5. Покровская церковь VkontakteFacebook

История создания храма и проблема датировки.

По традиции северных русских погостов рядом с летним храмом Спаса Преображения стоит теплая зимняя церковь. Она посвящена празднику Покрова Пресвятыя Богородицы. Покровская церковь, также как и летний храм, была сооружена на месте старой сгоревшей постройки. История ее создания, как и история строительства Преображенской церкви, сложна и окончательно не прояснена. Долгое время считалось, что Покровская церковь была построена значительно позднее Преображенской. Официальной датой ее строительства указывался 1764 г. Вместе с тем, ряд специалистов и, в первую очередь, научные сотрудники музея «Кижи» В.А.Гущина и Б.А.Гущин, учитывая данные многочисленных исследований, выдвинули гипотезу, согласно которой после пожара 1693–1694 г. первой была отстроена именно зимняя церковь. Исследователи народной архитектуры (В.А. и Б.А. Гущины, В.А.Крохин, А.Т.Яскеляйнен, и др.), основываясь на анализе особенностей конструкций этого храма, архитектурных аналогов и данных дендрохронологического анализа древесины, выдвигали предположение, что в его истории было три строительных периода, что Покровская церковь не раз перестраивалась и к 1764 г., а возможно и ранее, сформировался ее современный облик. Вернемся к записи от 1696 г., сделанной в «Переписной книге крестьянских и бобыльских дворов Кижского погоста»: «…на погосте строят церковь новую, теплую, клецки во имя Покрова Богородицы. Да в той же церкви построен придел во имя Николы Чудотворца…» [6, с.136]. По мнению указанных исследователей (и в соответствии с записью), можно предположить, что после пожара была построена зимняя клетская церковь, вероятно, с двускатной клинчатой кровлей над центральным четвериком. Позднее, предположительно в первой половине XVIII в. она, возможно, была перестроена в шатровую (В.А.Гущина, В.А.Крохин). Тогда же над четвериком мог быть возведен и восьмерик. Вероятно, что причиной перестройки могло стать стремление к более совершенному варианту художественной выразительности двух церквей: Покровской и, построенной к тому времени, Преображенской. После 1749 г. могла быть осуществлена третья крупная реконструкция церкви с переборкой сруба, с устройством пятистенного алтаря и заменой шатрового верха (если таковой существовал) на девятиглавие. Что касается датировки зимней церкви, то в настоящее время официально приняты такие даты: 1693; 1720-1749 гг.

Среди специалистов нет единого мнения, почему в конечном результате именно девятиглавому завершению храма было отдано предпочтение. Одни из них, в частности, Л.М.Лисенко, А.В.Ополовников, В.А.Крохин, считают, что оно появилось в соответствии с официальной позицией Церкви, стремившейся придать многоглавию ансамбля определенную символику. При этом В.А.Крохин отмечает, что «сделано это было тактично, умело и с большим предвидением» [9, с.157]. В то же время историк архитектуры М.Красовский еще в начале XX в. писал по тому же поводу следующее: «… Многоглавие, кажущееся одним из новшеств начала 18 века, представляет, в сущности, возврат к старине, и при том к своей собственной, чисто народной, так как из летописей видно, что первоначальный соборный храм Новгорода, Святая София, построенная из дубового леса, имела 13 верхов. А некоторые киевские церкви, правда, каменные, имели 15, 25 и даже 30 верхов. Нам не известно, каков был общий облик новгородской Софии, но, во всяком случае, мы в праве утверждать, что идея многоглавия жила в народе, и, быть может, поддерживалась другими многоверхими храмами, служившими звеньями цепи, в начале которой стоит София Новгородская, … к сожалению, звенья эти исчезли с лица Земли… В отношении девятиглавия существует мнение, что оно символизирует собой девять ангельских чинов или девять чинов угодников. С точки зрения истории архитектуры, естественнее предположить, что каноническое объяснение числа девяти глав сложилось уже после того, как они стали применяться из чисто эстетических соображений зодчих. Ведь над квадратом или восьмиугольником, форма которых находится в зависимости от канонических правил, симметрично можно разместить только пять или девять глав, всякое же другое их число будет неприятно резать глаз.» [8, с.279, с.287].

В любом случае нам следует признать, что такое решение верха есть блестящее воплощение принципа ансамблевости, столь характерного для народного деревянного зодчества. При взгляде на Кижский погост со стороны мы видим, как силуэт верха Покровской церкви перекликается с пирамидальными очертаниями летнего храма, а с определенных видовых точек наблюдается полное совмещение многоглавия этих двух церквей.

Тип сооружения. Особенности объемно–планировочного решения и художественного облика храма.

Тип существующего сегодня храма получил название «восьмерик на четверике». Наиболее древние, относящиеся к этому типу, постройки датируются первой половиной XVII в. Схема Покровской церкви такова: в плане она имеет вид вытянутого прямоугольника со скошенными углами восточной части. В центре – четырехгранный сруб собственно–церковного помещения, к которому с востока примыкает алтарный прируб, с запада – трапезная и сени. Все четыре сруба имеют равную ширину – 8,7 м. Длина церкви составляет 32 м, высота равна 27 м., общая площадь внутренних помещений составляет 211,5 м. На центральный четверик собственно церковного помещения поставлен восьмерик, он перекрыт крышей на восемь скатов. На сопряжении этих скатов поставлено по небольшому восьмерку, каждый из них завершен главкой. При этом главки Покровской церкви находятся на одном уровне с третьим ярусом глав Преображенской. Алтарный прируб перекрыт бочечной кровлей килевидного сечения, которая тоже завершается главкой.

Интересна композиция объемов Покровской церкви. Четверик в месте соединения с восьмериком имеет небольшой повал, образованный тремя верхними венцами, за счет этого основание восьмерика становится заметно шире. Восьмерик тоже завершается повалом – уже в 5 венцов. Тем самым силуэт центральной части Покровской церкви как бы постепенно расширяется кверху, контрастируя с пирамидальными очертаниями Преображенской.

Так же как и летний храм, Покровская церковь может служить примером воплощения закона единства пользы, прочности и красоты. Так, например, повалы, которые предназначены для того, чтобы удлинить свесы кровли, что способствует отводу дождевой воды на значительное расстояние от сруба, вместе с тем, зрительно выявляют работу конструкций сооружения: они как бы расплющились и пружинят под тяжестью верхних частей здания, это придает композиции особую динамичность. Под верхним повалом – декоративный пояс из резных треугольных фронтонов. По выражению архитектора А. В. Ополовникова, он «… вносит в это монументальное сооружение ноту теплоты и чисто русской любви к узорчатой нарядности» [14, с.289]. В то же время этот пояс служит защитой верхних частей сооружения от косых заливных дождей. По мнению того же автора, «… такие пояса–ожерелья, а также промежуточные повалы и связанное с ними расширение сруба стопы (четверика – прим. сост.) кверху – характерные особенности только прионежской школы народного деревянного зодчества, в других местах их не встретить» [14, с.289].

Интересны и другие элементы Покровской церкви, такие, например, как традиционная безгвоздевая конструкция тесовой крыши «по курицам и потокам», первозданный интерьер сеней, лемеховое покрытие глав и бочки, перекрывающей алтарный прируб. По живописности и четкости рисунка «городка» его можно отнести к лучшим образцам классических покрытий памятников деревянного зодчества, дошедших до наших дней. Своеобразно по форме и крыльцо Покровской церкви, верхняя площадка которого покоится на трех массивных опорных столбах и лежащих на них балках. Марш крыльца развернут в сторону Преображенской церкви.

Покровская церковь построена с использованием традиционных строительных пород дерева: сосны, осины, березы (бересты). Пазы бревен проложены мхом – для утепления стен.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

При сооружении церквей на Кижском погосте мастера использовали одни и те же архитектурные объемы, традиционные формы кровельных покрытий: четверики, восьмерики, бочки, главки. При этом возводятся два храма, совершенно различные по художественному решению, но вместе образующие исключительно гармоничный архитектурный ансамбль.

Несомненный интерес для нас представляет интерьер Покровской церкви. Представим себе, что мы вошли внутрь храма. Первое, небольшое помещение, – это сени. Они устраивались в зимних церквях для того, чтобы защитить внутреннее пространство от проникновения холода с улицы. В настоящее время здесь размещена выставка, знакомящая с историей Кижского прихода. Далее, одно за другим, следуют трапезная (притвор), кафоликон (собственно–церковное помещение), расположенный в центральном четверике, и алтарь, который занимает восточный прируб. В прежние времена церковь отапливалась: первоначально в трапезной, слева от входа, стояла большая печь.

Интерьер Покровской церкви.

За долгую историю существования Покровской церкви ее интерьер неоднократно подвергался переделкам, что объяснялось и нуждами прихода, и стремлением следовать духу времени, и изменением технического состояния храма. В самом начале, при строительстве этой церкви взамен сгоревшей, в ней был устроен «придел во имя Николы Чудотворца» (Никольский придел). Словарь Брокгауза и Ефрона так объясняет это понятие: «Придел в православном храме – особый алтарь, отделенный от главного, содержащий в себе все, что составляет принадлежность всякого алтаря – престол, жертвенник с принадлежностями и пр. Подобно главному алтарю он отделяется от других частей храма иконостасом… Приделы устрояются в более просторных храмах для того, чтобы в один день можно было в одном и том же храме совершать Литургию дважды или трижды, по числу приделов… Придел, как и главный алтарь, обращен к востоку, параллельно главному алтарю, несколько впереди его или несколько позади, или по сторонам» [2, с.159].

В различных документах прошлого и исследовательских работах настоящего времени, касающихся Покровской церкви, приделом называют помещение, в котором сегодня располагается трапезная. Так в описании от 1813 г. сказано: «. внутри этой церкви был еще размещен придел Св. Николая. Между приделом Св. Николая и Церковью Покрова Богоматери (собственно–церковным помещением – прим. сост.) находится капитальная стена…В приделе размещается довольно большая печь, два клироса и перед клиросом, что с левой стороны, находится стол для сборщика денег.» [23, с.132]. Архитектор А.Т.Яскеляйнен по тому же поводу писал в 1999 г.: «… Молитвенное помещение (Никольского придела – прим. сост.) находилось в трапезной, и его размеры в точности соответствуют существующим ныне размерам последней (т. е. это помещение одновременно считалось и трапезной, и приделом Св. Николая» [23, с.132]). Алтарь Никольского придела выходил в собственно–церковное помещение и представлял собой небольшую выгородку в его юго–западном углу, примыкавшую одной стороной к трапезной, а другой – к правой, южной, стене храма. Как пишет В.А.Гущина, «… наличие алтаря, расположенного в собственно–церковном помещении, крайне редкое явление» [6, с.138]. Входы в этот дополнительный алтарь – Царские врата и пономарская дверь – были прорублены в восточной стене трапезной, а несколько левее, на этой же стене, находился вход в собственно–церковное помещение. Таким образом, отапливаемая трапезная в холодное время года выступала в качестве молитвенного помещения. Летом службы проходили в собственно церковном помещении. В Покровской церкви одновременно существовало два иконостаса. Один, как и полагается, находился в собственно–церковном помещении, там, где расположен современный иконостас, второй был размещен в трапезной, на восточной стене (известен среди специалистов как Никольский иконостас, датируется концом XVII в.). Он насчитывал сначала четыре, а позднее – три ряда икон [21, с.182]. При устройстве любого иконостаса его центральная икона – «Спас в силах» – должна находиться на одной горизонтальной оси с престолом, стоящим в алтаре. Как уже было сказано, алтарь Никольского придела, а, следовательно, и престол, располагались не по центру храма, а значительно ближе к южной стене. Таким образом, относительно центральной иконы, этот иконостас имел асимметричную конструкцию и насчитывал большое количество «левосторонних» икон.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Устройство Никольского придела было, по-видимому, продиктовано насущной необходимостью прихода: благодаря его существованию вновь отстроенная после пожара Покровская церковь могла играть роль «зимне–летнего» храма: зимой службы проходили в теплой трапезной с Никольским приделом, летом – в неотапливаемом собственно–церковном помещении. Следуя исторической правде, было бы неправомочным сегодня приписывать трапезной Покровской церкви, по аналогии с другими храмами, функции, присущие мирскому помещению, так как изначально она предназначалась для богослужений и на протяжении многих лет отвечала этому назначению.

Никольский придел просуществовал очень долго: он был разобран «за теснотою» лишь в 1865 г., о чем свидетельствуют архивные документы и надпись, сохранившаяся на иконе «Покров Богородицы». Надпись также содержит сведения и о других переделках, произведенных в это же время: «… Иконостас (в собственно–церковном помещении – прим. сост.) поставлен и устроен новый, стены снаружи обшиты новым тесом и окрашены белилами, внутри потолки, мосты (полы) окрашены и стены покрыты новыми шпалерами, все устроено в том же 1865 г. тщанием прихожан и усердием доброхотнодателей. Многое здесь не означено потому, что мало здесь для описания места. Запись сделана священником Кижского погоста Андреем Иоановичем Русановым» [5, с.26]. Кроме этого относительно интерьера Покровской церкви имеются уточняющие сведения и в «Церковной летописи» от 1867 г.: «…с упразднением же онаго (Никольского придела) храм сделался великолепнее и просторнее прежняго, – в нем двери, окна, полы, потолки и стены все обновлено и Иконостас сделан новый -столярной работы, выкрашенный, Царские врата вырезаны новыя и позолочены.» [5, с.28].

Известно также, что в 1903 году стены церкви были оштукатурены и окрашены масляной краской, при этом окраска их нижней части имитировала мраморные цоколи. Потолки были закрыты тесовой подшивкой, оштукатурены, окрашены белилами, украшены лепными карнизами и розетками для люстр. Окна были растесаны и выровнены в одну линию. Стена, разделявшая собственно–церковное помещение и трапезную, была почти полностью выпилена, на этом месте образовался широкий трапециевидный портал. Во время проведения реставрационных работ в 50-е гг. XX в. (автор проекта – А.В.Ополовников) стена была восстановлена, однако дверной проем, ведущий сегодня в собственно–церковное помещение, стал располагаться по центру, без учета существовавшего прежде Никольского придела. Как пишет А.Т.Яскеляйнен, «необходимо заметить, что пространственная организация интерьера Покровской церкви существенно отличалась от современной «анфиладной» его трактовки» [23, с.133]. Согласно тому же проекту, со стен и потолка церкви была удалена штукатурка, однако устранить следы ее существования полностью не удалось, они видны и сейчас.

В настоящее время трапезная Покровской церкви – это просторное помещение, вдоль стен которого тянутся широкие лавки. Печь отсутствует: старая, существовавшая до упразднения Никольского придела в XIX в., была разобрана и заменена, как пишет В.А.Гущина, на две кирпичные, вместо которых в 1903 г. установили две круглые голландки, облицованные гофрированной жестью [5, с.51]. Согласно проекту реставрации, голландки, не отвечавшие традиционным представлениям архитекторов об устройстве интерьеров старинных деревянных церквей, в свою очередь были разобраны.

Сейчас в трапезной Покровской церкви находится выставка икон из коллекции музея–заповедника «Кижи». Размещение икон на стенах этого помещения было типичным явлением. Согласно анализу архивных данных, проделанному научным сотрудником музея «Кижи» В.А.Гущиной, вплоть до 1943 г. трапезную Покровской церкви украшали 19 икон.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Из трапезной мы проходим в собственно–церковное помещение (кафоликон), туда, где и прежде, и теперь проходят богослужения. По площади оно заметно меньше трапезной, но по высоте потолка значительно превосходит ее. В этом помещении мы видим иконостас, за которым расположен алтарь. Перед иконостасом, по всей его длине, возвышается площадка – «солея», где во время богослужения стоят чтецы и певцы (певчие). Для них справа и слева, у стены, устроены клиросы. В центре, перед Царскими вратами, солея имеет полуциркульный выступ – «амвон». Перед амвоном, по центру храма, ставится «аналой» – высокий четырехгранный столик (подставка) с наклонной крышкой. На аналой возлагается Евангелие, Апостол, а также иконы, соответствующие праздникам христианского календаря или дням памяти святых. Если в храме нет «празднуемой» иконы, то на аналой возлагаются «святцы» – минейная икона, соответствующая тому или иному месяцу (или полумесячию), на которой мы видим иконописные изображения святых, воспоминаемых в каждый день этого периода. В кафоликоне также устанавливается «канунник» или «канун». Так именуется низенький столик, на котором стоит изображение распятия и устроена подставка для свечей. Перед канунником служатся заупокойные богослужения–панихиды. В храме также необходимы осветительные приборы: сегодня это металлические и деревянные подсвечники («тощие свечи»), которые ставятся перед иконами и аналоем. Перед некоторыми иконами зажигаются лампадки. Прежде в кафоликоне находилось паникадило -люстра, подвешенная к потолку.

Официально службы в Покровской церкви проходили в холодное время года: от праздника Покрова (14 октября по н.с.) и до Пасхи. Сегодня она используется как летний храм.

// Традиционная культура русских Заонежья
Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2018. 178 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф