Метки текста:

Методический кабинет

1. Некоторые архитектурно-планировочные, пространственные и композиционные особенности застройки деревень на территории Заонежья VkontakteFacebook

Прежде, чем мы приступим к знакомству с архитектурно–планировочными и композиционными традициями застройки заонежских деревень, нам необходимо уяснить некоторые необходимые для этого терминологические понятия. Они были предложены этнографом М.В.Витовым [1, с.16] и широко используются в литературе. Система этих понятий включает следующие:

Типы поселений в Заонежье.

Заонежское поселение, как и любое другое, должно было отвечать целому ряду условий, жизненно важных для его жителей. По социально–экономическим признакам здесь, как и на всей территории Русского Севера, можно различить три основных типа поселений: погост, деревня и село [5 , с.16] . Одним из самых ранних и своеобразных типов, характерных для Севера в целом и для Заонежья в частности, был погост. Термин «погост» в административно–территориальном смысле имеет два значения: так называли и центральное поселение, и административный округ. Ввиду этого, в литературе употребляются выражения «погост–место» и «погост–волость», позволяющие различать эти два значения. В центральном поселении строилась церковь или храмовый комплекс, там проходили мирские сходы, туда приезжали новгородские наместники и купцы – «торговые гости» (слово «погост» является однокоренным с такими, как «гость», «гостинец», «гостиница» и этимологически связано с понятием «путь»). «Деревня» – это поселение крестьян–земледельцев, первоначально в 1–3, позднее – в 10–15 дворов. Термин «село» в древности означал загородное княжеское имение. Позднее под селом понималось центральное селение, к которому тяготеют деревни. В XIX в., в большинстве случаев, оно означало сравнительно крупное сельское поселение, в котором была (или существовала в прошлом) церковь. Кроме этих трех типов поселений следует отметить еще один – «починок». Название это происходит от слова «почин» и в новгородские времена употреблялось в значении «основанное новое поселение». В XVIII–XIX вв. починком на Севере называли небольшие поселения, отпочковавшиеся от старой деревни ввиду недостатка пригодных для обработки земель [5 , с.16] .

Типы заселения.

Типы заселения или характер расположения селений на местности повсюду формировались, в значительной степени, под влиянием местных географических и физических условий. На Русском Севере, и, в частности, в Заонежье, преобладал прибрежный тип заселения: люди здесь предпочитали селиться по берегам рек и озер. Тому было несколько причин: во первых, для земледельческого населения немаловажным было наличие пригодных для обработки земель, «большинство из которых здесь расположено узкой лентой вдоль берегов рек и озер. Часто в 100–300 м от них начинается «сузем» – водораздел, покрытый болотами или труднопроходимыми лесами. Хорошая почва для пашни и наличие близко расположенных сенокосов, которые могли располагаться в поймах рек, часто имели решающее значение при выборе места для селения» [5 , с.18] . Во вторых, водоемы являлись источниками для рыбного промысла, и хотя Заонежье традиционно считалось земледельческим районом, промысел рыбы здесь также являлся одним из основных занятий населения. И, наконец, реки и озера, которые еще при освоении Русского Севера служили водно–волоковыми путями, очень долго оставались единственно удобными для людей транспортными артериями. [5 , с.17] . М.В.Витов, исследовавший Заонежье по источникам XVI–XVII вв, относил к речному типу 40% поселений, к озерному – 25%. Сележный, или водораздельный тип в первоначальный период освоения Севера составлял всего 3–5%, и только в XIX в. возрос до 10–12% [5 , с.19] ; [2] . Преобладание прибрежных поселений подтверждают и карты Генерального межевания, составленные в первой четверти XVIII в., а также современные крупномасштабные карты, свидетельствующие об их преимущественном развитии и в настоящее время [5 , с.19] .

Типы расселения.

На Русском Севере они тоже имеют ряд своих отличительных особенностей. В частности, только здесь сохранился широко распространенный в старину гнездовой тип расселения, при котором деревни располагались не в одиночку, а группами. Он издавна был очень характерен для Заонежья, и в ряде мест сохранился почти в неизменном виде до наших дней, тому пример – Вегорукса, Фоймогуба, Падмозеро и др. [4 , с.125] . Формированию этого типа расселения во многом способствовал процесс образования починков, которые «отпочковывались» от старых поселений.

Как правило, при гнездовом расселении деревни объединял какой–либо природный элемент: излучина или устье реки, озеро, остров, полуостров и др. [6 , с.6] . В Заонежье объединяющим моментом часто служило Онежское озеро. Композиционное своеобразие таких гнезд было обусловлено природными особенностями выбранного места, им были свойственны такие черты, как соподчиненность и внутренняя организованность, окрестные поселения тяготели к единому структурному центру – погосту.

Планировочные формы поселений, типы планировок.

Понятие «форма поселения» подразумевает планировку селения и ориентацию жилых домов [5 , с.22] . Ряд исследователей (Ополовников А.В., Ушаков Ю.С.) в своих работах отмечают, что, по ряду причин, вопрос о планировочной структуре северных поселений во многом остается недостаточно изученным и дискуссионным. Как пишет А.В.Ополовников, «… если говорить о самых общих, основополагающих принципах планировки, … то надо сказать, что их всего только два. Один из них – это принцип свободной планировки, утвердившийся в народном зодчестве с незапамятных времен, а второй – принцип регулярно–геометрической планировки, появившийся в северных деревнях намного позже». [3 , с.26] .

На начальных этапах земледельческого освоения края, при преобладании малодворных поселений, и потом, на протяжении долгого времени, для заонежских деревень единственной формой являлась свободная планировка: глядя со стороны, можно было подумать, что дома, амбары, бани, изгороди ставились совершенно произвольно. Такой характер застройки диктовался, главным образом, стремлением как можно более разумно использовать пригодные для обработки участки земли. Кроме того, свободная планировка позволяла, во-первых, обеспечить наиболее удобное расположение домов относительно водоема, солнечного освещения и преобладающих ветров, а, во-вторых, так организовать жилое пространство, чтобы оно было и физически, и психологически комфортно для человека [7 , с.193] . Примером свободной застройки для нас могла бы служить любая малодворная деревушка. Постепенно, по мере разрастания поселений, стала формироваться тенденция к расположению дворов в некое подобие ряда, так зародился регулярный, порядковый тип планировки северорусской деревни («порядок» – значит «ряд»). Со временем именно он наиболее широко распространился в Заонежье и встречается здесь до сих пор [6 , с.5] . Порядковый тип застройки имеет целый ряд подтипов и вариантов. Не имея возможности, в рамках данной статьи, останавливаться на каждом, рассмотрим самые основные. Как уже было сказано выше, в Заонежье насчитывалось очень много поселений так называемого озерного и речного типа, наибольшее распространение в них имела прибрежно–рядовая застройка. Порядок домов при этом иногда повторял линию берега, иногда – нет, строгой регламентации не было. Главные фасады домов были ориентированы на реку или озеро. Как и прежде, учитывались такие факторы, как освещенность и роза ветров. По мере разрастания деревни, дома могли ставить и в два, и в три ряда, в этом случае фасады построек, стоящих во второй и третьей линии, смотрели на «озадки» тех, что стояли ближе к берегу, таким образом, не зависимо от ряда, они выходили «на воду». Чтобы находящийся впереди дом не закрывал вид из окна и, одновременно, солнце, их ставили «вразбежку». Если рельеф был неровным, один порядок домов ставился выше другого – терассообразно. В любом случае, порядки не были абсолютно прямыми, что объяснялось естественными причинами [4 , с.11] . (В том случае, когда поселение располагалось на водоразделе и было удалено от воды, дома ориентировали на дорогу).

Ко второй половине XVIII в., в Петровскую эпоху, на государственном уровне начинают формироваться определенные правила деревенской застройки. В середине XIX в. вводится Строительный устав, который регламентирует размеры усадебных мест на которых располагались дом и огород, он предписывает и более строгую, уличную планировку. Уличная планировка преобладала там, где большую роль играл сухопутный транспорт [5 , с.23] . Перестраивать деревни в улицы начинали, чаще всего, на новых «концах» разрастающихся поселений. Образовывались они там, где это было возможно по условиям рельефа, и прямизна таких улиц тоже была относительной [3 , с.28] . Процесс перестройки деревень происходил повсеместно, в том числе и в Заонежье, о чем свидетельствуют планы поселений, составленные в 40-е годы XIX в. [7 , с.196] . Подтверждение тому можно найти и в других источниках. К примеру, в 1866 г. ученый–фольклорист П.Н.Рыбников, сетуя на беспорядочную, как ему казалось, порядковую застройку деревень, писал: «В недавнее время начальство стало настоятельно требовать от крестьян, чтобы они устраивали свои новые дома на местах, которые будут отведены землемером» [7 , с.196] . Размер усадебного места, по данным исследователя С.В.Воробьевой, в среднем составлял 13×18 саженей (т.е. около 1000 кв.м.). Распространению уличной формы поселений в Заонежье способствовала также прокладка в конце XIX в. сухопутных дорог, которые проходили по деревням и использовались круглогодично, – до этого времени их здесь, практически, не было. При строительстве новых домов их фасады могли ориентировать не на озеро, а на дорогу, привычным для нас образом, так в планировку деревень стали проникать элементы, свойственные городской застройке. Тем не менее, старые, уже сформировавшиеся участки поселений не трогали, и они продолжали существовать в прежнем виде, в результате чего многие деревни представляли собой разнообразные переходные планировочные формы [5 , с.23] .

Особенности и структура однорядной застройки поселений.

Говоря о порядковом типе планировки и прибрежно–рядовой застройке, остановимся на самом простом ее варианте – однорядной застройке, которая была наиболее характерна для о.Кижи и округи (хотя это, конечно, далеко не все Заонежье!). При однорядной застройке, в одном случае, дома своими главными фасадами обращены к реке или озеру, примером такого поселения может служить д.Ямка, а в другом – к дороге, идущей вдоль берега, но позади домов, – такие поселения тоже есть в окрестностях о.Кижи. Деревня Ямка представляет собой один ряд развернутых к озеру домов, который почти вплотную подходит к береговой линии, повторяя ее очертания. В структуре прибрежно–рядовой застройки традиционных поселений Заонежья прослеживаются определенные общие черты. Первую линию строений, у самого берега, образуют небольшие бани, сараи для хранения лодок, приспособления для вытаскивания их на берег, мостки, причалы, вешала для просушки сетей. Иногда «на воде» сооружались и амбары. Массивные высокие дома образовывали вторую, основную линию береговой застройки. Сразу же за домами начинались пашенные угодья, огороженные изгородью из жердей, вблизи полей ставили хозяйственные постройки, предназначенные для просушки и обмолота зерна: зароды, риги. Расположенный поблизости ручей или речка хорошо подходили для строительства водяных мельниц, а открытые возвышенные места – для сооружения ветряных. На некотором отдалении от домов, – у берега озера, в роще, на скалистом возвышении или в окружении полей, можно было увидеть и небольшой деревенский храм – часовню, а у дороги – поклонный крест. В целом такая деревня представляла собой своего рода архитектурный ансамбль, в котором существование каждого элемента и его традиционное расположение были обусловлены и жизненным опытом, и насущной потребностью человека, и природными особенностями ландшафта.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«На первых этапах земледельческого освоения Заонежья, как и всего Европейского Севера, здесь наблюдалось огромное преобладание малодворных деревень, насчитывавших 1–2 двора. В дальнейшем происходило их постепенное укрупнение: в XVII в. преобладают деревни в 3–5 дворов, в конце XIX – начале XX вв. – в 5–10 дворов, хотя встречались как малодворные, так и значительно более крупные поселения…, кругом располагались огороженные изгородями пашни… В случае плотного заселения местности, например, вокруг таких крупных сел (в будущем – волостных центров) как Шуньга, Толвуя, Великая Губа, Кузаранда, Падмозеро и др., уже в XVI–XVII вв. сельскохозяйственные угодья отдельных деревень могли сливаться в единое целое на больших территориях…» [4 , с.126] .

Обжитые человеком места разделяли, порой, километры лесов и болот. Тем не менее, несмотря на значительную удаленность друг от друга, заонежские поселения не оставались в изоляции: территориально они были объединены в округа–погосты (позднее – в волости), которые тоже можно рассматривать как исторически сложившиеся архитектурно–природные ансамбли. Ядром такого ансамбля служили храмовые комплексы–погосты. Для жителей округи погост являлся и центром духовной жизни, и, своего рода, символом малой родины. Ярким примером тому служит главная примета кижской округи – Спасско–Кижский погост, «Спасушко, светломилостивый Ерусалим», как называли его здешние жители.

Архитектурно–планировочные и композиционные особенности поселений Заонежья обладали рядом признаков, характерных для всего Русского Севера и, в то же время, отличались определенным своеобразием. Эти поселения формировались постепенно, изменяясь с течением времени под влиянием различных обстоятельств, и, в то же время, сохраняя некоторые древние черты. В застройке деревни явственно прослеживается разумность и целесообразность размещения строений, стремление человека, тем самым, как можно лучше устроить свою жизнь. Вместе с тем, еще при выборе места, когда человеку необходимо было учесть такие важные особенности, как удобство сообщения, качество сельскохозяйственных угодий, ориентация по солнцу, защита от ветров и др., внимание уделялось и красоте окружающей природы.

Любое поселение обладало удивительной цельностью, каждая постройка в нем занимала свое определенное место, при этом она имела свой характерный силуэт и свои устойчивые архитектурно–конструктивные формы. В последующих статьях, подробно рассматривая архитектурные особенности этих построек, мы увидим, что «несмотря на значительные, порой, различия, их роднит та особая общность, которая происходит и от реалистической природы народной строительной культуры, и от единства строительного модуля, которым является бревенчатый сруб, и, в особенности, от того, что составляет саму сущность народного деревянного зодчества: единства конструктивно–технической и архитектурно–художественной формы» [3 , с.35] .

Использованная литература:

  1. Витов М.В. О классификации поселений // Советская этнография, 1953, №2.
  2. Витов М.В. Историко–географические очерки Заонежья в XVI–XVII вв. М., 1962.
  3. Ополовников А.В. Русское деревянное зодчество: Гражданское зодчество. М., 1983.
  4. Сазонов С.В. Население и сельская система расселения // Кижский вестник №2. Заонежье. Петрозаводск, 1993. – С.123–138.
  5. Ушаков Ю.С. Ансамбль в народном зодчестве Русского Севера. Л., 1982.
  6. Ушаков Ю.С. Архитектурное наследие – в строй современности. Опыт народной архитектуры Русского Севера. Л., 1980.
  7. Яскеляйнен А.Т. Некоторые особенности формирования объемно–планировочной структуры заонежских поселений XIX – нач. XX вв. // Кижский вестник №2. Заонежье. Петрозаводск, 1993. – С.194–207.

Основная рекомендуемая литература:

  1. Витов М. В. О классификации поселений // Советская этнография, 1953, №2.
  2. Мильчик М. И., Ушаков Ю. С. Деревянная архитектура Русского Севера. Л., 1981.
  3. Ополовников А. В. Русское деревянное зодчество. М., 1983.

// Традиционная культура русских Заонежья
Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2018. 178 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф