Метки текста:

Архитектура Деревянное зодчество Кижский погост Преображенская церковь Реставрация

Любимцев А.Ю. (г.Петрозаводск), Скопин В.А., Чусов А.А.
О реставрации церкви Преображения Господня на о. Кижи VkontakteFacebook

Часть отреставрированного и обжатого в уровне балок 7-го пояса в цехуЧасть отреставрированного и обжатого в уровне балок 7-го пояса в цеху (вид сверху)Реставрационный комплексВывешенный храм Преображения с собранным 7-м и частью 6-го поясаНижние каскадные венцы церкви и железобетонный фундаментВставка из выдержанной древесины в оригинальном бревнеСильно деформированная часть 6-го пояса, собранного до реставрации в цехуКаменная кладка фундамента на известковом раствореВид на одну из бочек со следами от «невлезающей» главкиСледы от первоначальной протески угловСобранный 7-й поясРазборка нижних венцов 7-го поясаПогрузка разобранных бревен на лесовоз с применением различных приспособлений для «бережной транспортировки»Модель неразобранного 7-го пояса со всеми деформациями,  полученная в результате дополнительных обмеров

стр. 148 История реставрации Преображенской церкви в Кижах начинается уже с конца XVIII века. Фундамент церкви изначально представлял собой систему угловых валунов и несвязанное каменное заполнение, которые довольно быстро просели под колоссальным весом конструкции в 600 тонн. Следы ремонтов рассказывают нам о попытке предков компенсировать все возрастающие деформации церкви из-за преобладающих юго-западных ветров и просадки основного восьмерика по отношению к пределам. Но основные проблемы проявились к середине XX века. Ремонтно-реставрационные работы на Кижском погосте начались в 1948 г. под руководством архитектора Б.В.Гнедовского, с 1949 г. руководителем работ становится архитектор А.В.Ополовников. Реставрация продолжалась в течение 7 лет, до 1955 г. В ходе работ были восстановлены тесовые кровли, исправлены повреждения железных кровель глав и бочек. Вероятно, эти работы носили временный противоаварийный характер с целью устранения протечек, так как в последующем металлическое покрытие глав и бочек было заменено на лемеховое, а полицы и кровля трапезной стали тесовыми. Также были заменены отдельные сгнившие бревна сруба, местами поставлены коронки, разобрана обшивка стен. Восстановлен интерьер церкви. В 1965 г., в связи с появлением деформаций, установлены сжимы на стенах основного восьмерика и стяжки в районе повалов восьмериков.

Однако ухудшение технического состояния памятника продолжалось, и в 1980 г. начался новый этап работ. Государственным предприятием НИИ «Спецпроектреставрация» и карельской специальной научно-реставрационно-производственной мастерской был выполнен демонтаж иконостаса и интерьера церкви. Затем, в 1982–1983 гг., Петрозаводским СМУ треста «Союзпромбуммонтаж» осуществлен монтаж внутреннего металлического каркаса, предназначенного для предотвращения увеличения деформаций памятника, а в последующем – для вывешивания сруба при проведении реставрации.

В процессе монтажа металлического каркаса были разобраны пол и потолок-небо церкви. В связи с этим внутри памятника организовался интенсивный естественный воздухообмен, в результате которого приостановилось развитие дереворазрушающего гриба на деревянных конструкциях. Кроме того, деформации сруба остановились, поэтому необходимость в экстренных мероприятиях по спасению памятника отпала.

В последующие годы выполнены работы по установке сжимов по стенам верхнего восьмерика и другим стенам сруба (1984– 1988 гг.), заменены кровельные покрытия, восстановлены крыльцо с заменой сгнивших элементов и полы в трапезной, отдельные участки стен и нижние венцы антисептированы (1985–1988 гг.)

стр. 149 С 1983 г. организован постоянный мониторинг деформаций памятников кижского архитектурного ансамбля. Московским институтом «Спецпроектреставрация» разработана схема мониторинга и разбита сеть стационарных штативов для геодезического наблюдения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С 1995 г. осуществляется мониторинг биоразрушений древесины памятников погоста.

В 1997 г. в музее организован Плотницкий центр под руководством Н.Л.Попова, который с первых дней работы начал заниматься проблемами Преображенской церкви. В 2000 г. по инициативе Н.Л.Попова был разработан эскизный проект реставрации памятника, с которого началась нынешняя реставрация Преображенской церкви.

Реставрация Преображенской церкви на острове Кижи ставила перед архитектором, инженерами, реставраторами и заказчиком ряд сложных задач. Перечислим главные:

Причем решение всех вышеперечисленных задач должно было осуществляться с учетом утвержденных международных реставрационных норм и согласовываться с экспертами ЮНЕСКО.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На сегодняшний день можно уверенно сказать, что проект реставрации Преображенской церкви в Кижах доказал свою состоятельность, так как уже на октябрь 2013 г. большая часть поставленных на этом объекте задач была решена. Вспомним, как начиналась реализация этого проекта.

С начала 2000-х гг. музей-заповедник «Кижи» начинает ряд подготовительных работ, предшествующих реставрации храма.

Одно из важнейших – строительство реставрационного комплекса на острове Кижи. Удивительно, но у этой идеи были противники, которые считали, что реставрировать лучший из деревянных храмов России можно на улице под открытым небом. Тем не менее завод появился прежде всего благодаря настойчивости руководителя работ Н.Л.Попова. Были построены два цеха: в одном из них предполагалось хранение разобранных элементов церкви на специальных балках с ячейками, в которых бревна наилучшим образом могли проветриваться, в другом должны были осуществляться собственно переборка и реставрация сруба.

Второй цех состоял из огромного неотапливаемого помещения для переборки самой церкви, теплого цеха для «ювелирных» работ по спасению (протезированию) бревен, а также комплекса помещений, обеспечивающих комфортные условия работы реставраторов.

Важные подготовительные мероприятия были осуществлены в 2007 г. Был сдан в эксплуатацию реставрационный комплекс. Вокруг Преображенской церкви организуется рабочая площадка – усиленная снизу ряжевой конструкцией деревянная мостовая. По этой площадке вот уже 4 года максимально удобно перемещаются бревна церкви. В деревне Ямка реставрируется и приспосабливается для проживания реставраторов Преображенской церкви дом Вичурина.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 151 Кроме указанных подготовительных работ, музей заповедник организует заготовку специального реставрационного леса.

Параллельно с подготовительными мероприятиями организация из Петербурга СКФ «Алекон» решает задачу по вывешиванию и фиксации сруба церкви с передачей нагрузки на внутренний силовой металлический каркас.

Это тот самый каркас инженера Н.И.Смирнова, который с момента его возведения в 1982 г. вызывал шквал критики. При этом стоит напомнить, что его установка была одобрена архитектором А.В.Ополовниковым.

Действительно, появление каркаса исключило возможность посещения интерьера памятника туристами, но сегодня специалисты понимают, что его значение сложно переоценить.

Тогда начинать комплексную реставрацию памятника было преждевременно и крайне опасно. В начале 1980-х гг. на территории СССР не было ни одного коллектива, который смог бы справиться с поставленными на этом памятнике задачами. Представление о реставрационных технологиях еще только формировалось. Большинство деревянных памятников перебирались тогда с большими ошибками, с использованием современных инструментов и некачественного материала. А деформации церкви становились критическими. Введение металлического каркаса тогда предотвратило обрушение церкви и стало основой для будущего вывешивания памятника. И вот уже в XXI веке этот каркас становится замечательной основой всего реставрационного процесса.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Кроме вывешивания сруба, специалисты СКФ «Алекон» по периметру церкви на глубину промерзания до уровня земли заложили ленточный железобетонный фундамент.

Создание такого надежного основания стало первым и одним из главных способов укрепления памятника. Исторический фундамент не выдерживал никакой критики и уже в первые десятилетия после постройки церкви стал причиной ее мощнейших деформаций. В последующем, после того как появится абрис нижнего восстановленного каскадного венца, на железобетонном фундаменте будет сложена каменная кладка.

Как впоследствии заметят эксперты ЮНЕСКО, такого тщательного подготовительного этапа при реставрации деревянных памятников мир еще не знал. Прошли годы, прежде чем музей и министерство культуры поняли, что пора начинать собственно реставрацию. В то же время в профессиональном сообществе возник невиданный до этого момента страх и сомнения относительно правильности выбранного метода реставрации. Действительно, ничего подобного в практике мировой реставрации еще не происходило.

Тогда многие называли «лифтингом» утвержденный на этом памятнике метод. Это не совсем так. Со стороны, действительно, может показаться, что мы используем классический «норвежский лифтинг». В основе его лежит принцип вывешивания, разжатия, подъема и опускания отдельных элементов с целью замены изношенных бревен. Такой способ позволял частично реставрировать сруб без его полной переборки. Критики будущей реставрации Преображенской церкви справедливо сомневались, что памятник с таким весом не выдержит разжатия венцов при столь грандиозной массе и объеме сруба. Кроме того, не получится компенсировать масштабные деформации, появившиеся за последние 300 лет. Бревна при лифтинге должны просто лопаться и рваться в местах крепления сруба с металлом. Наверное, это и произошло, если бы мы применили «норвежский лифтинг» в чистом виде. Однако российские инженеры во главе с руководителем проекта Н.Л.Поповым пошли совершенно нестандартным путем и, не будет преувеличением сказать, изобрели свой способ работы с внутренней металлической системой. Назовем ее «вывешивание». Памятник поделили на 7 ярусов. Каждый ярус после разборки должен быть помещен в складской цех, чтобы потом уже реставрироваться в основном цеху. При этом на одном из верхних уровней церкви, действительно, произвели пробный подъем на 10 см, но впоследствии и до сегодняшнего дня никакого подъема больше не происходило. Сруб просто надежно висит на металле, не испытывая перенагрузок от разжатия.

И здесь мы подходим к самому главному. Архитектором проекта В.С.Рахмановым и Н.Л.Поповым было намечено начинать реставрацию памятника снизу вверх.стр. 152 Собственно так всегда и поступали при переборке памятников, но принципиальное отличие этого метода состояло в том, что и разборка памятника тоже начиналась снизу. В 2009 г. разобрали трапезную и крыльцо. В следующем году объемы склада позволили разобрать нижнюю часть основного сруба церкви. Это уровень от штрабы пола до сохранившихся нижних венцов церкви.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Разборка происходила снизу вверх путем «отстегивания» каждого отдельного бревна от сруба. Для этого высвободили необходимое пространство для демонтажа нижнего венца и, используя специальные металлические упоры-«солдатики», одно за другим стали изымать бревна. Первым и весьма приятным для нас сюрпризом стало то, что разборка деревянного сруба снизу вверх оказалась не такой «травматичной» для бревен, как обычная разборка. При разборке сверху вниз прежде, чем высвобождается бревно, его приходится поддевать ломами и монтажками, чтобы вытащить из соединений. При этом бревно иногда перекашивает до такой степени, что некоторые его части надламываются или даже просто отлетают. В нашем случае бревна буквально сами ложились на наши руки после расслабления монтажных ремней. Транспортировка на лесовоз происходила с использованием специальных деревянных приспособлений – «варежек». В результате на завод элементы доставлялись без каких-либо повреждений.

Более бережного отношения к историческим элементам нам не доводилось наблюдать прежде. На территории завода бревна промывались от вековой пыли и затем сушились в цеху, ожидая контрольной сборки. Дальше нам предстояло произвести сборку разобранного уровня церкви «на сухую». То есть просто собрать неотреставрированный сруб. На этом этапе реставраторы могли бы столкнуться с первой и непоправимой ошибкой, если бы не ряд мероприятий и обстоятельств.

Прежде чем разбирать нижний уровень церкви, была произведена серия специфических обмеров. Мы называем их специфическими, потому что архитекторы с ними не сталкиваются в силу непонимания их крайней необходимости. Нам нужно было максимально точно зафиксировать состояние сруба до разборки, чтобы повторить его в комплексе.

Для этого мы создали свою реперную систему, завязанную на стойках металлического каркаса Смирнова. На каждом бревне появилось по 2 самореза, координаты которых с помощью тахеометра заносились в базу данных. Так мы зафиксировали положение всех разобранных бревен в пространстве. При этом была создана компьютерная модель, отображающая геометрию сруба со всеми деформациями.

Сруб церкви в нижних венцах разъехался, балки частично выпали из своих гнезд. Надо сказать, что балки церкви не имеют жестких соединений со стенами сруба, врубок типа «ласточкин хвост». Врубки балок прямые, не стягивающие стены сруба друг с другом и не создающие диска жесткости балочного пояса.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На момент разборки некоторые из них лежали на металлических конструкциях, вывалившись из гнезд. Собрав в комплексе разобранный объем церкви в уровне балок, мы вернули этому объему первоначальную геометрию.

Для этого поместили балки в свои гнезда так, как они там были с момента строительства храма.

Таким образом, мы как бы сжимали план церкви, достигая положения сруба XVIII века. После этого зафиксировали уже новое состояние сруба, соответствующее историческому.

Отметки нового плана балочного пояса церкви переносились на бетонный пол цеха. Это стало основой для всего сруба церкви.

Таким образом, начиная реставрацию церкви с балочного пояса, опираясь на «геометрический первоисточник», мы исключили при дальнейшей переборке базовую ошибкустр. 153 большинства реставраторов. В прошлом реставраторы начинали восстанавливать нижние венцы, подходя же к балкам, обнаруживали, что те или не влезают, или «пролетают», не зацепляясь за сруб. На сегодняшний день можно сказать, что опыт переборки Преображенской церкви принес нам новый, наиболее правильный подход в реставрации деревянных памятников. Его использование возможно и без использования вывешивающего оборудования. Итак, зная первоначальную геометрию сруба, за осень 2010 г. нами были отреставрированы восемь венцов, в пяти из которых располагались балки подклета. Все они идеально легли на свои места![текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Параллельно отрабатывались технологии крепления вставок в исторические бревна. Этим вопросом плотно занимался Плотницкий центр музея под руководством А.Л.Ковальчука. Для вставок использовалась ядровая часть исторических бревен, которые в силу их ветхости не могли вернуться в сруб. Если такого материала не хватало, использовали выдержанные не менее 3 лет бревна спецлеса. Вставки крепились с помощью деревянных нагелей, длинных саморезов, специальных внутренних деревянных соединений. Как вспомогательный материал использовался клей. Никто не знает на сегодняшний день, как долго в наших северных условиях сможет нести свои функции даже самый лучший из имеющихся на мировом рынке клеев. Поэтому на него никто не делал ставку. Главное для нас были внутренние соединения. Клей же наносился не сплошным слоем, а в виде сетки, чтобы не мешать миграции внутренней влаги и не способствовать загниванию. Таким образом, мы исключили все слабые стороны использования клея, используя лишь его преимущество – весьма удобный предварительный монтаж.

К концу осени 2010 г. нашу работу приехали оценить специалисты ЮНЕСКО и специальная комиссия министерства культуры. Их комментарии вселили в нас уверенность, что мы идем правильным путем.

Разобранный 7-й реставрационный пояс состоял в среднем из 12 венцов. Мы говорим в среднем, так как нижний венец церкви представляет из себя каскад. Самая высокая точкастр. 154 нижнего венца – южное бревно, а самые низкие две точки – северо-западный угол трапезной и северо-восточный угол алтаря. Таким образом, фундамент был залит с учетом разности высот ландшафта, со ступенями от стены к стене высотой 30 см.

На этом этапе наша задача заключалась в том, чтобы нарубить сложный каскад из новых бревен и попасть в отметки нижнего венца балочного пояса, отреставрированного прежде. Два нижних венца добавил архитектор В.С.Рахманов. Ему удалось определить их наличие на момент постройки храма.

Верхний венец балочного пояса – это венец со штрабой пола, которую мы выставили в горизонт. Нам нужно было нарубить каскад снизу, чтобы штраба пола осталась горизонтальной.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Проверкой точности выполненных работ стала установка пояса № 7 на новый фундамент церкви на погосте. Перед перевозкой каскада он был тщательно обмерян в плане и по высоте. В результате вновь срубленный каскад хорошо сел на новый фундамент, план новых добавленных венцов каскада точно повторял план старых венцов балочного пояса и штраба пола была выведена в горизонт.

При окончательной сборке отреставрированного пояса на погосте мы ориентировались, конечно, не только на положение штрабы пола, но и на вертикальность стен. При этом речь не шла о том, что все стены должны собираться строго по отвесу. Отклонения могли быть уже на момент строительства церкви.

Поэтому сборка стен по отношению к вертикали происходила с учетом предыдущих деформаций и максимально возможного их устранения. При этом каскад собирался на выставленных заранее домкратах по периметру стен. Мы не исключали, что после сборки пояса возникнет необходимость дополнительного выравнивания стен. Впрочем, результат этой работы оказался лучше, чем мы могли предполагать.

Параллельно сборке сруба велись работы по переустановке семи стоек «лифтинга» и части горизонтальных элементов пояса Смирнова.

Дело в том, что после реставрации 7-го пояса его геометрия существенно изменилась. Сруб храма вырос по высоте благодаря двум новым венцам и поднятию первого венца на большую высоту по отношению к земле. Соответственно, балочный пояс подклета вставал вровень с первым горизонтальным металлическим поясом 1982 г. Мы не могли жертвовать или даже подрубать какие-то балки, тем более выравнивать стены под металлические стойки. Все, что нам мешало, было демонтировано и продублировано коллегами из Санкт-Петербурга в тех местах, которые уже не мешали сборке памятника.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К этому моменту специалисты СКФ «Алекон» понимали, как будет выглядеть верхняя часть фундамента – каменная кладка, так как нижний венец встал на свое место.

С этого времени начинается кропотливая ручная работа по восстановлению каменной кладки на известковом растворе. По проекту В. С. Рахманова камень должен был собираться на соседних островах и подбираться по размерам. Большая часть этих камней обрабатывалась в нужный размер. Под углы ставились 52 целиковых фундамента. Фактически такая реконструкция фундамента отражала существовавший прежде ленточный фундамент на известковом растворе, местами сооруженный в XIX веке.

стр. 155 Параллельно этой работе шла разборка следующего 6-го пояса. Это 12 интерьерных венцов, та часть храма, которую видит посетитель, зайдя внутрь. Все бревна с внутренней протеской. Прежде чем собирать эти венцы «в сухую» в комплексе, мы тщательно обмерили верхний венец пояса №7 (он же – венец со штрабой пола) в плане и по высотам и перенесли его в реставрационный комплекс.

На выставленный по обмерам верхний венец со штрабой пола собирались 8 неотреставрированных венцов пояса № 6. Собранный небольшой по высоте участок сруба в восемь венцов показывал нам колоссальные деформации, которые мы должны были исправить, предварительно разобравшись в причинах этих деформаций. Нам потребовался целый месяц, чтобы понять, что возможно сделать со срубом, и убрать хотя бы часть деформаций, которые на этом уровне церкви были самыми большими. Северная стена церкви и трапезной, как и северная стена алтаря, в 1956 г. подверглась серьезной переборке в процессе реставрации, проводимой А.В.Ополовниковым. Реставрация велась на месте в деформированном памятнике, что сказалось на качестве выполненных работ. Материал, использованный в 1956 г., сильно отличался от материала церкви XVIII века по диаметрам бревен. Поэтому архитектором было принято решение материал 1956 года, который не вставал на место, заменить новым необходимого диаметра. Именно с этим связано количество замен бревен в северных частях церкви и алтаря. Заменяя материал 1956 года на новый нужного диаметра, мы выправляли деформации по стенам, которые достигали 20 см по отвесу.

В процессе работ были выявлены и такие деформации, как расхождение стен восьмерика, искривление дверных проемов. Деформацию усиливали и результаты ремонтных периодов нескольких предшествующих реставраций. Но одной из главных проблем была мощнейшая просадка восьмерика по отношению к прирубам. Это произошло по причине разного давления на грунт. Восьмерик получился значительно более нагруженным, чем прилегающие к нему объемы. В результате одна из стен наклонилась внутрь на 40 см. Дверные проемы по мере отклонения стены многократно растесывались с целью их выправления. В результате дверная колода, представляющая из себя вершник и два косяка разной ширины, имеет левый косяк на 8 см шире правого. Таким образом, когда основание церкви было деформировано, проемы, в результате проходивших ремонтов, оставались вертикальными. Как только нами было выровнено основание церкви, проемы стали наклонными. Похожая ситуация сложилась с окнами алтаря. Здесь мы были вынуждены доформовывать по ширине косяки XIX века. Ремонт 1956 г. в одном из проемов привел к тому, что количество венцов слева и справа от него оказалось разным. Плотники просто заполняли высоту проема северной деформированной стены. После контрольной сборки в цеху нижней части пояса № 6 стало ясно, что вернуть в сруб церкви материал ремонтных периодов не представляется возможным, несмотря на то, что он хорошо сохранился. Размер и качество обработки бревен, поставленных в результате ремонта в XX веке, сильно отличались от бревен XVIII века.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

По нашему мнению, пояс № 6 является самым сложным для реставрации в связи с предыдущими многочисленными ремонтами и количеством имеющихся проемов. Как уже говорилось, последний ремонт с заменой бревен на памятнике производился в 1956 г. в уже деформированном срубе церкви. Когда мы выровняли основание церкви, северная и северо-восточная стены алтаря, а также северная и северо-восточная стены молельного помещения стали заваливаться наружу. Завалы стен во время контрольной сборки составляли 15–20 см на три метра высоты сруба.стр. 156 Окна в этих стенах также имели значительный наклон. Тем не менее к моменту, когда в апреле 2013 г. остров посещает очередная комиссия ЮНЕСКО и министерства культуры, нам удалось решить основные проблемы.

Материал 1956 года мы заменили. Долго и мучительно исправляли деформации. Собирать и разбирать сруб приходилось многократно.

Полученный результат произвел на комиссию положительное впечатление, причем даже самым активным оппонентам этого проекта наконец-то представилась возможность признать правильность производимой реставрации церкви.

Осенью этого года была успешно осуществлена сборка отреставрированного 6-го пояса на погосте.

Конечно, проработав три года на Преображенской церкви, реставраторы сделали множество интересных наблюдений и открытий. Это и специфические соединения, врубки, каких ранее мы не встречали, всевозможные следы работы инструментом. Анализ и систематизация этого ценного материала впереди. В настоящей статье мы готовы познакомить читателей с двумя интереснейшими моментами, которые открылись нам в процессе работы с храмом.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

При разборке глав и бочек мы столкнулись с удивительным фактом: следы на опорной балке бочки показали, что осевой столб главы был поставлен не посередине бочки, что было бы логично, а смещен вплотную к наружному фронтону. Таким образом, барабан главы выходил за пределы фронтона. Главе явно не хватало места на бочке. Об этом говорили и подтесанные слеги вышестоящей бочки, которые мешали постановке главы. При этом не вмещалась и обшивка, прилегающая к главке сверху. Очевидно, эти слеги подрубались в момент строительства для того, чтобы большая глава поместилась на короткую для нее бочку. Помимо подтесанных под главу слег, мы наблюдали в последних венцах срубов под бочками повалы, которые также были предназначены для увеличения длины бочки. Если посмотреть на церковь с северного фасада, создается впечатление, что алтарная апсида с бочкой и главой как бы «задавлена» верхним объемом церкви. Прежде этистр. 157 повалы воспринимались исследователями и просто зрителями как результат смятия стен и деформаций. Теперь мы знаем, что это не так. Строители, запроектировав такую сложную каскадность глав, ошиблись с размером плана церкви. Четыре прируба должны быть длиннее существующих хотя бы на 0,5 метра. Впрочем, можно ли в этом случае говорить об ошибке? Вспомним предшественницу Преображенской – многоглавую церковь в Анхимово. Там с местом для главок все в порядке. Главки прекрасно помещаются на бочках. Однако по композиции она явно проигрывает кижскому шедевру. Возможно, мастера намеренно шли к «ошибке» с точки зрения плотницких азов, чтобы произвести потрясающий эффект стройности пропорций при всей монументальности 22-главия.

Еще один интересный факт касается вопроса протески стен церкви. В углах стен интерьера существуют характерные следы разновременной обработки соединений чаш, лап и поверхности стен. В одном месте это разный цвет древесины, в другом – различный характер протески угла и поверхности стены. Три года суть появления этих следов никто не мог разгадать. Идея их появления была разгадана практиком А.А.Чусовым, который протесав за свою жизнь километры стен, пришел к выводу, что при строительстве бревна в церковь ставились круглыми. «В лапу» и в соединение «чистый угол» были рублены только углы церкви. То есть протесывались изначально лишь углы стен изнутри. И до тех пор пока не появлялась кровля, стены в целом не тесались, несмотря на то, что тесать сразу намного проще и удобнее. Церковь строилась не за один сезон, и строители с заказчиком опасались, что сразу протесанные стены под осадками быстро потеряют вид.

Впереди еще несколько лет реставрационных работ на Преображенской церкви в Кижах. Работающие на памятнике реставраторы уверены в том, что последующие задачи технического плана ими будут решены. Главная же задача ближайшего (2014 г.) будет решаться консилиумом инженеров и архитекторов: какую из предложенных ранее схем усиления храма следует принять. Усиление неизбежно. Несмотря на качественную и тщательную работу реставраторов, сруб ослаблен имеющимися в нем трехсотлетними бревнами и не только ими. Вспомним и о ряде ошибок, допущенных при строительстве церкви в начале XVIII века. Без усиления конструкций памятника через некоторое время, возможно, мы снова увидим возвращающиеся или даже новые деформации. Вместе с тем системы усиления должны максимально тяготеть к традиционным для деревянной архитектуры приемам и не вступать в противоречие с подлинной конструкцией ни с точки зрения визуального восприятия, ни с точки зрения работы деревянных элементов храма.

// Церковь Преображения Господня на острове Кижи: 300 лет на заонежской земле
Составление и подготовка: кандидат исторических наук И.В.Мельников
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2014. 360 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф