинах, посылая для сбора податей в определенное время своих представителей в центры боярщин – так называемые деревни Большого Двора. В этих поселениях так же проходило отправление правосудия (судебные функции в волостях светских новгородских феодалов выполняли старосты волостей, являясь судом первой инстанции) [8 , с.61] . Взимание налогов происходило не с каждого отдельного хозяйства, а с целой волости – «боярщины», и у крестьян очень рано возникла необходимость формирования своего института, регулирующего внутри крестьянского общества правильность сбора и раскладки податей. Тем самым причины, которые привели к формированию института северной крестьянской общины можно условно разделить на две категории. К первой относятся вопросы внутренней крестьянской жизни, проблемы, связанные с выработкой норм «общежительства» для крестьян–соседей, будь то соседи по деревне или по волости, а ко второй категории относятся вопросы взаимодействия крестьян – общинников с феодальным государством.

Правовые нормы, которые вырабатывались на основе повседневного опыта, не были закреплены законодательно и получили в исторической литературе название «обычное право». Впоследствии, государственные чиновники в значительной степени воспользовались вековым порядком крестьянской жизни при выработке соответствующих законодательных актов. Точного времени образования системы выборных должностей крестьянских миров соседских общин, отвечающих за те или иные вопросы крестьянской жизни, определить трудно, однако в XVI веке, в момент земской реформы Ивана Грозного, она уже существовала и руководила всем внутренним укладом общины.

Круг вопросов, который решался внутри общины, будь то община одной деревни или целой волости, был достаточно широк и разнообразен. В первую очередь это вопросы правильной раскладки налогов по хозяйствам, вопросы наследования земель. Так, например, в том случае, если наследственные участки (старопахотные земли и приусадебные участки) становились «выморочными», т.е. запустевшими в связи со смертью хозяев, право распоряжаться ими переходило к общине. Она могла их передать другому хозяину или пустить на общее пользование («а пашут всей волостью, наездом»). Ввиду того, что до каждой новой переписи хозяйств размер взимаемого налога с волости оставался постоянным, крестьянский мир, естественно, был заинтересован в полном использовании земель, и оставшиеся без хозяев участки пустовали редко.

Помимо деревни существовали и другие формы поселений: «починок» и «пустошь». Починок -поселение, возникшее между двумя переписями и не положенное еще в тягло. Как правило, земля его обрабатывалась на «льготе», т.е. налоги еще не взимались. Пустошь – это заброшенное поселение. В случае если хозяева земли отсутствовали, община стремилась найти новых, однако права их ограничивались только арендой земли, без наследования, до возвращения хозяина участка или отыскания наследников.

В новгородское время в общинном пользовании находились также сенокосы, рыбные тони и охотничьи угодья. Следует уточнить, что в общинном владении находились только естественные сенокосы, а так называемые «пожни», то есть участки освобожденные от леса самим крестьянином, входили в состав крестьянского надела в качестве наследственного участка. Для таких районов как Заонежье, наиболее распространены именно росчистные, т.е. наследственные сенокосы. Разработка новых сенокосных угодий или поднятие старых заброшенных поощрялось общиной. Такие угодья давались крестьянам на несколько лет без несения с них повинностей и только потом определялись в тягло.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Функции общины как регулятора хозяйственной жизни ярко проявляются в отношении таких угодий как выпасы для скота. Обычно скот, принадлежавший крестьянам, пасся сообща, в определенном месте, которое называлось «поскотина». Это место и проход до него через крестьянские поля обязательно огораживались. Содержание поскотин и их огораживание осуществлялось сообща, всей общиной. Обычно при трехпольном севообороте после снятия урожая снимались изгороди с полей и на них запускали скот, т.е. поле превращалось в своеобразную поскотину, поэтому определение сроков жатвы, одновременной для всех, и запуска скота было делом общины.

Община устанавливала и регулировала контроль над использованием рыбных угодий. Рыбная ловля, как и другие промыслы, требовала для своего осуществления создания определенного коллектива – артели. Каждая артель имела право ловли на определенной территории, закрепленной в налоговых документах (в XV – пер. пол. XVII вв. это были Писцовые книги) и платящая с этого оброк. В тех случаях, когда участок ловли принадлежал нескольким группам ловцов, устанавливалась очередность, за исполнением условий которой следила община.

Сведений о крестьянской общине в новгородский период немного, однако, именно в этот время сложился тот круг вопросов, которым ведали крестьянские миры и впоследствии.

2. Крестьянская община в период Московского государства (XVI-XVII вв.).

Следующий этап развития сельской поземельной общины относится ко времени Московского государства. Присоединение бывших Новгородских владений к Москве, включение данной территории в состав централизованного государства повлекло за собой смену верховного владетеля земель: после присоединения Новгорода к Москве все земли новгородских бояр и в значительной части монастырские и церковные земли были конфискованы в пользу казны. Верховным владетелем этой категории земель считался Московский великий князь, а затем – царь. «В Заонежье они не пошли в поместную раздачу. земли в Заонежье стали государственными оброчными» [1 , с.272] . Здесь было сформировано тягловое сословие так называемых «черносошных» крестьян, получивших свое название от податной единицы – «сохи». На протяжении XVI–XVII вв. прослеживается четкая политика правительства на ограничение, а потом и запрещение всяких поземельных операций крестьян, что приводит к оформлению крепости крестьян к земле, невозможности покинуть свой надел. В этот период на территории северных регионов России, в отличие от многих других, наибольшее распространение также получила не барщинная, а оброчная система повинностей.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В середине XVI в. в России формируется институт сословно–представительной монархии, и на Севере России большое распространение получает земское самоуправление, основанное в какой–то степени на старых традициях крестьянской общины. Постепенно заменяется основа налогообложения. Теперь она учитывает не только обеспечение крестьян землей, но и трудоспособность крестьянского двора. Внутри деревни сами крестьяне определяли долю каждого двора по принципу: «по силе и тягло». Тем самым видно, что по-прежнему община ведала за раскладкой налогов. Как и раньше крестьянская община следила за правильностью использования общинных угодий, собирала налоги. Судебные функции, которые в новгородское время в основном лежали на выборных общинных судейках, постепенно переходят в руки представителей верховной власти. Устройство крестьянской общины, ее функционирование прекрасно представлено историком М.М.Богословским: «…значительное количество деревенских союзов совпадало с семейными, другие представляли складнические группы, совпадавшие с угодьями. На народном языке такой союз носит название «мир». Для осуществления своих целей, потребностей он обладает системой органов самоуправления, одни из которых служат выразителями воли мира, а другие – исполнителями этой воли… В миру осуществляются хозяйственные интересы, удовлетворение которых было не под силу отдельному человеку. Но мир не только обладатель разного рода прав; по народным воззрениям он является хранителем права, которым преимущественно жило общество Древней Руси. Мир является свидетелем всякого рода частных сделок и публичных актов, представители мира, «добрые люди», участвуют в судебных заседаниях. к миру обращаются в случаях нарушения права. Мир заботится об удовлетворении духовных интересов своих членов. Совпадая с религиозной общиной, он сооружает и поддерживает церковь, приглашает священнослужителей, содержит при церкви благотворительные сооружения. Мир является блюстителем нравственности, он следит за поведением каждого члена. Государство пользовалось складывавшейся помимо него мирской организацией, приспосабливая ее для своих целей. Военную оборону оно всецело берет в свои руки. Судебную и финансовую (т.е. взимание налогов – С.В.) функции государство в значительной мере предоставляет обществу, сохраняя за собой только высшее общее руководство и контроль. Отправление той и другой функции возлагается на миры…» [4 , с.192–198] .

Как уже отмечалось деревенский общинный союз – это в первую очередь хозяйственное объединение совладельцев различными угодьями. Сама система обложения, осуществлявшаяся по погостам, заставляла крестьянскую общину строго следить за характером использования земель, не допускать их запустения, ибо размер податей с запустевших по той или иной причине земель до составления нового письма ложился на остальных членов общины: «…Обязанность подыскать нового платежеспособного владельца и сдать ему участок ложился в подобных случаях на мир. Мир мог сдавать опустевший участок в постоянное владение, а так же во временное пользование» [11 , с.331] . Хотя община по–прежнему давала льготы на разработку новых участков, как это было в Новгородское время, однако в XVI в. уже считалось, что занять пустые участки можно только с разрешения государства. Не менее важной проблемой, чем вопросы землеустройства, и в этот период были вопросы землепользования. Эта функция общины приобретала особую значимость в условиях уже преобладающего трехпольного севооборота. Община устанавливала, по-прежнему одинаковые сроки высева и снятия урожая, внедряла принудительные и одинаковые севообороты, определяла одновременное использование полей под выпас скота после снятия урожая.

Для отправлений функций крестьянского мира создавалась сложная система выборных органов, от самых низших, т.е. представителей отдельных деревень, до высших, т.е. представителей крупных волостных мирских организаций. Система выборных должностей крестьянских миров, безусловно, начала складываться еще в новгородский период, но только в XVI – XVII вв., в период расцвета земского, крестьянского самоуправления, она получила окончательное оформление. Деревенский мир выбирал своих должностных людей. Участвовали в этих выборах все дворохозяева данного поселения. Для избрания выборных должностей для волости или погоста в каждом поселение выбирали представителей – «добрых людей», которые выражали интересы одной деревни или волости. «Органом северного мира, выразителем его воли служил мирской сход. В качестве «мира» выступает каждый церковный приход, на своем сходе он избирает церковного старосту, приглашает причт к церкви и вообще распоряжается церковными делами с их хозяйственной стороны.» [4 , с.205] . На сходе избиралось главное лицо мирского земского самоуправления – староста. Староста избирался сроком на один год, и впоследствии крестьянский мир строго следил, чтобы сроки полномочий не продлевались, ибо считалось, что увеличение данного срока ведет к злоупотреблениям. В обязанности волостных старост входил сбор и раскладка податей, а так же передача их правительственным органам. Деревенские старосты следили за правильностью налогообложения на местах. Так же в функции старост входило наблюдение за правопорядком и пресечение его нарушений. «…За исправный сбор податей староста отвечал собственным «животом», а поэтому предписывалось и выбирать в старосты людей «прожиточных». Если за старостой числились недоимки, которые ему не удавалось собрать с плательщиков, на уплату поступало его имущество…» [11 , с.328–329] .

В ведение мирских организаций, как уже отмечалось, входили и судебные функции. Для разбора судебных дел в первой инстанции (т.е. сбор сведений о преступлении, опрос свидетелей, обыски, задержание подозреваемых) избирался земской судейка, а если его не было, эти функции выполнял староста.

Крестьянская мирская организация постоянно контролировала своих избранников, которые по наиболее сложным вопросам обязаны были советоваться со своими избирателями. Одновременно мир должен был всячески содействовать своим представителям. Содержание выборных земских представителей возлагалось на крестьянские миры. Сюда входили и средства, необходимые для отвоза податей в Москву.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«. Местом волостного схода на севере бывала очень часто трапеза той церкви, которая служила центральным храмом волости. Там совершались обыкновенно разного рода публичные акты, как например, судебные заседания, обнародование царских указов и распоряжений местной правительственной власти, опрос крестьян под присягой при повальных обысках, иногда – прием податей и заключение разного рода частных сделок, которые и писались церковным дьячком -письмоводителем мирского схода. В ней же собирались и праздничные собрания, сопровождавшиеся питьем общественного «молебного пива», т.н. братчины, остаток древних языческих богослужебных сборищ, держащийся на севере во многих местах и до наших дней…» [4 , с.205] .

Представители волостей–погостов собирались для решения вопросов всего уезда на так называемый «всеуездный совет». Обыкновенно на съезд от волости являлся один представитель – староста, но иногда посылали и несколько представителей.

Со второй половины XVII в. область действия органов земского самоуправления значительно суживается. В уезды стали назначать воевод, в задачи которых входил финансовый контроль над поступлением налогов. Воеводы производили учет количества земли и доходности участков всех хозяйств. Хотя сборы налогов по–прежнему производили старосты, но надзор за ними осуществлял уже воевода. Во второй половине XVII в., когда в России формируется институт абсолютной монархии, происходят значительные изменения и в положении крестьянства. Крестьянство центра России оказалось окончательно закрепощенным. Северное крестьянство становится все более экономически зависимым, что выражается в первую очередь в прикреплении дворохозяев к своим наделам, в этот период, в частности, запрещаются все поземельные сделки даже между крестьянами. Правительство приказывало сыскивать и возвращать на свои участки крестьян продавших или сдавших их в аренду, что ранее не практиковалось. В течении XVII в. происходила смена налогообложения – поземельный налог постепенно был заменен подворным. Так, если ранее подати взимались только с владельцев земли, то теперь они распространились на всех владельцев домов, что привело к включению в налогообложение таких категорий крестьян как «бобыли» и «половники», которые имели свои дома, но не имели участков земли. Первые жили в основном за счет промысловой и ремесленной деятельности, а вторые обрабатывали чужие участки за половину урожая. Раньше эти социальные группы не входили в состав сельский общины, теперь же они стали членами крестьянских миров, и поэтому миры должны были нести ответственность за них как за налогоплательщиков.

Таким образом, в течение XVII в. крестьянская поземельная община постепенно теряет самоуправление, которое заменяется государственными органами. Решение части поземельных вопросов, в частности наследования, перераспределения участков внутри общинной земли остается в ведении общинных выборных органов, однако раскладка налогов, которая ранее учитывала «прожиточность» двора, становится все более фиксированной, что окончательно утвердилось с введением при Петре I единого подушного налога.

3. Крестьянская община в период абсолютной монархии (XVIII-пер пол. XIX вв.).

Сословные реформы Петра I сильно повлияли на дальнейшую судьбу черносошного крестьянства Русского Севера: «…Указами Петра I из остатков незакрепощенного земледельческого населения было оформлено особое податное сословие – государственные крестьяне, включившее черносошных крестьян северных уездов… В 60-х годах XVIII в., после секуляризации монастырских и церковных вотчин, бывшие монастырские крестьяне стали называться экономическими, которых с 1786 года стали учитывать в составе государственных крестьян.» [10 , с.43] .

В 1718 г. была произведена всеобщая перепись (первая ревизия) с целью выяснения количественного и качественного состава крестьянских и посадских дворов. Таким образом, началась подготовка к еще одной важной реформе петровского времени – замене подворного обложения податного населения – подушным, за счет чего в состав тяглового сословия включались уже все мужское население независимо от степени экономического положения. Петровские реформы привели к значительному ограничению свободы лично независимых северных крестьян, которое выразилось в следующем: «. ограничения в передвижении по стране, ограничения свободы выбора занятий, ограничения перехода из одного «чина» в другой…» [2 , с.185] . Так, например, для перехода в городское сословие «. крестьянин должен был представить начальству увольнительное свидетельство от сельского общества [мира] и «ручательную подписку» от родственников или земляков в том, что земельный участок этого крестьянина не останется «впусте» и не будет недоимки по податям, а так же по заводским и рекрутским повинностям…» [10 , с.211] .

Постепенно у общины отбираются все ее элементы самоуправления. Свободное обращение с землей запрещается правительственными указами. Фиксированный крестьянский надел, который был узаконен Генеральным межеванием XVIII в., позволял увеличить свой участок только за счет земли общинного резерва, состоявшего из запустевших по той или иной причине участков. Подсечные участки продолжали существовать, однако официально разработка подсеки была запрещена государством. Судебные функции окончательно переходят в руки правительства, за крестьянскими мирами остается достаточно сомнительная функция сбора налогов. При унифицированном подушном налоге крестьянский мир выполняет только полицейско–фискальную функцию надсмотра за правильностью сбора налога.

В XVIII в., после губернской реформы, была образована Олонецкая губерния. Особенностью экономического и социального положения олонецких крестьян в XVIII–первой половине XIX вв. являлось введение для них дополнительной государственной повинности – отработок на основанных в это время металлургических и горнодобывающих мануфактурах. Именно в этот период оформляется институт «приписных» крестьян, значительно отличавшихся и в экономическом и в правовом плане от общей массы государственных крестьян. В 1694 г. к Заонежским заводам Бутенанта правительство приказало приписать 1197 крестьянских и бобыльских дворов (около 6 тысяч мужских ревизских душ) Кижского погоста [3 , с.3] . Крестьяне в первый период создания заводов должны были лично являться на заводы для отбывания повинностей. Постепенно заводские отработки во второй четверти XIX в. заменяются денежным налогом.

В это время органы мирского общинного самоуправления были сохранены, но права их урезаны до минимума. Во главе общины по-прежнему стоял староста, который, наряду с другими выборными должностями, все так же избирался на сходах. В 1771 г. предписывалось созывать общие сходы только для избрания сельской администрации и объявления о разверстке податей и натуральных повинностей, а все остальные дела «должны были исправлять старосты с выборными людьми.». После избрания на сходе староста утверждался администрацией Петровских заводов и получал «наказ», где перечислялись его обязанности. Выборы старосты проходили в присутствии и под большим давлением представителей заводского управления. Главная задача сельской администрации заключалась в принуждении крестьян к выполнению заводских и других повинностей, а так же чисто полицейские обязанности – задержание беглых, беспаспортных и т.д. В ее же обязанности входило производить первый разбор крестьянских тяжб о земельных участках и по всем мелким преступлениям. Содержание сельской администрации лежало на самих крестьянах. Раскладка и сбор податей формально находились в ведении сельского мира, но фактически этим тоже занималась заводская администрация.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С созданием регулярной армии в ведение сельской администрации, в частности, старост, вошло составление посемейных списков очередности отбывания рекрутчины и сами рекрутские наборы.

В волостном правлении выдавались также паспорта на отлучку из деревни. При получении паспорта крестьяне должны были являться в канцелярию Олонецких Петровских заводов с «доношением» от старосты. В доношении удостоверялось, что предъявитель его в рекрутских списках не значится, недоимок за ним нет (или за выполнение заводских и других повинностей имеет поручателей) [3 , с.173–176] .

Таким образом, крестьянская поземельная община сформировалась стихийно из необходимости решения повседневных проблем обычной жизни. Она прошла долгий путь, в начале которого -становление и выработка норм обычного права, которыми всегда руководствовались в дальнейшем, а затем – формирование мощного института выборных должностей и традиций самоуправления. Однако постепенно община превращается в полуфискальный орган государственного аппарата. В XVI в. государство, воспользовавшись этим естественным процессом, придало общинной структуре статус государственного института. Впоследствии, с развитием всей системы государственной власти, решение многих проблем, которые входили в ведение общинной организации, в первую очередь, те, что были связаны с поземельными отношениями, переходят в компетенцию соответствующих правительственных органов. За крестьянскими мирами остается только право контроля.

4. Мирские выборные должности в XVIII-первой половины XIX вв. [9 , с.13-21] .

Сотский. Обеспечение фиска и повинностей. Производил раскладку податей по душам в соответствии с тяглом. Механизм раскладки был уже отработан, а задача сотского состояла в том, чтобы пустить ее в ход. Он нес личную ответственность за поставку рекрутов. Доставка рекрутов на сборные пункты тоже осуществлялась сотским. Он должен был следить и за состоянием проходивших по волости дорог, содержать в порядке перевозы, выделять транспорт для проезжающих должностных лиц.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Хозяйственно–попечительские обязанности. Как глава мирского самоуправления, сотский был обязан заботиться о хлебном магазине, сохранении неприкосновенного фонда семян и о помощи голодающим по причине недорода или природных бедствий. Власти позволяли открыть неприкосновенные запасы только при наличии уважительных причин и мирского приговора.

Информативно–просветительские обязанности. Сотский был обязан систематически информировать уездную администрацию о состоянии дел в волости. От него запрашивали сведения об урожае хлебов, о местных промыслах, о рыбных ловлях, сенокосах, о посевах и пр. На его имя приходили все правительственные указы. Сотский собирал всеобщие [валовые] и неполные сходы. Он был представителем мира во всех «внешних» связях и во всех государственных органах.

Полицейско–судебные обязанности. Разбирал мелкие ссоры и земельные конфликты, проводил предварительный сыск по случаю обнаружения мертвого тела или «блудного дела» и т.д. В его адрес шел поток указов и распоряжений о сыске беглых крестьян и рекрутов, о розыске «смертоубийц», должников, ушедших без паспортов. Он производил арест по указу местной администрации.

Староста. До изменений 80-х годов XVIII в., во главе волостного и мирского самоуправления стояли не сотские, а старосты. В этом случае они выполняли те же обязанности, что перечислены выше. В ходе реализации екатерининской губернской реформы должность старосты вводится в обязательном порядке. Старосте предназначались хозяйственные, попечительские, общерегулирующие функции, сотскому – полицейско–фискальные

Сборщик. Собирал не только государственные, но и внутримирские сборы, осуществлял межволостные расчеты. Вместе со старостой отвечал за сохранение и отправку денежных сумм в соответствующие государственные учреждения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Выборный. Собирательное наименование основных лиц мирского управления. Рекомендовалось в каждой волости (или в каждом мире) на 500 душ иметь выборного в помощь старосте. Закон определял главной задачей выборных работу по раскладке податей. На самом деле выборные становятся своего рода обязательной коллегией при старосте. Их подписи стоят под всеми приговорами.

Рекрутский голова (целовальник). Появившись в петровские времена, эта должность вскоре заняла видное место в мирском самоуправлении. Рекрутский голова был обязан на основании имеющихся очередей производить отбор кандидатов в рекруты, а так же следить за своевременным обновлением самих очередей, представлять их в казенную палату (отметим, что окончательное назначение рекрута проводилось не решением рекрутского головы, а мирским сходом). Ближайшими помощниками рекрутского головы были рекрутские отдатчики, в задачу которых входила своевременная доставка рекрутов на сборный пункт вместе с необходимым провиантом, мундиром и денежным жалованием, а так же получение соответствующей квитанции.

Церковные старосты. До конца XVII в. полное заведование церковно- хозяйственными делами в приходе поручалось церковному старосте. Если в волости было несколько приходов, то соответственно увеличивалось и количество церковных старост. В первые десятилетия XVIII в. церковные старосты в главных направлениях своей деятельности сохраняли прежние полномочия: были организаторами выборов священников, дьячков, пономарей, участвовали в назначении просвирниц. В тоже время они вели учет денежным, хлебным и иным поступлениям, а так же их расходованию. С согласия мира церковного старосты церковные земли передавали в аренду желающим. Однако в дальнейшем эти действия все больше следовало согласовывать с приходским священником, а по ряду вопросов – и с архиереем. Кандидатуры церковных старост стали утверждаться волей архиепископа, их деятельность подвергалась ревизиям со стороны духовных консисторий, в практику вошли описи церковного имущества. Престиж и влияние этой должности стала определять не возможность распоряжаться казной, общинной землей, хлебом и т.п., а, главным образом, близость к храму как к духовно–религиозному центру крестьянской округи.

Десятский. Так назывались ответственные лица в «десятках» (условное название самых малых подразделений сельского мира, нередко состоящих из одной деревни). Десятский избирался на один год и работал в непосредственной связи со старостой и под его руководством. Он представлял свою деревню или округу в общих мирских и волостных делах, а также зачастую проводил деревенские сходы.

Использованная литература:

  1. Аграрная история северо–запада России в 3-х томах. Л., 1971.
  2. Анисимов Е.В. Податная реформа Петра 1. Л., 1972.
  3. Балагуров Я.А. Приписные крестьяне Карелии в 18–19 вв. Петрозаводск, 1962.
  4. Богословский М. Земское самоуправление на Русском Севере в 17 веке. М., 1909.
  5. Витов М.В. Историко–географические очерки Заонежья 16–17 веков. М., 1962.
  6. Власова И.В. Традиции крестьянского землепользования в Поморье и Западной Сибири в 17–18 вв. М., 1984.
  7. Дегтярев А.Я. Русская деревня в 16–18 вв. Очерки истории сельского расселения. Л., 1980.
  8. История государства и права СССР. М., 1985.
  9. Камкин А.В. Общественная жизнь северной деревни 18 века (пути и формы крестьянского общественного служения). Вологда, 1990.
  10. Колесников П.А. Северная деревня в 15 – первой половине 19 вв. Вологда, 1976.
  11. Мюллер Р.Б. Карелия в 17 веке. Сборник документов. Петрозаводск, 1940.

Основная рекомендуемая литература:

  1. Балагуров А.Я. Приписные крестьяне Карелии в XVIII–XIX веках. Петрозаводск, 1962.
  2. Богословский М. Земское самоуправление на Русском Севере в 17 веке. М., 1909.
  3. Витов М.В. Историко–географические очерки Заонежья 16–17 веков. М., 1962.
  4. Дегтярев А.Я. Русская деревня в 16–18 веках. Очерки сельского расселения. Л., 1980.
  5. Мюллер Р.Б. Очерки по истории Карелии 16–18 веков. Петрозаводск, 1947.

// Традиционная культура русских Заонежья
Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2018. 178 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф