Метки текста:

Архитектура Карелия Кижский вестник Обонежье

Вахрамеева Т.И. (г.Петрозаводск), Кораблев Н.А. (г.Петрозаводск)
Влияние социально-экономических условий на особенности народной архитектуры восточного Обонежья второй половины XIX — начала XX века VkontakteFacebook

Роль социально–экономических факторов в развитии и становлении характера и особенностей народной культуры, и в частности, архитектуры, достаточно велика.

В настоящей статье рассматривается взаимосвязь строительной культуры крестьянского жилища кон. 19 – нач. 20 вв. Пудожского района Карелии, ранее являвшегося частью Пудожского уезда Олонецкой губернии и социально–экономической ситуации этой территории данного периода.

Для крестьянского населения Восточного Обонежья, как и Европейского Севера России в целом во второй половине ХIХ — начала ХХ вв. был характерен комплексный аграрно–промысловый уклад хозяйственной жизни. Вместе с тем данный уклад в Пудожском уезде имел свои локальные особенности, свои акценты, в его рамках сформировалась собственная система экономический связей, что определялось спецификой географического положения и природных условий Восточного Обонежья, трудовыми традициями местного населения.

Так, в сфере земледелия, наряду с хлебопашеством, сохранявшим натурально–потребительский характер, заметное развитие получило разведение льна. В последней четверти XVIII в. в Пудожском уезде сформировался и долгое время существовал самый северный в России очаг товарного льноводства. По данным за 1870 г. в уезде ежегодно выращивалось на продажу до 15 тыс. пудов льна, сбыт которого через посредство местных скупщиков осуществлялся на внекраевых рынках: в Петербурге (37% общего объема вывоза), Шуньге (22%), Карельском Поморье (22%), Каргополе (11%), Петрозаводске (6%) и Вытегре (2%) [1] . К началу ХХ в. производство льна в крае пришло в упадок из–за пореформенного землеустройства, ограничившего подсеки, на которых лен давал высокие урожаи и ухудшения экономической конъюнктуры в связи с широким проникновением на рынки хлопчатобумажных тканей. Однако для процесса накопления капиталов бытование торгового льноводства не прошло бесследно. Предприниматели, выдвинувшиеся на операциях по скупке и сбыту льна (Малокрошечные–Базегские, Кораблевы) заняли ведущее положение в крае в сфере организации лесных промыслов и торговли. Товарное льноводство послужило важным каналом для втягивания этого глубинного края в орбиту формировавшегося рыночного хозяйства России.

Оставаясь хлебодефицитным районом, Восточное Обонежье восполняло недостаток зерна собственного производства за счет его завоза не только из дальнего Поволжья, но и из соседнего, одного из немногих на Севере хлебоизбыточных районов — Каргопольского уезда.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Промысловый сектор хозяйства Восточного Обонежья включал в себя неземледельческие занятия по месту жительства и заработки на стороне — во внекраевом и внутрикраевом отходе. Из местных промыслов наиболее важную роль сохраняло рыболовство. В качестве центров товарного рыболовства общегубернского значения выделялись район устья р. Водлы (Шала) и Водлозеро. Исследователь рыболовства Н.Я. Данилевский отмечал, что в Шале производился самый изобильный лов рыбы на восточном берегу Онежского озера, а возможно и на всем озере [2] . Размер улова здесь (для конца 1860–х гг.) он оценивал в 25 тыс.руб. при общем объеме добычи по Онежскому озеру в 120 тыс.руб. В начале 1900–х гг. Н.Н.Пушкарев определял шальский улов в 36,5 тыс.руб. (при 200 тыс.руб. в целом по Онежскому озеру) и по Водлозеру не менее, чем в 25 тыс.руб. [3] Еще в дореформенное время из Шалы в Петербург производилась доставка рыбы ценных пород (лосося, сига, судака) на парусных «живорыбных» судах. Развитие пароходства позволило упростить и ускорить вывоз рыбы в столицу, что способствовало усилению промысла. Свежемороженая, соленая и сушеная рыба из Водлозерья зимой в значительных размерах вывозилась на каргопольские и вытегорские ярмарки, а водлозерский «сущик» добирался даже до Весьегонской ярмарки в Ярославской губернии [4] .

Для многих крестьян края традиционной сферой приложения труда и источником денежных средств являлось кустарное производство. По данным земского обследования 1900-1901 гг. этим видом деятельности в Пудожском уезде занималось 1,7 тыс. человек [5] . Наиболее характерными для края являлись экипажный (производство саней, дровней, тележных колес) и столярно–бондарный промыслы, изготовление изделий из бересты, валяльное и прядильно–ткацкое дело. Экипажный промысел, которым занималось более 100 человек, особенно был распространен в притрактовых Коловской и Авдеевской волостях. Сбыт продукции производился в Пудоже и селениях уезда. Столярно–бондарный промысел (84 мастера) не имел четкой локализации и удовлетворял сугубо местные потребности [6] . Основным местом берестяного промысла являлась Авдеевская волость. Отсюда каждый мастер ежегодно привозил для продажи в Петрозаводск кошелей и корзин на сумму до 100 руб [7] . По уровню развития шерстобитно–валяльного производства Пудожье занимало ведущее место в Карелии. В Пудожском уезде было зарегистрировано 55 мастеров шерстобитно–валяльного дела, тогда как в остальных уездах южной Карелии всего 9. Валяльщики работали в основном на заказ и зарабатывали по 25 руб. в год. На базе домашней выделки полотна, являвшейся привычным зимним занятием крестьянок, начал оформляться мелкотоварный прядильно–ткацкий промысел. К 1901 г. здесь насчитывалось более 30 мастериц, изготовлявших для продажи рядно или ткацкие изделия (полотенца, половики). Их средний заработок не превышал 5–7 руб. в год. Производство ориентировалось на Шунгскую ярмарку [8] .

Важным явлением в экономической жизни Пудожского края во второй половине XIX—начале XX в. была активизация промыслового отхода. Если в середине 1880–х гг. на заработки по паспортам и билетам ежегодно отлучалось в среднем 2,0 тыс. крестьян , то на рубеже XIX—XX вв. — 3,8 тыс. [9] Подавляющее большинство отходников занималось сезонными лесозаготовительными и сплавными работами в своем уезде, объем которых в пореформенное время увеличивался год от года. В начале ХХ в. по объему лесозаготовок Пудожский уезд занимал второе место в губернии, после Повенецкого уезда [10] . Но многие уходили и в «дальний отход», главным образом, в Петербург, причем по волостям складывалась определенная специализация отхода.. Так, из Бураковской волости более 200 человек проживали в столице по годовым паспортам в должностях поваров, дворников, лакеев. Отходники из Вершининской и Почезерской волостей служили разносчиками при мебельных магазинах, занимались мелкой разносной торговлей [11] . Довольно массовый характер имел отход по отдельным строительным специальностям. По земским данным за 1901 г. в Петербурге и пригородах работало 128 кирпичников из Шелтомской волости и 84 пудожских столяра и паркетчика, в основном из Авдеевской волости [12] . Некоторая часть отходников так и оседала в столице.

Однако при этом и сам Пудожский уезд служил местом промыслового отхода для крестьян смежного Каргопольского уезда. Массовый характер приобрел отход на лесной промысел — в 1901 г. в Пудожье на лесозаготовках побывало 317 крестьян из Быковской, Кенорецкой, Лекшмозерской, и некоторых других волостей Каргополья [13] . Отмечался также единичный отход мастеров-строителей — 4 каргопольских плотника и 4 печника работали в Пудоже, Шале, Корбозерской и Водлозерской волостях [14] .

Общие сдвиги в развитии рыночной экономики в России во второй половине XIX— начале XX вв. сказались и на состоянии торговой сферы экономики Пудожского уезда. Постепенно формировалась стационарная торговая сеть, хотя даже в начале ХХ в. по числу торговых заведений (150) край занимал предпоследнее место в губернии, лишь немного опережая малонаселенный Повенецкий уезд (147 лавок) [15] . Важную роль в местной торговле продолжали играть ярмарки, наиболее значительными из них были Троицкая и Никольская в г. Пудоже. По сравнению с дореформенным временем обороты этих ярмарок заметно возросли. Если в 1860 г. привоз товаров на обе ярмарки исчислялся в 5,5 тыс.руб., а продажа — в 2,2 тыс.руб., то в 1875 г. эти показатели составили соответственно 36,5 тыс. и 11 тыс.руб. В Троицкой ярмарке 1875 г. участвовало 19, в Никольской — 43 торговца. Кроме пудожан, среди них были представители г. Каргополя и его уезда — 23, Вытегры — 9, Новгорода — 3, Владимирской губернии — 2. Из местных товаров продавались в основном рыба и продукция кустарных промыслов (холст, валенки, деревянная посуда и др.) Но ¾ оборота приходилось на привозной товар — текстильный, галантерейный, хлебный. Из Каргополья пригоняли лошадей. В 1875 г. пудожские ярмарки посетило более 3 тыс. человек [16] . В дальнейшем их обороты стабилизировались на уровне 1870-х гг. В начале ХХ в. они колебались в пределах 25-30 тыс.руб. по привозу (по двум ярмаркам) и 9-12 тыс.руб. по продаже [17] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Важное значение для Восточного Обонежья имело установление пароходного сообщения с главными пристанями на Онежском озере — Петрозаводском, Вознесеньем и Повенцом [18] . Регулярные рейсы на Подпоржье–Пудож впервые стали осуществляться с 1876 г. из Вознесенья, поскольку основная часть грузов и пассажиров, в основном, крестьян-отходников из Пудожского и связанного с ним трактом Каргопольского уезда следовала в Петербург [19] . С 1890 г. действовала «круговая» линия Петрозаводск—Повенец—Пудож—Вознесенье—Петрозаводск [20] . Регулярное пароходное сообщение дало Пудожью удобную и надежную связь с губернской столицей Петрозаводском, «петербургскими воротами» — Вознесеньем, а через них и с другими экономическими центрами страны. Но эта связь осуществлялась только в период навигации. В остальное время единственным средством сообщения оставались старинные тракты на Каргополь, Вытегру и Повенец, малопригодные для массовой перевозки грузов и архаичный гужевой транспорт. Опосредованную связь с железнодорожной системой России (через ст. Медвежья Гора в 200 верстах от Пудожа по Повенецкому тракту) Восточное Обонежье обрело лишь с постройкой Мурманской

железной дороги в 1916 г. Известная обособленность Пудожского края, сдерживавшая его экономическое развитие, в то же время способствовала формированию и сохранению самобытного уклада традиционной народной культуры, наиболее древние пласты которого восходили еще ко временам новгородской колонизации. Здесь сложилась богатейшая фольклорная традиция, высокого уровня достигли деревянное зодчество и такие виды прикладного искусства как вышивка и роспись по дереву [21] .

Сформировавшиеся в Пудожском крае в рассматриваемый период времени отличия по социально–экономическому положению, своеобразию хозяйственной жизни и явному тяготению к тем или иным сопредельным территориям в вопросах ведения торговли, обмена рабочей силой и т.д. позволяют условно выделить на территории современного Пудожского района несколько хозяйственно-экономических зон и соотнести их с историко-архитектурными зонами этой территории, выявленными на основе статистически-типологического анализа традиционного крестьянского жилища кон. 19–нач. 20вв.. Северо-западная зона (Пяльмская, Авдеевская, Шальская округи), более тяготела к Заонежью и Петрозаводску, отличалась более высоким уровнем экономического развития, подвижностью населения; юго-западная (Каршевская, Гакугская округи), примыкала к почтовому тракту Вознесенье – Пудож и здесь наиболее активно развивались экономические связи с более южными территориями, Вытегорским уездом, сильно сказывалось влияние вепсского компонента культуры. Юго-восточная зона, граничившая с Каргопольем, имела развитые отношения именно с этим районом, характеризовалась большей замкнутостью хозяйственно-экономической жизни. Наиболее обособленным являлся район Водлозерья, выделяемый в самостоятельную зону. Сравнительный анализ типов крестьянского дома и ряда его характерных признаков по материалам обследования традиционного зодчества этого региона в 1970–1980 гг. подтверждает совпадение в общих чертах границ историко-архитектурных зон, где те или иные типы домов, их конструктивные, объемно-планировочные, декоративные решения являются преобладающими или встречаются как исключение, с локализацией определенных зон, намеченных по социально-экономическим признакам.

Хотя четких границ распространения тех или иных строительных приемов, типологических групп построек почти не существует, определенную закономерность и территориальную принадлежность отдельных традиционных строительных приемов можно обозначить.

К концу 19 в. на всей территории Пудожского района крестьянское жилище представляло собой дом–комплекс, имевший слитную связь жилой части и хозяйственной. При этом в целом по району отмечается большое разнообразие типов традиционного крестьянского дома. Фиксация в ходе проведенного нами натурного обследования застройки деревень всех традиционных построек, позволяет получить данные, характеризующие статистически достаточно объективно бытование различных типов домов на рассматриваемой территории (табл.1). При общем преобладании в районе развитого крестьянского дома-комплекса типа «брус», в котором последовательно расположены жилая часть и хозяйственная, перекрытые единой двускатной крышей с общим коньком, другие типы домов имеют более определенную локализацию и формируют своеобразие историко-архитектурных зон региона. Так, дом-комплекс «кошель» встречается на северо-западе (примыкающем к Заонежью) и северо-востоке (Водлозерье). Это два района, где судя по данным историко-экономического исследования наибольше развитие в рассматриваемый период получил рыбный промысел, с поставкой от сюда рыбы на ярмарки, в Шуньгу, Петербург. В целом для этих территорий наиболее активные торгово-хозяйственные контакты прослеживаются с Санкт–Петербургом и Заонежьем. Близость именно с этими центрами нашла отражение в строительной культуре, широким распространением здесь таких элементов декора жилого дома , как волютные наличники, которые представляют собой отличительную черту заонежских домов, а также русских печей со встроенным жаратком и карзиной у печи.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Двойной дом, или дом с параллельной связью, когда жилая двухконечная часть и хоздвор, поставленные рядом, перекрыты самостоятельными двускатными крышами, имеющими один общий поток, встречается на юго-западе района и юго-востоке. Распространены они были далее к востоку в районе Кенозерья, и южнее в нынешнем Вытегорском районе в деревнях с преобладающим вепсским населением. Их возникновение и бытование связывается, главным образом, с особенностями системы хозяйствования, более позднего по времени на этой территории формирования слитного дома-комплекса.

Среди широко бытовавших в Пудожском районе домов-брусов его разновидность – брус с уширенным сараем, , преобладал в юго-западной части (Б.Нигижемская волость) и юго-восточной (Колодозерская). Согласно исследованиям ряда авторов распространение подобного типа домов следует связать со спецификой хозяйственной деятельности крестьянства. Увеличение количества хлевов было вызвано необходимостью содержания большего поголовья скота с целью получения максимально возможного объема наилучшего удобрения – навоза. Такие дома фиксируются в большем числе в Пудожском районе именно на территориях с преобладанием в структуре крестьянского хозяйства земледелия, в частности, хлебопашества и льноводства. Они также широко распространены на соседней территории Каргополья, где хлеб выращивался не только для своих нужд, но и на продажу.

Преимущественные хозяйственно-экономические контакты восточной зоны Пудожья с ныне Каргопольским и Плесецким районами, проявились и в сходстве на этих территориях таких элементов традиционного жилища, как зимник – встроенная в хоздвор или пристроенная перпендикулярно к основному дому-комплексу поземная небольшая изба, русская печь с открытым выступающим жаратком, форма и декоративное оформление наличника – с развитым горизонтальным навершием, украшенным накладными пропильными деталями, и ряда др.. Наличие здесь в ряде домов зимника, а также своеобразной конструкции русской печи, в которой явно прослеживается близкая эволюционная связь с печами, топившимися по-черному, обусловлено особенностями исторического развития этих территорий, более длительного бытования здесь архаизмов в строительных приемах и конструктивных решениях крестьянских домов.

Рассматривая собственно жилую часть крестьянского дома по данным статистического обследования , обнаруживаем, что в Пудожском районе в составе дома-комплекса конца 19 –начала 20 вв. наиболее распространен тип жилья – четырехстенок (кроме северо-западной части). При этом относительное преобладание четырехстенка на три окна (типичного для Заонежья) зафиксировано в тех же зонах, где более определенно прослеживается близость архитектурно-строительной традиции жилья к заонежской – это северо-запад и северо-восток (Водлозерье) Пудожского р-на. На остальной территории района преимущество отдается четырехоконному фасаду избы. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Характерный пример таких домов Пудожского района представлен в музее-заповеднике «Кижи» (Пудожский сектор) – это памятник архитектуры дом Бутина из дер. Пялозеро (восточная часть Пудожья). Изба этого дома, датируемая серединой XIX века, по типологическим и архитектурно-планировочным характеристикам наиболее близка избам крестьянских усадеб Каргополья. Главный фасад избы симметричен, на четыре окна, внутреннее пространство избы-четырехстенка имеет условное разделение шкафной перегородкой на две функциональные зоны, хозяйственный, «бабий кут» или «прилуп» и чистую избу. Подобный тип жилой части в виде избы-четырехстенка также имеет дом-комплекс Беляева из дер. Кубовская, перевезенный в музей-заповедник «Кижи» из центральной части этого района.

Жилая часть – пятистенок встречается в рассматриваемом районе в двух разновидностях – с продольным и поперечным перерубом. Исследования эволюции крестьянского жилища позволили сделать вывод о более раннем по времени появлении пятистенка с продольным перерубом. Пятистенок с поперечным перерубом отражает влияние на планировочную структуру крестьянского дома городского домостроительства. При таком построении жилого пространства выделяется следующая за сенями изба-кухня и далее, выходящая на главный фасад чистая горница.

Отмеченная выше некоторая заторможенность развития Пудожского края , его определенная обособленность, особенно юго-восточной части, может служить обоснованием и преобладания здесь тех или иных типов пятистенков. Пятистенки с продольным перерубом в значительном числе отмечены в северо-западной части, экономически более подвижной, а пятистенки с поперечным перерубом преобладают в юго-восточной и юго-западной частях, где на более долгий период времени закрепился в качестве основного типа жилья – четырехстенок. В музее-заповеднике «Кижи» тип дома северо-запада района представляет дом-комплекс Поташева из дер.Пяльма. Он обладает характерной для Заонежья жилой частью – пятистенком с продольным перерубом, волютными наличниками на окнах избы.

В настоящей статье не затрагивались другие формообразующие факторы традиционного крестьянского жилища Пудожского района, такие как этническая подоснова, вопросы исторического развития, которые несомненно оказали значительное влияние на сложение ряда традиционных форм и приемов. Но и этот, приведенный анализ показывает большую продуктивность и пользу совместных исследований по различным дисциплинам для более полного раскрытия характера и причинности историко-архитектурного развития в отношении традиционного жилища Русского Севера, ареального разграничения этих традиций.

// Кижский вестник №10
Ред.-сост. И.В.Мельников
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2005.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф