Метки текста:

Методический кабинет

4. Одаривание в заонежской обрядности. Приданое и дары заонежской невесты VkontakteFacebook

Традиция одаривания в заонежской обрядности.

Одаривание входило в обрядовую жизнь русской деревни как составная часть и календарных, и семейных праздников. Во время святок христославцы ходили по домам и пели «виноградье» с благопожеланиями хозяевам дома. Их обязательно «дарили». Считали, что чем щедрее был подарок, тем лучше жилось хозяевам дома. Правда, деньги, полученные в дар, нельзя было копить, их надлежало тратить быстро и весело. В Кижской волости в конце XIX–начале XX вв. существовал обычай: в Великий пост парни дарили девицам деревянные расписные ложки. На Пасху уже девушки «отдаривали» парней крашеными яйцами. Возвращение крестьянина с ярмарки или отхожих промыслов никогда не обходилось без гостинцев. Можно привести немало примеров любви крестьян к подарку, его подготовке и самому процессу дарения. По народным представлениям, подарок – это предмет с ярко обозначенным утилитарным назначением. Кроме того, подарок должен быть памятным, так как он представлял собой переплетение интересов и судеб двоих: того, кто дарит, и того, кого одаривают. Отсюда так часты надписи на подарках с пожеланиями, именами, фамилиями (или просто инициалами) дарящих и даримых. По крестьянским понятиям, зажиточная жизнь человека связана не только с обилием хранимого им добра, но и со щедрым одариванием своего ближнего. Чем будешь щедрее, тем станешь лучше жить. И, наконец, крестьяне чувствовали магическую силу подарка. Верили, что подарок, дареный «от чистого сердца», несёт удачу, если же дарят с тайной неприязнью, то подарок приносит вред. Поэтому и хороший, и тем более «плохой» подарок старались отдарить.

Особенно щедрое одаривание происходило во время свадьбы. Это был целый цикл ритуалов, связанных с подарками новобрачным, подарками новобрачных друг другу и подарками новобрачных другим участникам свадьбы. Регламентированное поведение во время свадьбы, связанное с дарением, способствовало обрядовому сближению невесты с женихом. Нас интересуют в первую очередь дары, которые готовила невеста своей будущей родне.

Для любой крестьянской девушки обязательным этапом жизни считалось замужество. Ко времени замужества они были научены обрабатывать лен, прясть из приготовленных волокон нити, ткать из них полотно, шить, вышивать, плести кружева. Это были рядовые женские ремёсла, которым обучались в семье. С самого детства, как только девочка «научалась» держать в руках иголку, она с помощью сестер, матери, бабушки начинала шить и вышивать впрок приданое, готовить подарки будущим, пока еще неизвестным ей, участникам свадебного действа: жениху, свёкру, свекрови и другим. Тем не менее, когда подходило время свадьбы, подготовить необходимое количество подарков помогали подруги невесты. Иногда они переходили жить в дом ее родителей, торопясь завершить приготовление даров для жениха и его родни. «Материальное» воплощение магичности даров невесты, приготовленных для будущего мужа, мы находим в наиболее древних узорах, украшавших приготовленные дары, в архаичной технике их исполнения.

Одаривание новой родни происходило на разных этапах свадьбы: после «рукобитья», во время «вывода невесты за столы» в доме невесты, на «княжем столе» в доме жениха – на второй день свадьбы. Подарки от невесты в большинстве своём были сделаны её руками: узорное тканьё, вышитые рубашки, полотенца, закрайки. Они характеризовали невесту как искусную рукодельницу. Подарки жениха, напротив, были покупными и давали представление о его щедрости и финансовом положении. Чаще всего жених дарил невесте шкатулку (ларчик), где лежали ленты, украшения, иголки, румяна, белила, пудра, пряжки, куски мыла и прочее. Очень часто подарком жениха были башмаки–«штиблеты», чулки, украшения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Обрядовое дарение предусматривало обязательное «ломание» гостей. Когда невеста на второй день свадьбы раздаривала большую часть подарков новой родне, гости «ломались» нарочно, чтобы заставить молодых целоваться. Когда жених «дарил» невесту, он три раза отводил от её рук шкатулку, чтобы она не сразу могла открыть её и увидеть подарки.

По ходу свадебного ритуала невеста неоднократно одаривала родственников жениха. Но особенным размахом отличалась раздача даров после брачной ночи время «княжего стола», когда одаривали всю родню мужа. Этому этапу свадьбы предшествовал привоз даров и приданого в дом его родителей.

Дары невесты – вышитые станушки, закрайки, полотенца, тканое льняное полотно и т.д. заворачивались в ткань, платки или бумагу и складывались в большие сундуки. Состав даров отличался традиционностью. В книге В.П.Кузнецовой и К.К.Логинова «Русская свадьба Заонежья конца XIX – начала XX вв.» приводятся сведения информатора из деревни Сельги Медвежьегорского района, согласно которым в начале века в деревне было принято дарить свекрови – 12 сорочек, свекру – постель (домотканый матрац) и полотенце, золовкам – по 2 сорочки, деверям – по полотенцу, дяде жениха – наволочку, тетке – сорочку, остальным по мелкому дару, например, по небольшому полотенцу. В Заонежье свекрови, крестной матери, сестрам жениха дарили сорочки, украшенные широкой нарядной вышивкой, свёкру очень часто – рубаху и закраек, жениху – хорошую рубаху и полотенце с широкой вышивкой. Большую часть даров представляли собой утиральники, станушки, отрезы «на рукава». Дары распределялись по стоимости в зависимости от родства. Наиболее близкие родственники получали более дорогие дары. О дарах договаривались ещё на сватовстве, известны случаи, когда за неимением определенного количества даров свадьба расстраивалась. Обмен дарами чаще всего происходил в свадебный день: в доме невесты, когда она обходила новых родственников с чаркой, даря подарки, её отдаривали, собирая «подмогу».

Приданое заонежской невесты.

Готовя дары своей новой родне, девушка одновременно приготовляла своё приданое. Состав приданого также отличался устойчивым традиционным характером. Его основу в Заонежье составляли, во-первых, одежда и обувь, во-вторых, постельные принадлежности и полотенца, в-третьих, бытовые вещи и орудия труда: посуда, самовар, прялка, ткацкий стан и т.д., в-четвёртых, скот, при этом обязательно давали корову (нетель) и овцу. Среди постельных принадлежностей невесты обязательными были ватное одеяло и несколько лоскутных, а также одеяльница – своеобразный конверт, сшитый из овчины, в который вкладывали ноги. В состав приданого обязательно входила «посажная икона», чаще всего, с изображением Богородицы, и образник. Безусловно, зажиточные крестьяне давали невесте больше одежды, нарядов (часто покупных), денег… Кто-то получал в приданое ещё и кур, кто-то пчелиные ульи и т.д. Так, например, Е.И.Жарникова (1921 г.р., д.Жарниково) со слов матери рассказывала, что зажиточные крестьяне в приданое давали невесте «сундуки» (всё, что успела для себя сделать), «поляну» (кусок земли) и машинку Зингер. Институт приданого был очень важен экономически, ибо в дом мужа приходила не просто работница, а «дольщица», вкладывающая свою «долю» в общее хозяйство. Именно приданое составляло экономическую основу личной независимости и авторитета замужней женщины.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Приданое невесты теснейшим образом было связано с дарами. Они и готовились вместе, и привозились практически одновременно. В день свадьбы, в то время, когда жених с невестой ехали в церковь, часть приданого – икону, постельные принадлежности, наряды – везли в дом жениха. Отвозили также и дары для родственников мужа. Большую часть приданого привозили через неделю после свадьбы, во время «хлебин». В хлебины уводили в дом молодых подаренный скот, при этом на рога коровы вешали полотенце, шею овцы украшали яркими лентами, чтобы было видно, что это часть приданого. Невеста увозила из родного дома ткацкий станок, щети для чесания льна и шерсти, прялку (самопрялку) и т.д. Все предметы, входящие в состав приданого, назывались «посажными». Их везли в «посажных» сундуках.

Приложение.

Сведения о приданом и дарах заонежской невесты (По материалам дореволюционной печати, архивным и экспедиционным источникам).

В книге В.Д.Лысанова «Досюльная свадьба», изданной автором в 1916 г. в Петрозаводске, свадебный обряд Заонежья пересказан в виде пьесы из народной жизни. О приданом невесты в ней говорится следующее:

Мать невесты: «Все как надо: и коровушка и овечка будет (крову и овцу всегда дают в приданое – примечание автора), есть шуба штофная, поднизь жемчужная, серьги, шесть сарафанов, 12 станушек с рукавами с прошивками и все у самой невесты вышито».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

О свадебных дарах: «Подарки? Знамо какие, ведь уж шелковых материй нам негде взять, а подарили свёкру кумачну рубашку, да ситцеву рубашку, да настилальник; свекровушки – есть сатин хорошой горошком, да 4 станушки, да платок на голову», «А вам (зятьям – К.Р.) – по рубахе кумачной, да по утиральнику; кресному – тоже, а золовкам – по рубахе, по рукавам, да по платку» [12 , с.31] .

О том, когда происходило дарение и показ приданого в пьесе говорится следующее:

В.Дашков, описывая «сватебные обряды Олонецкого края» (1842 г.), так обозначает моменты дарения:

П.Н.Рыбников в «Свадебном обряде Петрозаводского и Повенецкого уездов» писал: «…в так называемом Заонежье свадебный обряд развился в целое сценическое представление» [12 , с.11] . Рыбников указывал и моменты свадьбы, связанные с дарением. Чтобы скорее «окрутили» невесту, дружки в свадебный день «дарят деньгами плакальщицу» [12 , с.26] . Родня жениха («весь поезд») дарит невесту деньгами за выпитое вино [12 , с.37] : «… невеста обходит с вином всех родственников жениха, собравшихся на свадьбе, а её родители дарят их при этом подарками и угощают хлебом–солью (приговаривая: «чем бог послал»). Когда жениховцы уйдут, невеста обходит всех своих родственников, потчуя их водкой и сбирая себе подарки. «Женщины дарят её сорочками и кусками разных материй, величиною в четверть аршина, а мужчины суконными чулками, платками и деньгами» [12 , с.43] .

Жениховы дары. Во время обряда порученья жених дарит невесту шкатулкой с подарками, невеста либо рассматривает их, либо бросает, сопровождая свои действия заплачкою [12 , с.38] .

Е.В.Барсов в статье «Свадебный обряд в Заонежье» описывает, как в свадебный день жених «с своей стороны привозит невесте подарки, но она сперва не принимает, находит, что «худы»; потом берет и отдаривает жениха платком, тот также сначала ломается, но потом принимает и благодарит её поцелуями» [2 , с.492] . В конце свадебного дня в доме жениха, «князя молодого», «со стола уберут чашки, поваренки и начинают раздавать дары. Невеста кланяется, приставница раздаёт; дружка колотит в грядку, стоя на скамейке…» После «княжего стола» дружка подает дары, приготовленные невестой родственникам жениха: сначала отцу со следующими словами:«не спешись принять, изволь выслушать, сама княгиня молодая долгие вечера просиживала, тонко пряла, звонко ткала, бело белила, гладко катала, часто стегала, тебе, богоданной батюшко, рубашку поспешала» – отворачивается к князю и говорит: «Батюшко родной, белых рук не здымает, рубашки не принимает, потому не принимает, что не тонко прядено, не звонко ткано, не бело белено, не гладко катано, не часто стегано»; тот отвечает: «У нашей княгини возрощены братьица родные, не покуплены кони иноходныи, не построены корабли мореходныи, не езжено в города ракимскии, не покуплены шелка шамаханскии»; дружка опять обращается к отцу и говорит: «Князь молодой, сын родной челом бьет, княгиня рубашку посылает, изволь принять, счастливо держать и честно почитать». Затем дружка точно так же подносит рубашку матери, та хочет взять, а он отворачивается и говорит: «Не спешись принять, изволь выслушать: сама княгиня молодая по подольчику сорочечку строчила, около ворота золотом обшивала, изволь принять, счастливо держать и честно почитать». Свекрови дарят пять рубашек, деверю, невесткам – по одной, и всем старым и малым сродникам – по полотенцу или платку, затем начинается собирание подмоги» [2 , с.494] .

В «Свадебных обычаях и песнях в Толвуйской волости», записанных П.А.Гильтебрандтом от крестьянина из Космозера И.А.Касьянова (1825 года рождения), дарение происходит уже на первом этапе свадьбы – после сватовства: «Если доводится до того, чтоб уговориться о свадьбе, зажигают свечку, молятся Богу, назначают дарева и на сватовстве сватовьям дают по полотенцу (богатые – ещё по рубашке), а свекрови посылают сорочку в подарок от невесты».

В «Описании русской крестьянской свадьбы» О.Х.Агреневой–Славянской, записанной со слов Ирины Андреевны Федосовой, дарению отводится немалая часть повествования. Приведем пример раздачи даров невесты в конце свадебного дня. В доме жениха ещё во время пира «принесут дары и поставят поднос с ними на скамейку» [1 , с.117] . Когда «уберут всё со стола, примутся раздавать дары. Раздает дары безуказный староста от имени невесты. Первому подает он дары свекору (несколько рубашек и на каждой по полотенцу) и говорит:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«Умели сынушки споженить,Так он челом бьёт,Вам до земли кланяется.А новобрачная княгиня рубашки подает»

Молодые кланяются свекору. Затем староста подает дары свекрови (до двенадцати рубашек, или шесть рубашек и ситцу на сарафан, и на каждой рубашке по полотенцу) и говорит:

«Наша княгиня молодаяДолго по вечеру сидела,Тонко пряла, звонко ткала,Бело белила, гладко катала,Плотно стегала -Вам рубашечку поспешала!»

Молодые кланяются свекрови. В это же время ставят на стол вино, наливки и т.п., подают поднос с рюмками молодой княгине, а молодой князь разливает и оба вместе подчуют родителей. Потом таким же порядком передарят сначала всю родню молодого, а затем уже свекор и свекровь отдаривают мать, отца и всех родных молодой. Кто принял подарок, того молодые угощают водкой или наливкой, а им кладут на блюдо или поднос деньги и, поздравляя с законным браком, желают счастья…Отдаривши молодую, все пойдут прочь от стола. Со стола все соберут: подарки свяжут в плат и положат на поднос, а с подноса деньги возьмут свекор и свекровь и благословят ими молодых» [1 , с.119–120] . Когда молодые отправляются спать, их постель занимает брат молодого. Он требует с невесты выкуп. «Она дает ему полотенце, и он уходит» [1 , с.120] .

В экспедиционных записях, собранных за 10 лет автором статьи, о приданом невесты содержатся следующие любопытные сведения. Левичева Надежда Федоровна из д.Воробьи (1907 г.р., род. в деревне Усть–Яндома) вспоминала, что «девушкой пожила хорошо», приданое было хорошее: «одних сарафанов досюльных – 13, семь платьев (семь да восьмое); тетка, мамина сестра, в Питере жила, посылала «посылки подаркамы» [6 , с.11] . Она же рассказала, что девушка обязательно получала от родителей икону в приданое, ту, которой благословляли в Богомолье: «образником завертят» и привезут вместе со «свадебной кочевухой» в дом жениха [6 , с.19] . У Лупиной Анны Александровны (1911 г.р., д.Сибово Кижского прихода) свадьба была в 1930 году: «слышно было, что колхозы начинаются, у нас ещё в деревне не было». Все разговоры о приданом начинались со сватовами в рукобитье, после просватовства вокруг невесты подруги были всё время, тут и спали, помогали дошивать «станушки на ручьях» [6 , с.33] . Анна Александровна вспомнила о своем приданом: «Приданое было – коробейка. Станушки, полотенца, простыни – вышивала сама. Жениху – рубашку хорошую шили, полотенце, матери его – станушку с рукавами, отцу – рубаху и полотенце». Подарки молодая раздавала родне жениха на второй день свадьбы, «Полный стол гостей. Дарили при всех. Хорошее платье, розовенькое, – свекровин подарок – надела. Волосы убраны у самой, завёрнуты. С обеда гости стали разъезжаться. Через неделю – хлебины. После хлебин увели корову, овцу, ну и приданое… сундук, комод помню да машина была швейная» [6 , с.41] . В состав приданого обязательно входила икона. В свадебный день за столом в доме невесты сидели на одной подушке, над ними висела посаженая икона… «Иконку вешали и полотенце… образник называлось… краси-ивое, точиво и концы. Полотно выдержано, наметывали белой бумагой – высокий букет. Белый по белому». Это полотенце потом хранилось в сундуке, вынимали на Пасху, когда батюшка шел крестным ходом, и в свадьбу [6 , с.37] . Вывозили икону из дома вместе с «кочевухой» (остатками со свадебного стола в доме невесты) «Вез кочевуху свой старичок, родной, с ихней стороны. Постель складут в дровни на лошадь и повезут. Корову в «хлебины» [6 , с.38] . Шлыкова Мария Сергеевна (1907 г.р., с. Великая Губа) выходила замуж в 1926 году, о приданом своём рассказала так: «Приданое – постель, постельное, наряды, корову давали, овечку…» [6 , с.47] . «Жених дарил на платье, сарафан или ещё что. Невеста, утром, верно, на второй день свадьбы, дарит станушки, точиво, ситцевые рукава. Свекрови – сорочки, свёкру – рубаху и полотенце, деверьям – полотенца и на рубаху. У кого, что есть, дарят невесту». А.К.Казистая, А.П.Терентьева, А.А.Лаптева, которые помнят свадьбы 40–50 гг. ХХ в., говорили: «Раньше свадьбы – это диво!» Когда молодые едут с венчания, «через дорогу перед домом всю коробейку вывешивали…точива всякие, всё, что в сундуке есть… Мы, например, девчонки, хочим закрыть дорогу молодым, мы и закрываем дорогу: выкупайте…» [6 , с.52] . Отмеченный также и в книге Ю.Ю.Сурхаско «Карельская свадебная обрядность» карельский обычай вывешивания полотенец в доме мужа, который существовал в начале ХХ в., говорит о древнем ритуальном характере действия. Оно связано с культом предков, покровителей «рода» мужа. Возможно, такой обычай существовал и у русских в более раннее время и происходил не на улице, а в доме, у печи. Багаева Анастасия Марковна (1911 г.р., д.Яндомозеро) вспоминала, что учила её ткать, шить, вязать бабушка: «Настунька, вставай», – в четыре часа утра бабушка будила ткать». «Раньше ткали в марте месяце. В марте снуешь 10 стен. Ткали рубахи, постельники, матрасы. Если уток шерстяной, штаны, кафтаны… Станок ставили в задний угол. Стоял с марта до Паски. Убирали на зиму на сарай… С 13 лет начала ткать, с 10 бабушка научила вязать» [6 , с.20] . Свадьба у Анастасии Марковны была «по-старинному», было 3 сундука «посажных»: «12 сорочек свекрови надо было подарить, свёкру – 2 рубахи и 2 утиральника (после бани 2 сорочки), 2 станушки – золовке, братьям по полотенцу» [6 , с.4] . Сухова Мария Николаевна (1911 г.р., д.Каршево, Пудожье) очень емко высказалась о дарах невесты: «Бывало, невеста шьет, шьет вёснами, а всё и уйдет в один раз».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Использованная литература и источники:

  1. Агренева–Славянская О.Х. Описание русской крестьянской свадьбы с текстом и песнями обрядовыми, голосильными, причитательными и завывательными. В 3-х ч. Москва–Тверь. 1887–1889.
  2. Барсов Е.В. Свадебный обряд в Заонежье // Причитания Северного края, собранные Е.Барсовым / Переиздание К.В.Чистова и Б.Е.Чистовой. Т.2. СПб., 1997.
  3. Гура А.Г. О роли дружки в северно–русском свадебном обряде // Проблемы славянской этнографии. Л., 1979. – С.167–168.
  4. Дашков В. Описание Олонецкой губернии в историческом, статистическом и этнографическом отношениях. СПб., 1842.
  5. Кагаров Е.Г. Состав и происхождение свадебной обрядности // Сб. МАЭ. Л., 1929. Т.8. – С.152–193.
  6. Калашникова Р.Б. Отчет об экспедициях 1989 года по теме «Заонежский свадебный обряд» // НВФ музея «Кижи». №1270.
  7. Кузнецова В.П., Логинов К.К. Русская свадьба Заонежья конца XIX – начала ХХ вв. Петрозаводск, 2001.
  8. Лорви С.П. Брачные обычаи и положение в семье. Сенногубский с/с Заонежского района. 1931 г. // АКНЦ РАН. ф.6. оп.1. Ед. хр.78.
  9. Лысанов В.Д. Досюльная свадьба в Заонежье. Петрозаводск, 1916.
  10. Об олонецком песнотворчестве, былинах, духовных стихах. Свадебные обычаи и песни в Толвуйской волости // Записки Императорского Русского Географического общества. 1873. Т.3.
  11. Певин П. Народная свадьба в Толвуйском приходе Петрозаводского уезда Олонецкой губернии // Живая старина. 1893. Вып.2. – С.219–248.
  12. Рыбников П.Н. Свадебный обряд Петрозаводского и Повенецкого уездов // Песни, собранные П.Н.Рыбниковым. Т.3. П., 1991.
  13. Сурхаско Ю.Ю. Карельская свадебная обрядность. Л., 1977.

Основная рекомендуемая литература:

  1. Барсов Е.В. Свадебный обряд в Заонежье // Причитания Северного края, собранные Е.Барсовым / Переиздание К.В.Чистова и Б.Е.Чистовой. Т.2. СПб., 1997.
  2. Кузнецова В.П., Логинов К.К. Русская свадьба Заонежья конца XIX – начала XX вв. Петрозаводск, 2001.
  3. Рыбников П.Н. Свадебный обряд Петрозаводского и Повенецкого уездов // Песни, собранные П.Н.Рыбниковым. Т.3. Петрозаводск, 1991.

// Традиционная культура русских Заонежья
Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2018. 178 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф