Метки текста:

Архитектура Деревянное зодчество История Кижский погост Преображенская церковь

Гущин Б.А. (г.Петрозаводск), Гущина В.А. (г.Петрозаводск)
Очерк истории Преображенской церкви на острове Кижи VkontakteFacebook

Первое графическое воспроизведение Кижского ансамбля  в книге Н.Я.Озерецковского «Путешествие по озерам  Ладожскому и Онежскому». 1792 г.Фрагмент «Метрики» со сведениями о Преображенской церквиКижский архитектурный ансамбль. Около 1900 г.Кижский архитектурный ансамбль. Начало ХХ в. (НАРК)Кижский архитектурный ансамбль, вид с запада. 1920-е гг.Кижский архитектурный ансамбль. 1920-е гг. Из коллекции  М. В. Красовского (ГНИМА)Кижский архитектурный ансамбль, вид с востока. 1920-е гг.  Из коллекции М. В. Красовского (ГНИМА)Кижский архитектурный ансамбль. 1938 г.Кижский архитектурный ансамбль. Вторая половина 1940-х гг.Кижский архитектурный ансамбль. 1949 г.Преображенская  церковь, вид с востока. 1912 г. Из коллекции  М. В. Красовского (ГНИМА)Преображенская церковь, вид с северо-запада. 1920-е гг. Из коллекции М. В. Красовского (ГНИМА)Преображенская  церковь, вид с юго-востока. 1913 г. Из коллекции М. В. Красовского (ГНИМА)Вид на колокольню и Преображенскую церковь с юго-запада. 1912 г. Из коллекции М. В. Красовского (ГНИМА)Главки Преображенской церкви, южный ярус. 1920-е гг.  Из коллекции М. В. Красовского (ГНИМА)Главки Преображенской церкви, западный ярус. 1920-е гг.  Из коллекции М. В. Красовского (ГНИМА)Покровская церковь, вид с запада. На переднем плане сторожка  и ворота церковной ограды. 1912 г. Из коллекции М. В. Красов- ского (ГНИМА)Л. В. ДальИ. Я. БилибинИ. Э. ГрабарьМ. В. КрасовскийЛарс ПеттерссонА. В. ОполовниковА. В. ОполовниковВ. Г. Светличная (Брюсова)Г. В. Жаренков

стр. 6 История Кижского архитектурного ансамбля прослеживается на протяжении пяти веков (с конца XVII по начало XXI века), отражаясь в источниках разного свойства и характера, предоставляющих исследователям широкий простор для научного творчества.

Материал статьи подготовлен на основе архивных документов и даёт представление о поэтапном формировании знаменитого архитектурного комплекса.

Зодчие на примере церкви Покрова Богородицы, разрушая традицию построения шатровой церкви, заменив шатёр лёгкой девятиглавой короной, создали гармоничное содружество с церковью Преображения Господня.

Колокольня столь же своеобразно ансамблево подчинилась храмам. Её четверик превзошёл допустимую высоту в связи с его соответствием высотам прирубов Преображенской и четверику Покровской церкви. Это привело к согласованию нижнего объёма всех трёх разновременных строений. Данное решение локального характера уникально. Оно обрело значение завершающего этапа в эволюционном развитии северных колоколен классического типа «восьмерик на четверике».

Таким образом, все объекты Кижского архитектурного ансамбля уникальны, взаимозависимы и неотделимы друг от друга.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На каждом из этих объектов всесильное время оставило свои следы. Сохраняя шедевры, оно утверждает даже их слабости в архитектурно-конструктивном решении (церковь Покрова Богородицы), фиксирует новые варианты и современные изыски декоративного оформления (колокольня).

Поистине на все времена верным остаётся утверждение: «Жизнь традиции не в мёртвом копировании прошлого, а в развитии, развитие традиции – в новации». Так было, есть и будет всегда. Мир обновляется. Вкусы изменяются. В памяти остаются шедевры, являясь отправной точкой для дальнейшего развития, иногда возобновляясь даже через столетия как воспоминание о давно ушедшем времени (церковь Покрова под Петербургом, хоромы царя Алексея Михайловича в Коломенском).

стр. 7 * * *

История создания Кижского погоста уходит в глубокую древность.

Погост в Кижах является древнейшим в Заонежье. Впервые о нем упоминается в 1496 году в Писцовой книге Юрия Сабурова. Это описание не сохранилось, но ссылки на него имеются в Писцовой книге 1563 года писца Андрея Лихачева, где дано полное название погоста – «Спасский погост в Кижах» [1] . Известно, что в конце XVI века на землях Кижского погоста насчитывалось 115 деревень, из которых 12 располагались на самом острове Кижи.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Через 20 лет, в Писцовой книге 1583 года, Андрей Плещеев писал: «Погост Спасской в Кижах на Онеге озере, а на погосте церковь Преображенье Спасово, а другая церковь Покров Святий Богородицы» [2] .

Третье сооружение погоста – колокольня – впервые упоминается в Писцовой книге 1616 года Петра Воейкова и Ивана Льговского. Здесь же впервые дается описание церкви Преображения Спасова: «А на погосте церковь Боголепного Спасова Преображения древянной с папертьми, верх шатровый и Покрова Пресвятой Богородицы, теплой, то ж деревянной... а также колокола на колокольне» [3] . В данной Писцовой книге зафиксирован шатровый верх летней (холодной) церкви Преображения Господня, наличие зимней (теплой) церкви Покрова и колокольни.

Более полное описание Спасо-Кижского погоста содержится в Писцовой книге 1628 года Никиты Панина и подьячего Семена Копылова: «Погост Спасской в Кижах на Онеге озере на острову, а на погосте церковь Преображенья Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, древяна, верх шатром... Церковь другая теплая Покров Пречистые Богородицы с трапезою, древяна, верх шатром... Да на колокольницестр. 8 колокол весом 13 пудов» [4] . В этой книге указаны шатровые типы двух церквей и шатровая колокольня. Таким образом, на погосте стояло три шатровых строения. Именно такими их видели прихожане в то время.

К сожалению, эти древние церкви не сохранились в связи с пожаром, возникшим в самом конце XVII века (1693–1694 гг.) во время грозы от удара молнии. Настоящие церкви и колокольня возведены на их прежнем месте.

Современный вид ансамбль приобрел не сразу. Его формирование происходило постепенно, на протяжении 3 столетий (с 1694 по 1874 год).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Как известно, первой после пожара на Кижском погосте, возникшем в конце XVII века, в период с 1693 по 1694 год строилась зимняя церковь Покрова Богородицы. Это была уже не шатровая, как прежде, а более простая – клетская – церковь. В ней имелся придел, о чем сообщается в переписи Кижского погоста 1696 года: «...а на погосте строет церковь новую, теплую, клетски, во имя Покрова Богородицы. Да в той же церкви построен предел во имя Николы Чудотворца...» [5] . Таким образом, прежде зимняя (теплая) церковь Покрова Богородицы превратилась в летне-зимнюю, или «тепло-холодную», церковь, так как теперь она состояла из холодного храма (собственно церковного помещения) и теплого Никольского придела, который располагался в трапезной.

Наличие на погосте «двухкомплектной» приходской церкви, по всей видимости, позволило не спешить с возведением главной – Преображенской – церкви, которая была построена только через 20 лет – в 1714 году.

Согласно Метрическому свидетельству, церковь основана в 1714 году: «Въ Алтаръ имеется деревянный крестъ, накоемъ надпись: Обложилъ [облыкися?] сей олтарь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа Боголъпного Преображения Господня по плоти от Рождества Христова АΨДI года июня 6 дня на память Преподобного отца нашего Висариона при державъ Великого Князя Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя России Самодержцъ и при Благоверномъ Государъ нашемъ Царевичъ Алексее Петровичъ АХДI и при Преосвященномъ митрополитъ Иовъ Великого Новограда и Великихъ Лукъ» [6] .

Рядом с двумя такими разнотипными церквями до 1862 года (почти на протяжении 250 лет) стояла старинная колокольня.

Решить сложную задачу приведения строений в единый гармоничный комплекс удалось не сразу. Постепенно, на протяжении 160 лет (с 1714 по 1874 год), зодчие разных поколений старались найти более удачные варианты образа церкви Покрова Богородицы, изменяя ее внешний вид. Так, клетская церковь, по предположению исследователей, в период с 1720 по 1749 год приобрела шатровое завершение [7] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 9 Но и этот вариант не стал последним. Зодчие продолжали свои творческие поиски. Вскоре на церкви сразу и навсегда утвердилось 9-главое завершение, тонко и органично вошедшее в контакт с нарядным многоглавием церкви Преображения Господня. Зодчим потребовалось почти полвека (1714–1764 гг.), чтобы привести в согласие эти два погостских строения. В таком содружестве вместе со старой колокольней они простояли до тех пор, пока не настала пора изменить и привычный образ кижской колокольни.

Это произошло в 1862 году, когда «всем приходом срыли древнюю колокольню» [8] и поставили новую. Но неудачными оказались ее пропорции, не согласованные с образами двух стоявших рядом церквей. Только после перестройки колокольни через 12 лет, в 1874 году, она обрела свой настоящий вид.

Таким образом, зодчим потребовалось 160 лет, чтобы объединить все три здания в единый архитектурный ансамбль. Творческие поиски безымянных зодчих увенчались успехом. На примере Кижского комплекса прослеживаются все этапы формирования и эволюционного развития деревянного зодчества России: от простейшей клети к шатровым и многоглавым типам церквей. Можно утверждать, что длительное его формирование завершило эволюционный круг в развитии деревянного зодчества, достигнув своего совершенства.

В начале XIX века, в период с 1818 по 1824 год, в почти 100-летнем возрасте Преображенская церковь не избежала веяний нового времени: ее срубы были обшиты тесом, а купола обиты железом [9] .

Естественно, что такое кардинальное изменение облика главной церкви Кижского погоста не могло не отразиться на образах двух других строений. Колокольня изначально с момента своей постройки в 1862 году была обшита тесом. В 1865 году обшивке подверглась и Покровская церковь (при этом главы ее железом не обивались, а сохранили свое традиционное покрытие лемехом) [10] . Теперь все три строения стояли под тесовой обшивкой.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Возраст и состояние церкви Преображения Господня к этому времени стали вызывать тревогу. В 1865 году в связи с необходимостью принятия неотложных мер предполагалось произвести ремонт всех 22 глав, перекрыть церковь новым тесом, перестлать полы и поднять осевшие стены на фундамент. С этой целью в 1866 году секретарь Строительного отделения Губернского правления Петров составил план и сметы на ремонт Преображенской церкви [11] . В том же году, для изыскания средств для предстоящего ремонта, была исходатайствована сборная книга для записи пожертвований разными лицами на поправку церкви по Кижскому приходу [12] .

Для проведения крупного ремонта по ходатайству местного причта в 1867 году былстр. 10 учреждён комитет по исправлению Преображенской церкви [13] .

В результате ремонта в 1870–1871 годах церковь была «исправлена извне и снаружи»: наружные стены покрыты новыми пилеными досками, паперть покрыта «в два новых тёса», вся церковь окрашена масляной краской, внутренние стены были обшиты тесом и настланы новые полы [14] .

По смете предусматривалась в притворе обшивка внутренних стен и устройство потолка. Но согласно указу Олонецкой духовной консистории, обшивка внутренних стен в притворе была отменена, а устройство потолка временно отложено [15] .

Ремонтные работы выполнялись под наблюдением подрядчика Евдокима Фалалеева [16] . В ремонтных работах принимали участие крестьяне Кижского прихода деревень Ольхино, Телятниково, Ерснево, Пустой Берег, Липовицы, Волкостров, а также Великогубского и Типиницкого приходов Кузарандской волости [17] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Отметим, что и ранее крупные ремонтные работы производились согласно договорам, заключаемым с подрядчиками: Егором Потаповым (наружная обшивка сруба в 1818 году) [18] , Егором Михеевым (обивка церковных глав железом в 1823 году) [19] .

Обновление интерьера церкви повлекло за собой и золочение иконостаса. Резной иконостас в Преображенской церкви был установлен в 1770-х годах при участии вологодского резчика Степана Афонасьева [20] . Для сбора средств для его золочения церковный причт и прихожане обратились с просьбой к епархиальному начальству о выдаче Пригласительного листа на имя крестьянина деревни Волкостров Ивана Никонова. Пригласительный лист Олонецкой духовной консисторией был выдан с разрешения епископа Палладия [21] .

На ремонт церкви и позолоту иконостаса разными лицами производились пожертвования как деньгами, так и натуральными продуктами: печёным хлебом, рожью, овсом, шерстью, полотенцами, холстом во время хождениястр. 11 по приходу с иконами Божией Матери и

Всемилостивого Спаса, а также разными процентными бумагами. Пожертвования также поступали из Санкт-Петербурга и Ревеля от местных купцов [22] .

В 1900 году вся крыша (главы и бочки, полицы) были покрыты чёрным железом и окрашены масляной белильно-медяной краской [23] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

* * *

Приходские церкви всегда строились по желанию и на средства прихожан («иждивением и старанием прихожан», «тщанием прихожан и усердием доброхотнодателей»). Обычно образ будущей постройки мастер согласовывал с заказчиками подробным образом. Это позволяет судить о строительной культуре народа. Впоследствии прихожане регулярно и аккуратно следили за тем, чтобы церковь была «в твердости», утвари в ней было бы «довольное количество» и чтобы «благолепием церковь была украшена хорошо»; заботились об одеянии священнослужителей, о голосистости и красоте колокольного звона.

Известны различные виды сбора средств для «благолепного поновления» церквей, например:

  1. Получение взаймы: «…получено взаймы листовое железо… от крестьянина Григория Андреева» [24] , «получено взаймы железо и 28 гвоздей от пономаря Луки Петрова» [25] .
  2. Поступления по завещанию: «…поступило 60 пудов железа на основании завещания купца Олёхина» [26] ; «…двои серебряных сосуда, пожертвованные умершим в Петербурге купцом Ольхиным, с надписанием его… (Елизара и Епистолии) и… вызолочены наследниками того Ольхина…» [27] ; «…сосуды… серебряные же высшей пробы и позолочены же такжестр. 12 пожертвованы умершим прихожанином государственным дер. Конды крестьянином Трофимом Титовым…» [28] .
  3. Подарки, пожертвования: «…крестьянин Петрозаводского уезда, Кижского прихода, деревни Шляминской Мирон Егоров Симеонов пожертвовал в Кижскую Преображенскую церковь колокол весом 102 пуда 95 фунтов ценою в 1800 рублей» [29] ; «…особенно почитаемая икона Всемилостивого Спаса… стояла… в иконостасе самой высокой работы, резном и позолоченным; сей иконостас, стоящий двух тысяч рублей сооружён из усердия умершим государственным Кижского прихода дер. Конды крестьянином Трофимом Титовым; риза на иконе серебряная 84 пробы чеканной работы, позолоченная, весом 13 фунтов, работана в С-Петербурге в 1814 г. на сумму доброхотных дателей, плачено две тысячи рублей; пред сею иконой подсвечник большой медный посеребренный, пожертвован С-Петербургским мещанином Корнилом Семёновым Круговым, стоющий 100 рублей и лампада малая серебряная также пожертвованная С-Петербургским купцом Родионом Васильевым Никулиным, стоющая 100 рублей… ризы парчовые стоят около 400 рублей пожертвованы в 1821 году С-Петербургским купцом Родионом Никулиным» [30] ; «пожертвованы средства на приобретение местной иконы Александра Невского в Преображенскую церковь» [31] ; «в 1856 году получены из С-Петербурга от крестьян Кижского прихода дер. Телятниково Матвея Яковлевича Вавилина и дер. Кижского острова Северного конца Ивана Васильевича Морозова, присланные ими в Спасо-Преображенскую церковь иконостас с иконою Успения Божией Матери, стоющие около 150 рублей серебром…» [32] .
  4. Пожертвования денежных сумм персонально, а также от неизвестных лиц: «…поступилостр. 13 от крестьянина дер. Телятниково Тита Михайловича Серого на поправку церкви 200 рублей серебром. На тот же предмет вдова Татьяна Гаврилова Круглова 100 рублей серебром»; «…поступило от неизвестного лица 3 рубля» [33] .
  5. Пожертвования разными процентными бумагами: «…в 1896 году… крестьянская вдова Кижского прихода… Стефанида Андреевна Моржова пожертвовала на позолоту иконостаса Спаса-Преображенской церкви разными процентными бумагами 1000 рублей серебром» [34] .
  6. Хождением с иконой по приходу: производился сбор зернового хлеба, печёного хлеба, ржи, овса, холста, полотенец холщовых, шерсти с последующей их продажей и выручкой денег («…в мае 1896 года за пожертвованный прихожанами овёс во время хождения по приходу с иконою Всемилостивого Спаса на окраску Преображенской церкви выручено 15 рублей» [35] ; «…13 декабря 1896 года выручено от продажи пожертвованных на украшение храма полотенцев и шерсти 12 рублей» [36] ; «…в июне 1897 года за пожертвованный прихожанами зерновой и печёный хлеб на позолоту иконостаса в Спасо-Преображенскую церковь во время хождения по приходу с иконой Божией Матери выручено 30 рублей» [37] ).
  7. Продажа привесов крестиков к иконам: «…в мае 1864 года выручено за проданные… разные привесы крестиков к иконам всего 20 рублей» [38] .
  8. Сборы в кружку: «…в ноябре 1868 года отчислено на исправление СпасоПреображен-ской церкви …высыпанных из кружки с января 1866 года по 1июня 1867 года записанных на приход 114,55 копеек» [39] .
  9. Использование билетов Приказа общественных призрений: «…в октябре 1867 года… на поправку… церкви… к 1 декабрю остаётся в наличности 881,88. В том числе два билета Приказа общественных призрений в 800 рублей» [40] .
  10. Кошельковый сбор: «…отчислено из кошельковой суммы на исправление Кижской Спасо-Преображенской церкви 100 рублей» [41] .
  11. Сборная книга. Исходатайствована Сборная книга для записи пожертвований на по-правку церкви: «… в 1868 году… на поправку ветхостей в Спасо-Преображенской церкви по Сборной книжке было собрано 404 руб. 62 коп.» [42] .
  12. Выдача Пригласительного листа. Для сбора средств на поправку и золочение иконостаса было решено прибегнуть к помощи посторонних благотворителей и просить епархиальное начальство о выдаче Олонецкой духовной консисторией Пригласительного листа [43] .

Бережное отношение кижских прихожан к своим церквам, умение изыскивать средства, используя для этой цели разные возможности для поддержания их «в благолепии», помогло сберечь эти строения до настоящего времени.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

* * *

Интересная страница истории Преображенской церкви связана с ее изучением и постановкой на государственную охрану.

Как известно, внимание к изучению церковного деревянного зодчества России зародилось сравнительно поздно.

Академик В.В.Суслов в 1899 году писал: «До настоящего времени все труды наших ученых и художников по исследованию древнего русского зодчества были направлены только на изучение каменных образцов его, исследование деревянной архитектуры если не совсем, то заметно игнорировали. Академик Даль Л.В… был выдающимся исключением, положив почин серьезномустр. 14 исследованию памятников деревянного зодчества» [44] .

Предпринятая в 1876 году поездка Л.В.Даля по северным губерниям, в ходе которой он посетил остров Кижи, убедили его в самобытности деревянного зодчества России.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В начале XX века на Север началось паломничество художников и архитекторов: их привлекало то, что еще сохранилось здесь в своей первозданности. Но и Север не избежал обновления: здесь тоже начала проявляться тяга к новизне и небрежное отношение к старине. В связи с этими новыми веяниями, художник И.Я.Билибин в 1904 году призвал беречь от «варварских ремонтов и вандальского уничтожения» древние деревянные церкви, убеждая сохранять их «как этнографические реликвии от прошлого времени» [45] .

Именно в таком, обновленном, образе кижские церкви увидели первые исследователи деревянного зодчества России Л.В.Даль (1876 г.), И.Я.Билибин (1904 г.) и И.Э.Грабарь (1909 г.). И тем не менее увиденное их потрясло.

И.Я.Билибин писал: «…нигде мне не приходилось видеть такого размаха строительной фантазии, как в Кижах. <…> Что за зодчий был, который строил такие церкви!» [46] . Вскоре появились почтовые открытки с видами Кижского погоста И.Я.Билибина.

В 1911 году на художественном вернисаже картину художника И.М.Шлуглейта с изображением Кижского погоста приобрел император Николай II.

Выдающийся архитектор М.В.Красовский в 1916 году написал: «Преображенский храм… шедевр, который… смело можно назвать венцом народного творчества, который в истории русского деревянного зодчества должен занять такое же место, какое заняла московская церковь Василия Блаженного в истории каменного зодчества» [47] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1926 году, любуясь кижскими куполами, академик И.Э.Грабарь сказал: «Чем большестр. 15 всматриваешься в эту несравненную сказку куполов, тем яснее становится, что зодчий, создавший ее, – неподражаемый творец форм и мотивов… группировка этих форм мотивов… мысль, осенившая зодчего в минуту поистине счастливую» [48] .

Объяснить строительный феномен многоглавия можно тем, что звучный каскад куполов явился ко времени, когда расцвело на Руси стремление к пышности и сказочному изобилию декоративных форм. Именно на этот период приходится время расцвета России, устремившейся к европейской цивилизации, к праздничности и свободе в разных видах творчества. Лишь на время затаилась и вновь проявилась давняя любовь народа к многоглавию, столь звучно заявившая о себе в начале XVII века. Это наблюдение убедительно подтверждают 21- и 22-главые церкви в Анхимове и на острове Кижи. Вовремя приспела пора легендарного мастера Нестора.

Архитектор М.В.Красовский по этому поводу писал: «Многоглавие, кажущееся одним из новшеств начала 18 века, представляет, в сущности, возврат к старине, и притом, к своей собственной, чисто народной, так как… первоначально соборный храм Новгорода, Святая София… имела 13-ть верхов, а некоторые киевские церкви, правда каменные, имели 15, 25 и даже 30-ть верхов. …Идея многоглавия жила в народе… К сожалению, звенья эти исчезли с лица земли…» [49] .

Остается только пожалеть исследователей, которые не увидели кижских церквей без тесовой обшивки и куполов, обитых железом. C огорчением писал об этом в 1904 году И.Я.Билибин: «…К сожалению, у старшей (церкви Преображения Господня) все купола обиты железом и окрашены в яркий светло-зеленый цвет, а сама она кажется белее снега. Ремонт этот, говорят, совершился совсем недавно» [50] .

Позднее, в 1916 году, М.В.Красовский писал: «В настоящее время храм обшит досками, а его главы, шеи и бочки покрыты железом. В прежнее же время, когда были видны бревна срубов и бочек, когда всюду вместо железа играл переливами оттенков лемех, храм должен был производить впечатление воплощенной сказки, хорошо всем с детства знакомой, но каждый раз слушаемой с восторгом и вечно новым интересом» [51] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Постепенно приобретался опыт и навык работы по спасению старинных деревянных церквей в России. К началу XX века источниковая база по их изучению была уже довольно значительной: проводилась огромная работа по сбору сведений и обследованию местных памятников древности, их фотофиксации, а также принимались меры по их сохранению.

С 1912 года Императорская археологическая комиссия установила контроль за ремонтом старинных церквей.

В 1920 году, после установления cоветской власти, наиболее выдающиеся памятники искусства и старины ставятся под государственную охрану.

И тем не менее как исторический парадокс воспринимается ответ волостной администрации от 1 января 1919 г. в Петрозаводскийстр. 16 уездный отдел управления на запрос о наличии памятников старины: «Волостной Исполком доводит до сведения, что в пределах Кижской волости памятников старины не имеется» [52] .

Но история рассудила иначе.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

2 июля 1920 года Ф.А.Каликин, сотрудник Отдела охраны и регистрации памятников искусства и старины писал: «…мною было произведено обследование церквей Кижского погоста… Всего построек три… Обе церкви, хотя и охраняются приходским советом, но, тем не менее, я предлагаю Отделу выдать Охранные грамоты как на памятники строительного искусства…» [53] .

Удивляет то, как скоро было выдано Охранное свидетельство. Это произошло через месяц, 11 августа 1920 года (номер свидетельства 1847). В нем сообщалось, что две церкви и колокольня, «…как выдающиеся памятники, находящиеся под охраной Правительства, состоят в ведении Отдела по делам музеев и охране памятников искусства и старины Комиссариата народного просвещения, не могут видоизменяться и перестраиваться, а также быть занятыми какими-либо учреждениями или лицами без разрешения Отдела, а находящиеся в этих церквах иконы и церковное убранство не могут быть без ведома разрешения Отдела перемещены и не подлежат реквизиции» [54] .

На карте Петрозаводского уезда Олонецкой губернии 1920 года указан Кижский погост с охранным знаком.

В 1937 году Преображенская церковь была закрыта. Таким образом, церковь после 223-летнего регулярного использования прихожанами лишилась своего первоначального предназначения и духовного смысла. Последний ее священник А.С.Петухов вскоре был арестован и расстрелян. Церковные службы были прерваны и возобновились только в 1993 году.

В Постановлении Центрального Исполнительного Комитета КАССР от 9 марта 1937 года говорилось: «Утвердить закрытие Преображенской церкви в связи с тем, что для отправления религиозных обрядов верующих имеется вторая церковь, которая находится в ведении религиозного объединения» [55] . Петиции прихожан в Москву успеха не имели. 25 июля 1937 года из Кремля в Петрозаводск пришло решение, признавшее «вполне правильным Постановление Президиума ЦИК КАССР от 9 марта 1937 года о закрытии Преображенской церкви в деревне Кижи Заонежского района и не подлежащим дальнейшему рассмотрению» [56] . Наркомпросу КАССР было предложено принять церковь от Кижского религиозного объединения в непосредственное ведение Комиссии по охране памятников старины.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1939 году кижские церкви были включены в перечень памятников революции, культуры и архитектуры по КАССР, рекомендованных в состав Списка памятников общесоюзногостр. 17 значения. Но в связи с войной 1941–1945 годов это произошло только в 1948 году.

* * *

Незабываемый след оставила в истории Кижского погоста Великая Отечественная война.

В первое время со стороны финских оккупантов проявлялось полное пренебрежение к святым вражеским реликвиям. Они занимались грабежами церковного имущества, наполняя иконами, как ценными сувенирами, свои солдатские рюкзаки и отправляя их в Финляндию, где ими начали даже торговать.

Они, «…ненавидя все русское и, в частности, церковную символику “рюссей”, считали, что… изъятие икон тоже относится к освобождению Карелии» [57] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Поводом к совершенно другому отношению оккупантов к доставшимся им вражеским ценностям послужил в немалой степени поступок финского летчика Лаус-Дей Сакселля, получившего 12 ноября 1941 года приказ сбросить бомбы на «высокую старую церковь», расположенную на одном из островов Онежского озера. Как донесла финская разведка, церковь служила русским ориентиром для наведения ударов.

Офицер Сакселль с товарищем, поднявшись в небо на двух «Фоккерах», взяли курс на Кижи. Величественная картина Кижского погоста на фоне нетронутого, чистого снега его поразила. Следов людей рядом с церквями летчики не обнаружили. Сакселль дал товарищу знак «улетаем».

Сразу по прилете на аэродром Сакселль доложил командованию все, как было, и начальство с ним согласилось.

На вопрос: «Как бы вы поступили, если бы вы увидели на острове партизан?», бывший военный пилот ответил: «А как поступают, когда в тебя стреляют? Это был 1941 год.

Финляндия воевала против Советского Союза. Я бы выполнил приказ». Затем Сакселль добавил, что после этого его коллега Ларс Петтерссон в 1942 году получил задание от главнокомандующего финской армией Маннергейма «позаботиться» об объектах, прилегающих к Онежскому озеру, которые могли бы представлять интерес для военных. Впоследствии, утверждал Сакселль, ни один из таких объектов финнами не был разрушен [58] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Действительно, вскоре финнам пришлось сменить свое отношение к доставшимся им военным трофеям. Они решили организовать в Карелии «…заботливую охрану церковных атрибутов и зданий…», чтобы «…показать всему миру, что свобода вероисповедания, которую финны представляют… есть прямая противоположность большевистскому времени… и что забота о православии зачтется… как заслуга» [59] .

В кижских церквях проводились службы для финских солдат. Местное оккупированное население стало привлекаться финскими проповедниками к восстановлению часовен и церквей, возобновлению в них службы. Службу вели православные священники на русском языке.

стр. 18 На территорию Заонежья в октябре 1942 года по приказу Ставки главнокомандующего финской армией Маннергейма прибыли ученые: архитекторы, искусствоведы, этнографы, фольклористы, антропологи и художники с целью изучения местной культуры.

Среди них был Ларс Петтерссон, магистр истории искусств, младший лейтенант, уделивший в своих исследованиях особое место церкви Пеображения Господня. Им была составлена «Историческая реконструкция Преображенской церкви», зафиксированы схемы иконостасов кижских церквей.

Ларс Петтерссон, доктор Бертил Хинцен и магистр Пентти Хяркенен сделали подробное описание многочисленных икон, определили стоимость каждой. Кроме того, в задачу Ларса Петтерссона входила также их эвакуация в Финляндию с целью сохранения. После окончания военных действий все иконы предполагалось возвратить на прежнее место.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1943 году, когда активизировалось партизанское движение в Карелии и финны узнали, что якобы «партизаны получили приказ сжечь Кижи», иконостас Преображенской церкви был разобран финскими солдатами и перевезен в часовню соседней с Кижами деревни Кургеницы. Торжественный, великолепный иконостас, самый лучший и большой на северо-западе России, превратился в золоченую раму с пустыми проемами вместо древних икон. Вскоре, летом 1943 года, иконы из кижских и других храмов Заонежья финны погрузили на пароход «Медвежьегорск», чтобы вывести эти ценности в Финляндию. Только в 1995 году удалось выяснить полные данные о количестве вывезенных в Финляндию икон.

В январе 1944 года в Художественной галерее в Хельсинки вывезенные из Заонежья наиболее ценные иконы, большая часть которых принадлежала кижским церквям, были представлены на выставке. Особо ценные иконы специально для этой выставки отреставрировал финский художник Ханнес Малисто. К выставке был издан каталог Ларса Петтерссона «Охрана памятников культуры в годы войны. Иконы Восточной Карелии» [60] .

В связи с капитуляцией Финляндии и выходом ее из военных действий, правительствостр. 19 Советского Союза потребовало возврата в Карелию всех вывезенных икон. Осенью

1944 года вывезенные финнами иконы были возвращены. К сожалению, иконы «неба», снятые финнами одновременно с иконами иконостаса Преображенской церкви, были уничтожены. Они не вывозились в Финляндию, а были отправлены на хранение в Петрозаводск. О дальнейшей их судьбе сообщается в письме 1948 года начальника Управления по делам архитектуры при СМ К-ФССР Д.С.Масленникова секретарю ЦК КП(б) К-ФССР Ю.В.Андропову: «А у нас в Петрозаводске зимой 1944–1945 года завхоз ДК (Дома культуры) истопил на дрова росписи купола Кижей» [61] .

После войны Ларс Петтерссон защитил диссертацию «Культовая архитектура Заонежья», основанную на материале, собранном им в 1943–1944 годах. На основе диссертации в Хельсинки в 1950 году была издана монография [62] , в которой впервые все культовые здания Заонежья были описаны, классифицированы, определены этапы их строительства.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ларс Петтерссон разработал подробную типологическую схему конструкций, архитектурных деталей, плотницких инструментов и материалов. Монография сохраняет свою ценность и в настоящее время.

* * *

Новая страница в истории Преображенской церкви связана с созданием в Кижах архитектурного заповедника.

Постановление №604 Совета Народных Комиссаров Карело-Финской ССР от 2 октября 1945 года объявило территорию ансамбля Кижского погоста, имеющего историческую и художественную ценность мирового значения, государственным заповедником. Постановление предписывало в течение 1945–1946 гг. провести аварийно-предупредительный ремонт, определить границы и строгий режим охраны заповедника, разработать и представить в СНК К-ФССР мероприятия по переносу на территорию Кижского заповедника уникальных памятников гражданского зодчества (изб и хозяйственных построек). Управлению по делам архитектуры и Управлению по делам искусств поручалось восстановить в 1946 году внутреннюю отделку кижских церквей, создав художественную целостность памятника архитектуры.

В 1947 году на Кижском погосте начались реставрационные работы под руководством московского архитектора Б.В.Гнедовского.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С 1949 года реставрацию уникальных кижских памятников возглавил московский архитектор А.В.Ополовников.

Реставрация 1949–1959 годов должна была решить две главные задачи: укрепить памятники и восстановить их первоначальный художественный образ, искаженный многочисленными переделками в XIX веке. Автором проекта реставрации Преображенской церкви был архитектор А.В.Ополовников.

В реставрации принимали участие местные мастера. В 1959 году реставрация Преображенской церкви была завершена.

Одновременно с воссозданием первоначального внешнего образа в 1945 году также был поставлен вопрос о восстановлении иконостаса.

Летом 1945 года, по просьбе Правительства К-ФССР из Москвы в Петрозаводск с целью обследования икон, возвращенных из Финляндии, по предложению И.Э.Грабаря,стр. 20 были направлены специалисты по древнерусской живописи из Третьяковской галереи Н.Мнева и В.Светличная (Брюсова).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1950 году под руководством В.Г.Светличной и художника-реставратора Г. В. Жаренкова иконостас был восстановлен.

В 1960-е годы реставрацией икон занимались московские специалисты – С.В.Ямщиков, В.Н.Белов, В.А.Зборовский, К.Г.Шейнкман и Н.В.Перцев.

На протяжении 10 лет (1950–1960 гг.) архитектурный заповедник на острове Кижи существовал на правах отдела Управления по делам архитектуры при Совете Министров Карело-Финской ССР, не являясь самостоятельной хозяйственной единицей.

Идея устройства музея рассматривалась как конкретная практическая мера, способная сохранить обреченную на гибель часть наследия деревянного зодчества. Ведущим критерием для подбора зданий-экспонатов была архитектурная уникальность и типичность, соответствующая традициям народного творчества. Основой для будущего музейного комплекса стал Кижский архитектурный ансамбль, являвшийся в этот период жестким критерием для отбора соответствующих ему по значимости объектов. На данном этапе формирования музея четко прослеживается архитектурный характер его экспозиций и выставок.

В скором времени Кижский погост становится центром экскурсионно-туристической работы, представляющей научный и культурно-просветительский интерес.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Период с 1961 по 1965 год ознаменован организацией отдела «Кижи» при краеведческом музее, официальное открытие которого состоялось 10 июня 1961 года. В это время Карельский государственный краеведческий музей считался эталоном для музеев Российской Федерации.

Ко времени создания отдела «Кижи» на остров были перенесены все основные работы по кижскому архитектурному комплексу, жилым и хозяйственным постройкам.

В 1964 году в честь 250-летия Преображенской церкви состоялась первая Всесоюзная конференция «Народная культура Заонежья».

В том же году Кижский остров был включен в один из 9 всесоюзных маршрутов для иностранных туристов.

Музей «Кижи» создавался, таким образом, не на пустом месте. Его организации предшествовала огромная работа архитекторов, реставраторов, музейных сотрудников Карелии, искусствоведов Москвы и Ленинграда. Их труд способствовал созданию музея «Кижи» как самостоятельного учреждения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Государственный историко-архитектурный музей был создан 1 января 1966 года. Его фундаментом является Кижский архитектурный ансамбль и искусственно созданная на его базе этнографическая экспозиция.

Вскоре Распоряжением Совета министров РСФСР от 4 апреля 1969 года музей «Кижи» был реорганизован в Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник.

12 декабря 1990 года в г. Банфе (Канада), на 14-й сессии Комитета Всемирного наследия Кижский архитектурный ансамбль был включен в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

стр. 21 В 1993 году музей-заповедник «Кижи» объявлен особо ценным объектом культурного наследия Российской Федерации.

В 2003 году музей-заповедник был преобразован в федеральное государственное учреждение культуры «Историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник “Кижи”».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Важная страница истории Преображенской церкви связана с ее реставрацией. На протяжении всех лет существования кижского музея этот главный объект архитектурного комплекса вызывает постоянную тревогу в связи со своим преклонным возрастом и состоянием древесины.

Судьба Кижей волнует всех с давних пор, начиная со времени первой ее реставрации в 1949–1959 гг. С этого времени не утихают споры о способах реставрации и методах защиты древесины.

В 1969 году к решению проблемы укрепления церкви были привлечены ведущие научно-исследовательские и проектные организации страны, в том числе Ленинградский инженерно-строительный институт (ЛИСИ), Сенежская лаборатория консервирования древесины (Москва), институт «Спецпроектреставрация» (Москва), Московский архитектурный институт, Союзспецавтоматика (Москва), Спецпроммонтаж (Москва).

В 1987 году был объявлен открытый всесоюзный конкурс на разработку проекта инженерного укрепления памятника. К сожалению, ни одно из 15 предложенных проектных предложений не способно полностью решить эту проблему.

Тогда же обследование плотности древесины Преображенской церкви произвели специалисты из Ленинградской лесотехнической академии.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Выявление деформаций сруба церкви и прогнозирование их развития осуществили сотрудники Ленинградского горного института.

В 1988 году в Петрозаводске и на о. Кижи состоялся Международный симпозиум ИКОМОС по обсуждению способов сохранения Кижского архитектурного ансамбля. В нем приняли участие 108 специалистов по реставрации, в том числе 40 ученых из разных стран мира.

В решении симпозиума рекомендовалось не подвергать Преображенскую церковь переборке. Его участники выразили мнение о включении Кижского архитектурного ансамбля в Список объектов Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО.

В 1993 году специалисты Норвегии, Финляндии, Канады и России подготовили «Доклад по итогам технического обследования памятника Всемирного культурного наследия архитектурного ансамбля „Кижский погост“ и рекомендации относительно дальнейшей работы» [63] .

Вскоре к разработке способов инженерного укрепления подключились зарубежные специалисты из Немецкого национального комитета (г. Мюнхен, Германия) и Немецкого центра ремесла и охраны памятников (г. Фульда, Германия).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1994 году материал «Исследование и реставрация Преображенской церкви на острове Кижи» разработали сотрудники Научно-производственного инженерногостр. 22 центра строительных конструкций» (НПИЦСК, г.Киров) под руководством профессора Ю.А.Пискунова [64] .

Микологическое состояние древесины памятника с 1970 года наблюдается специалистами Института леса Карельского научного центра РАН под руководством В.А.Козлова.

В 1995 году разработан проект «Комплексная защита архитектурного ансамбля Кижского погоста» [65] , предусматривающий современные технические средства безопасности и технологии пожаротушения, в том числе систему телевизионного наблюдения и контроля, радиосвязь и систему беспроводной охранно-пожарной сигнализации.

В 1999 году под руководством федерального архитектора музея-заповедника «Кижи» B.C.Рахманова (г. Санкт-Петербург) и заместителя директора музея «Кижи» Н.Л.Попова (г.Петрозаводск) разработан новый проект реставрации Преображенской церкви. Проектом предусматривается с помощью специальных инженерных конструкций поярусно (церковь разделена на 7 ярусов по высоте) приподнять отдельные части церкви с целью замены особенно повреждённых брёвен по методу «норвежского лифтинга» (давно известного и отечественным реставраторам).

Изъятые детали выборочно будут заменены новыми соответствующей конфигурации.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

По оценкам сотрудников Института леса КарНЦ РАН, замене подлежит 20–30% старых брёвен [66] .

В 2007 году на острове Кижи был сдан в эксплуатацию не имеющий аналогов в мировой практике реставрационно-производственный комплекс, специально предназначенный для проведения работ на Преображенской церкви.

Работы на самом памятнике начались в 2009 году.

Современный этап истории церкви Преображения Господня связан с проведением ее реставрации. Параллельно ведется реставрация рамы иконостаса и иконописного убранства церкви.

// Церковь Преображения Господня на острове Кижи: 300 лет на заонежской земле
Составление и подготовка: кандидат исторических наук И.В.Мельников
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2014. 360 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф