Метки текста:

Деревянное зодчество Заонежье Икона Кижский вестник Кижский погост Преображенская церковь

Фролова Г.И. (г.Петрозаводск)
Внутреннее убранство Преображенской церкви Спасо-Кижского погоста VkontakteFacebook

Православные церкви стали строить в Заонежье с распространением на данной территории христианства, что произошло достаточно поздно. [1] Византийско-православная концепция храма к этому времени была не только разработана, но и получила широчайшее распространение в христианском мире, и эволюция храмового убранства здесь претерпевала те изменения, которые можно обозначить как смену стилей, характерных для определенных столетий. До 19 столетия абсолютное большинство храмов на территории Заонежья строилось из дерева. Бревенчатые стены исключали характерные для русских каменных храмов живописные росписи и этим объясняются некоторые специфические черты внутреннего оформления деревянных церквей. Наличие на большинстве северных погостов летней и зимней церквей также обусловило некоторое своеобразие в их содержании. В настоящей статье приводятся сведения о внутреннем убранстве летнего храма Преображения Господня Спасо-Кижского погоста, которые сопоставляются с данными об интерьерах соседних, также летних, погостских храмов. В качестве примера будут использоваться церковь из с. Типиницы, убранство которой было обычным для заонежских храмов, церковь из с.Толвуя, связанного контактами с Вяжицким монастырем (его вотчины были на данной земле) и церковь богатого ярмарочного с. Шуньга.

Источниками для написания статьи послужили церковные документы 19 века, хранящиеся в Национальном архиве Республики Карелия.

В церковных документах от 1802 г. состояние церквей характеризуется следующим образом: толвуйская Георгиевская церковь деревянная, холодная, с приделом Знамения Пресвятой Богородицы, «в твердости, утварь и благолепие в ней посредственно»; типиницкая Вознесенская церковь, с приделом в честь пророка Ильи, [2] «утварь и благолепие в ней не худое, сосуды серебряные имеются»; шунгская Никольская церковь, холодная, с приделами Рождества Иоанна Предтечи, Мучеников Флора и Лавра, Зосимы и Савватия Соловецких, «в твердости, благолепием украшена хорошо, утвари в ней довольно». Аналогично охарактеризовано и убранство кижской Преображенской церкви: «утвари в ней довольное количество и благолепием украшена хорошо». [3] Из четырех рассматриваемых летних церквей только кижский храм не имел придела.

Наша задача ограничена рамками статьи, в которой необходимо раскрыть сложную и в значительной мере неизвестную современному человеку тему. Кижские церкви в 20 столетии вошли в мировую историю как памятники архитектуры. Кижский архитектурный ансамбль, как совершенное творение мастеров — плотников, воспет во многих публикациях, а внутреннее содержание храмов оставалось «в тени», ограничиваясь иллюстрациями отдельных иконостасных икон. Между тем, для средневековой христианской культуры весь видимый и невидимый мир представлялся сплошной иерархией образов. Архитектура храма и организация храмового пространства, составляли единое целое, в котором неразрывно были взаимосвязаны исторический, литургический и художественный факторы. [4]

Церковь – это определенным образом построенное и оснащенное здание, в котором собирается община верующих. В нем происходит единение человека с Богом, через совершение таинств–богослужений. Неразрывно со службой связаны архитектура храма, символика внутреннего пространства, убранство церкви, облачения храма и священнослужителей, использование осветительных приборов и утвари. Интерьер храма формировался в тесной связи с развитием богослужебных правил. В результате литургическая символика определила, так называемый, «топографический символизм» храмового пространства, сердцевину которого образовала динамическая в своей основе идея – «храм есть путь горнего восхождения» [5] . Эта идея, ориентированная по оси запад – восток, обусловила трехчастное деление церкви (притвор – кафоликон – алтарь) [6] . Это членение символизирует восхождение от « земли необновленной» (притвор) к пространству «земного неба» (кафоликон) и от него к «небу небес» (алтарь) [7] , где средоточием храмового действа является престол и через него литургия. Именно такими, состоящими из трех частей, предстают православные церкви на территории Заонежья.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Первая часть северного летнего храма — трапезная. В древней Церкви эта часть храма была назначена для оглашенных и тех кающихся, которые назывались послушающими [8] . Обычно это обособленное помещение, в котором помимо его церковного назначения, решались как приходские, так и мирские дела, которые были взаимосвязаны. Здесь производили записи о рождении, отпевании, бракосочетании [9] . Для совершения этих дел здесь имелась необходимая утварь, в том числе свечной ящик. Были здесь и иконы. В разных храмах их число было различным. В типиницкой церкви в трапезной в 1807 г. был устроен теплый придел в честь Богоявления Господня. [10]

По данным Л. Петтерссона кижская Преображенская церковь до 1759 г. не имела пристройки – трапезной. [11] Надо отметить, что в трапезной Преображенской церкви архивные документы 19 века фиксируют лишь одну икону над входом. Убранство трапезной в музейном варианте состоит из лавок, расположенных вдоль стен.

Следующая часть храма — кафоликон. Здесь концентрировалось наибольшее количество утвари, храмовый декор должен был соответствовать совершающимся здесь службам и находиться в гармонии с богослужениями.

Здесь на стенах могло быть как несколько, так и много икон. Они обычно различного содержания, поскольку комплектовались в процессе приходской жизни. Это дарственные образа, пожертвования, это иконы, перемещенные из иконостаса, вследствие его поновления, или изменения его конструкции.

В центре помещения устанавливали высокий столик с наклонным верхом — аналой. В Преображенской церкви, кроме «аналогия под месячным образом», были аналои для чтения Евангелия и для чтения книг на клиросах [12] . Аналой, в зависимости от дня, был облачен в ежедневную или праздничную одежду. Следует отметить, что одежды на аналой, жертвенник и престол иногда шились из тканей, которые жертвовали прихожане. Документы сохранили для нас любопытные сведения о том, что женщины приносили свои дорогие сарафаны для церковных нужд. Из них шили облачения. На аналой возлагались иконы, соответствующие по содержанию либо дню службы, либо минейные иконы [13] . Набор из 12 минейных икон, содержащих изображения праздников и святых на каждый месяц — «святцы в двенадцати дсках» – находился в Преображенской церкви. [14] Перед аналойной иконой устанавливали напольный подсвечник.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В северной части кафоликона (северном прирубе) Преображенской церкви хранилась плащаница, пожертвованная в 1834 г. прихожанином Антоном Ошевневым, крестьянином из д. Ошевнево [15] .

В восточной части кафоликона имеется возвышение — солея, которое в кижских церквях на одну ступень выше остального помещения. По краям солеи расположены клиросы. На них во время служб стояли певцы и чтецы. На клиросах устанавливались хоругви и фонарь, которые использовались во время крестных ходов. Размеры солеи в Преображенской церкви были столь велики, что рядом с клиросами без затруднений размещались два монументальных киота с резьбой, позолотой, скульптурой, в одном из которых находилась икона «Спас Всемилостивый», в другом икона «Успение». Икона «Спас Всемилостивый» была оформлена в серебряную под червонным золотом ризу, весом 13 фунтов и такой же венец. Киот обрамлялся колоннами и завершался сенью с двумя коленопреклоненными резными ангелами. Киот с иконой «Успение» был прислан из Санкт-Петербурга кижанами Матвеем Яковлевым Вавилиным, крестьянином д. Телятниково и Иваном Васильевым Морозовым, крестьянином д. Кижского острова Северного конца [16] . Столь богатые дары имела далеко не каждая заонежская церковь. В шунгской церкви киоты были у каждого иконостаса: резные киоты с иконами «Богоматерь Тихвинская» и «Никола Чудотворец с житием» находились за клиросами у главного иконостаса и по одному небольшому киоту было у придельских иконостасов. В Никольском приделе киот был обновлен ореховым деревом, в Ильинском – обложен карельскою березою. Икона из Никольского киота весьма интересна по составу святых, среди которых были местночтимые святые преподобные Кирилл Челмужский, Никодим Кожеозерский, Пахомий Кенский [17] .

В северных православных храмах восточная стена кафоликона — иконостас концентрировала наибольшее количество икон и утвари. Иконы, выстраиваемые в ряды, полностью закрывали третью часть храма – алтарь. Описи Заонежских погостов 19 в. фиксируют в храмах иконостасы с различным количеством рядов. В рассматриваемых нами церквях иконостасы были следующими. В толвуйской Георгиевской — пятиярусный, состоял из местного, праздничного, деисусного, пророческого, праотеческого рядов. В типиницкой Вознесенской церкви иконостас был трехярусный, но состоял из четырех рядов икон: нижнего — местного, затем шел ряд из сдвоенных изображений – праздников и пророков и завершался иконостас деисусным рядом. В шунгской Богоявленской иконостас был трехярусным, включал местные, деисусные и праздничные иконы [18] . Иконостас кижской Преображенской церкви включает четыре ряда икон: местный, праздничный, деисусный и пророческий.

Иконостасы, бытовавшие в заонежских храмах, можно разделить на две группы: тябловые и столярные. Вторая группа отличалась разнообразием форм и декоративной отделки.

Тябловые иконостасы более архаичны по своей форме [19] . Тябла обычно делались из брусьев тавровой формы, чтобы в них было удобно устанавливать иконы. Лицевая сторона тябл левкасилась и расписывалась орнаментами, иногда текстами [20] . Этот тип иконостаса существовал долго, и он прочно связан с понятием Древней Руси. За резной рамой в Преображенской церкви сохранились два фрагмента расписных тябл с травным орнаментом от первоначального тяблового иконостаса. Узор на них различный. Хотелось бы попутно отметить, что разнообразие рисунка характерно не только для иконостасных тябл, но также и для конусообразных потолков – «небес». Богатство и разнообразие узоров, сочетающих растительные мотивы с геометрическими формами, наблюдаем на тяблах «неба» и фризах кижской Преображенской церкви.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Начиная с 17 в., а на Севере позднее, получает распространение более сложная конструкция — резной иконостас, с системой не только горизонтальных, но и вертикальных членений. В таких иконостасах иконы отделялись одна от другой позолоченной деревянной резьбой, основным мотивом которой являлась виноградная лоза — раннехристианский символ Церкви и евхаристии. В конце 17-18 веке под влиянием стиля барокко резное убранство обонежских иконостасов значительно усложнилось за счет включения в него архитектурных форм — колонн, пилястр, архитравов, карнизов. Золоченый резной иконостас барочного типа сохранился в Кижской Преображенской церкви, который в настоящий момент, к сожалению, в разобранном виде хранится в фондах музея «Кижи». [21] Он представляет из себя пятирядную столярную конструкцию из 10 панелей (оснований) [22] и 44 ставов.

Преображенскому иконостасу присуща четкость форм, симметрия в решении объемов и пространства, выделение декором конструктивных частей храма. Он имел изогнутую форму, занимал восточную и боковые грани восточной части восьмерика, заходил на северные и южные стены прирубов. Это был один из крупнейших иконостасов в Олонецкой епархии. В золоченую иконостасную резьбу была оформлена 101 икона. Это был исключительно нарядный и торжественный иконостас, соответствующий парадной красоте икон. Сквозной объемный орнамент из виноградной лозы обрамлял центральные иконы верхних рядов, подчеркивая центральную вертикаль иконостаса, которая усиливалась богатством оформления царских врат. Форма иконостасной рамы на гранях восьмерика подчеркивалась объемными резными колонками, завершавшимися коринфскими капителями, большие плоскости стен между гранями имели упрощенную резьбу плакеток, поверх которых располагались капители плоской формы. Бесконечная череда вертикалей из виноградных лоз и цветочных стеблей в сочетании с горизонталями ленточных узоров создавали богатство мерцающего золотого орнамента, которое находилось в художественном согласии с образным строем и цветовой гаммой икон, изобиловавших золотом.

Модная для своего времени алтарная стена, состоящая из трех иконостасов: главного Богоявленского и придельских Ильинского («по южную сторону главного алтаря») и Никольского («по северную сторону главного алтаря») была в шунгском Богоявленском храме. В документе он описан как «иконостас гладкий столярной работы; окрашен белилами; украшен резьбою и карнизами с позолотою червонным золотом и поталью на полименте». Рамы каждой иконы во всех рядах завершались резными сиянием, облаками и ангелом. «Выше главного иконостаса в куполе на восточной стене», т.е. в центре находилось изображение на холсте Распятия Христа с предстоящими Богородицей и Иоанном Предтечей. Распятие было большого размера (высота — 3аршина, ширина – 2,5 аршина), оформлено в простую столярной работы раму, окрашенную суриком [23] . В типиницкой церкви алтарная преграда состояла из Вознесенского и Ильинского иконостасов, также расположенных на восточной стене. В 1876 алтарная преграда была устроена заново, «резной работы», вновь в три яруса, с сохранением прежних икон, на которых праздники и пророки были изображены на одних досках. Иконостас завершался вызолоченным крестом с позолоченным сиянием. [24] В толвуйской Георгиевской церкви царские врата и главного и придельского иконостаса были резными, занимали площадь местного и праздничного яруса в высоту. Иконы же располагались в тяблах.

Иконостас – это грань «между временным и вечным », которая отделяет молитвенное пространство от «святая святых» — алтаря православного храма, третьего наиболее важного в сакральном отношении пространства.

Знаком присутствия Христа в церкви являются таинства, среди которых Литургия — это кульминация всего, что совершается в церкви. Центральный момент ее составляет таинство Евхаристии или благодарения. Для совершения Евхаристии в алтаре находятся жертвенник и престол — это прямоугольной формы освященные столы, определенным образом облаченные «в одежды». На них стоят сосуды и предметы, которые необходимы для совершения Литургии.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В алтаре Преображенской церкви находились также: выносная икона, выносной крест «старинной, резной крашеной в средине коего малой образ Господа Саваофа, и по углам 4-ре малых», плащаница «на полотне». На стенах алтаря Преображенской церкви находилось 14 икон [25] . Среди них были необычные для алтарных образов иконы «Третий Вселенский Собор» и «Четвертый Вселенский Собор». На горнем месте находилась необычная по форме икона: «Образ Святыя Троицы с гранями, изображающий при взгляде прямо Святого Духа, с правой стороны Господа Саваофа, а с левой Иисуса Христа». Необычность этого образа отмечали и информанты (Фролова М.А., с.Великая губа, Степанова М.П., о.Кижи), на которых «белый», «сияющий», видимый по-разному с разных точек зрения образ производил сильное впечатление. При отсутствии специального помещения — ризницы, в алтаре имелся комод или шкаф для одежд.

Одно из главных отличий православной церкви от храмов других конфессий в том, что иконостас полностью закрывал алтарь. Творческий поиск привел к пониманию иконостаса как светоносной границы, несущей исключительно важную и многообразную символическую информацию, что, по–видимому, стимулировало стремление к максимальной дематериализации его. В результате в русской православной церкви произошло превращение иконостаса в единую огромную плоскость, архитектонически родственную большой иконе, заполненной клеймами, с центром, отмеченным изображением Спаса [26] . Внешне композиционная целостность и завершенность иконостасного ансамбля достигалась за счет соблюдения единой высоты и одинаковой ширины икон в ярусах при различной высоте самих рядов. Эта грандиозная иконостасная композиция достигалась определенным расположением икон в иконостасе. Они составлялись в ряды в строго определенной системе. За каждым рядом закрепилось свое наименование. Иконостас Преображенской церкви, традиционный в порядном отношении, в то же время поражает размером, количеством икон, и содержанием.

Нижний ряд преображенского иконостаса – местный, отличается от прочих рядов не только разнообразием состава, но и размерами икон. В этом ряду стоят иконы, которые написаны в 17 столетии, первой четверти 18 века и около 1759 г. Иконы различного формата, и, чтобы высота ряда была единой, они обрамлены рамами. На рамах изображения, помогающие раскрытию содержания образа. В местном ряду Преображенской церкви много таких икон. Так малую икону «Образ Нерукотворный» обрамляет рама с изображением истории Нерукотворного Убруса, а икону «Преображение» — сцены из Страстей Господних.

В центре местного ряда преображенского иконостаса расположены резные царские врата, с небольшими круглой формы рамками, в которые вставлялись 7 иконок (сохранилась 1 с изображением евангелиста Иоанна). Шесть из них, с изображением Благовещения и евангелистов, размещались на створках; одна — в навершии (по данным описи вверху было изображение Саваофа) [27] .

Справа от царских врат в соответствии с каноном расположена храмовая икона «Преображение», второй половины 17 в., в раме, на которой изображены страсти Господни в 16 клеймах, [28] слева — образ «Богоматерь Грузинская» (по документам — Одигитрии).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Далее справа и слева в зависимости от размеров иконостаса, размещают иконы желаемых святых или сюжетов, а также дополнительные врата — алтарные, которыми пользуются для входа в алтарь [29] . Алтарные врата кижских иконостасов отличаются разнообразием иконографии. На северных вратах преображенского иконостаса изображена сцена из библейской истории – «Даниил во рву львином», а на южной двери представлено три композиции: «Лоно Авраамово», «История Адама и Евы», «Плачемся и рыдаем» [30] .

Местный ряд преображенского иконостаса включает 16 икон, большая часть из которых крупноформатные, с изображением популярных на севере святых: преподобных Зосимы и Савватия Соловецких, великомученика Георгия, пророка Ильи, чудотворца Николы. Чудесные деяния любимых святых представлены на иконах не только, в окружающих средник клеймах, но и в центре иконы. При этом в среднике наблюдаем изображение наиболее важного чуда из жизни святого. Так Никола Чудотворец представлен с Никейским чудом, Илья, возносящимся на небо, Георгий, убивающим змия.

Разнообразной иконографией представлены богородичные иконы: «Богоматерь Грузинская», «Собор Богоматери» и «Успение», «Покров Богоматери», обрамленный в раму, на которой в 16 клеймах изображены чудесные явления Богородицы и ее чудотворных икон. Они отражают различные грани почитания Богоматери в русской православной традиции. Содержание иконы «Собор Богоматери» — дословная иллюстрация текста Рождественской стихиры, которая исполняется на вечерней службе праздника Рождества Христова. В композиции все образы — и изображенные реалистично, и аллегории — объединены одной идеей: воздаяния благодарности. К специфическим чертам преображенской иконы относится разнообразие ликов святых от «рода человеческого». Он представлен ликами праведников, преподобных, апостолов, пророков, мучеников, среди которых есть воины. Такой расширенный состав святых более характерен для иконографии «О тебе радуется» и характеризует написавшего икону иконописца как творческую личность.

Икона написана около 1759 г. иконописцем из мастерской «кондопожского мастера». Эта мастерская пользовалась большой популярностью, ее работы в большом количестве сохранились в Заонежских храмах и, в частности, в местном ряду иконостаса Преображенской церкви — это иконы «Сошествие во ад», «Зосима и Савватий Соловецкие с житием», «Чудо Георгия о змие с житием», «Успение», и рамы, на которых представлены «История убруса» и «Явления Богородицы». Яркой характерной чертой данной мастерской является любовь к пейзажным фонам, решаемым в манере настенной живописи. Традиционные иконописные горки здесь отсутствуют. События разворачиваются на пейзажных пространствах, исполненных в виде дугообразных холмов, написанных послойно в охристой цветовой гамме. В основе — золотистая охра, которая перекрыта более темной охрой или светло–красным колером, а вершины холмов оформлены дробными коричневыми штрихами – мазками. Пейзаж расцвечен травами (в виде черных и красных листьев, собранных в кустики). В этой же мастерской написана икона «Богоматерь всех скорбящих радость» для Покровской церкви. На этой иконе иконописцу удалось необычайно красочно изобразить белофонный рай с древесами, процветшими яркими цветами и ягодами. Холмистые пейзажи на иконах этой мастерской напоминают горки на иконах праздничного ряда преображенского иконостаса, написанных в первой четверти 18 в. Можно с большой долей вероятности утверждать, что иконописцы из мастерской «кондопожского мастера» сознательно использовали подобное решение с целью стилистического объединения икон написанных в разное время для преображенского иконостаса.

Местные иконы украшались ризами, окладами, к ним подвешивались лампадки. В Преображенской церкви храмовая икона «Преображение» и икона «Богоматерь Одигитрия» были одеты в чеканные из белого серебра ризы, венцами были украшены Нерукотворный Образ и икона «Покров Богородицы». Перед двумя иконами Спасителя: «Нерукотворный Образ» и «Преображение» были укреплены медные лампадки [31] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Над местным рядом в кижских иконостасах расположен праздничный ряд. В преображенском иконостасе он состоит из 30 праздничных икон. Помимо двунадесятых праздников, здесь представлены популярные иконографии – «Воскрешение Лазаря», «Уверение апостола Фомы», «Исцеление расслабленного». Евангельская история распятия Спасителя отражена на 5 иконах: «Моление о чаше», «Распятие», «Снятие со креста», «Положение во гроб», «Жены мироносицы». Столь большое число икон в ряду позволило подробнейшим образом раскрыть евангельскую историю Христа, а также проиллюстрировать события из христианской истории, что можно отнести к явлениям исключительным для праздничных рядов северных иконостасов. Праздничный ряд преображенского иконостаса включает изображения Вселенских соборов – с первого по четвертый. Здесь можно видеть и Николу Мирликийского и его противника Ария, царя Константина и многих других, известных в истории христианства личностей. Страстной цикл, популярный на западе и, получивший широкое распространение к этому времени в православии, здесь отсутствует. Но, в преображенском иконостасе страсти Господни имеются в местном ряду в клеймах рамы, обрамляющей храмовую икону «Преображение». В праздничных иконах из Преображенской церкви многое свидетельствует о знакомстве иконописцев с новыми веяниями, которые удачно сочетаются с традиционными наработками. В праздничных композициях уже нет иконописных горок, вместо них холмистые поверхности, усеянные мелкими кустиками–травками, своеобразная иконная архитектура сменилась на стилизованную монументальную «римскую» и изящную «готическую». На некоторых иконах наблюдается попытка изображения архитектурных деталей в перспективе. Иконы праздников, как и иконы следующих – деисусного и пророческого ярусов написаны в первой четверти 18 в. Это время, когда Север осваивает, глубоко укоренившуюся в центре западную культуру.

В третьем ярусе кижского иконостаса расположен – деисусный чин. Он состоит из 29 икон. Деисусный чин, как ведущий в ансамбле, выделяется по высоте и удлиненным пропорциям икон. В обоих иконостасах кижских церквей в центре этого ряда — икона «Спас в силах». Как показали исследования, обе иконы написаны по одной прориси [32] . В процессе развития православного иконостаса центральный образ видоизменялся, до тех пор, пока не была выработана иконография «Спас в силах» [33] . Жестким правилом стало размещение иконы Спаса – средоточия всего иконостаса — над царскими вратами, включающими сюжет евхаристии в навершии врат. В кижских иконостасах на этой оси наблюдаем сакральную концентрацию основных идей через знаки: царские врата («райские врата»), престол, евхаристия, Спас в силах. Все фигуры святых тяготеют к оси, закрепленной Спасом и Богоматерью. Единение вокруг Спасителя ветхо – и новозаветных святых, создает образ единой Церкви, выраженный столь емко в иконостасе.

Размеры преображенского иконостаса определили большой состав святых, предстоящих Спасителю. Кроме двенадцатифигурного апостольского чина, в него включены отцы Церкви — Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов, Никола Чудотворец, очень популярные в Заонежье святители Медост Иерусалимский и Власий Севастийский. В этом ряду несколько икон с изображением преподобных: Зосима и Савватий Соловецкие [34] , Варлаам Хутынский, Антоний Римлянин и знаменитый князь Александр Невский, в облачении схимника. Помимо молитвенного настроения, просматриваемого в характеристике фигур («дейсус» в переводе — моление), здесь явно выражена евхаристическая идея («евхаристия» в переводе– благодарение) и даже «славословие», возносимое «соборне» всем хором святых Вседержителю и Богородице, вместе прославляющих «небесную, торжественную Церковь» [35] .

А завершающим ярусом кижского преображенского иконостаса являются иконы с изображением пророков. Здесь также заметно влияние Великого Новгорода на северные земли – в центре этого ряда образ «Богоматерь Знамение». Этот ярус, как и предыдущие ряды, столь же внушителен по количеству икон — 28 поясных изображений пророков, с развернутыми свитками пророчеств в руках, обращенных к центральному образу в молитвенном предстоянии [36] .

Позы святых, их обращенность к центру, ритмика многократного повтора жестов характерных для предстояния в двух верхних ярусах создают яркий образ и впечатляют грандиозностью воплощенного замысла.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Одежды персонажей деисусного и пророческого рядов, как и представленного выше праздничного яруса, написаны в традициях древнерусского письма послойно, с высветлениями и пробелами. Письмо ликов также выполнено послойно. В то же время лики трактуются объемно, с натуралистическим изображением белков глаз, с выписыванием ресниц и мясистых губ. Характерной чертой кижских иконостасных икон является обилие золота (поля и фон на всех иконах исполнены золотом-двойником), и разнообразие техник золочения, сочетание золотых и серебряных поверхностей, оттененных штриховым рисунком, использование цветных лаков. Все это в купе с обозначенными выше особенностями иконостасных икон свидетельствует о высоком профессиональном уровне мастеров, написавших иконы для погостских храмов, их знакомстве с новыми тенденциями и ведущими иконописными направлениями на рубеже 17-18 веков.

Хотелось бы заострить внимание на том, что в кижских иконостасах весьма явно выражена идея светоносности «золотой» системы икон – как одного из наиболее важных и устойчивых символов русско–византийской эстетики. Для средневекового миропонимания «божественное пространство – ни что иное, как ярчайший свет». Пространство и свет применительно к иконописи сливаются в некий единый божественный знак бесконечности («свет неприступный»), изображаемый золотым фоном. В нем свет, источник которого лежит где–то вне плоскости изображения, как бы идет на зрителя, вытесняет вперед фигуры, стоящие перед его источником, и подчеркивает недоступность пространства, лежащего позади плоскости изображения.

Иконостас, являя границу мира видимого и невидимого, олицетворяет это пространство и этот свет, «творимые» божественной энергией. Если мысленно представить себе в качестве символического источника этого таинственного света алтарь (или точнее – престол), этот «небесный источник» посредством внутреннего свечения иконостаса как бы озарял всех присутствующих в храме (на земле), наделяя его пространство таинственным содержанием светоносности, сопричастности предстоящих перед иконостасом с тем, что находится за его границами и где «пространство – ярчайший свет» [37] . Многообразная информация, разработанная богословской мыслью, усвоенная русскими иконописцами, нашла свое воплощение в высоком иконостасе, в котором понимание иконостаса как светоносной границы играет исключительно важную роль.

Выработанная на протяжении столетий полнота и глубина понимания иконостаса в символике пространств православных храмов, нашла свое воплощение в теологически развитой системе иконостаса кижского Преображенского храма.

Следует отметить, что восточная стена была наиболее освещенной. Здесь концентрировались разнообразные осветительные приборы: лампадки, лампады, напольные подсвечники [38] , с потолка свисало паникадило. В Преображенской церкви медное паникадило о 32 свечах, соответствовало масштабам храма, весу в нем было 16 пудов [39] [40] . В Преображенской церкви иконостас освещался также окнами.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Завершая знакомство с внутренним убранством летней церкви Спасо-Кижского погоста хотелось бы несколько слов сказать о планах кижских церквей, поскольку на их основе реализовывалась иконографическая программа храмового пространства зимней и летней церкви.

Основу плана церкви Спаса Преображения, составляет ничто иное как крест. К центральной части – восьмиграннику сделано четыре прямоугольных прируба, ориентированных на стороны света, что в плане создает равноконечный крест. Роль трапезной выполнял западный прируб. В противоположном – восточном конце креста размещался алтарь. Северный и южный прирубы, изначально использовались прихожанами и клиром в качестве составной части молитвенного помещения, вследствие вытянутости его в горизонтальном направлении. Их юго-восточные и северо-восточные грани содержали боковые ветви иконостаса, который в значительной мере подчинил себе стенные плоскости северного и южного концов креста, разделив прирубы по средней линии.

Центр пространственного креста в Преображенской церкви был усилен подкупольным «небесным» пространством, в котором иконографическая программа храма получала свое логическое завершение и иерархическую целостность. «Небо» состояло из 16 икон-клиньев [41] , имевших изображения серафимов, херувимов, ангелов и праотцев, расположенных порядно. [42] . В нижнем регистре были изображены праотцы. Они, продолжая иконостасное предстояние, возводили взгляд и душу прихожанина в небесные сферы. Выше располагался ряд ангелов и завершалось все изображение еще одним чином небесной иерархии – херувимами и серафимами. Постепенное «горнее восхождение» завершалось в центре купола, где, в окружении небесных сил (серафимов, херувимов, престолов), пребывала — Новозаветная Троица (иконография «Восшедший на небеса и седящий одесную Отца»). Многосоставная живопись «неба», светоносность иконостасной живописи пространственного креста, зрительно сливались в единую структуру–символ, создавали яркую и многоплановую пространственную перспективу, в метафизическом выражении — образ мира, всего царствия Божьего, вечного и недвижимого в своей изначальной построенности и иерархической целостности. Каноническая концепция крестово–купольного храма – как совершенного, вечного, в себе замкнутого космоса была полнокровно воплощена в кижской Преображенской церкви. Этот синтез космологической идеи и структуры пространства был настолько совершенен в Преображенской церкви, что даже человек 20 столетия, использовавший храм не по назначению, не смог привести его к разрушению.

Подводя итоги можно отметить единообразие в расположении частей четырех заонежских храмов, оформлении их внутреннего пространства, в составе богослужебной утвари. И в тоже время внутреннее убранство церкви Преображения Господня Спасо-Кижского погоста выделяется из череды не только представленных интерьеров летних храмов соседних погостов, но и ряда других церквей, концептуальной продуманностью храмовой программы, художественным вкусом, и сохранением убранства на протяжении многих лет (1714-1944 – утрата «неба») в неизменном виде.

Внутреннее убранство летних церквей было более парадным в сравнении с зимними храмами.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Иерархическая структура храма на данной территории развивалась в двух направлениях. В одних храмах топографическая символика возрастала по горизонтали, в других по вертикали. В зимних церквях явно выражено горизонтальное направление, а в летних – вертикальное, что мы и попытались представить на примере летней церкви в честь Спаса Преображения Спасо-Кижского погоста.

// Кижский вестник №10
Ред.-сост. И.В.Мельников
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2005.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф