Метки текста:

Методический кабинет

1. Из истории развития иконописи в Карелии VkontakteFacebook

Иконопись древней Карелии – лишь часть живописного наследия российского Севера. Искусство каждого северного региона обладало своими особенностями в зависимости от общего культурно – исторического развития края. Эти особенности касаются как иконографии, так и художественного решения памятников живописи. В композиции, приемах письма, орнаментике, колорите отражаются представления людей о красоте как проявлении в земном мире духовного, Божественного начала. Кроме того, воплощение священного текста в зримых образах может происходить только по законам художественного творчества, с учетом эмоционального воздействия создаваемых образов. Иначе изображение превращается в собрание умозрительных символов, что чуждо православному пониманию образа. Поэтому представляется необходимым строить экскурсионный показ на сочетании данных историко–культурного, иконографического и художественного анализа.

На современной территории Республики Карелия в древности располагались два крупных историко–культурных региона российского Севера – Обонежье и западная часть Беломорья. Обонежье включало северо–восточное Приладожье, земли вокруг Онежского озера, уходящие к побережью Белого Моря. Эта территория в основном входила в состав Заонежской половины Обонежской пятины новгородской земли. Приладожье относилось к Водской пятине, но из тех мест памятников иконописи не сохранилось. На территории пятин располагались вотчины бояр, владения монастырей и архиепископа. Беломорское побережье от устья реки Выг («корельский берег» и далее на север) также фактически входило в состав новгородских владений. Позднее оно перешло, как и все Поморье, Соловецкому монастырю.

Своеобразие данного региона заключалось, в частности, в том, что это был край крестьянской и монастырской культуры. Здесь очень долго, фактически до середины XVII в. не было крупных торгово–ремесленных посадов, которые могли бы стать художественными центрами, определяющими развитие иконописи на протяжении длительного времени и формирующими единую иконописную школу. Местные монастыри, чаще аккумулировали в своих стенах художественные ценности, чем были местом их создания. Исключения составляли Соловецкий монастырь – мощный центр притяжения художественных сил, и, в меньшей степени, Александро–Свирский монастырь.

Иконопись Карелии отражала духовно–религиозные запросы крестьянской среды и особенности ее восприятия сакрального образа. Святой почитался, прежде всего, как защитник, покровитель крестьянина, его труда, охранитель здоровья, хозяйства. Этим объясняется весьма широкая распространенность икон с изображением избранных святых, среди которых наиболее часто представлены св. Николай, св. Георгий, пророк Илия (по описаниям местных рядов иконостасов первой трети XVII в.).

Весьма важной темой являлась идея заступничества святых за род людской на Страшном суде, воплощенная в композиции Дейсусного чина во втором ряду старинного иконостаса. До второй половины – конца XVII в. на Севере преобладали именно двухрядные иконостасы. Третий (праздничный), четвертый (пророческий) и даже пятый (праотеческий) ряды получили широкое распространение в Обонежье лишь с конца XVII в., отражая интерес к исторической и литургической тематике.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

XIV–XV века.

Иконопись древней Карелии зародилась как ветвь новгородской художественной школы. На раннем этапе (XIII–XV вв.) иконы привозились из Новгорода или писались непосредственно на Севере приехавшими сюда мастерами. Часть икон могла поступать из более развитых районов, расположенных к востоку и юго–востоку от Обонежья (Каргополье, Вологодские земли). Вероятно, в основном с конца XV в. можно говорить о более или менее развитом местном иконописании.

Древнейшей иконой, найденной в Карелии, является «Св.Никола, Апостол Филипп» из д.Телятниково Кижского погоста (Государственная Третьяковская галерея). Этот памятник датируется в современной литературе первой половиной XIV в. Иконная доска имеет характерные овальные вырезы, как если бы она создавалась для строго определенного места у бревенчатой стены сруба сельской часовни.

В Новгороде или в сопредельных с Обонежьем новгородских владениях могли быть написаны такие иконы, как «Пророк Илия», «Апостолы Петр и Павел», из д.Пяльма Пудожского района, датируемые XV в. (ГМИИРК). Они отличаются ярким, напряженным колоритом, неординарностью образных характеристик, огромной внутренней энергией образов.

На рубеже XV и XVI вв. появляются произведения, в стиле которых сочетаются несколько упрощенные приемы новгородского письма с признаками влияния иных художественных центров. К числу памятников этой эпохи относится еще вполне новгородская по истокам стиля икона «Дейсусный чин, избранные святые» из Кондопоги, «Успение» из д.Васильево на о.Кижи и очень своеобразный «Св.Никола» из д.Вегорукса Медвежьегорского района (все иконы в ГМИИРК). В последней иконе вызывает интерес не только иконографическая «вольность» в расположении фигуры Богоматери над правым плечом святого, но и необычный и совсем не новгородский колорит, построенный на сочетании голубых пробелов с редчайшим кирпично–оранжевым фоном.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Выдающимся памятником рубежа XV и XVI вв. является икона «Св.Власий» из с.Мегрега Олонецкого района (ГМИИРК). Она отличается тончайшей моделировкой лика и нежным светлым колоритом. Видимо, икону писал мастер, знакомый с новыми направлениями в искусстве Новгорода эпохи присоединения к Московскому княжеству и усвоения художественных идеалов эпохи Дионисия.

XVI век.

К этому времени Обонежье и Поморье вошли в состав Московского государства, но оставались в юрисдикции новгородских владык. В связи с отдаленностью края возникла необходимость в расширении местного иконописания. Усиливается и приток привозных икон из крупных центров, прежде всего из Москвы.

Наиболее яркими признаками северного происхождения икон того времени часто является набор красочных пигментов для живописи и, в особенности, для подготовки доски. Так «Дейсусный чин» первой половины XVI в. из д. Часовенская Медвежьегорского района (ГМИИРК) имеет фон необычного розоватого цвета на основе пигмента местного происхождения. Типична для Севера грубоватая обработка иконной доски, которая не имеет к тому же обязательного углубления под живопись («ковчега»). Характерна также особая суровая и экспрессивная трактовка образов, особенно лика Христа с резко выступающими скулами и небольшими глазами (ГМИИРК).

Для многих северных икон характерна ориентация на древние новгородские образцы. Так «Покров» из Заонежья воспроизводит иконографию известных новгородских икон конца XIV–XV вв. А в лаконичной композиции и ярком колорите «Чуда св.Георгия о змие» угадывается иной, более древний образ (ГМИИРК). Традиции новгородской иконописи в интерпретации мастера XVI в. ощущаются в «Дейсусном чине» и Царских вратах из Муромского монастыря (Музей «Кижи»).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Из произведений второй половины XVI в. большой интерес представляют иконы, ведущие свое происхождение из кижской Покровской церкви. Они являются остатками убранства не дошедших до нашего времени древних храмов Кижского погоста. Особенно примечательна икона «Покров» с ее торжественной композицией и многоцветием красок (ГМИИРК). Частично сохранившийся «Дейсусный чин» (ГМИИРК) интересен с иконографической точки зрения, так как включает образ новгородского архиепископа XII в. Иоанна. Он издавна почитался в Новгороде, а в 1547 г. был удостоен общерусской канонизации. Видимо, именно с формирования общерусского пантеона святых и связано его включение в дейсус.

XVII век.

Наиболее полно в музейных собраниях представлена иконопись XVII и XVIII столетий. Иконы этого периода позволяют довольно детально проследить развитие искусства в основных историко–культурных ареалах древней Карелии: в Заонежье с примыкающими к нему северо–западным Прионежьем, в Олонецком и Пудожском краях, в Сегозерье и Поморье.

В конце XVI и в начале XVII вв. Карелия подвергалась нападениям шведских и польско–литовских отрядов, разоривших многие селения вместе с храмами. Хозяйственный упадок периода «смутного» времени стал причиной сокращения строительства часовен и церквей и потребности в иконописных работах. Тем не менее, постепенно, к середине столетия хозяйство восстанавливается, растет численность населения и появляются новые поселения, так называемые выставки с новыми церквями. Наблюдается расцвет местного иконописания в разных уголках Карелии. В середине XVII в. возникает укрепленная крепость на реке Олонке, ставшая торгово–ремесленным посадом. На территории Олонецкого погоста и в самом Олонце развивается иконописание. Местные мастера приглашаются в Александро–Свирский монастырь для выполнения иконописных работ.

В результате проведения реставрационных работ последнего времени была открыта группа подписных и точно датированных икон, говорящих о существовании иконописной мастерской в с.Тубозеро, что на восточном берегу Онежского озера (Пудожский район). Здесь в середине XVII в. работал иконописец, церковный дьячок Игнатий Пантелеев. В ГМИИРК хранится его подписная икона «Огненное восхождение Илии, с житием», датируемая 1647 г. из Водлозерско–Ильинского погоста. Эта исполненная с большим мастерством икона очень нарядна по колориту. Скорее всего, иконописец обучался ремеслу в каком–то крупном центре русского Севера. Вторая подписная икона мастера Игнатия хранится в музее–заповеднике «Кижи». Это «Спас в силах» из дейсусного чина того же происхождения. К творчеству этого мастера можно отнести и целый ряд других произведений, которые он мог писать вместе с другими иконниками.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В Тубозерской мастерской работал и брат Игнатия, Мокей Пантелеев. Он известен по нескольким подписным иконам, хранящимся в Государственном Русском музее и в ГМИИРК. Несмотря на общность иконографических источников и известную близость приемов письма, иконы Мокея беднее по цвету и менее живописны по исполнению.

Мастерская в с. Тубозеро была типичной для Обонежья. Здесь на протяжении нескольких десятилетий работали два мастера, принадлежавшие к клиру местной церкви и писавшие иконы по заказам крестьянских приходов довольно обширной округи, включавшей даже селения Заонежского полуострова (с. Кузаранда). Таких мастерских, каждая из которых использовала излюбленные образцы, было довольно много в Обонежье и других ареалах Карелии, что объясняет крайне пеструю картину развития местного иконописания. Это явление, характерное для Севера в целом, наиболее емко отражено в принятом в науке понятии «Северные письма».

Свои иконописные мастерские существовали и в Заонежье. В одной из них были созданы точно датированные иконы, относящиеся к третьей четверти XVII в. (от 1660 до 1677 годов.). Эти памятники, хранящиеся ныне в ГРМ, МИИРК и музее–заповеднике «Кижи», происходят из селений южной части Заонежского полуострова – с.Типиницы, д.Тамбицы, д.Леликозеро, с. Великая Губа, района с.Кузаранда. Для заонежских икон характерна скупая цветовая гамма, в основном из неярких тонов красного, охристого, синего, зеленого цветов. Золото используется только для украшения деталей. Часто применяются приемы скорописи при изображении горок, архитектурных сооружений.

В клеймах житийных икон акцент ставится на сюжетах, повествующих о страданиях за истинную веру, о помощи святых невинно осужденным, бедным. В одной из этих мастерских была создана икона «Двоесловие живота со смертью» на сюжет популярного в то время литературного произведения нравоучительного содержания (ГМИИРК). Позднее этот сюжет, с прибавлением Сказания об иноке Мартирии, проявившем милосердие, был повторен на иконе из д.Усть–Яндома (ГМИИРК). Все это говорит о стремлении в этот период к расширению сюжетного репертуара, об интересе к повествовательным жанрам.

С конца XVII в. в Заонежье усиливается процесс распространения высокого иконостаса, появляются расписные потолки («небо»), часто встречаются иконы «Страшный суд» (особенно в XVIII в.). Все это заметно усиливает содержательную сторону храмового убранства, объединяя в едином ансамбле темы Ветхого Завета, Евангелия и Апокалипсиса (Апокалипсис, или Откровение Св. Иоанна Богослова – завершающая книга Нового Завета).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Еще одна черта местной культуры позднего XVII-го и XVIII вв. – заметно усилившиеся связи с художественными центрами сопредельных и более отдаленных земель. Для создания иконостасов в Заонежье приезжают артели иконописцев, о чем свидетельствуют живописные ансамбли Покровской и Преображенской церквей на о.Кижи (верхние ряды иконостасов).

Творчество местных мастеров впитывало новые тенденции развития иконописи, однако некоторые старые стилевые черты оставались очень живучими. Часто традиционные приемы иконного письма претерпевали эволюцию в сторону жестко графического линеарного стиля. Примером такого решения может служить «Троица» из д.Вегорукса (ГМИИРК), где условная орнаментальность рисунка пробелов и складок одеяний сменяет традиционную моделировку форм. Размеренный ритм жестов и темный колорит создают атмосферу таинственного ритуального действа. В ряде икон XVII в. из прибрежных селений Заонежского полуострова и северо–западного Прионежья преобладает графическая система письма и подчеркнуто суровая трактовка образов, усиленная скупым, аскетичным колоритом. Примером может служить икона «Огненное восхождение Илии с житием» из д.Кургеницы Медвежьегорского района (ГМИИРК). Образ пророка в клеймах исполнен строгости, проповеднической убежденности, яростной непримиримости по отношению к жрецам бога Ваала.

Среди стилевых вариантов «Северных писем» XVII–XVIII вв. выделяется иконопись национального карельского района на озере Сегозеро (территория «лопских» погостов, заселенных в древности лопарями–саамами, а позднее – карелами). Изучение этих памятников приводит к выводу, что мастера уделяли особое внимание теме поминовения усопших, что отразилось в иконографии ряда памятников и могло быть связано с глубоко укорененным в карельской семейной обрядности культом предков. Сегозерские иконы отличаются светлым колоритом, плавным рисунком и преобладанием строгих геометрических орнаментов, столь характерных для карельского народного искусства.

Многочисленными произведениями представлено иконописное наследие Поморья. Соловецкий монастырь заботился об украшении храмов своих поморских владений, здесь работали высокопрофессиональные мастера, поэтому довольно трудно выделить среди икон XVII в. работы собственно поморских иконников. Выделяется своим широким распространением группа икон второй половины XVII в., найденных на обширной территории, включающей Варгузу, Кемь, Вирму и некоторые другие селения (хранятся в Государственном Эрмитаже, МИИРК, Архангельском музее изобразительных искусств). Точный рисунок, насыщенный колорит, высокие декоративные качества говорят о творчестве одаренного мастера, работавшего в монастыре или на побережье.

XVIII век.

Коллекция икон XVIII в. отражает многообразие направлений развития иконописи Карелии: от академических до передовых, связанных с воздействием стиля барокко на северную иконопись. Примером проявления новых тенденций является искусство мастеров, создавших иконы местного ряда Преображенской церкви на о.Кижи, иконостас часовни в д. Кургеницы (ГМИИРК), иконостас Успенской церкви в Кондопоге и целый ряд икон и комплексов «небес» из заонежских храмов (музей «Кижи»). В работах этой мастерской, существовавшей в третьей четверти XVIII в., сочетаются традиционные иконописные приемы с поисками новых пространственных решений в изображении архитектуры, со стремлением передать разнообразие фактуры – тяжести пластов земли, прозрачности и легкости облаков и т.д.

В конце XVIII в. влияние стиля барокко возрастает. Одновременно получают распространение иконы, написанные в духе народной иконописи и предназначенные для продажи на рынке. Они в изобилии наполняли божницы в крестьянских домах.

Интересным явлением в искусстве Карелии XVIII- первой половины XIX вв. была иконопись старообрядцев Выго–Лексинского общежительства. Их искусство имело ярко выраженный ретроспективный характер и основывалось на традициях XVI–XVII вв., главным образом, «строгановской школы» и соловецких иконников.

Русская академическая живопись тоже оказывала влияние на провинциальных художников. На этой почве возник пока мало изученный северный примитив XIX в., использовавший приемы и технику масляной живописи.

Основная рекомендуемая литература:

  1. Брюсова В.Г. Русская живопись XVII века. М., 1984.
  2. Реформатская М.А. Северные письма. М., 1976.
  3. Смирнова Э.С. Живопись Древнего Новгорода. М., 1976.
  4. Трубецкой Е.Н. Умозрение в красках // Философия русского религиозного искусства. М., 1993.
  5. Ямщиков С.В. Древняя живопись Карелии. Петрозаводск, 1986.

// Традиционная культура русских Заонежья
Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2018. 178 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф